Записка М.П. Фриновского И.В. Сталину об откликах иностранных корреспондентов, фашистской прессы и других на судебный процесс. 14-15 марта 1938 г.

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1938.03.14
Метки: 
Источник: 
Процесс Бухарина. 1938 г.: Сборник документов. — М.: МФД, 2013, стр. 829-831.
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 171. Д. 403. Л. 229. Подлинник. Машинописный текст на бланке НКВД СССР с указанием даты и делопроизводственного номера, подпись Фриновского, подчеркивание неизвестного. Л. 230—235. Подлинники. Машинописный текст, подпись Журбенко

14—15 марта 1938 г.

№ 101919

Совершенно секретно

ЦК ВКП(б)

товарищу СТАЛИНУ

Направляю Вам агентурные донесения агентов «Костромского», «Карлова», «Соррентийца» и «Северного» об откликах по судебному процессу[1].

ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАРОДНОГО КОМИССАРА

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР ФРИНОВСКНЙ

 

Агентурно

Агент «Карлов»

Принял: ЖУРБЕНКО

10/III-38 г.

Отклики иностранных корреспондентов по судебному процессу

Иностранные корреспонденты считают, что показания врачей самый интересный момент процесса с точки зрения «газетной сенсации».

«Сам РОЛЛЕС (автор детективных и уголовных романов) ничего более запутанного и криминального не придумал бы», — говорят американские  корреспонденты.

Самой «зловещей фигурой в процессе» они считают ЯГОДУ. По их мнению, не участвуй ЯГОДА в заговоре право-троцкистского блока, не было бы и самого блока, так как он давным-давно был бы разгромлен, и не было бы кошмарного преступления тройки врачей.

*Вальтер ДЮРАНТИ говорит, что как ни старался ЯГОДА изобразить на допросе смирную овечку — он хищный волк, «правда, волк в капкане» все же временами выглядывал из него. Это у него, говорит ДЮРАНТИ, прорывалось в жестах, в некоторых ответах ВЫШИНСКОМУ, в оскале зубов и во взглядах.*[2]

Когда Прокурор заговорил о «талисмане», найденном в кармане у РОЗЕНГОЛЬЦА, немецкий корреспондент ШЮЛЛЕ заметил: «Теперь, помимо прочих чудес, в дело вступает черная магия».

Иронический смех у них вызвал и вопрос ВЫШИНСКОГО КАЗАКОВУ, «не страх ли побудил его исполнять поручение ЯГОДЫ об умерщвлении МЕНЖИНСКОГО».

Корреспонденты также выражают «удивление» по поводу «слабой» деятельности заговорщиков. Если правда, что в заговоре участвовал глава Управления Государственной Безопасности, в руках которого находилась охрана руководителей Партии и Правительства, то почему, спрашивают они, заговорщики довольствовались террором по отношению к второстепенным фигурам, когда они имели возможность уничтожить главных.

НАЧ. 9 ОТД. 4 ОТДЕЛА ГУГБ

МАЙОР ГОС. БЕЗОПАСНОСТИ ЖУРБЕНКО

 

Агентурно

Агент «Северный»

Принял: ПАВЛОВСКИЙ

ОСТРОВЕР Леон Исаакович, писатель, член ССП.

«Все происходящее сейчас напоминает историю великой французской революции. ДАНТОН казнил РОБЕСПЬЕРА, а затем правые казнили ДАНТОНА. Внутрипартийная борьба всегда обостряется в момент “термидора”. У нас не исключена такая развязка.

ЕГОРОВ судил ТУХАЧЕВСКОГО, а теперь сам ожидает смертного приговора[3]. Наша страна похожа на кипящий вулкан. Мы все можем взлететь на воздух».

НАЧ. 9 ОТД. 4 ОТДЕЛА ГУГБ

МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ ЖУРБЕНКО

 

Агентурно

Агент «КОСТРОМСКОЙ»

Принял: ВЕПРИНЦЕВ

Об отношении к процессу со стороны фашисткой прессы

Исландскому писателю ЛАКСНЕСУ уже известно, как видно из его слов, отношение германской фашистской прессы к процессу.

О прошлых процессах она писала как от «инсценировке», по поводу настоящего процесса признает, что все, что говорится там, — правда, но комментирует так: «Что же это за правительство, среди которого могли быть такие люди».

Присутствовавший на процессе юрисконсульт французской компартии ВИДАЛЬ показывал некоторым журналистам привезенные им из Парижа вырезки из газеты «Поппюлер» и другие.

В «Поппюлер» помещена большая статья ДАНА, в которой тот категорически заявляет, что не только не вел с ЧЕРНОВЫМ никаких переговоров, но вообще никогда не знал и не видел ЧЕРНОВА.

В другой газете помещена очень злобная антисоветская статья ЛЕРУ (бывший секретарь БУХАРИНА).

НАЧ. 9 ОТД. 4 ОТДЕЛА ГУГБ

МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ ЖУРБЕНКО

 

Агентурно

Агент «Соррентиец»

Принял: ВЕПРИНЦЕВ

Разговор при выходе из здания суда с ЛИНДОМ (пресс-атташе шведского посольства).

Источник спросил, как он объясняет запирательство ЯГОДЫ насчет убийства МЕНЖИНСКОГО и Макса ПЕШКОВА (это было после утреннего заседания).

Он сказал, что, по-видимому, ЯГОДА был влюблен в жену Макса, и ему было неудобно говорить открыто, что он убил ее мужа.

Источник слышал разговор между двумя французскими журналистами о следующем: «Раз ЯГОДА имел в распоряжении шпионов ПАУКЕРА, ВОЛОВИЧА и других, а они ведали охраной членов ПБ и правительства, то он мог бы прямо осуществить теракт. Зачем же он этого не сделал, а прибегал к помощи врачей…»

ЗАСЛАВСКИЙ из «Правды» говорил, что рискованно для обвинителя задавать такому прожженному типу, как БУХАРИН, вопросы, которых не было в предварительном следствии (о шпионаже). Этим обвинитель дал в руки оружие БУХАРИНУ.

Он же говорил: «В общем хорошо, что БУХАРИН кое в чем упорно не сознается. За границей увидят, что у нас в суде есть борьба сторон, а не сплошное покаяние».

Некоторых присутствующих на суде коробит фраза о «дворцовом перевороте». Ее употреблял и ЯГОДА в очень важном месте своих показаний.

Так как разговоры БУХАРИНА на ту же тему не были опубликованы в газетном отчете от 8 марта, то многие из соседей источника на скамьях подсудимых рассуждают, что этот вопрос снимается, как неудобный и неприятный.

Кто-то говорил даже о том, что ВЫШИНСКОМУ нагорело за то, что он употребил и повторял этот термин.

Высказывались пожелания, чтобы в обвинительной речи обвинитель квалифицировал это действие («дворцовый переворот») как план разбойничьего нападения, план злодейского нападения на членов правительства и руководителей партии. Говорить же о том, что понятие «дворцовый переворот» связано только с Кремлем, территориально, как говорил ВЫШИНСКИЙ, не вполне парализует клеветнические понятия этого термина.

НАЧ. 9 ОТД. 4 ОТДЕЛА ГУГБ

МАЙОР ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ ЖУРБЕНКО



[1] Подчеркнуто горизонтальной линией (красный карандаш),

[2] * * - рядом на полях вертикальная линия (красный карандаш).

[3] Маршал А.И. Егоров не входил в состав Специального судебного присутствия Верховного суда СССР, вынесшего в июне 1937 г. смертный приговор группе военных во главе с Тухачевским.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.