Справка КРО ОГПУ «О кулацкой контрреволюционной активности за время с 1 января по 1 мая 1930 г.». Не ранее 29 апреля 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.04.29
Источник: 
Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. Кн. 1. стр. 327-332
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 53. Л. 93-102. Копия.

№ 101

Конец 1929 — начало 1930 г., особенно последние 4 месяца, характеризуются резким ростом к/p кулацкой активности на селе.

Белогвардейцы, бандиты, церковники, сектанты, эсерствующий элемент, петлюровцы, дашнаки, иттихатисты, мусаватисты и т.д. — все они, стирая национальные, религиозные, территориальные грани, единым фронтом с кулаком вели упорную ожесточенную борьбу против Советской власти и ее мероприятий, особенно коллективизации.

Кулацкая к/p активность последнего периода характеризуется прежде всего тем, что наряду с бешеным, упорным сопротивлением мероприятиям Советской власти, особенно на почве хлебозаготовок в 1929 г. и на почве особенно коллективизации и раскулачивания в 1930 г., к/p кулацкий элемент, расценивая обстановку, как исключительно «благоприятную» для «всеобщего восстания» и «свержения Советской власти», развил широкую организационную деятельность по линии кулацкого повстанчества и бандитизма.

Если в прошлом (до осени 1929 г.) к/p кулацкий элемент замыкался преимущественно в узком кругу подпольной работы и проявлял лишь тенденции повстанческого характера, то за последний период кулацкая контрреволюция, ставя перед собой задачи (а местами и практически их осуществляя) вооруженной борьбы и свержения соввласти, шла по линии создания огромного количества к/p образований (группировок, организаций и банд) и превращения их в массовые организации.

В начале 1930 г. наиболее характерны для кулацкой к/p борьба за массу и попытки втянуть массу в повстанческое движение. В ряде мест, выделявшихся особенно перегибами и извращениями совпартлинии, кулацкой контрреволюции удалось спровоцировать и втянуть под свое влияние даже наименее устойчивую часть середняков и отдельных бедняков, деклассированных красных партизан и т.п.

Конкретно рост кулацкой к/p активности шел в основном по следующим направлениям:

1.    Усиленная к/p агитация (письменная и устная) за срыв совмероприятий, особенно коллективизации; повстанческая агитация. Распространение всевозможных провокационных к/p слухов. Эту деятельность развивали, как одиночно действующие кулаки, так и кулацкие к/p группировки и организации.

Повсеместно слабая, а местами отсутствовавшая массовая разъяснительная работа вокруг мартовских и апрельских решений партии была использована кулачеством до последнего времени в целях еще более интенсивной, главным образом, антиколхозной агитации. По ряду районов кулачество как бы «монополизировало» разъяснение решений партии.

Значительные размеры приобрела также практика созыва кулаками нелегальных собраний, на которых проводится антиколхозная пропаганда, извращенное и прямо провокационное толкование последних решений партии и т.д. С другой стороны, являясь на собрания, созываемые местными совпарторганизациями, кулаки своими выступлениями добиваются в ряде случаев вынесения собраниями антиколхозных резолюций и постановлений, сплошь и рядом кулаки срывают такие собрания. Особую роль в к/p агитации играет провокационное использование кулаками религиозных моментов (закрытие церквей, снятие колоколов). Необходимо отметить также широкую волну самых разнообразных провокационных к/р слухов, как в целях срыва коллективизации («обобществление жен», «клеймение колхозников антихристовой печатью», «близится страшный суд — нужно выходить из колхозов», «колхоз — барщина», «соввласть скоро погибнет, тогда всех колхозников расстреляем» и т.д.), так и прямо повстанческих («высадка десантов», «наступление иностранных войск», «восстание и свержение соввласти в ряде районов» и т.п.).

Распространение а/с листовок и анонимок на селе также получило широкие размеры за январь—апрель. Обращают на себя внимание анонимки и листовки с прямыми угрозами совпартработникам, беднякам и колхозному активу.

За январь—март по Союзу обнаружено 2295 а/с листовок, анонимок и лозунгов. За весь 1929 г. было обнаружено 2390. Большинство листовок направлено против коллективизации, значительная часть содержит в себе призыв к восстанию.

2.   Кулацкий террор, как физический (убийства, избиения, ранения), так и имущественный (сельхозвредительство) в отношении местных совпартработников, сельактивистов и колхозников.

Значительно сократившийся в размерах к концу 1929 г. (после хлебозаготовительной кампании) и январе 1930 г. кулацкий террор с февраля с.г. показал новый рост. Так, в январе с.г. по Союзу учтено 750 терактов, в феврале — 1349, в марте — 1750, в апреле (только за первую 10-дневку) — 600. Резкое повышение дают поджоги. Поджигаются в большинстве случаев колхозные постройка и дома колхозников. Террор направлен в основном против местных работников по коллективизации и раскулачиванию и против бедняцкого актива.

За весь 1929 г. на почве коллективизации имели место 890 терактов; за 4 же месяца с.г., по далеко не полным данным, на этой почве — 2967 [терактов], в то время как за весь 1929 г. было 9137; только за три первых месяца плюс 10 дней апреля этого года учтено 4449 терактов.

3. Массовые выступления, в большинстве своем спровоцированные к/р кулацкими, поповско-белогвардейскими и бандитскими элементами, в целях противодействия и срыва совмероприятий в деревне, а нередко и в прямых повстанческих целях. Небывалый рост числа массовых выступлений за январь—апрель с.г. иллюстрируется следующими цифрами:

За весь 1929 г. учтено: выступлений — 1307, участников — 300 тыс. чел.; за январь—апрель 1930 г.: выступлений — 6117, участников — 1 755 300 [чел.], причем март дал выступлений — 3790, участников — 1,127 млн [чел.].

Из 6117 массовых выступлений: на почве коллективизации (во многих случаях в связи с обобществлением скота) — 3718; в связи с арестами а/с элемента, выселением кулачества и раскулачиванием — 1179; на религиозной почве — 811. Во всех трех случаях наиболее резкие выступления имели место там, где были допущены искривления и перегибы в процессе коллективизации и раскулачивания и при закрытии церквей.

Кулачество почти повсеместно возглавляло массовые выступления или являлось инициатором их, провокационно используя недовольство масс допущенными искривлениями. Массовые выступления сплошь и рядом сопровождались разбором скота, обобществленного семфонда, разгоном сельсоветов с заменой их кулацкими советами или созданием институтов старшин и старост, разгромом изб-читален, зданий сельсоветов, кооперативов и т.д.

Для всех массовых выступлений, особенно на первой фазе их развития, характерна крупная роль женщин, спровоцированных к/p кулацкими, главным образом, реакционно-поповскими элементами.

Особое внимание заслуживают цифры убийств, избиений и ранений совпартработников, сельских, особенно колхозных, активистов, милиционеров, и, в отдельных случаях, красноармейцев и сотрудников ОГПУ в процессе массовых выступлений. За январь—апрель зарегистрировано всего 3303 таких факта, причем основную часть потерпевших составляют сельактивисты — 1644 чел. Количественный рост числа массовых выступлений сопровождался еще более резким ростом а/с активности выступавших, особенно кулацкого к/p руководящего актива, все более частым вооружением этого актива.

Конкретная и непосредственная цель выступлений (срыв коллективизации и раскулачивание, противодействие выявлению и изъятию антисоветского кулацкого актива) маскировалась нередко религиозными, лжекрестьянскими, народническими лозунгами. В отдельных местах массовые выступления с наиболее четким к/p руководством носили затяжной характер и даже перерастали в повстанческие и бандитские кулацкие выступления.

4. Особо необходимо отметить деятельность чрезвычайно большого количества кулацких к/p группировок и организаций, значительно выросших организационно и количественно, бешено развивавших свою к/p работу, в ряде мест подготовивших и руководивших массовыми выступлениями, местами ставших на путь открытых вооруженных действий в виде организации восстаний, банд.

Контрреволюционные кулацкие группировки повсеместно развили широкую к/p работу по контрреволюционной агитации, противодействию и срыву совмероприятий, кулацкому террору, сельхозвредительству, прямой повстанческой деятельности, по организации и руководству массовыми выступлениями.

Состав их — махровый кулацкий; в рядах группировок — значительное количество быв. белогвардейцев, бандитов, быв. членов политпартий и т.п. Большое количество к/p группировок состояло из церковников, сектантов (ЦЧО, Запобласть, МО, Нижкрай, Ивпромобласть, СВК). Ряд к/р группировок из кулаков-нацменов (иностранные колонии) имел связи (посылка жалоб, апелляций, приговоров, ходоков) и пытался получить помощь от иностранцев.

Из ликвидированных 6764 группировок: группировок противодействующего типа — 5595, террористических — 490, повстанческих — 479, руководивших массовыми выступлениями — 263.

Обращает на себя внимание количество ликвидированных за последние 4 месяца контрреволюционных организаций (206). Нужно учесть, что ряд к/p организаций нынешнего периода насчитывал в своем составе свыше 100 (в отдельных случаях, 300—400) чел. Громадное большинство ликвидированных к/p организаций носило ярко выраженный повстанческий характер. Части к/p повстанческих организаций удалось организовать и руководить рядом кулацких восстаний (СКК, ЗСФСР, Сибирь, К[азахская] ССР). Часть к/p повстанческих организаций была ликвидирована накануне подготавливаемых ими восстаний (Кабарда, Чечня, Урал, Сибирь, Бурят-Монголия, Сальск — СКК).

Для целого ряда повстанческих организаций, действовавших преимущественно в центральных районах (ЦЧО, СВК, ЛВО, МО) характерна наряду с подготовительной к восстаниям деятельностью бурная деятельность по противодействию и срыву совмероприятий (злостная к/p агитация, срыв мероприятий, террор, провоцирование на массовые выступления и т.п.).

В таких районах как БССР, Запобласть, Правобережье Украины, ликвидировано значительное количество к/p организаций, тесно связанных (местами руководимых) с иностранными разведывательными органами, ведших усиленную деятельность по линии шпионажа, подготовки диверсий, подготовки восстаний и одновременно по линии бурного противодействия и срыва совмероприятий.

Для большинства к/p организаций и группировок типичен бурный количественный рост, большой территориальный охват, быстрое перерастание противодействующих к/p образований в повстанческие, проведение конкретной подготовительной работы к восстаниям, срок которых в большинстве случаев назначался на весну 1930 г.

Кулацкая — по существу — контрреволюция имела, однако, в разных местах различную политокраску:

Монархические (главным образом, церковнические), прямо ставящие вопросы о свержении соввласти и реставрации «Дома Романовых» (небольшое число, преимущественно в ЦЧО, Запобласти, СВК).

Сепаратистские — петлюровские (УССР), кулацко-шляхетские (БССР, Запобласть), казачьи (СКК, Урал, Сибирь, Казахстан, ДВК), мулльско-шариатские, иттихатские, мусаватистские (ЗСФСР, Востобласть, СКК, Башкирия, Крым, Ср[едняя] Азия).

Лжекрестьянские-народнические (ЦЧО, СВК, МО, Сибирь, крестьянские районы СКК) в ряде мест с лозунгами «народной власти», в других — с лозунгами «чистых Советов».

В некоторых местах кулацкая контрреволюция маскировалась под правоуклонистские установки.

К/p организации, подготавливая повстанческое движение, использовали и подчинили этим целям действовавшие к началу 1930 г. банды, а также создали ряд новых банд (за счет к/p кулаков, уходящих в подполье членов к/p организаций и т.п.). Все эти банды, будучи органической частью к/p кулацких организаций, значительно возросли количественно и развили бешеную деятельность, в том числе по добыче оружия и других средств, а в момент восстаний являлись основной вооруженной базой повстанцев.

Плотность банд к марту (месяц наибольшего кулацкого повстанчества) значительно выросла: 178 чел. в среднем на одну банду, вместо 14 чел. в 1929 г.

Рост кулацкого повстанчества и бандитизма виден из следующих данных (об участниках банд и кулацких восстаний):

 

На

1 января 1930 г.

Янв[арь]

Февраль

Март

Апрель

На

1 мая 1930 г.

Банд

и их участников

68/662

       

146/3365

Бандитов, участников восстаний

 

1243

5434

14 858

10 166

 

Итоги борьбы органов ОГПУ с кулацкой контрреволюцией за этот период в основном таковы:

За весь 1929 г. ликвидировано:

К/p организаций

255

Арестовано участников

9159 [чел.]

К/p группировок

6764

Арестовано участников

38 405 [чел.]

Активных банд

281

Арестовано участников

3821 [чел.]

Арестовано к/p одиночек

73 823 [чел.]

Всего к/p образований

7305

Арестовано по ним

95 203 [чел.]1*

За январь—апрель с.г. ликвидировано:

К/p организаций

206

Арестовано участников

8790 [чел.]

К/p группировок

6827

Арестовано участников

50 009 [чел.]

Банд (вооруженных отрядов кулацких восстаний)

229

Арестовано участников

8913 [чел.]

Арестовано к/p одиночек

73 062 [чел.]

Всего к/p образований

7262

Арестовано по ним

140 774 чел.

Из них после следственного отсева и политобработки освобождено

34 270 чел.

Кроме того, в процессе ликвидации к/p кулацких и бандитских выступлений:

Убито главарей и активных участников

2686 чел.

Добровольно сдалось

7310 чел.

Изъято:

 

Оружия

5533

Холодного

2250

Удар по кулацкой контрреволюции соответственно обеспечил безболезненное в общем и целом проведение выселения кулаков.

В порядке выселения злостных кулаков и их семейств (2-й категории) в северные районы СССР выслано: 66 445 кулацких семейств, 340 753 чел.,

18,5 тыс. одиночек-кулаков из погр[аничных] района БССР и УССР.

По отдельным районам:

Район

Семей

Человек

из УССР

20 793

113 637

по ЦЧР

8 237

42 837

по НВК

7 931

40 001

по СВК

5 566

29 211

по БССР

9 414

45 870

по СКК

10 595

51 577

по Крыму

3 179

14 029

по Татарии

650

3 310

по Средней Азии

80

281

по УССР (погранрайоны)

 

15 000

по БССР (то же)

 

3 500

Итого:

66 445

359 253

Результаты проведенной операции полностью подтверждают, что кулацкая контрреволюция строила свои расчеты на то, чтобы, подготовив свои силы к весне, дать нам организованный бой в восстаниях и крупном бандитизме, массовых выступлениях, срыве посевкампании, разгроме коллективного и социалистического сектора сельского хозяйства, в целях свержения Советской власти.

Своевременный и решительный удар, нанесенный органами ОГПУ кулацкой контрреволюции, особенно ее наиболее активной и организованной части, сорвал эти расчеты. Проведение же на местах мартовских и апрельских решений партии и оперативный удар по кулацкой контрреволюции привели к спаду к/p волны.

В своей сохранившейся части контрреволюция ушла или уходит в подполье, где продолжает организовываться, накоплять силы для новых выступлений, с использованием истекшего опыта организации и борьбы с Советской властью.

1* Подсчет итоговой суммы дает соответственно — 7300 и 125 208 [чел.]

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.