VIII. Черная металлургия и металлопромышленность

VIII. Черная металлургия и металлопромышленность

Доля участия Урала в производстве чугуна. По пятилетнему плану Союза выплавка чугуна для конца пятилетия определяется в 8.000 тыс. т по отправному варианту и в 10.000 тыс. т для оптимального. В переводе на душу потребление будет доведено до 0,048‑0,060 т против 0,021 т в 1927/28 г. и 0,031 т в 1913 г. Доля Урала и Башкирии по отправному варианту оценивается в 1720 тыс. т против 921,5 тыс. т в 1913 г. и 687 тыс. т в 1927/28 г. Если предположить, что потребление металла бытовое, транспортное и промышленное в пересчете на душу будет одинаково как для зоны влияния уральской металлургии, так и для Союза в целом (что более или менее верно для конца пятилетия, когда величина основного капитала в промышленности на одну душу населения на востоке приблизится к средней норме по Союзу, потребление же бытового металла и транспортного на душу на востоке будет выше среднего), то по количеству населения и следовательно по потребности пропорция восточных районов будет составлять: 32‑55%, а по выплавке металла 24‑20% (на Урале и в Сибири). Таким образом выплавка металла в пятилетие не будет соответствовать географии его потребления. Вывод этот усиливается, если принять во внимание, что на Урале будет выплавляться около 800 тыс. т древесноугольного металла, который как внеконкурентный продукт будет распространяться по всему Союзу. Если исключить древесный чугун, доля восточных районов по выплавке рядового металла будет составлять всего 15%. В зону влияния Урала между тем по пятилетнему плану попадает до 61% нового ж.‑д. строительства и 25‑27% всех вложений в госпромышленность СССР. Второе пятилетие, насколько это можно судить ныне, будет временем еще более решительного сдвига промышленности на восток и нового развертывания там ж.‑д. строительства. Следовательно для второго пятилетия уже никак нельзя останавливаться на том ничтожном участии Урала в деле производства рядового металла, какая намечена в настоящем пятилетии. Для второго пятилетия нужно намечать, что Урал и Сибирь должны будут давать 35‑40% выплавки чугуна.

Эти выводы следует иметь в виду при проектировке новых заводов на Урале, вступающих в работу в полном объеме во втором пятилетии.

Урало-Кузнецкий проект. В основе всех современных проектов широкого развития металлургии Урала лежат идеи так называемого Урало Кузнецкого проекта, разработанного Обществом сибирских инженеров в 1918‑1920 годах по специальному поручению ВСНХ. Существо проекта в том его виде, какой ему был придан первыми работами Комиссии генерального плана Госплана СССР (1926 г.) сводится к созданию к 1935/36 г. на Урале и в Сибири 5 новых крупных заводов по 660 тыс. т производительностью каждый. На Урале должны быть созданы заводы на Магнитогорском железорудном месторождении, на Алапаевском месторождении и в Тагило-Кушвинском районе. Доля выплавки чугуна на Урале и в Сибири проектом оценивалась в 31% от общесоюзной добычи. Снабжение заводов топливом предполагалось из Кузбасса с перевозкой его на Урал по достаточно низким тарифам (0,38 коп. с тонно-километра) по сверхмагистральному сибирскому направлению. Сибирские заводы — Тельбесский и Минусинский — предполагались на собственной рудной базе и сибирском топливе.

Результаты принятия Урало-Кузнецкого проекта в том или ином его виде для народного хозяйства СССР трудно переоценить. Дело в том, что на осях угля Кузбасса и железной руды Урала мы создаем два новых центра основной промышленности Союза на востоке, достаточно мощных и многосторонних, чтобы служить опорными базами, удобно расположенными для последовательного продвижения на восток к его огромным природным ресурсам.

Глубокая связь Урало-Кузнецкой проблемы и идеи Сибирской сверхмагистрали — очевидна. Сверхмагистраль создает предпосылки для роста районов востока. Урало-Кузнецкий проект их реализует. В настоящий момент обе проблемы находятся в высоких стадиях зрелости, позволяя Госплану СССР принять твердые решения по плану. За истекшие 8‑11 лет с момента их первого оформления до настоящего времени каждая из них подвергалась многосторонней критике как со стороны отдельных лиц, так и со стороны целых организаций.

Скептики минерализации металлургии Урала и сторонники исключительно древесноугольного «особенного Урала» должны были уступить логике фактов в течение восстановительного периода, когда затруднения с лесозаготовками побудили часть плавки в старых древесноугольных домнах повести на привозном кузнецком минеральном топливе. Таким образом минерализация металлургии Урала с успехом началась еще до сооружения новых приспособленных к этому заводов и прочно укрепилась на ряде заводов Урала. Опыты теоретической критики развертывания уральской металлургии на кузнецком топливе, произведенные Украинским Госпланом и НКПС, не привели к опровержению исходных позиций проекта.

На конкретном примере проекта Магнитогорского и Тельбесского заводов, принятых Гипромезом в конце 1928 г. — в начале 1929 г., доказана полная рентабельность этих заводов при достижении более низких цен на металл, чем на новых заводах юга. Расчет произведен при учете истинных величин себестоимости перевозок угля на Урал по сибирскому направлению, причем временный отказ от использования собственных тельбесских руд с заменой магнитогорскими рудами, доставляемыми обратным порожняком, не только не ухудшил, но прямо улучшил эффективность строительства. Капитал, вложенный в магнитогорские рудники, транспорт и заводы, особенно при развертывании Тельбесского завода на мощность, равную Магнитогорскому, будет использован более продуктивно. Запасы магнитогорского месторождения оцениваются в настоящее время в 275 млн. т. Если принять коэффициент использования руды, равный довоенному в Кривом Роге (1,6% от известных тогда запасов), то можно считать, что одна Магнитная Гора способна обеспечить действие ряда заводов примерно до 3 млн. т, т. е. мыслимо еще утроить загрузку месторождения против проектируемой подачи руды на собственный и Тельбесский заводы, так что по рудной базе опасений нет. Принимаемая ныне ставка для перевозок угля на Магнитную из Кузбасса в размере 0,38 коп. за тонно-километр находится в пределах между полной эксплуатационной стоимостью перевозок и стоимостью, зависящей от движения; если же учесть, что в начале второго пятилетия будет полная загрузка порожняка на 100% и учесть эффект от смягчения уклонов между Новосибирском и Курганом с затратой всего 4,4 млн. руб., то ставка в 0,38 коп. будет выше полной эксплуатационной себестоимости перевозок. Таким образом, очевидны все заблуждения противников Урало-Кузнецкого проекта об убыточности перевозок угля на Магнитную Гору. Тариф в 0,38 коп. за тонно-километр для обратной руды в Кузбассе уже прямо будет прибыльным для железных дорог.

На разъяснении обстоятельств, связанных с Магнитогорским строительством, приходится подробно останавливаться потому, что это прямым образом влияет на вопросы сооружения следующих уральских заводов. Строительство Магнитогорского завода на 660 тыс. т чугуна общей стоимостью в 183 млн. руб. начинается по плану в 1928/29 г. и заканчивается в 1932/33 г.

Алапаевский завод. В 1930/31 г. начинается по плану строительство Алапаевского завода той же мощности, но несколько иной специализации изделий. Завод предполагается в Алапаевском рудном районе примерно на реке Реже, также на привозном кузнецком угле. Запасы Алапаевского месторождения бурого железняка оцениваются так (в тыс. т):

 
Сводка инж. И. А. Соколова
Сводка инж. П. С. Михеева 1928 г.
Действительные
25.552
220.500
Вероятные
38.820
280.000
Возможные
16.380
49.000
Итого
80.757
549.500

Руды — хотя и с относительно низким процентом содержания железа (48‑46% для рядовых руд), но весьма чистые по сере и фосфору с возможностью легко механизировать добычу. Стоимость чугуна можно ориентировочно предполагать на 75‑80 коп. на тонну дороже Магнитогорского завода. В отношении доставки топлива из Кузбасса завод будет находиться в лучших условиях против Магнитогорского завода, так как до ст. Синарской доставка будет идти по сибирской сверхмагистрали с небольшим пробегом от Синарской до завода по дороге с уклонами всего 0,006.

Продолжающиеся поиски в том же районе собственных коксующихся углей пока не дали промышленных открытий. Если в будущем промышленные угли будут найдены, это только даст дополнительный огромный плюс заводу, но уже и сейчас нет никаких оснований задерживать строительство завода. Здесь полная аналогия с Тельбесским заводом. На Тельбессе не закончены разведки по руде, продолжение которых рационально для целей перестраховки. Впредь до окончания разведок мы обеспечиваем его магнитогорской рудой. В Алапаевском районе не кончены поиски местных коксующихся углей — впредь до окончания разведок мы даем ему кузнецкое топливо с весьма эффективным результатом. Такова логика проектировки, дающая гибкое решение вопроса, не зависящее от результатов разведок. Доменный цех этого завода должен быть закончен в 1932/33 г. на производительность 330 тыс. т чугуна. Затраты в пятилетие — 70 млн. руб. Общая стоимость — 183 млн. руб.

Третий уральский завод. К 1932/33 году подготовляется по плану строительство нового третьего крупного завода, пускаемого в следующем пятилетии с местом расположения или в Тагило-Кушвинском районе, или в районе Синарской. Затраты в пятилетие на третий завод — 30 млн. руб. Как будто бы и тот и другой район может быть местом сооружения заводов. По-видимому вопрос будет в очередности строительства. Постройка крупного завода в Тагильском районе рациональна уже по самому характеру руд Тагильской группы. При среднем содержании железа в 60% около 40% всех запасов руды — сернистые, мало пригодные для древесноугольной плавки. Плавка на кузнецком малосернистом коксе или при небольших примесях кизеловских углей (максимум 25‑50%) уже достаточно хорошо разрешает проблему. В этом районе имеются предположения о реконструкции старых заводов Тагильского и Кушвинского частично с постройкой новых домен. При этой реконструкции очевидно необходимо считаться с появлением здесь в непосредственном соседстве новейшего завода, что обязывает воздерживаться от затрат фундаментального характера, рассчитанных на долгий срок амортизации новых сооружений.

Каменский завод. На Синарском месторождении проектируется по плану сооружение небольшого Каменского завода на 160 тыс. т чугуна в год на кузнецком коксе и на местных рудах. Удачное транспортное положение Синарской, с одной стороны, на сверхмагистрали, а с другой на замыкаемой в будущем меридиональной железной дороге Алапаевск — Синарская — Полетаево — Карталы — Магнитная позволяет дополнительное двойное питание Синарско-Каменского завода магнитогорской рудой и отборными высокопроцентными алапаевскими рудами (55‑57%). Это может побудить при проектировании Каменского завода рассматривать его как начало сооружения третьего уральского завода. Полная продукция металла на новых минерально-угольных заводах к концу пятилетия намечается в размере 870 тыс. т.

Минеральная плавка на старых заводах. На существующих заводах выплавка минерального чугуна с 160 тыс. т доводится до 330 тыс. т к концу пятилетия (по предположениям Уралплана до 495 тыс. т), при этом сильно расширяется Нижнесалдинский завод с постановкой при нем самостоятельного коксования на смесях кузнецкого и кизелевского углей.

Древесноугольная плавка. Выплавка древесноугольного чугуна на существующих заводах усиливается с 500 до 800 тыс. т. Начинается строительство двух новых крупных заводов древесноугольного чугуна: Тавдинского на 150 тыс. т стоимостью 28 млн. руб. и Камского на 100 тыс. т стоимостью 15 млн. руб. с вовлечением в эксплуатацию новых лесных районов. Оба заканчиваются к последнему году пятилетия. Тавдинскнй металлургический завод явится составной частью большого лесобумажного и лесохимического комбината. Лесные массивы р. Тавды с прекрасной системой сплавных путей обеспечат центральное углежжение при заводе. Рудной базой явится Алапаевское месторождение весьма чистых руд. Чугун завода будет перерабатываться на кровельную сутунку, котельное железо, ответственные мостовые конструкции и судостроительную сталь. Аналогичная комбинация намечается по Камскому заводу.

Златоустовский стальной завод строится для производства высококачественных сортов стали на древесном угле и исключительных по чистоте бакальских рудах. Капитальные затраты — 20 млн. руб.

Соотношение выплавки минерального и древесного металла. Валовая выплавка чугуна на заводах Урала в период пятилетия рисуется в следующем виде:

Наименование сортов
1913 г.
1926/27 г.
1927/28 г.
1928/29 г.
1932/33 г.
% прироста
за 5 лет
Древесноугольный
Минеральноугольный
901
390
145
480
160
536
207
800
1.200
67
650
Всего
901
535
640
743
2.000
212
% минер. чугуна к общей выплавке
0
27,5
25,0
27,8
60,0
140

В этом соотношении роста сортов уральского чугуна несомненно правильно форсирование минерального металла. Нет никаких сомнений, что обширные районы уральского тяготения в течение уже ближайших лет окажутся чрезвычайно металлоемкими и предъявят в дальнейшем спрос на черный металл, который значительно превысит намеченную цифру выплавки для 1932/33 г. Необходимо снова отметить, что экономический рост этих районов, с которыми связаны жизненные интересы всего Союза, их индустриализация и транспорт в огромной мере будут зависеть от того, насколько своевременно и полно удастся разрешить проблему снабжения их дешевым, массовым черным металлом. Что касается древесноугольного металла, то намеченная цифра выплавки составит не менее 80% от естественного предела возможного для древесного металла на Урале по тому количеству древесного топлива на Урале, которое целесообразно использовать для металлургии. Следовательно здесь есть лимит по количеству древесного топлива.

Гораздо большее значение имеет другое обстоятельство. Дело в том, что капитальные затраты на древесноугольную металлургию на Урале, считая затраты на заводы и на топливную базу гораздо значительнее, чем соответствующие затраты на минеральноугольный металл. А кроме того и стоимость чугуна будет выше, чем минерального[1]. Поэтому нет никаких оснований развивать древесноугольную металлургию для получения рядовых массовых сортов изделий. Это было бы явной растратой народно-хозяйственных средств. В противовес этому в перспективном плане Урала должен быть провозглашен новый лозунг — выплавки на древесном чугуне исключительно высокосортного металла и производство из него только высококвалифицированных и ответственных металлоизделий. При этих условиях древесноугольная металлургия Урала приобретает общесоюзное значение и ее изделия становятся внеконкурентным металлом по отношению к коксовому металлу. Но одновременно с этим здесь ставится новый экономический лимит для древесноугольной плавки. По сумме производственных условий для всей промышленности Союза нельзя в течение пятилетия полностью осуществить вышеприведенный лозунг — часть древесноугольного металла будет вероятно израсходована не вполне по назначению. Что касается производства коксового чугуна на некоторых старых уральских заводах (Кушва, Н. Тагил, Н. Салда), то оно может быть развернуто в ограниченных размерах.

Реконструкция старых заводов. Связанная с этой программой реконструкция производства на существующих заводах сводится к следующему: 1) концентрация и специализация массового производства: сосредоточение производства в более выгодных географических пунктах и большее укрупнение его в этих последних; 2) организация возможно большего производства древесного чугуна на чистых рудах: 3) возможная минерализация теплового и энергетического хозяйства; 4) использование древесного чугуна на квалифицированные изделия; 5) рациональное районирование производства продукции со специализацией заводов и переходом их к массовому производству; 6) повышение квалификации продукции в связи с повышенными требованиями сельского хозяйства и в частности развитие металлообработки; 7) механизация лесозаготовок; 8) районирование рудного снабжения; 9) развитие устройств по обогащению руд; 10) постройка новых домен и мартенов повышенной мощности; 11) рационализация доменного и мартеновского процесса; 12) введение мощных полунепрерывных прокатных станов; 13) рационализация теплосилового, электрического и транспортного хозяйства и т. д.

Надеждинский, Чусовской и Алапаевский районы специализируются на массовой концентрированной выработке листового и кровельного железа, жести и изделий из жести, на базе обогащенных и высококачественных руд и древесного топлива. Тагило-Кушвинско-Салдинский район специализируется на массовой выработке торгового сортового проката, на базе минерального топлива и низкосортных тагило-кушвинских руд. Южно-Уральский район, работающий на древесном топливе и лучших по качеству бакальских рудах, специализируется главным образом как район производства -высококачественной стали. Магнитогорский завод специализируется на массовом производстве минерального чугуна и дешевого и грубого рыночного проката (рельс, балок и сортового железа).

Заводы, находящиеся в оптимальных условиях производства, сильно укрупняются и подвергаются наибольшей реконструкции. Такими большими реконструированными заводами явятся четыре древесноугольных завода: Надеждинский, Чусовской, Алапаевский и Златоустовский и три завода минерального чугуна — Нижне-Салдинский, Кушвинский и Тагильский.

В соответствии со специализацией заводов производится районирование рудного снабжения. Форсируется Тагило-Кушвинский район, в частности работа его обогатительных фабрик для обеспечения массового производства северных районов. Лучшие его руды идут в Надеждинск и Чусовую на древесный металл, низкосортные — в наиболее близкий Тагило-Кушвинский район на минеральный металл. Районирование руд даст возможность значительно снизить стоимость руды в месте назначения.

Одновременно развивается обогащение руд в целях расширения рудной базы, увеличения количества более богатых и чистых руд, улучшения технических выходов, уменьшения расхода топлива и т. д.

Доменные и мартеновские устройства значительно укрупняются: средняя мощность древесных домен повышается с 76 до 100, при стандартных новых древесноугольных домнах в 100‑150 т суточной выплавки, минеральных с 91 до 175 т, не считая мощных домен Магнитогорского завода в 550 т суточной выплавки каждой. Вводятся мартеновские печи производительностью в 100 т. Ставятся три крупных полунепрерывных прокатных стана на 175 тыс. т в год каждый. Производства механизируются и электрифицируются, использование доменного газа увеличивается, мартеновское производство концентрируется в местах массовой выплавки чугуна, в большей части (на ¾) переводится на жидкий чугун, на механическую загрузку шихты и т. д.

Конечная металлопродукция. В производстве конечной металлопродукции Урал резко усиливает свою основную специализацию: массовое производство ответственного листового железа и высококачественной ответственной стали. Квалификация продуктов при этом сильно повышается. Берется курс на сдержанный рост кровли (до 300 тыс. т) и усиленно расширяется производство более ответственного и квалифицированного листового железа: грубой жести с 54 до 287 тыс. т, из нее — жести белой с 19 до 117 тыс. т, декапированной с 4,7 до 66 тыс. т, электротехнического железа с 6,5 до 51 тыс. т, котельного железа с 7,7 до 196 тыс. т, трубной заготовки с 3,5 до 29,2 тыс. т, сортовой стали с 45 до 106 тыс. т, листовой стали с 4,4 до 12 тыс. т. Производство высококачественной стали для инструментального производства, тракторов и авиастроения, быстрорежущей, нержавеющей, хромоникелевой и других специальных сталей будет сосредоточено на новом Златоустовском стальном заводе. Большая часть этой стали будет переработана на Южном Урале на разные ответственные стальные изделия.

Значительно увеличивается на Урале выпуск чугунного литья: хозяйственного, посудного, печного и технического. Сильно растет в частности производство ответственного технического литья: валов (с 1,7 до 13 тыс. т), изложниц (с 11 до 44 тыс. т), чугунных труб (до 25 тыс. т).

Производство рельс на древесноугольных заводах прекращается. В целях снабжения новых заводов — вагоностроительного и мостостроительного — развертывается производство осей, колес и бандажей и соответственного сортового железа.

Заводы минерального чугуна развивают массовое производство рыночного металла для обслуживания транспорта, металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности, строительства и широкого рынка на Урале и тяготеющих к нему районов. В частности на Магнитогорском заводе развертывается производство рельс и строительных балок (295 тыс. т) и сортового железа (около 278 тыс. т).

Себестоимость продукции существующих заводов уральской металлургии (по Уралмету) за пять лет снизится на 28%, в частности по чугуну на 24,2%, по древесному чугуну на 21,4%, по минеральному чугуну на 28%.

Среднее снижение себестоимости будет немного ниже, чем по Союзу, в связи с затрудненностью снижения по древесноугольному чугуну.

Машиностроение. В связи с интенсивным индустриальным строительством Урала и окружающих районов, а также со все растущими нуждами промышленности Урала в оборудовании, организуются и строятся на Урале следующие заводы промышленного машиностроения: 1) Свердловский завод тяжелого горно-металлургического машиностроения, начатый постройкой в 1927/28 году и заканчиваемый в 1930/31 году, стоимостью в 38 млн. руб., с производством прокатных устройств, молотов, прессов, гидравлических устройств, формовочных машин, кранов и подъемных устройств, драг, транспортного оборудования, доменных устройств, оборудования медных заводов, крупных отливок и т. д.; 2) завод среднего машиностроения, начинаемый в 1930/31 году и заканчиваемый в 1934/35 году, стоимостью в 15 млн. руб. с производством насосов, компрессоров, двигателей средней мощности и т. д.; 3) образованный в 1927/28 году из разных мелких заводов трест легкого машиностроения, с производством разного литья, поковок, кузнечных изделий, котельных изделий, деталей машин, насосов, перфораторов, небольших водяных турбин и т. д.; 4) станкостроительный завод, начинаемый в 1930/31 году и заканчиваемый в 1932/33 году, стоимостью в 10,5 млн. руб. Необходима организация на Урале на существующих или новых заводах производства оборудования для золотоплатиновой, химической и медной промышленности и оборудования для лесозаготовок, а также производства дорожных машин. Увеличение электрооборудования Урала требует сооружения на Урале специального завода для ремонта электротехнического оборудования при расширении существующего завода «Вольта».

В связи с широким развитием вокруг Урала и на востоке СССР транспортного строительства, а также в связи с потребностями обслуживания заводского транспорта, необходимо.создание на Урале следующих заводов транспортного машиностроения: 1) Тагильского вагоностроительного, производительностью на 12 тыс. большегрузных вагонов, стоимостью в 65 млн. руб.; 2) завода ж.‑д. и рудничного оборудования (вагонеток, скреплений и т. д), начинаемого в 1930/31 году и заканчиваемого в 1932/33 г., стоимостью в 5 млн. руб.

Необходимо, также сооружение на Урале судостроительных заводов в Перми и Тобольске (стоимостью в 10 и 5 млн. руб.) с окончанием в 1932/33 г. В связи с наибольшей близостью производства котельного железа и нахождением на системах рек Камы, Волги и Оби, а также в связи с загрузкой южных заводов главным образом обслуживанием морского и Днепровского судоходства и большого котлостроения, оба эти завода являются наиболее удобными для обслуживания указанных речных систем.

Повышенные требования к качеству металла, предъявляемые котлостроением и мостостроением (в связи с высокими давлениями в котлах и увеличением нагрузок на мостовые конструкции) при повышенных качествах уральского котельного и специального сортового железа (особенно при наличии на Урале меднистого железа) делают вполне рациональным создание на Урале котлостроительного и мостостроительного заводов.

Котлостроительный завод кроме того необходим для обслуживания котельного хозяйства Урала и ряда других восточных районов.

При устройстве на Каме этот завод будет наиболее удобным пунктом для снабжения по воде котельным оборудованием всего района системы Волги.

Котлостроительный завод (в Перми) будет стоить 15 млн. руб., мостостроительный — 10 млн. руб. Оба будут закончены постройкой в 1932/33 году.

Должно быть широко развернуто успешно начатое на Урале сельскохозяйственное машиностроение: 1) необходимо создание в Челябинске большого тракторного завода (на 40 тыс. тракторов). При наличии Сталинградского, обслуживающего юг и юго-восток западной части Союза, он явится первоочередным, наиболее рациональным дополнением для обслуживания многоземельного и многопосевного экстенсивного с.‑х. востока с особо широкими возможностями механизации сельского хозяйства; 2) для той же цели необходимо создание нового большого завода с.‑х. машин; 3) уже организованное производство Уралсельмаша в течение пятилетия должно получить весьма большое расширение особенно по плугам и сепараторам. В частности должны быть проведены: 1) реконструкция и расширение Челябинского плужного завода с 86 тыс. до 600 тыс. плугов; 2) расширение Пермского сепараторного завода со 100 тыс. до 350 тыс. сепараторов; 3) реконструкция Воткинского завода с организацией производства тракторных молотилок (до 5 тыс.) и конных граблей (до 50 тыс.); 4) расширение производства крестьянских ходов (с 12 до 60 тыс.), борон (с 14 до 400 тыс.), кос (до 13 млн. штук), веялок (до 75 тыс.) и сортировок (до 25 тыс.).

Получившие уже ныне значительное развитие металлообрабатывающие производства Урала должны получить дальнейшее большое расширение и достигнуть массовых масштабов. Существующее ныне направление этих производств на изготовление инструментов, мелких метизов и ответственных стальных изделий, на снабжение широкого рынка предметами хозяйственного обихода и мелкого инвентаря и инструментами останется в течение пятилетия, но в металлообрабатывающем производстве Урала произойдет смещение на значительно большее изготовление изделий для оборудования индустриального хозяйства и для местной машиностроительной промышленности в особенности.

Металлообрабатывающие производства Урала на существующих заводах и на новом стальном (Златоустовском) заводе получат наибольший рост сравнительно с другими производствами. Сравнительно медленнее возрастает производство посуды, которое будет покрывать к концу пятилетия 40‑50% союзного спроса, значительно сильнее производство кос (с 5 млн. до 13 млн. штук), стальных канатов (с 0,4 до 5 тыс.), напильников (0,3 до 1,5 млн. дюжин).

Более чем в три раза (до 18 тыс. т) возрастет холодная прокатка стали и стальной ленты, увеличится до 6 тыс. т производство стальной тянутой проволоки. Создается ряд новых производств (болтов и гаек, скобяного товара и т. д.).

Наиболее сильно возрастет производство разного мелкого инвентаря, инструмента и ответственных стальных изделий (сверл, разного режущего инструмента, сенокосильных ножей и вкладышей, пил, топоров, лопат, молотов, вил и проч.).

Общая сумма вложений в черную металлопромышленность Урала за пять лет составит около 1.200 млн. руб., из коих 212,6 млн. руб. падает на новое строительство по машиностроению и 376 по черной металлургии.

Продукция металлопромышленности Урала возрастает за пять лет с 262 млн. рублей до 787 млн. руб., т. е. увеличится в три раза, в частности продукция машиностроительной промышленности — с 23 млн. руб. до 165 млн. руб. (703%).

Примечание:

[1] Капитальные затраты на тонну выплавки древесноугольного металла против мннеральноугольного примерно в 2 раза больше, если при этом капитализировать разницу в стоимости металла. Эта разница доходит до 16 руб. на тонну.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.