Проект устного заявления Довгалевского. (Утверждено Политбюро ЦК ВКП(б) 15.ХII.1930 г.) Приложение № 1-ОП к п. 7 (о.п.) пр. ПБ № 20.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1930.12.15
Источник: 
http://sovdoc.rusarchives.ru
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 9 Л. 96-97.
Приложение № 1‑ОП
к п. 7 (о.п.) пр. ПБ № 20.

Проект устного заявления Довгалевского.

(Утверждено Политбюро ЦК ВКП(б) 15.ХII.1930 г.).

Мое правительство поручило мне вручить Вам копию официального сообщения, сделанного ему Верховным Судом СССР о связях, установленных Судом между осужденными по делу контрреволюционной организации “Промышленная Партия” и лицами, находящимися на французской военной и гражданской службе. Из сообщения. Верховного суда усматривается, что Франция является той территорией, на которой подготовляются и организуются интервенционистские действия против Советского Союза.

Далее из того же сообщения Верховного Суда усматривается, что в числе вышеуказанных лиц французской гражданской службы находились нынешний помощник коммерческого атташе французского посольства в Москве г. Кюффер и бывший секретарь того же посольства г. Жорж Пико, которые служили связующим звеном между представителями центральной организации Пром. Партии и французскими кругами подготовлявшими интервенцию в СССР, причем означенная деятельность этих лиц при очевидном отсутствии надлежащего, надзора за ними со стороны посла г. Эрбетта продолжалась в течение почти всего времени пребывания их в Москве, а г. Кюффера до самого последнего времени.

Мое правительство, полагая, что французское правительство не может отклонять ответственности за подчиненных ему должностных лиц, поручило мне заявить решительный протест против охарактеризованных в сообщении Верховного Суда действий этих лиц, каковые действия, являясь прямым вмешательством в дела СССР, могли иметь своим результатом нарушение советско-французских отношений и создавали серьезную угрозу всеобщему миру.

Одно из вышеназванных должностных лиц, а именно г. Кюффер до сих пор находится в составе французского посольства в Москве и мое правительство считает себя вправе ожидать скорейшего его отозвания. Что же касается г. Пико, то его служба в СССР должна считаться отныне исключенной.

Вместе с тем, мое правительство поручило мне заявить, что, по его мнению, нынешнее явно неудовлетворительное состояние советско-французских отношений, при котором имели место недружественные акты со стороны французского правительства, неоднократные публичные выступления во враждебном СССР духе членов французского правительства, явно покровительственное отношение к российским контрреволюционным организациям и лицам со стороны французских властей, открытое существование во Франции организованных по военному российских контрреволюционных отрядов, парадарующих иногда в полной военной форме со знаменами по улицам Парижа, безнаказанный призыв на страницах эмигрантских органов печати к интервенции и войне против СССР и к насильственным действиям против советского полпреда, при беспрерывной газетной травле и оскорблениях советского правительства и его полпреда в Париже, — все эти обстоятельства в совокупности не могли не создать ту обстановку, при которой отдельные французские должностные лица могли позволить себе действия, перечисленные во врученном мною документе, а “Торгпром” и так называемая “Промышленная Партия” могли находить руководителей и вдохновителей среди влиятельных кругов Франции в деле организации военной интервенции в Советском Союзе.

Мое правительство сомневается, чтобы при сохранении перечисленных мной обстоятельств Франция могла перестать служить территорией, на которой, согласно сообщения Верхсуда, подготовляются интервенционистские акты против СССР.

Мое правительство далее твердо убеждено в том, что повторение в будущем тяжелых случаев подобных указанным в сообщении Верхсуда может быть предотвращено лишь установлением действительно нормальных отношений между обоими странами, к чему советское правительство со своей стороны всегда неизменно стремилось и стремится, сделав в этом направлении немало усилий, остававшихся до сих пор, к сожалению, безуспешными. В этих своих усилиях мое правительство всегда исходило и исходит из интересов сохранения всеобщего мира, зависящего в значительной степени от состояния советско-французских отношений.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.