Докладная записка информотдела ОГПУ о развертывании коллективизации и недочетах во внутриколхозном строительстве на Украине. Не ранее 20 октября 1929 г.

Реквизиты
Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1929.10.20
Источник: 
Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 2. стр. 963-975
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 682. Л. 57—67. Подлинник.

№ 357

1. Новый приток в колхозы

Уровень коллективизации с[ельского] хозяйства на Украине после полосы непрерывного снижения его (с марта по сентябрь) достиг к началу сентября 28,3%. Падение процента коллективизации приостанавливается лишь, примерно, в середине сентября и в это же время намечается, хотя и незначительный, но все же по ряду районов довольно заметный прилив в колхозы. Рост колхозов за один месяц (20 сентября—20 октября) иллюстрируется следующими данными по 136 районам разных экономических секторов.

   

Количество

колхозов на

% коллективизированных хозяйств на

20

сентября

20

октября

20

сентября

20

октября

1.

Полесье по 14 районам (всего 55 районов)

276

292

10,1

10,3

2.

Правобережье по 57 районам (всего 166 районов)

1660

1711

26,1

26,3

3.

Левобережье по 23 районам (всего 109 районов)

690

695

24,9

25,4

4.

Степь по 31 району (всего 162 района)

1829

1932

40,5

42,2

5.

АМССР по всем 11 районам

345

370

19,2

20,6

Всего по Украине по 136 районам (из 513)

4800

5000

26,4

27,1

Приток в колхозы, в основном, идет за счет новых групп единоличных хозяйств и в значительно меньшей мере за счет возвращения ранее вышедших из колхозов. Почти повсеместно рост старых колхозов и образование новых протекало в процессе осеннего сева. Характерно также, что рост коллективизации отмечается особенно в тех районах, где успешно проходят текущие хозяйственно-политические кампании (особенно сев, хлебозаготовки и др.).

В Алексеевской районе быв. Харьковского округа за время осеннего сева вновь вступило в колхозы 295 хозяйств. За счет вступивших организовано 3 СОЗа и 2 с/х артели. Район первым на Украине закончил осенний сев с превышением плана, причем особенно организованно сев проведен колхозами.

Растущая тяга в колхозы со стороны единоличных середняцких и бедняцких хозяйств по отдельным районам выливается в стихийное возникновение инициативных групп по организации колхозов, усиливается также тяга к возвращению в колхоз со стороны вышедших из колхозов.

В с. Ново-Павловка Краснолугского района единоличники, середняки и бедняки, по собственной инициативе организовали группу в 30 чел. с целью организации с/х артели. В колхоз с. Помошное быв. Зиновьевского округа обратно возвратились 160 хозяйств, ранее вышедших оттуда; в 3 колхоза Бобринского района обратно вступило 80 хозяйств. В большинстве случаев организовываются колхозы низших форм (СОЗы и др.) и малочисленные по своему составу (20—25 хозяйств и меньше).

2. Роль низового соваппарата в организации новых колхозов

Низовой соваппарат (сельсоветы и даже РИКи) в большинстве районов еще не играет роли организатора и практического руководителя колхозного движения. Возросшая тяга в колхозы со стороны новых середняцких и бедняцких масс, еще не бывших в колхозах, не подхватывается сельсоветами и др[угими] местными организациями. Почти ничего не предпринимается также для того, чтобы реализовать наметившийся за последнее время перелом в настроении быв. колхозников в сторону возврата в колхоз. Работа по организации новых колхозов и укреплению старых не увязана с текущими хозяйственно-политическими кампаниями. По ряду районов низовым соваппаратом и местными организациями ничего не сделано в отношении вовлечения новых масс в колхозы. Сельские и, особенно, районные организации ограничиваются лишь разработкой обширных планов и принятием резолюций.

В Николаевском районе директивы о развертывании колхозного строительства были проработаны на районном совещании, где были выделены уполномоченные для проведения этой работы по сельсоветам. Однако к практической работе до сих пор ни в одном сельсовете не приступлено. Аналогичное положение отмечается по большинству районов быв. Николаевского округа. В большинстве районов быв. Днепропетровского округа до последнего времени вопрос о колхозном строительстве специально не обсуждался. По Ново-Прагскому, Брайскому, Хмелевскому, Новоукраинскому и Бобринецкому районам быв. Зиновьевского округа работа по организации новых колхозов до последнего времени не велась. В районах быв. Киевского округа намечена колоссальная программа колхозного строительства в период осеннего сева, практическая же работа по реализации намеченных планов на местах не развернута.

Отсутствие практической работы по развертыванию коллективизации часто переплетается с открытыми правооппортунистическими установками местных работников в этом вопросе. Наиболее типичной для настроения особо значительной группы низовых работников является ставка на самотек: «Пусть крестьяне сами убеждаются в преимуществе колхозов и сами вступают в колхозы». Уклонение от практической работы по коллективизации часто мотивируется якобы боязнью перегибов, «нежеланием ссориться с крестьянами» и т.п. Зафиксированы также случаи прямого отказа ряда низовых работников и отдельных сельских организаций от участия в работе по организации новых колхозов.

В Очерепинском и Ново-Михайловском сельсоветах быв. Токмакского района быв. Мелитопольского округа сельские организации совершенно не ведут работу по коллективизации, причем многие работники по этому поводу заявляют: «Агитировать за коллективизацию мы больше не будем, пусть индивидуальные хозяйства сами убеждаются в преимуществе колхозов и сами вступают в колхозы». По большинству сельсоветов указанного района никакой практической работы по вовлечению новых членов в колхозы не ведется. Председатель Бобринецкого Райколхозсоюза (член ВКП(б) быв. Зиновьевского округа по поводу выполнения партийной директивы о развертывании коллективизации в районе заявил: «При существующем отрицательном отношении большинства единоличников к колхозам никакая агитация не поможет, единоличник в колхоз не пойдет и добровольно прилива ожидать трудно». На пленуме Выговского сельсовета Коростяньского района быв. Проскуровского округа секретарь сельсовета заявил: «В нашем селе организовывать колхоз не нужно, в него никто не пойдет». Это выступление было поддержано многими членами сельсовета, и вопрос об организации колхоза был сорван.

Торможение коллективизации со стороны части низовых работников выражается также в умышленном задержании приема новых членов в колхозы, путем прямого отказа в приеме, затяжки разбора заявлений, установления длительного кандидатского стажа для вновь вступающих, требования специальных поручительств и проч[ее]. Подающих заявления о    выходе из колхозов часто механически исключают, никаких попыток к удержанию колеблющейся части колхозников из середняков и бедняков не принимается, никакой разъяснительной работы среди них не проводится. Зафиксирован также ряд фактов, когда единоличников, уже подавших заявления о вступлении в колхоз, не допускают на собрания колхозников.

В одной из артелей Красно-Окнянского района (АМССР) по инициативе председателя правления с общего собрания членов артели силой была удалена группа единоличников, в числе которых было несколько комсомольцев, уже подавших заявления о вступлении в артель.

Секретарь Ново-Миргородского райпарткома всем секретарям сельпартячеек и правлениям колхозов отдал распоряжение: «Всех вновь вступающих в колхоз принимать только при поручительстве 6 старых колхозников».

В Обуховском районе быв. Киевского округа поданные еще в августе 600 заявлений о вступлении в колхозы до последнего времени не рассматривались. В Арсеньевском районе районный земельный отдел дал директиву правлениям колхозов о том, чтобы «всех вновь вступающих в колхозы принимать только после предварительного кандидатского стажа от 1 до 6 месяцев».

В Близнецовском районе быв. Днепропетровского округа местными работниками за 5 дней механически исключено из колхозов 1041 хозяйство. В Синельниковском районе в 3-х селах было подано 160 заявлений о выходе. Местные работники всех подавших заявления исключили механически. В с. Ингу Николаевского района в местный колхоз было подано 50 заявлений единоличников о приеме и обратном вступлении в колхоз, но разбор этих заявлений умышленно задержан.

Наряду с бездеятельностью и прямым торможениям развертывания коллективизации кое-где отмечаются попытки принудительного вовлечения середняков в колхозы путем экономического нажима и мерами голого администрирования. Характерны в этом отношении следующие примеры:

В с. Гремячко Зиньковского района быв. Проскуровского округа сельсовет без ведома крестьян составил список на 50 середняцких хозяйств, которые «безоговорочно должны вступать в колхоз». В Бобринецком районе председатель колхоза «Новая жизнь» по поводу вовлечения единоличников в колхоз заявил: «На «индусов» (единоличников) надо наложить такой план хлебозаготовок, что они сами будут проситься в колхоз. Если и это не поможет, то надо наложить на них такую мясозаготовку, что и последних коров сдадут, тогда уж каждый к нам побежит, успевай только записывать да принимать». В с. Мирная Долина Александровского района Артемовского округа уполномоченный РИКа на общем собрании заявил: «Вам, единоличникам, не долго осталось жить, мы скоро всех подушим, кто не будет в колхозе».

3. Внутриколхозное строительство

Слабое руководство колхозами

Руководство колхозами низшего соваппарата, колхозно-кооперативных и земельных органов неудовлетворительно. Руководство районных организаций колхозами, по-прежнему, в основном, является «бумажным» (письменные директивы, многочисленные циркуляры и инструкции и т.п.), практического руководства повседневной жизнью колхозов, как правило, нет. Конкретные меры со стороны районных руководящих организаций к устранению многочисленных недочетов и прорывов в производственной и хозяйственной жизни колхозов в большинстве случаев отсутствуют. Оторванность от производственной жизни колхозов отмечается местами также и со стороны самого управленческого аппарата колхозов: колхозные правления во многих случаях «руководят» работой лишь из стен канцелярии, в полевых же работах члены правлений подчас вовсе не участвуют.

Почти повсеместно наблюдается отсутствие четкости в работе колхозных правлений; нет точного разграничения обязанностей и личной ответственности членов правлений за тот или иной участок работы. В результате правления колхозов не справляются с поставленными перед ними организационно-хозяйственными задачами.

По целому ряду колхозов Харцизского, Большого Енисольского, Амросиевского и Седовского районов быв. Сталинского округа со стороны районной колхозной кооперативной системы никакого живого практического руководства колхозами нет. В РайЗУ всех указанных районов до последнего времени не было даже данных о количестве коллективизированных хозяйств и обобществленной в колхозах земли. В Амвросиевском районе в РайЗУ числилось на счету два колхоза, которые распались еще весной текущего года. Этим давно не существующим уже «хозяйствам» райземотдел все время посылает свои директивы и циркуляры.

В Ново-Московском районе быв. Днепропетровского округа по официальным данным коллективизированных хозяйств в районе числится 64,3%, фактически же процент коллективизированных хозяйств не превышает 25%. В Павлоградском районе числилось 48,2% коллективизированных хозяйств, в действительности же их только имеется 28,8%.

Вопросы организации, распределения, учета и оплаты труда

Отсутствие четкого организационно-хозяйственного руководства во многих колхозах, бесплановость в работе, бесхозяйственность и злоупотребления, приводящие иногда к распаду колхозов, явление довольно распространенное. Наиболее узким, неблагополучным местом в работе колхозного аппарата до сих пор остается неумение правильно организовать, распределять и учитывать труд колхозников. Бригадная система далеко не везде применяется и местами еще плохо усвоена. Своевременное распределение производственных заданий бригадам, группам и одиночкам налажено плохо, совершенно почти не ведется предварительный учет необходимого количества рабочей силы на тот или иной участок работы. Характерны следующие факты:

В артели с. Красные Мазки Червонно-Повстанческого района имеется 96 кур, оцененных в 70 руб. На уход за этими курами по плану предусмотрено затратить в год 559 трудодней. До сих пор уже затрачено 310 трудодней, оплачивающихся в среднем в 1 руб. 50 коп.

Совершенно неудовлетворительно поставлено счетоводство в колхозах. Запущенность учета труда сильно тормозит работу по подведению итогов и производству расчетов и оплаты затраченного труда. Большие затруднения по той же причине встретились при распределении доходов по окончании хозяйственного года. В Каменском районе быв. Днепропетровского округа в 12-ти колхозах учет трудодней совершенно не ведется. В этих колхозах отсутствуют даже необходимые для учета трудодней лицевые счета на каждого колхозника. Аналогичное положение в колхозах ряда районов быв. Волынского, Проскуровского, Зиновьевского, Николаевского и Днепропетровского округов.

Отсутствие в большинстве колхозов норм выработки, отсутствие учета и контроля над выполнением и качеством проделанной работы обуславливает низкую производительность труда, является причиной нездоровых настроений и постоянных трений между колхозниками и правлениями («Я больше сделал, а ты меньше, а учли нашу работу поровну». «Я работаю много, а мой труд как следует не оценивается, если вовсе не забудут, то в лучшем случае поставят палочку, как всем»). На почве плохой организации, особенно плохого учета труда, зафиксировано за последнее время по ряду колхозов значительное падение трудовой дисциплины.

Материалы по районам быв. Зиновьевского, Дубенского, Проскуровского, Сумского, Бердичевского, Винницкого, Луганского, Днепропетровского, Николаевского, АМССР и др[угих] округов отмечают за последнее время рост прогулов, опаздывания на работу, небрежное отношение к порученным обязанностям, отказ от порученной работы, замену труда взрослых трудом подростков, низкую производительность труда и т.д. Среди середнячек часты случаи невыхода на работу по мотивам «занятости в своем хозяйстве» (огород, птица, скот и т.д.).

В некоторых колхозах падение трудовой дисциплины, выражающееся, главным образом, в невыходах на работу, настолько значительно, что правления колхозов вынуждены прибегать к найму рабсилы. На наем рабочей силы иногда затрачиваются значительные средства. В с/х артели им. Котовского на наем рабочей силы в течение двух недель израсходовано 2492 руб. В колхозе с. Обручи Слободзейского района на работу в некоторые дни не выходило до 75% всех трудоспособных. Правление нанимает поденных рабочих (в горячее время до 150 чел. в день), уплачивая им по 1 руб. 50 коп. в день. Аналогичное отмечено по ряду колхозов АМССР и др[угих] округов.

Как результат плохой организации, распределения и учета труда, обуславливающих низкую производительность труда, наблюдаются по равным колхозам слишком большие колебания в нормах оплаты трудодня. Колебания доходности трудоединицы имеют место даже в колхозах одного и того же хозяйственного типа при сравнительно одинаковых условиях работы. Крайнее разнообразие в оплате трудодней колхозников в значительной мере обусловлено также неправильным пониманием на местах принципов оплаты труда в колхозах и пестротой техники расчетов стоимости трудодня (различные проценты, отчисления и проч.). Указанное положение иллюстрируется следующими фактами:

В Гросуловском районе в артели «Горопашник» быв. Одесского округа в результате разделения чистого дохода на число израсходованных трудодней получилось по 4 руб. 78 коп. на один трудодень; в колхозе «Надия Украины» Акимовского района быв. Мелитопольского округа трудодень оплачивается в 2 руб. 62 коп. Такая низкая оплата трудодня объясняется тем, что в колхозе израсходовано уже 50 000 трудодней, против нормы в 18 000 (перерасход на 262%). Председатель правления колхозкуста Бланецкого района быв. Николаевского округа по вопросу оплаты труда колхозников заявил: «В вопросе оплаты труда я никак не разберусь, указания центра читать некогда, а если и прочитаю, то все равно ничего не понимаю».

Большие ненормальности и разнобой в учете и оплате трудодней везде вызывают нездоровые настроения среди колхозников и усиливают тенденции к выходу из колхозов: «При таком учете трудодней разойдемся по домам». «Мы не знаем, сколько мы проработали, наш труд пропадает даром». «Если так будет продолжаться с учетом труда, выйдем из колхоза».

Подведение итогов закончившегося хозяйственного года

Низовой колхозный аппарат часто недооценивает политического значения правильного подведения итогов закончившегося хозяйственного года в колхозах, в деле закрепления существующих колхозов и дальнейшего развертывания коллективизации. Массовая разъяснительная работа среди колхозников вокруг вопросов распределения урожая и оплаты труда в колхозах не ведется, не развернута также, как следует, работа по показу и популяризации среди широких масс единоличников достижений первого хозяйственного года в колхозах.

Подсчет доходов за истекший год во многих колхозах произведен исключительно аппаратным порядком и не прорабатывался в массах колхозников. Отмечены факты, когда о результатах произведенных разъездными бригадами РИКов подсчетов доходов членская масса колхозов не была информирована. В Мариевском колхозе Верхне-Днепровского района быв. Днепропетровского округа прибывшей из райцентра бригадой в результате подсчетов была выведена стоимость трудодня в 92 коп. Закончив работу, бригада сразу же уехала в райцентр, не сообщив о результатах своей работы ни правлению колхоза, ни самим колхозникам.

В деле распределения урожая на местах наблюдается большой разнобой, непонимание и искривление директив руководящих организаций по этому вопросу. Ненормальности и грубые ошибки, допускаемые при проведении этой работы, вызывают резкое недовольство колхозников. Характерны следующие факты:

В артели им. Коминтерна Зинсковецкого района быв. Полтавского округа председатель РИКа на общем собрании колхозников по вопросу о распределении урожая заявил: «Распределение урожая мы не будем проводить из расчета трудодней, а каждый член артели должен иметь равную долю». Колхозники по поводу этого «разъяснения» говорят: «Говорили, что нас обманут, так и вышло».

В с. Кучеровка Зиновьевского района председатель колхоза им. 12-ти летия Октября порядок распределения урожая и оплаты труда разъяснил следующим образом: «Никакой оплаты труда не будет, весь хлеб сдадим государству, мануфактуры не будет, а если и получим, то дадим только бедноте». Аналогичные факты неправильного разъяснения принципов распределения урожая отмечены и по ряду других районов.

Ненормальности во взаимоотношениях колхозного руководства с членской массой

Из моментов, тормозящих организационно-хозяйственную деятельность колхозов, вызывающих нездоровое настроение среди колхозников и отрицательное отношение окружающего населения к колхозам, следует отметить наблюдающиеся местами большие ненормальности во взаимоотношениях колхозных правлений и членской массы. В ряде районов колхозное руководство заражено бюрократизмом, имеет место грубое отношение членов правлений к колхозникам, игнорирование хозяйственной инициативы колхозников, зажим самокритики, кое-где процветает кумовство и т.д. Указанные ненормальности имеют место не только в с/х артелях, но и [в] коммунах.

В коммуне «Комсомолец» Дубоссарского района (АМССР) председатель коммуны, член ВКП(б), в обращении с колхозниками крайне груб. На справедливые деловые замечания колхозников пред[седатель] коммуны отвечает: «Если вам не нравится, можете идти на все четыре стороны». К лицам, выступающим с критикой действий правления коммуны, применяются штрафы, лишение «строптивых» выдачи авансов, выступающих обвиняют в бузотерстве и пр. Верхушка коммуны совершенно не участвует в полевых работах, имеет для себя специальную, так называемую, «белую кухню», на питание этой верхушки расходуются лучшие продукты и почти все жиры. Окружающее население реагирует на эти безобразия следующим образом: «Вот смотри на коммуну, где люди должны быть равны, в действительности же в коммуне господа и рабы, люди оборванные и голодные и уже бегут оттуда». Действительно, в связи с указанными безобразиями имеют место выходы из коммуны.

Засоренность колхозов чуждым элементом

Все отмеченные выше ненормальности и безобразия в колхозах в значительной мере обусловлены засоренностью ряда колхозов (как членской массы, так и управленческого и технического аппарата колхозов) кулацким и др[угим] чуждым антисоветским элементом. Чистка и проверка колхозов, проводившаяся поверхностно, формально, без достаточной мобилизации вокруг этого вопроса бедняцко-середняцких масс колхозников, не везде дали нужные положительные результаты. Засоренность членской массы колхозников, выявленная уже после проведенной чистки, в первую очередь, идет за счет кулачества, раскулаченных и лиц с антисоветским прошлым.

Из учтенных в районах быв. Киевского округа за короткий срок 156 фактов засоренности колхозов 76 случаев падает на управленческий аппарат, в составе которого выявлено: кулаков — 16, подкулачников — 10, быв. полицейских — 4, быв. белых — 4, политбандитов и петлюровцев — 7, уголовников — 4, приговоренных к расстрелу — 1. В Славянском районе быв. Артемовского округа правление артели с. Орехово состоит из 3-х кулаков и сына попа.

Часть кулачества проникла в колхозы с целью избежать раскулачивания и выселения. Характерны в этом отношении следующие заявления колхозников: «Если бы я не пошел в колхоз, то давно бы был на севере». «Я бы в колхоз не пошел, но нужда меня заставила». «Мы, как чуждый элемент, будем пока сидеть в артели, т.к. если выйдем, то не спасемся от раскулачивания». «Я вступил в колхоз, зная, что он долго существовать не будет, рано или поздно колхозы ликвидируются».

Чуждый элемент, пролезший в управленческий аппарат колхозов, ведет подрывную, разлагающую работу изнутри, поддерживая связь с окружающим кулачеством и всячески старается дискредитировать коллективизацию среди широких масс колхозников и единоличников. Зафиксированы факты, когда руководители колхозов из быв. кулачества и антисоветского элемента являются организаторами выходов из колхозов, добиваясь полного развала их.

В с. Богдановке Котовского района Днепропетровского округа председатель правления колхоза «Советское село», подкулачник, созвал в своей квартире нелегальное собрание колхозников, на котором обсуждался вопрос о развале колхоза. На повестке этого собрания был поставлен...1*

В с. Русаки Ивановского района быв. Киевского округа заместитель пред[седателя] правления колхоза — быв. лишенец и подкулачник. В течение долгого времени поддерживал связь с кулаками и систематически вел в колхозе агитацию за выход. Во время проводимой чистки он не только не был исключен, но и был оставлен в правлении. В последнее время указанный зам[еститель] председателя правления арестован вместе с еще 3-мя раскулаченными за поджог колхозного хлеба.

В Балтского районе в с. Басицевы (АМССР) членом правления колхоза состоял подкулачник, тесно связанный с кулаком-экспортником. Последний созывал к себе на квартиру членов колхоза, в том числе быв. батраков, спаивал их и уговаривал выйти из колхоза. Указанный член правления 4 раза выходил и обратно вступал в колхоз, каждый раз уводя с собой по 15 20 колхозников и, в конечном итоге, колхоз развалился.

В Булинском районе членом Колбовского колхоза состоит кулак Кулиш, быв. председатель религиозной общины. В группе своих близких Кулиш заявил: «Я буду в колхозе до тех пор, пока его до основания не развалю».

В Крутянском районе членом правления колхоза с. Леонтьевки является быв. городовой, ведущий среди колхозников агитацию о том, что «колхозы нам не нужны, они нужны правительству, чтобы удобнее было у нас хлеб забирать».

Аналогичные многочисленные факты разложенческой работы проникнувших в колхозы быв. кулаков и др[угих] быв. людей отмечены по ряду районов быв. Проскуровского, Бердичевского, Винницкого, Херсонского и др[угих] округов.

Для деятельности колхозного руководства, засоренного кулацкими и антисоветским элементом, характерна последовательная антибедняцкая линия, выражающаяся в незаконном исключении из колхозов батраков и бедняков и воспрепятствовании их приему, в постоянном игнорировании интересов бедноты и батрачества и всяческом поощрении зажиточной части колхозников.

В Глемязовском районе быв. Шевченковского округа правление коммуны «Искра», засоренное чуждым элементом, исключило из членов коммуны 40 комсомольцев, оставшихся в коммуне после выхода оттуда их отцов. Правление коммуны до того обнаглело, что отобрало у всех исключенных комсомольцев билеты.

В Крутянском районе (АМССР) правление с/х артели исключило из членов артели 30 бедняков якобы за невыход на работу, многие же зажиточные, совершенно не участвующие в работе, правлением оставлены в артели. В с. Тауговка Коростышевского района (быв. Волынский округ) председатель правления колхоза систематически травит бедняков и батраков, говоря: «Нужно жать батраков, членов КИС и активистов до тех пор, пока не развалится колхоз». В колхозе с. Климовка Макаровского района (быв. Луганский округ) правление отказало бедняку в выдаче 2-х руб. аванса на покупку лекарства, выдав в то же время быв. спекулянту 80 руб. для вставки золотых зубов. Аналогичные факты ущемления и игнорирования интересов бедноты колхозным руководством отмечены и по ряду др[угих] районов.

Выход из колхозов на почве внутриколхозных недочетов

Все вышеуказанные многочисленные недочеты внутриколхозного строительства, особенно недочеты по линии организации учета и оплаты труда, являются основными причинами продолжающегося до последнего времени отлива из колхозов. Это положение подтверждается многочисленными фактами по ряду районов, где выходящие из колхозов бедняки, батраки и середняки объясняют свой уход исключительно бесхозяйственностью, отсутствием руководства и неналаженностью производственной жизни в колхозах.

«Мы выходим потому, что у нас безобразие в колхозе, а район этим не интересуется. Хотя бы приехали и посмотрели, что у нас делается» (быв. Мелитопольский округ). «Мы выходим из коллектива, так как видим, что здесь порядка нет. Хлеб колхоза гниет на поле, и никто о нем не заботится. Такое хозяйствование к добру не приведет» (быв. Волынский округ). В правлении Ворожбянского колхоза (быв. Сумский округ) от колхозников поступило 200 заявлений о выходе. Большинство заявлений свой выход мотивирует тем, что «правление не заинтересовано в работе колхоза, отсутствует правильное распределение труда, правление не умеет руководить колхозом». В Чаплинском районе быв. Херсонского округа на почве бесхозяйственности и недочетов в работе правления из колхозов вышло 588 хозяйств, из коих 330 середняцких. В с. Рашково Каменского района (АМССР) из с/х артели вышло 42 хозяйства. Основной мотив всех поданных заявлений о выходе тот, что «хозяйство в колхозе падает, правление колхоза бездействует и т.д.». Аналогичные многочисленные факты отмечены по ряду районов быв. Полтавского, Киевского, Дубенского, Криворожского и др[угих] округов.

Особого внимания заслуживают случаи выхода из колхозов бедноты и батрачества, вследствие засоренности колхозов, особенно колхозного руководства кулацким и др[угим] чуждым элементом.

«Надо выходить из колхозов, нам здесь места нет, так как кулаки и махновцы засели в колхозе и издеваются над нами» (заявления группы бедняков и середняков — колхозников быв. Мелитопольского округа). «Нами управляет кулак, разве он может бедноте желать добра; ведь мы, бедняки, раньше ходили к нему с поклонами, и теперь мы от него зависим, такой колхоз нам не нужен!». «Войдем в коллектив при другом составе правления, в котором не будет кулаков, воров и пьяниц». «Мы должны в колхозе работать на кулака, ранее эксплуатировавшего нас» (групповые заявления бедняков — колхозников быв. Кременчугского, Киевского и Винницкого округов). Аналогичные настроения у отдельных бедняцко-середняцких групп отмечены также в ряде колхозов быв. Одесского, Запорожского, Полтавского и др[угих] округов. В Могилевском районе быв. Проскуровского округа на почве засоренности колхозного руководства вышло из артели им. Сталина свыше 60 бедняцких хозяйств.

4. Ход текущих хозяйственно-политических кампаний в колхозах

Уборка, обмолот и осенний сев

Осенние с/х кампании до последнего времени протекают при наличии ряда крупных недочетов и прорывов. Сильно затянувшаяся уборка урожая и обмолот зерна обусловили запоздания с осенним севом. Колхозы, упустившие по ряду районов подготовительные работы к осеннему севу, находятся в настоящее время в затруднительном положении. Колхозы Полесья и Правобережья в осеннем севе отстают от единоличников. Обмолот и свозка с полей колхозного хлеба до последнего времени были далеко не закончены.

По данным от 27 южно-степных районов на 10 октября было не убрано хлеба, находящегося в копнах на колхозных полях, с площади свыше 42 844 га. Часть не свезенного хлеба проросла и погибла.

Основными недочетами в деле обмолота, помимо объективных причин (дожди, недостаток сложных машин и частей к ним), являются слабая трудовая дисциплина, низкая производительность труда колхозников, недостаточная нагрузка молотилок и механических двигателей. Двухсменная работа молотилок, несмотря на все директивы руководящих организаций, ввиду инертности колхозного руководства далеко не везде была налажена.

В ходе осенних с/х кампаний повсеместно крайне остро ощущался в колхозах недостаток рабочей силы и особенно тягловой силы. Острый недостаток раб[очей] силы усугубляется низкой производительностью труда и падением труд[овой] дисциплины (массовые невыходы на работу). На почве ненормальностей в работе по уборке и обмолоту колхозного хлеба по ряду районов среди части колхозников усилились отрицательные настроения и тенденции к выходу из колхозов (районы быв. Херсонского, Полтавского и др[угих] округов).

Отрицательные моменты в настроении части колхозников

Неосведомленность массы колхозников о принципах распределения урожая, отсутствие достаточной разъяснительной работы вокруг этого вопроса, а также недочеты в уборке и обмолоте нового урожая являются причинами наличия ряда отрицательных моментов в настроении части колхозников, особенно колхозников-середняков. Отдельные группы колхозников, не только середняков, но и бедняков, вопрос о своем дальнейшем пребывании в колхозах часто связывают с результатами распределения урожая.

«Если заберут хлебные излишки, как в прошлом году, то мы заберем урожай и пойдем домой». «Посмотрим, как будут рассчитываться с нами теперь, если единоличники будут обеспечены лучше, чем мы, тогда мы разбежимся и будем хозяйничать сами». «Если мы увидим, что получим хлеба больше, чем в прошлом году, останемся в колхозе, если же нет — заберем лошадей, инвентарь и выйдем из колхоза».

В связи с началом фактического распределения урожая во многих колхозах усилились рваческие настроения, требования восстановления высоких потребительских норм и антизаготовительные настроения. В этих вопросах члены колхозных правлений и партийцы в ряде случаев плетутся в хвосте колхозной массы. Зафиксированы многочисленные случаи выступлений членов колхозных правлений против хлебозаготовительных планов, за повышение потребительских норм и т.д.

«Сперва обеспечим себя, а потом остатки сдадим государству». «Хлеб дадим тогда, когда красным обозом навезут нам мануфактуру». «Сперва необходимо выделить каждому колхознику паек по 30 пуд. на человека, потом на скот, сколько полагается, а остатки нужно продать на частном рынке и деньги распределить всем поровну, никаких фондов и заготовок нам не нужно».

Следует также отметить усиление антагонизма между середнячеством и беднотой в колхозах в связи с распределением урожая. Этот антагонизм выражается в стремлении части середняцких и особенно зажиточных элементов в колхозах к сохранению своего доколхозного экономического преимущества путем дележки всего урожая в зависимости от внесенного имущества (живого и мертвого инвентаря, земли, фуража, посевматериала и проч.). С другой стороны, со стороны бедноты намечается тенденция к командованию и оттиранию середняка от руководства в колхозе. Обострение указанного антагонизма часто усугубляется антибедняцкой или антисередняцкой линией колхозных правлений.

5. Настроение единоличников

Настроение широких масс неколлективизированных середняцких и бедняцких прослоек крестьянства в отношении коллективизации, в основном, продолжает оставаться еще выжидательным. Основной причиной отсутствия до последнего времени решительного сдвига в сторону колхозов является недостаточная, по большинству районов, работа по широкому показу и популяризации среди неколлективизированных масс основных колхозных достижений. Бедняцко-середняцкие массы единоличников с напряженным интересом следят за ходом распределения урожая в колхозах, связывая с ним решение вопроса о своем вступлении или невступлении в колхозы; такое же настроение и значительной части бывших колхозников.

«Посмотрим, как будут распределять в колхозах урожай, если хорошо, по правилу, то вернемся снова в колхозы» (быв. Днепропетровский округ). «Подождем и посмотрим, как рассчитаются с колхозниками».

Имеющиеся сведения из ряда районов быв. Киевского, Мелитопольского, Херсонского и др[угих] округов говорят о том, что обсуждение на общих собраниях единоличников положительных итогов хозяйственного года сопровождается немедленным (иногда на самих собраниях) вступлением в колхозы многих единоличников. Отдельные группы единоличников связывают вопрос о своем вступлении в колхоз в зависимости от степени снабжения колхозов промтоварами: «Если государство достаточно обеспечит колхозников промтоварами, тогда вступим в колхоз» (быв. Харьковский округ).

Антагонизм между колхозниками и единоличниками

За последние месяцы по значительному числу районов наблюдалось обострение взаимоотношений между колхозниками и частью единоличников (особенно недавно вышедших из колхозов), приводящее местами к резким конфликтам. В подавляющем большинстве случаев основной причиной антагонизма между единоличниками и колхозниками является неурегулированность земельных отношений. Борьба единоличников за свои старые земельные участки приняла особенно острые формы в период подготовки к осеннему севу. В ряде случаев эта борьба перерастала в массовые выступления и волынки, направленные против проводившегося землеустройства и коллективизации.

В с. Н. Рябина Кирилловского района Харьковского округа около 100 единоличников, вооруженных кольями и вилами, не допустили колхозников к пахоте на отошедшем к колхозу земучастке. Единоличники стащили с трактора рулевого, сломали рычаг на тракторе и угрожали избиением колхозников, если [те] не покинут поле.

В с. Рутковцы Ново-Сталинского района быв. Проскуровского округа толпа женщин в 100 чел. не давала землеустроительной партии провести начатую работу по землеустройству. На следующий день толпой были избиты 5 бригадиров и сельские активисты, причем из толпы было дано 2 выстрела. Аналогичные выступления против землеустройства со стороны единоличников имели место и в ряде других районов.

6. Борьба кулачества против коллективизации

Антиколхозная активность кулачества за последние месяцы повсеместно усилилась. Яркий антиколхозный характер приняли все виды проявлений контрреволюционной активности в деревне, причем в своей борьбе с коллективизацией кулачество обычно придерживается следующей установки: «Если колхозы окрепнут, нас всех вышлют из Украины, а потому наша цель разогнать колхозы».

Особенностью антиколхозной кулацкой агитации за последний период является усиление распространения провокационных слухов о скорой войне и неизбежной расправе со всеми колхозниками. «Скоро будет война, и если все не выйдут из колхоза, то с вами при перемене власти рассчитаемся в первую очередь» (кулаки быв. Волынского округа). «Соввласти скоро будет конец, самое позднее, через два месяца будет война, все колхозы распадутся, часть будет уничтожена пожарами» (Проскуровский округ).

Запугивание кулачеством колхозников и единоличников, намеревающихся вступать в колхозы, скорой войной и переменой власти особенно сильно распространено в пограничных и приграничных районах. На почве пораженческой кулацкой агитации в пограничных районах зафиксирован ряд случаев выхода из колхозов. Сильно возросла антиколхозная деятельность раскулаченных. Последние, наряду с обработкой единоличников за возвращение имущества, находящегося в колхозах, местами прибегают к самовольному захвату своих бывших построек, выбрасывая оттуда колхозников и терроризируя их (быв. Криворожский, Волынский, Луганский, Одесский, Бердичевский, Херсонский и др[угие] округа).

Повсеместно широко используются кулачеством в своей борьбе против коллективизации недочеты в уборке, распределения урожая и оплате труда в колхозах и имеющийся разрыв между конвенционными и рыночными ценами на с/х продукты.

Кулацкий террор с каждым месяцем все больше становится террором, направленным, главным образом, против коллективизации. Основной формой террора против колхозов остаются поджоги колхозного имущества и колхозного хлеба. Динамика и виды кулацкого террора на почве коллективизации иллюстрируются следующей таблицей:

Месяцы

Число

терактов

Из них на почве

коллективизации

В том числе

поджогов

убийств

ран[ений] и изб[иений]

Июнь

189

111

56

6

5

Июль

154

109

36

6

7

Август

151

93

63

2

2

Сентябрь

104

63

50

7

6

Октябрь

154

85

78

2

5

[Всего]

752

461

283

23

25

Примечание: данные за октябрь не полные.

1* Далее в тексте неразборчиво.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.