Записка Н.И. Ежова И.В. Сталину об откликах населения УССР на процесс по делу антисоветского право-троцкистского блока. 2 марта 1938 г.

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1938.03.02
Источник: 
Процесс Бухарина. 1938 г.: Сборник документов. — М.: МФД, 2013, стр. 770-774.
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 403. Л. 57. Подлинник. Машинописный текст на бланке НКВД СССР с указанием даты и делопроизводственного номера, подпись Н.И. Ежова, подчеркивание неизвестного. Л. 58—62. Заверенная копия на телеграфном бланке НКВД.

2 марта 1938 г.

№ 101510[1]

Совершенно секретно

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

товарищу СТАЛИНУ

Направляю копию телеграммы № 348/СН Народного Комиссара Внутренних Дел УССР товарища УСПЕНСКОГО — отклики на процесс «правотроцкистского блока»[2].

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

ЕЖОВ

 

Меморандум № 1451

из КИЕВА

1 марта 1938 г.

НАРКОМУ ВНУДЕЛ товарищу ЕЖОВУ

Сообщения, поступающие с мест в связи с опубликованием извещения Прокуратуры Союза по делу «право-троцкистского блока», говорят о волне народного гнева к злодеям и изменникам родины — БУХАРИНУ, РЫКОВУ, ЯГОДЕ и другим.

По всей Украине, на заводах и фабриках Донбасса, Харькова, Днепропетровска, Киева и других промышленных центров и военных гарнизонах возникают один за другим митинги по инициативе самих рабочих, военнослужащих и интеллигенции. Митинги начинают прямо в цехах, воинских подразделениях сами рабочие, красноармейцы, командиры, инженерно-технические работники. Начинаются митинги повсеместно с того, что, прочитав сообщение Прокуратуры, рабочие в своих цехах, без участия партийных и профессиональных организаций, сами выступают перед своими товарищами со словами гнева и негодования к фашистским злодеям. За ними выступают другие. Речи на всех этих народных митингах дышат ненавистью к пойманным врагам. Участники этих митингов потрясены злодейством врагов народа БУХАРИНА, РЫКОВА, ЯГОДЫ и других и единодушно требуют их беспощадного уничтожения.

Привожу факты: в Харькове на заводе № 183, еще до начала работы, рабочие собирались группами, живо обсуждая сообщение Прокуратуры, беседы в группах перерастали в стихийные митинги. На этом заводе мастер ЗАГОРУЛЬКО, придя на работу, обратился с просьбой к заведующему цехом немедленно созвать митинг, с тем, чтобы путем голосования потребовать расстрела врагов народа.

На заводе «Свет шахтера» выступали рабочие, никогда ранее не выступавшие, и заявляли: «Казнить мало, надо их рвать на части, четвертовать, чтобы они пищали, как еще никогда никто не пищал».

Начальник цеха завода им. Кирова, в Донбассе, СТАРЦЕВ заявил: «Правильно делают, что их судят гласно. Пусть знает весь мир, какие это предатели и фашистские палачи БУХАРИН, РЫКОВ, ЯГОДА и другие».

Работница этого же завода КРИКУН при обсуждении резолюции внесла предложение привлечь к ответственности семьи подсудимых, мотивируя тем, что жены не могли не знать о преступных деяниях своих мужей.

В Киеве на заводе № 215 слесарь ЯКОВЛЕВ, выступая на митинге, заявил: «ЯГОДА, РЫКОВ, БУХАРИН и другие думали, что они могут свергнуть соввласть. Они ошиблись. Надо скорее уничтожить всю эту банду, чтобы их трупный запах не распространялся по Советскому союзу».

Бригадир того же завода ЛАКОВИЧ, выступая, заявил: «По-моему, расстрелять их — бандитов — мало, надо им придумать такое наказание, чтобы и другие знали, что значит изменить рабочему классу».

В Николаеве беспартийный профессор СЕРЕБРЯКОВ, 70 лет, никогда ранее не выступавший, выступил на митинге и потребовал уничтожить заговорщиков, призывал сплотиться вокруг коммунистической партии и до конца разгромить врагов народа.

Рабочий шахты «София» Макеевского района БОРИСОВ, выступая, заявил: «Они хотели убить нашего любимого вождя товарища СТАЛИНА, но это им не удастся. Я стар, 40 лет работаю на шахте, но счел бы за счастье, если бы мне разрешили отрубить голову этим врагам».

Инженер Николаевского завода им. Марти ШИДЛОВСКИЙ в группе рабочих говорил: «Это самые гнусные методы, какие видел мир. Эту предательскую шайку нужно стереть с лица земли».

Инженер Харьковского трубогенераторного завода БЛЕКЕРОВ в беседе сказал: «До какой гадости могут дойти люди, сейчас убедятся в предательстве БУХАРИНА, РЫКОВА и других. За границей поднимут вой, но нас это не должно смущать, ведь подобной им сволочи много».

Рабочий Киевского завода «Большевик», беспартийный ЦЫБУЛЕВСКИЙ, беседуя в группе рабочих, заявил: «Надо вырвать с корнем всю эту сволочь, чтобы можно было работать спокойнее».

Помощник начальника цеха завода № 135 в Харькове, СЕРБИНОВ, беседуя в группе рабочих, заявил: «Предательство в органах НКВД (ЯГОДА) сыграло крупную роль в успехах троцкистов. Меньше всего население думало о врагах в НКВД».

Стахановец завода «ОР» в Ворошиловграде ЛИТВИНОВ и мастер ЗАДОРЕНКО говорили: «Таких предателей, как БУХАРИН, РЫКОВ и другие, надо уничтожить беспощадно. Надо добиться, чтобы всех этих правых и троцкистов стереть с лица земли, чтобы их духу не было».

Рабочий Ворошиловградского завода им. Артема ГОЛОМАСТИН сказал: «Я больше ничего бы не хотел, как услышать о процессе над бандитом-шпионом ТРОЦКИМ».

Рабочие Горловского азотно-тукового завода БОДАНЦЕВ и ЗАЙЦЕВ говорили: «Враг перед своим концом становится еще гнуснее и коварнее, нужно физически истребить этих убийц-фашистов. Гады эти стремились затопить в крови нашу страну».

Рабочий шахты «Дзержинка» в Донбассе БУКАРУХИН заявил: «Сколько эти предатели сделали вреда советскому народу. Возьмем пример с нашей шахты, которая отставала ряд лет, когда же выявили троцкистов — шахта стала перевыполнять план. Уничтожим всех этих фашистов, и страна наша еще быстрее будет расти».

Рабочий Днепропетровского завода им. Петровского ЛИСИН, беспартийный, беседуя в группе, заявил: «Враги народа пытались задушить нашу власть. Не может быть им пощады. Мы требуем расстрела ТРОЦКОГО, БУХАРИНА и других».

Лейтенант 6 ж.д. полка ЯЦЕНКО заявил: «Предстоящий процесс вскроет всю вражескую деятельность и продажность фашистских наймитов. Это будет грозным предостережением для всех те, кто попытается изменить нашей родине».

Младший командир АЛЕХИН, беспартийный, заявил: «Трудно поверить, что эти мерзавцы еще живы, ведь гнусность, продажность и бесчеловечность их действий превзошла все границы».

Лейтенант 4 пульбата ВЕРБИЦКИЙ в группе красноармейцев говорил: «Все зло идет от ТРОЦКОГО, который руководит этими гнусными преступлениями, надо его уничтожить».

В целом ряде групповых бесед рабочих и трудящейся интеллигенции высказывается подозрение о том, что ПЛЕТНЕВ и другие врачи имели также отношение к умерщвлению товарищей ЛЕНИНА, ФРУНЗЕ и ОРДЖОНИКИДЗЕ.

Слесарь механического цеха КРЭС ЛУПОЛОВ заявил: «Из сообщения видно, что бандиты свое дело стали творить еще в 1918 г. Есть основания предположить, что если бы не эти гады, то Владимир Ильич прожил бы значительно больше. Они же приложили свою руку и к преждевременной смерти товарища ОРДЖОНИКИДЗЕ».

Техник ГУСИНСКИЙ говорил: «У меня возникает мысль о ЛЕНИНЕ, ведь его лечил тот же ПЛЕТНЕВ».

Инженер украинской конторы Цекомбанка СОКОЛЬНИКОВ заявил: «Очевидно, эта компания так сделала операцию товарищу ФРУНЗЕ, что он преждевременно погиб».

Рабочий проволочного цеха завода Укркабель РУДЕНКО заявил: «Теперь нет сомнения, что товарища ОРДЖОНИКИДЗЕ они также отравили».

Заместитель начальника отдела завода № 135 КРАВЧЕНКО, обсуждая этот же вопрос, высказался: «Какое зверство, счастье, что Иосиф Виссарионович не болел».

Бухгалтер 8 обувной фабрики КУНИН по этому поводу заявил: «Подлые мерзавцы действовали не сами. Они привлекли на свою сторону врачей и умертвили лучших людей нашей страны. Нет слов для выражения чувства возмущения убийцами и предателями родины».

Начальник цеха завода № 43 СОЛКИН, обсуждая причастность врачей к «право-троцкистскому блоку», заявил: «Никакого оправдания врачам-убийцам быть не может».

Антисоветские элементы активизируются. Их злобные высказывания имеют место, главным образом, в своей среде.

Привожу факты: работник управления связи ЛОВОДЮК (в 1930 г. исключенный из партии) в беседе заявил: «РЫКОВ, БУХАРИН, ЯГОДА и другие подтвердят на процессе свою виновность, их заставят это сделать, иначе не было бы процесса. Только теперь начнется полоса массовых арестов. Все это будет оправдываться бесчисленными резолюциями».

Служащий завода «Коминтерн» в Днепропетровске ПОЛУЦЫГАНОВ (ранее учтенный как антисоветский элемент) высказался: «Еще неизвестно, виновны они или нет. Их сделали виновными. Они не могли терпеть советского ига и хотели трудящимся лучшей жизни».

Учитель одной из Харьковских школ РЕЙМАН (ранее проявлявший антисоветские настроения) распространяет в связи с процессом слухи о том, что суд над БУХАРИНЫМ, РЫКОВЫМ и другими является предвестником войны и что он должен повести к дальнейшим репрессиям и расчистке тыла.

Студент 4 курса Харьковского машиностроительного института СТРУНКИН в группе студентов вел антисоветскую агитацию: «Будет очень не сложно — связь с одним из иностранных государств, зверства, а в чем причина такой массовой контрреволюции — на это ответа не будет».

Лаборант 1-й обувной фабрики ЛАВИНСКИЙ в группе говорил: «Сейчас стали прибегать к таким методам, которые практиковались в период военного коммунизма. В связи с поворотом политики английского правительства, решили освободиться внутри страны от всех, кто мало-мальски этому сочувствует».

Начальник административно-хозяйственной части автобазы в Киеве ВОРОБЬЕВ (исключен из ВКП(б)) заявил: «Я не верю, что сообщение в газетах в отношении всех верно. Многих нужно оправдать, не всех, кого арестовывает НКВД, можно считать контрреволюционерами».

Кроме этого фиксируются антисоветские высказывания обывательского характера.

Писатель БОРОЗЕНКО в группе литературных работников говорил о том, что в связи с процессом будет умалено значение постановления январского пленума ЦК ВКП(б): «Теперь после процесса начнутся новые репрессии, и постановления ЦК все забудут».

Сотрудник Киевского Горпроекта ПОПОВ заявил: «Сейчас трудно сказать, кто честен, никому нельзя верить, так как каждый из них может оказаться врагом. В таких условиях трудно жить. Нельзя спокойно работать, и нет перспектив».

Бывший помощник командира полка КАРТАШЕВ (уволенный из армии, Харьков) высказался о том, что из-за врагов пострадали и невинные: «Скорее бы судили, скорее бы развязали руки тем невинным людям, которые имели по несчастью знакомство с врагами народа, а теперь они лишены политического доверия».

По всем фактам контрреволюционных высказываний приняты оперативные меры.

№ 348/СН

УСПЕНСКИЙ



[1] Делопроизводственный номер и дата вписаны секретарем.

[2] Подчеркнуто горизонтальной линией (красный карандаш).

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.