Из письма Добродицкого — сотрудника ГПУ Украины начальнику КРО ОГПУ Я.К. Ольскому о вернувшихся спецпоселенцах. 31 мая 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.05.31
Источник: 
Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. Кн. 1. стр. 384-385
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 330. Л. 24—27. Подлинник.

№ 127

Уважаемый т. Ольский!

Бегство кулаков из ссылки принимает все более широкие размеры. Под влиянием этих беглецов в значительной мере усиливаются тенденции за возвращение высланных вообще. В ряде случаев возвращающиеся на прежнее местожительство высланные кулаки и члены их семей организуют массовые выступления, активно противодействуют расселению кулачества по 3-й категории.

В Одесском округе в с. Васильевке Андрево-Ивановского района при попытке задержания бежавших из ссылки кулаков возникло массовое выступление с участием 150 женщин, которые потребовали не только оставления прибывших из ссылки кулаков, но и возвращения им конфискованного имущества. Толпой женщин кулаки были вселены в свои прежние хаты.

По Артемовскому округу собралось 35 женщин, требовавших возвращения высланных кулаков в с. Корсунь Рыковского района. Толпой руководила самовольно возвратившаяся с пути следования в ссылку кулачка Радулая.

Бежавшие из ссылки кулаки терроризируют актив и бедноту, добиваясь возвращения конфискованного имущества, земельных наделов, угрожая активистам расправой, распространяя провокационные слухи о законном характере своего возвращения из ссылки. Ряд беглецов снабжен фиктивными документами о своем социальном положении; основная же масса высланных возвращается без всяких документов, переходит на нелегальное положение, Причем не встречает никакого препятствия со стороны властей в пути следования из ссылки.

Прибывающие незаконно из ссылки члены кулацких семей, женщины с детьми, предъявляют различные требования местным властям о предоставлении им работы, возвращении домов и конфискованного имущества, собирают толпы любопытных, рассказывают о тех «ужасах», которые они якобы испытали на Севере и т.д. Растет сочувствие к беглецам больших групп бедняков и середняков, причем местами этими настроениями проникаются даже активисты.

По Роменскому округу возвратившиеся из ссылки жены кулаков Кривобок Александра, Ильина Анна и другие терроризируют актив, придираются к бедноте. Дети этих кулаков бросают камни и палки в свои прежние хаты, где поселились бедняки.

По Артемовскому округу в целом ряде сел отмечены факты, когда бедняки оставляют кулацкие дома под влиянием провокационных слухов о возвращении всех кулаков из ссылки, чему особенно способствует возвращение ряда кулацких семей.

В Николаевском округе ряд кулаков, самовольно возвратившихся из ссылки, предъявил сельским советам требование о возвращении с мест ссылки членов их семей.

В Киевском округе отмечен ряд фактов, когда активные колхозники не только ходатайствуют о возвращении высланных кулаков, но и укрывают их у себя. […]1*

Весьма часто бегут с места высылки целые кулацкие семьи и в том числе главы семей и женщины с малолетними детьми. Последние, т.е. женщины, также подлежат аресту и возвращению обратно к месту высылки, причем зачастую подлежащие аресту женщины не имеют кому передать малолетних детей, в силу чего приходится вместе с ними направлять этапом и детей. Арест женщин с детьми встречает особо сильное сопротивление даже бедняцко-середняцких групп села, высказывающих сочувственное отношение к детям.

Значительная часть беглецов сообщает об отсутствии охраны в местах концентрации высланных, подчеркивая законность своего возвращения. Характерный факт отмечен по Харьковскому округу, где возвратившиеся из ссылки кулаки распространяют слухи о том, будто комендант лагеря официально им объявил, что они могут при желании возвращаться на Украину, так как на лесоразработках членам семей делать нечего и их нечем кормить. Целый ряд беглецов, переходящих на нелегальное положение, не имеют постоянного местожительства, частично живут в лесах, скрываются у своих родственников. На этой почве мы отмечаем, что возвращающиеся из ссылки кулаки в отдельных случаях становятся базой для развития бандитизма. Так, активное участие в банде, оперировавшей недавно в Роменском округе, принимали 22 бежавших из ссылки кулака, которые и влились в банду, руководимую бежавшим из ссылки попом Скоробогатько.

Нами принимаются все зависящие меры к задержанию беглецов и водворению на место ссылки. По существу этого вопроса председателем ГПУ УССР т. Балицким послана специальная телеграмма на имя т. Ягоды2*. Однако, никаких сообщений с Севера о принимаемых ими мерах к недопущению бегства кулаков мы не имеем. Имеются случаи, когда высланные нами вторично беглецы из ссылки вновь бегут, заявляя о том, что их на Севере не принимают.

Все эти моменты вынудили меня обратиться к Вам настоящим частным письмом с просьбой принять меры по существу и внести ясность во все эти вопросы, особенно в вопрос задержания женщин с детьми, в тех случаях, когда некому этих детей оставить на месте прежнего жительства бежавших. С коммунистическим приветом3*.

Добродицкий

1* Далее опущен текст, повторяющийся в пункте 6 док. № 128.

2* См. док. № 126.

3* Над текстом на 1-й странице документа имеется резолюция: «Опергруппа, т. Винке. Срочно со мной переговорить. Нужно расспросить конкретные факты задержания и расследования. 5 июня 1930 г.» (подпись неразборчива).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.