Письмо наркома внутренних дел РСФСР В.Н. Толмачева зам. председателя СНК РСФСР Д.З. Лебедю о первоначальных наблюдениях о положении выселенных кулаков в Северном крае. Не ранее 16 апреля 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.04.16
Источник: 
Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. Кн. 1. стр. 301-306
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 9. Д. 20. Л. 309-317. Копия.

№ 97

Письмо наркома внутренних дел РСФСР В.Н. Толмачева73 зам. председателя СНК РСФСР Д.З. Лебедю о первоначальных наблюдениях о положении выселенных кулаков в Северном крае.

Дорогой Дмитрий Захарович!

Считаю совершенно неотложным делом сообщить тебе о тех первоначальных наблюдениях, которые я собрал за это время путем беглого ознакомления с положением по Северному краю.

1)    В общей сложности в Северный край доставлено около 45 тыс. кулацких семей, т.е. около 158 тыс. чел., из них трудоспособных 36 тыс. чел. отправлено в разные места на работу; остальные, т.е. 122 тыс. чел. — женщины, дети и другие нетрудоспособные, размещены в бараках по линии железной дороги Вологда—Архангельск и Вятка—Котлас.

2)    По сведениям, полученным из разных местных источников, среди высланных насчитывается от 25 до 35% неправильно высланных (середняки, бедняки и т.п.)

Подготовку к проверке состава высланных мы закончили и сегодня приступаем к самой проверке, которая займет дней 7—10, после чего смогу сообщить и точные цифры. Но уже и эти, конечно, сомнительные, данные, основанные на беглом ознакомлении, говорят сами за себя и наводят на мысль о том, что, если среди 2-й категории мы имеем такую картину, то можно себе представить, насколько она хуже в 3-й категории, где и операция была более массовой и контроль неизмеримо слабее.

3)    Из самого г. Архангельска почти всех кулаков убрали, расселив их в бараках по ж[елезной] д[ороге]; осталось около 4 тыс. чел. больных, карантинных и обслуживающих их.

4)    Самым коренным и острым является жилищный вопрос. Люди размещены в 750 бараках, наскоро состряпанных из жердей. Теснота невероятная, есть места, где на человека приходится 1/10 кв.м площади при постройке нар в несколько этажей (кубатура меньше гробовой).

Полов в бараках нет, крыша сделана из жердей и слегка присыпана тающей и осыпающейся землей. Температура не выше 4°, как правило. Вшивость. При скверном питании, а для многих при почти полном его отсутствии, все это создает колоссальную заболеваемость и такую же смертность среди детей.

В наступлении полной [весны] (вторая половина апреля, май) земля в бараках растает (многие стоят на болотистой почве), сверху потечет, и все население их слипнется в грязный, заживо гниющий, комок.

Привожу некоторые цифры, характеризующие положение сейчас.

Справка о заболеваемости и смертности среди высланных

По г. Архангельску за март и 10 дней апреля из 8 тыс. детей заболело 6007 чел. Из них: скарлатиной — 199, корью — 1154, грипп, воспаление легк[их] — 4238, дифтерит — 21. Умерло детей — 587.

По Северо-Двинскому округу на 12 апреля 1930 г. всего умерло — 784, из них детей — 634.

По Вологодскому округу с 29 марта по 15 апреля болело детей — 4850, из них умерло — 677, в том числе только за 12—13 апреля умерло 162 чел[овека].

Общий процент заболеваемости среди детей — 85.

Смертность среди детей к общему числу детей — 7—8%.

Смертность среди детей к числу болевших детей — от 25% (по Архангельскому округу), до 45,5% (по г. Ар[хангельс]ку). Причем болеют и мрут младшие возраста.

5)    Все это говорит за то, что через две—три недели мы будем очевидцами еще более обостренных явлений, если не предпринять каких-то решительных мер. Эти меры в основном сводятся: 1) к Выводу из бараков и расселению по прилегающим деревням значительной части населения бараков и 2) к некоторому благоустройству бараков для тех, кого нельзя будет из них вывезти. По сведениям местных работников, расселение по деревням — вещь возможная, они сомневаются только, удобно ли это политически. Но общение с местным населением есть при барачном размещении, опасности же разноса заразных болезней можно избегнуть путем карантина и тщательной дезинфекции. На этот счет необходима директива Москвы74.

Что же касается благоустройства бараков, то с выводом части обитателей в них станет уже лучше и, кроме того, нужно срочно настелить хотя бы самые примитивные полы и сделать крыши. Досок нет, все идет на экспорт. Полы можно сделать из жердей, к чему уже приступают, а для крыши никаких материалов в крае нет. Между тем, крыша — главное. Единственный способ — это смазать их глиной, что и делается уже, хотя больших результатов не дает. Но есть места, где нет глины и туда надо срочно дать доски, хотя бы за счет экспорта или, во всяком случае, с внутреннего рынка. Такое положение на станции Шелекса, где на 90 бараков требуется 45 вагонов досок. Прошу дать срочное распоряжение об отпуске и доставке этого количества,

6)    До сих пор высланные питались своими продуктами, но сейчас их останется всего на несколько дней и, если не будет налажено снабжение пищей, то начнется сплошная голодовка. Наркомторг запрещает давать продукты бесплатно, а денег, как правило, высланные не имеют. Напоминаю, что среди них к тому же довольно значительное количество середняков, бедноты и т.п. Необходимо срочно приказать Наркомторгу разрешить местным организациям бесплатную выдачу продуктов и заброску их в соответствующие пункты, с чем также надо торопиться, т.к. скоро наступит распутица, и многие места будут отрезаны. Иллюстрацию прилагаю телеграммой Чухрита1*.

7)    Крайне тяжелое положение нетрудоспособных семей высланных осложняется еще тем, что по самым оптимистическим предположениям отправка их на места постоянного поселения растянется с конца мая до конца сентября. Это значит, что в описанных условиях (если они не будут решительно изменены) значительная их часть проживет еще месяца четыре—пять. Никакие меры медицинского порядка не будут действительны, если жилищное и продовольственное положение не будет изменено, и притом в кратчайшие сроки.

Ввиду того, что все бараки переполнены исключительно детьми, женщинами и стариками, задача создания для детей более благоприятных условий стоит как вопрос об улучшении в первую очередь всех или, по крайней мере, подавляющего большинства бараков.

8)    План расселения на постоянные места при огромном количестве расселяемых, при краткости сроков и при малоизученности края составлен умозрительно, а потому представляется малореальным.

Эти дни я участвовал в его уточнении. Предполагалось с открытием навигации получить некоторое количество пароходов и барж с Волги и из других районов (своих не хватает для экспортных работ) и при помощи их перебросить всю массу по судоходным рекам до определенных пунктов, откуда они должны по мелким речкам, гужом и пешком добираться к пунктам поселения. Этим же порядком предполагалось забросить и продовольствие, и инвентарь, и строительные материалы, что исчисляется в десятки тысяч тонн. Выяснилось: а) многие реки судоходны только в период половодья и использование их сомнительно в связи с возможным недостатком и опозданием тоннажа; б) мелкие речки в большинстве имеют быстрое течение, пороги и болотистые лесистые берега, на веслах не выгребешь против течения, а бечевой — не позволяет состояние берега (идти по ним почти везде против течения); в) в районах пешего и гужевого передвижения летнее бездорожье (надо ждать зимнего пути); г) в большинстве районов лесозаготовки могут вестись только зимой, с наступлением весны лесорубы оттуда уходят, чтобы не застрять в непроходимых болотах; селиться там нельзя, да и не нужно; д) большинство намеченных районов помимо малодоступности еще и весьма отдалены, что при незначительных транспортных средствах делаются и малодосягаемыми.

9)    Я пришел к выводу вместе с рядом товарищей, что вопросы расселения надо упростить и решение их сблизить с реальными возможностями.

В общем, план расселения представляется мне примерно в следующем виде. Нетрудоспособные члены семейств расселяются в легко досягаемых районах, где временно размещаются среди местного населения, используя жилищный фонд, довольно большой, ввиду характера местного строительства. На отведенных в этих районах свободных земельных участках начинается их хозяйственное устройство. Трудоспособные уходят на работу в леса и также, как местные жители, в определенные сезоны возвращаются к семьям, где и занимаются устройством своего сельского хозяйства, главным образом, за счет своих заработков и лишь при незначительной поддержке государства.

По мере освоения земельных участков и возведения построек они уходят со своих временных квартир и уже просто обосновываются в отведенных им пунктах. Этот с/х год ими все равно уже потерян, да и ближайшие два—три года трудно рассчитывать на то, что эти семьи смогут прокормиться исключительно сельским хозяйством, когда и местные-то крестьяне живут в значительной части отхожими промыслами. Указанным способом мы создаем для всех семейств оседлость, что весьма важно, даем заработок трудоспособным и открываем реальную возможность развертывания сельского хозяйства без особых затрат со стороны государства.

Расселение в местах лесозаготовок совершенно нецелесообразно, т.к. это, во-первых, не постоянные районы — лесозаготовки переходят с места на место, а во-вторых, они ведутся преимущественно в тех местах, где никакое сельское хозяйство невозможно из-за болотистости почвы и по ряду других причин. В крае же достаточно и помимо этого незаселенных мест, где сельское хозяйство вполне возможно и, где оно будет развиваться по тем же путям, что и у местных жителей, т.е. в значительное мере на основе заработков от отхожих промыслов в лесу, куда трудоспособные будут привлекаться независимо от места их постоянного поселения.

Эти вопросы необходимо обсудить в Москве и дать сюда соответствующие директивы и помощь, т.к. среди местных товарищей имеются на этот счет некоторые колебания.

10)    До сих пор к строительству еще не приступлено, как из-за отсутствия стройматериалов, так и впоследствии неясности вопроса о порядке финансирования. Немалой помехой было и отсутствие твердого плана расселения, который может быть дан только при наличии всех сведений касательно транспорта, стройматериалов и проч.

Между тем, как я указывал выше, состояние путей сообщения (главным образом, водных) таково, что нужно в кратчайшие сроки, пользуясь коротким паводком, забросить огромное количество разных грузов в довольно отдаленные пункты. Если это не будет сделано, то и людей туда везти незачем.

11)    Необходимо внести полную определенность и в вопрос о дальнейшем руководстве всем этим делом.

Роль ГПУ заканчивается с окончанием перебросок. Хозяйственное устройство и использование, культурное обслуживание и т.п. — все это должно быть возложено на местные органы, которые должны быть соответствующим образом подкреплены.

До сих пор полной ясности в этом нет. Где кончаются функции ГПУ и где начинается работа обычного аппарата — никто толком не знает. Надо определить какой-то момент, на котором происходит переход дела из одних рук в другие.

12)    До сих пор с высланными обращаются, как с опаснейшими заключенными, подлежащими строжайшей изоляции. Это исключает возможность использования их собственной инициативы и самодеятельности и налагает на нас совершенно непосильную обязанность их полного обслуживания.

Это ведь не ящики, не тюки груза, который сам о себе не думает, а живые люди, преимущественно весьма инициативные и обладающие большой житейской ухваткой. Нужно дать некоторый простор этим качествам, и они сами сделают многое, что нужно и что не под силу нашим аппаратам.

Необходимо взять курс на самодеятельность, направляя ее по соответствующему руслу. Я думаю, например, что многие могли бы расселиться сами в указанных нами районах, конечно, под нашим общим наблюдением и руководством.

Этот момент самодеятельности я расцениваю, как один из важнейших принципов, который необходимо ввести во всю практику, иначе мы не избегнем на предстоящем труднейшем этапе повторения в усиленном виде всех тех кошмарных вещей, которые имели и имеют место сейчас.

13)    С продовольствием и сейчас уже из рук вон плохо; в ближайшие дни начнется голодовка, а если на места поселения оно не будет заброшено из расчета на большие сроки, то все это кончится весьма печально не только для высланных, но и для местного населения, на плечи которого обрушится вся эта голодная масса. Нажим по линии Наркомторга и кооперации в Москве должен быть особенно энергичен.

14)    Хозяйственники считают, что последним постановлением Комиссии т. Шмидта по Северному краю отменен пункт 7-й постановления СНК РСФСР75 об их участии в расходах на строительство и бытовое устройство передаваемой им рабочей силы. Думаю, что это не так, и прошу подтверждения.

15)    Должен отметить, что и при самой тщательной проработке плана расселения, в нем неизбежно будет большое количество весьма узких мест и не будет предусмотрен целый ряд обстоятельств, которые неизбежно возникнут в практике.

Объемы операции настолько велики, край настолько неподготовлен, что при всем напряжении сил всякий план будет только весьма ориентировочной наметкой, в пределах которой и придется маневрировать. При наличии к тому же весьма недостаточных средств. А ведь здесь готовились гораздо больше, чем в других местах.

16)    И Сибирь, и Урал пока что ограничились заявками на очень большие суммы и, мне кажется, что положение там во всех отношениях должно быть еще хуже, чем здесь. Поэтому было бы правильно немедленно командировать, хотя бы на Урал, ответственного представителя правительства для ознакомления на месте с их планами и вообще с тем, что у них там делается. Если Полуян еще свободен, по-моему, его можно было бы туда послать. Я очень опасаюсь, что на Урале к моменту расселения мы очутимся перед большой нереальностью их предложений, и дело там может сорваться.

Сегодня я выезжаю для работы на местах расселения, пробуду в поездке минимум семь дней, затем вернусь в Архангельск, где также задержусь. Таким образом, в Москву попаду не раньше конца месяца.

Недочетом этого письма является то, что оно недостаточно снабжено конкретными и детальными предложениями. Но кое-что по этой части я сделал уже здесь, а остальное смогу дать после поездки по местам. Думаю все же, что и в этом виде оно даст тебе возможность принять ряд решений, которые помогут местам навести некоторый порядок во всем этом деле.

Не могу обойти молчанием ту пассивность со стороны центральных ведомств (включая Наркомздрав), которую они до сих пор проявляют к вопросам перевозки, расселения и устройства, считая, по-видимому, что это «не их дело». Нужно их хорошенько встряхнуть.

Письмо это посылаю только в твой адрес. Ознакомь с ним, кого найдешь нужным.

С коммунистическим приветом Вл. Толмачев

P.S. Пора подумать уже и о снабжении промтоварами, особенно обувью, иначе многие окажутся босиком и не смогут работать. Без обуви здесь не проживешь и летом.

Вл. Толмачев

1* Телеграмма в деле отсутствует.

73 Нарком внутренних дел РСФСР В.Н. Толмачев возглавлял комиссию, координировавшую в масштабах РСФСР решение проблем спецпереселенцев. Комиссия под руководством В.Н. Толмачева в своей деятельности опиралась на созданные на местах комиссии с аналогичными функциями. В Сибири краевая комиссия начала действовать с мая 1930 г. Некоторое время спустя комиссия Толмачева превратилась в главный центр координации деятельности наркоматов и ведомств республики с широкими полномочиями, включая переселение, размещение, хозяйственное устройство и использование труда раскулаченных. Аналогичную с этой союзную комиссию, организованную в апреле 1930 г., возглавил заместитель председателя СНК СССР В.В. Шмидт. Последняя просуществовала до весны 1931 г.

74    Организация и обеспечение медико-санитарного обслуживания переселяемых на места высылки лиц регламентировались постановлением СНК РСФСР от 9 марта 1930 г. В этом постановлении речь шла лишь о местах посадки в эшелоны, пути следования эшелонов по железным дорогам и также местах высадки переселяемых. Вопросы дополнительного медицинского обслуживания спецпереселенцев в постановлении не были отражены (Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 — весна 1931 г. Новосибирск, 1992. С. 25—26).

75    Речь идет о постановлении СНК РСФСР от 10 апреля 1930 г. «О мероприятиях по упорядочению временного и постоянного расселения высланных кулацких семей». В пункте 7 этого постановления говорилось: «Обязать хозяйственные организации, заключившие договоры на рабочую силу из числа высланных кулаков, принять на себя расходы по жилищному и бытовому устройству не только этих рабочих, но и их семей» (Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 — весна 1931 г. С. 28—30).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.