Сводка информотдела ОГПУ № 41 о ходе хлебозаготовок по Сибкраю по материалам на 25 июня 1929 г. 8 июля 1929 г.

Реквизиты
Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1929.07.08
Метки: 
Источник: 
Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 2. стр. 915-919
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 7. Д. 524. Л. 161—167. Подлинник.

№ 339

За истекший период — весь май и большую часть июня — наблюдались значительные колебания в темпе хлебозаготовок по Сибкраю. Так, начиная со 2-й пятидневки мая, когда заготовлено было 9536 тонн (против 8215 тонн в 1-ю пятидневку), темп хлебозаготовок систематически снижался, дав лишь незначительное повышение в 6-ю пятидневку — 4974 тонны против 4770 тонн в 5-ю пятидневку. С 1-й пятидневки июня темп хлебозаготовок определенно повышается, дав во 2-ю пятидневку 8661 тонну, в 3-ю — 10 051 тонну. Однако, начиная с 4-й пятидневки хлебозаготовки снова обнаруживают тенденцию к снижению и в 5-ю пятидневку заготовлено лишь 7183 тонны. Годовой план на 1 июня недовыполнен по краю на 16,4%. Особенно слабо проходили заготовки в мае в округах: Барнаульском, Ачинском, Барабинском и Минусинском. За 1-ю декаду июня наиболее слабыми по выполнению плана оказались: Каменский окр[уг] — 3,1%, Славгородский — 3,4% и Ачинский — 8,3%.

Снижение заготовок в мае отчасти объясняется отвлечением внимания работников низового советского и партийного аппарата посевной кампанией. Немаловажной причиной снижения темпа хлебозаготовок является слабость, а местами полная бездеятельность низовых организаций и демобилизационные настроения значительного числа работников по хлебозаготовкам — отчасти под влиянием отмены (в апреле) мероприятий по нажиму на держателей излишков — обстоятельство, которое некоторыми заготовителями рассматривалось как прекращение хлебозаготовок. Так, в Томском округе был случай, когда РИК (Болотинский) официально объявил населению о прекращении хлебозаготовок и крестьянам, приехавшим ходатайствовать об освобождении их от вывоза хлеба, председатель РИКа заявил: «Ну, не вывезли — и счастливцы. Сейчас хлебная кампания кончена и никто от вас хлеба не потребует».

По той же причине в ряде округов большинство кредитных товариществ совершенно прекратили хлебозаготовки, использовав отпущенные на хлебозаготовки средства на другие цели, главным образом, на различные торговые операции и другие заготовки. В некоторых округах уполномоченные, сосредоточив все свое внимание на посевной кампании или на вывозе с глубинных ссыппунктов ранее приготовленного хлеба, оказались потом совершенно неподготовленными к выполнению новых заданий по контрольным цифрам хлебозаготовок.

Ненормальности в работе низового советского аппарата

На ход хлебозаготовок оказали свое влияние также и ненормальности в работе низового аппарата, выявившиеся в ряде мест в процессе заготовок и обусловленные недостаточным усвоением низовыми работниками директив партии о применении методов общественного воздействия на несдатчиков хлеба. Как следствие этого, в ряде случаев мы имели весьма слабую разъяснительную работу среди бедняцко-середняцких слоев деревни и попытки отдельных работников выполнить контрольные цифры хлебозаготовок исключительно путем административного нажима (в отдельных случаях весьма грубого по форме).

Барнаульский округ. С. Белово. Уполномоченный по хлебозаготовкам — член ВКП — на собрании по хлебозаготовкам говорил: «Нет вот плетей, тогда можно было бы заставить везти хлеб в кооперацию, иначе, видно, мужика не уговоришь» (сообщено КК). Подобные случаи вызывали недовольство бедноты и середняков и препятствовали установлению правильных, здоровых взаимоотношений советского аппарата с крестьянскими массами и содействовали в ряде мест срыву хлебозаготовительных планов.

Случаи переадминистрирования и перегибов, не имевшие массового характера, тем не менее, отрицательно влияли на отношение к хлебозаготовкам бедноты и середнячества в тех районах, где они были допущены. Наибольшее количество зарегистрированных случаев перегибов падает на Барнаульский округ. В с. Зимино уполномоченный по хлебозаготовкам — кандидат БКП, вызывая крестьян-середняков в сельсовет, «допрашивал» некоторых из них в отдельной комнате, с наганом в руках. Допрашивая одного середняка, уполномоченный взял его за грудь с такой силой, что оторвал рукава от верхней одежды. После этого середняки говорили: «Вот как работают у нас в селе, восстанавливают авторитет власти — от мужицких шубуров рукава и пуговицы летят». В том же округе (с. Б. Панюково, Червово) уполномоченные по хлебозаготовкам организовали «отряды легкой кавалерии» из местных комсомольцев, членов селькомиссий и советов для обхода всех крестьянских амбаров с целью выявления излишков.

В Алейском районе (тот же округ) в с. Безголосовом уполномоченный РИКа — член ВКП, пропьянствовав всю ночь с секретарем сельсовета, привели в сельсовет местного бедняка и его родственника кулака, избивали их, всячески издеваясь над ними, причем заставляли их ударяться голова об голову и т.д. Возмущенные этим избиением крестьяне говорили: «Настало время колчаковщины» (оба сняты с работы, уполномоченный исключен из партии). В том же округе в с. Калманка селькомиссия описала и назначила к продаже 12 середняцких хозяйств. Торги были отменены только по приезде уполномоченного РК. В Ачинском округе Бирилюсский РК партии решил увеличить задание округа для района с 25 000 пуд. на 50 000 пуд., не имея никаких данных о действительном наличии хлебных излишков у населения (район северный и хлебопашеством здесь занимаются мало). В результате при раскладке заданий по селам и хозяйствам — явное их переобложение. Так, в дер. Ивановке (тот же район) общее собрание отказалось от наложенной на них цифры в 4500 пуд. Тем не менее, уполномоченные категорически потребовали выполнения задания в 3-х дневный срок, сопровождая требование запугиванием местных работников. Из боязни репрессий за невыполнение плана покончил с собой председатель сельсовета. Создана комиссия с участием сотрудника окротдела ОГПУ для расследования.

К ненормальностям в деятельности уполномоченных необходимо отнести также и своевольное применение мер нажима без согласования с местными райорганизациями. Так, в Канском округе, с. Комарово, уполномоченный РК распродал без санкции РИКа 3 кулацких хозяйства.

Отношение низового партийного и советского аппарата и отдельных работников его к хлебозаготовкам

В связи с директивами об усилении хлебозаготовок, выполнения в кратчайший срок плана хлебозаготовок отдельные низовые парторганизации обнаружили растерянность, неверие в возможность выполнения намеченного плана. Приводимые ниже выдержки из выступлений отдельных членов партии хотя и не являются характерными для настроения большинства коммунистов и работников соваппарата, тем не менее в единичных случаях зарегистрированы почти по всем округам.

«Данный план хлебозаготовок без винтовки выполнить мы не сможем» (управляющий райконторой облсоюза — член ВКП).

«Заготовлять хлеб у кулака не придется, он его не имеет. Весь хлеб сейчас у середняка» (секретарь ячейки ВКП с. Сумки).

«Я с народом ссориться не хочу. Мне же не с вашими мероприятиями, не с комитетом взаимопомощи жить, а со своими мужиками. Проводить в жизнь буду только то, что выгодно самим крестьянам» (член ВКП(б) — председатель ККОВ в пос. Михайловском Бугринского района Новосибирского округа).

В результате растерянности и упадочнических настроений среди части работников низового советского и заготовительного аппарата наблюдается недостаточно энергичная работа по организации сельской общественности по вовлечению бедняцко-середняцкого актива в дело выявления и изъятия излишков у кулацко-зажиточных элементов. По-прежнему среди части деревенских коммунистов и в особенности среди беспартийного состава работников низового соваппарата регистрируются «кулацкие» настроения. В отдельных случаях работники низового аппарата сами содействовали срыву хлебозаготовительных планов. Так, например, в с. Подаяйск Канского района и округа общее собрание крестьян по предложению предсельсовета (женщины) вынесло такое постановление: «Принимая во внимание, что в дер. Подаяйске хлеба нет и что крестьяне сами покупают хлеб на базаре, хлебозаготовки прекратить и план не выполнять».

Канский округ. С. М.-Камала. Один из членов сельсовета на участковом общем собрании крестьян по вопросу хлебозаготовок внес такое предложение, которое и было принято: «Постановляем, что хлеба у нас нет, в чем и даем подписку, каждый в отдельности, и вызываем на соревнование другие районы нашего села».

Еще более характерный факт имел место в с. Новоселово того же округа. Сельсовет и селькомиссия по хлебозаготовкам, считая план невыполнимым, поставили вопрос в такой плоскости на общем собрании. И когда собрание от довыполнения плана отказалось, то сельсовет и селькомиссия тут же заявили: «Раз общее собрание граждан отказалось от выполнения плана хлебозаготовок, то оно и не будет вести никакой работы в этой части». Предсельсовета перед открытием общего собрания созвал в помещение сельсовета группу крестьян и, оглядевшись вокруг, обратился к собравшимся с таким заявлением: «Ну, ребята, сегодня на собрании держитесь — буду на вас кричать, бить кулаком о стол и спрашивать у вас — у кого, мол, есть хлеб, а вы одно говорите — нет хлеба, да и только. Но смотрите, чтобы дружно, не выдавать, а то мне первому хана».

Ачинский округ. Дер. Ст. Сокса. В начале мая один из членов сельсовета совместно с 2-мя членами СККОВ при перевозке хлеба, изъятого у местного кулака — злостного несдатчика — в амбар СККОВ, пытались возбудить собравшихся крестьян криками: «Имеем ли мы право брать хлеб из чужих амбаров? Разве мы излишки берем? — Мы грабим». Предсельсовета этой же деревни говорил среди крестьян: «Храните хлеб, в особенности продуктовый, не сдавайте его» и т.п. Аналогичное происходило и в ряде других мест.

«Кулацкие» настроения находили свое выражение в откровенном потворстве злостным несдатчикам хлеба.

Барнаульский округ. Председатель Кольманского сельсовета, член ВКП, заявлял: «У крестьян хлеба нет, продажу кулацких хозяйств больше не допущу, напрасно крестьян разорять не следует». В с. Урюпино предсельсовета, член ВКП, агитировал против хлебозаготовок. Секретарь партячейки не принимал участия в хлебозаготовках, заявляя, что в селе нет кулаков. Член местной партячейки, кандидат ВКП, также не принимал никакого участия в хлебозаготовках (постановлением РК ячейка распущена). Аналогичных этим отмечено [еще] 5 фактов.

В ряде мест работники низового заготовительного аппарата проявляют халатность и безответственное отношение к заготовкам и потому, что всецело полагаются на аппарат мобилизованного партактива (Томский, Барнаульский, Ачинский, Новосибирский и другие округа).

Активность кулачества

Новый нажим на хлебозаготовки — при энергичной поддержке основной массы бедноты, батрачества и большой части середняков, по-прежнему являющихся основным проводником мероприятий по хлебозаготовкам на селе, несмотря на явно недостаточную массово-разъяснительную работу с ними, — нажим этот вызвал ожесточенное противодействие со стороны кулачества и антисоветского актива деревни, выразившееся прежде всего в укрытии больших количеств хлебных излишков в ямах и др[угих] местах («Лучше сгноим весь хлеб, чем сдадим», «Не боимся Советской власти и не намерены бояться, как продавали хлеб на рынке, так и будем продавать, а власти не подчинимся. Как обманывала власть, так и будет обманывать»). Так, в Канском округе только в 2-х селениях обнаружено 18 ям, вырытых в полях, вместимостью от 100 до 300 пуд. хлебозерна (из них 6 уже пустые, но с остатками зерна, в остальных же найдено 1500 пуд. хлеба). В Канском округе беднотой найдено в ямах 1500 пуд. наполовину сгнившего хлеба.

Активное сопротивление кулачества и антисоветских элементов деревни все чаще выливается в форму провоцирования на массовые выступления — преимущественно женщин — приурочиваемые, по большей части, к моменту изъятия хлеба или распродажи имущества злостных несдатчиков. Такие выступления имели место в течение июня в ряде районов.

Каменский округ и район. 10 июня явившемуся для изъятия имущества к местному кулаку — злостному несдатчику хлеба — предсельсовета семья кулака оказала сопротивление, взбудоражив толпу, преимущественно женщин. Изъятие произвести не удалось, пришлось лишь опечатать амбар. Однако печать с амбара была сорвана и вынесено 40 пуд. пшеницы, значившейся в описи. Кулак арестован, жена же и сын его скрылись. Выезд в село окрработников показал, что среди бедноты к вопросу хлебозаготовок отношение вполне сочувственное. (Например, к 11 час. ночи на собрание явилось до 120 чел. бедноты, требовавших: «Развяжите руки, тогда мы план выполним»).

Тот же округ. Куликовский район, с. Трубачево. 8 июня толпа до 100 чел., главным образом женщин, пыталась воспрепятствовать изъятию хлеба и имущества для продажи у мельника-кулака. Толпа собралась благодаря подстрекательству со стороны родственников кулака. По делу арестовано 3 чел., дело будет разбираться показательным процессом.

Ачинский округ. Дер. Степное. 14 июня в момент описи имущества местного кулака собравшаяся толпа, в количестве 200 чел., разогнала комиссию.

За последнее время оживление активности женщин отмечается и в области посещения ими собраний, явка их на собрания зачастую превышает численно мужчин, где они открыто по подстрекательству кулаков — выступают против хлебозаготовок.

В результате возобновления нажима на кулака оживилась также и агитация антисоветского актива деревни. Смысл агитации, принимающей все более вызывающий и массовый характер, сводится к призывам к организованному противодействию Советской власти путем массовых выступлений.

Каменский округ. С. В.-Бурлинское. Местный кулак говорил в группе крестьян: «Сейчас что приходится делать мужику? Выход один — насаживать литовку на черен[ок] и поднимать восстание, потому что сама власть вынуждает на это».

Барнаульский округ. С. Колманское. Местный кулак, состоящий на учете АСЭ, говорил: «Нужно всему народу организованно дать отпор этой власти».

Бийский округ. С. Сростки. Местный зажиточный, быв. писарь, говорил: «Война уже есть кое-где и у нас, наверное, скоро будет, тогда всем советским работничкам достанется как следует».

Канский округ. С. Долганка. Местный зажиточный в группе 8 чел. крестьян говорил: «Если нынче не будет войны с другими странами, то крестьяне сами поднимут восстание против коммунистов. Если бы нашелся такой человек, который сумел бы организовать крестьян, то давно бы разрядили сердце от злобы».

Террор кулаков

С 1 по 10 июня зарегистрировано 19 случаев террористических актов кулаков против работников соваппарата и актива бедноты, принимавшей участие в хлебозаготовках. Ранений — 1 случай, избиений — 5, поджогов — 4, нанесен имущественный ущерб — 1, угроз — 6.

Наиболее характерные случаи терактов:

Омский округ. С. Введенское. 10 июня кулаками подожжены дома в селе. При тушении пожара была обнаружена бутылка с порохом, закупоренная паклей. Характерно, что когда стрелочник, проживавший в этом селе, поехал на ближайший разъезд за пожарной машиной, он был остановлен за селом 3-мя неизвестными, однако ему удалось вырваться от них, тогда один из неизвестных выстрелил ему вдогонку из нагана.

Рубцовский округ. Змеиногорский райн. В пос. Верх.-Алейском была подожжена усадьба члена сельсовета, активного работника по хлебозаготовкам. Во время тушения пожара среди собравшихся крестьян (кулаки) кричали: «Не нужно гасить, пущай горит, нас разорил, взял весь хлеб».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.