Справка ИНФО ОГПУ «о вредительской деятельности кулачества» в период уборочной кампании (июнь—август 1930 г.). 22 сентября 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.09.22
Источник: 
Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. Кн. 1. стр. 464-467
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 682. Л. 331—337. Подлинник.

№ 152                   

Кулацкое вредительство в колхозах, в хозяйствах низовых совработников и деревенских активистов, как составная часть кулацкой террористической деятельности, начиная с конца 1929 г., характеризуется почти непрерывным ростом. Во все предыдущие годы и в первую четверть 1930 г. физический террор преобладал в общей массе террористических актов в деревне, но уже с апреля намечается структурное изменение кулацкого террора, определенно вырисовывается сословная вредительская линия борьбы кулачества против активных советских элементов деревни и в особенности против колхозов и колхозников.

В апреле 1930 г. впервые в общей массе террористических актов преобладающее место занимает имущественный террор (главным образом, поджоги). Такое же соотношение между физическим и имущественным террором остается и во все последующие месяцы.

Поджоги, как основной вид имущественного террора, в условиях деревни является наиболее эффективным способом массового терроризирования советского актива. Поджигатель рассчитывает не только нанести определенный имущественный ущерб непосредственному объекту террористического акта (поджоги), но и держать в постоянном страхе поджога весь активный советский элемент деревни. Поджогом колхозного имущества кулак преследует уничтожение хозяйственной базы существования колхоза. Трудность обнаружения поджигателя обеспечивает большую безопасность кулака-вредителя, что, естественно, в свою очередь, способствует увеличению роста поджогов в деревне в последнее время.

Особенно участились поджоги имущества и хлеба работников низового соваппарата, активной бедноты и колхозников в период уборочной кампании в ряде основных зерновых районов и по Союзу в целом.

За июнь—август всего по Союзу зарегистрировано (по неполным данным за август) 908 поджогов, из них поджогов хлеба-зерна и посевов — 237, поджогов имущества колхозов — 429, имущества работников низового соваппарата и активистов деревни — 197, поджогов ВИКов и сельсоветов и других организаций — 40. За август поджоги хлеба составляют 50% всех зарегистрированных за этот период поджогов.

Больше всего поджогов зарегистрировано на Украине, где за указанный период отмечено 314 поджогов, в том числе поджогов хлеба — 115. В общей сложности за период трех месяцев на Украине сожжено до 100 тыс. пуд. хлеба (в указанную цифру не входит количество сгоревшего хлеба от пожаров неумышленного порядка).

Из других районов, где количество поджогов несколько меньше, нежели на Украине, следует отметить ЦЧО — 114 поджогов, в том числе поджогов хлеба — 34 и Сев[ерный] Кавказ — 66 поджогов, в том числе поджогов хлеба — 34.

Установлено, что подавляющее большинство поджогов совершено в хозяйствах колхозов, активистов-бедняков и работников низового соваппарата и является или проявлением классовой мести за активную работу по раскулачиванию, или активным проявлением борьбы против коллективизации вообще. Всего на почве борьбы против коллективизации было совершено 538 поджогов, в 92 случаях поджоги были совершены в хозяйствах, активно участвовавших в проведении раскулачивания.

Поджигатели, наряду с нанесением имущественного ущерба отдельным хозяйствам, пытаются уничтожить общественные запасы, поджигая склады с обобществленным хлебом и кормом для скота. Поджигая постройки колхозников и активистов села, кулаки иногда намеренно поджигали постройки, расположенные вблизи различного рода общественных построек и складов, в расчете, что огонь перекинется и на эти последние.

Омский округ (Сибкрай). В с. Тюкалинском того же района 2 августа около складочных помещений с с/х машинами, принадлежащими Колхозсоюзу, была подожжена избушка.

Полоцкий округ (БССР). 11 июня в Ульском районе была подожжена постройка, расположенная вблизи общежития и складов колхоза «Туроги». Пожаром уничтожены канцелярия и общежитие колхоза, склад с с/х машинами, отделение кооператива и здание сельсовета.

Характерен факт попытки взрыва склада с хлебом, принадлежащим колхозу, зафиксированный в ЦЧО. Н.-Усманский район. В дер. Сосенки Никольского сельсовета 1 сентября кулаками была совершена попытка взорвать динамитом амбар с 4 тыс. пуд. хлеба, принадлежащего местному колхозу.

В ряде случаев накануне поджогов или после них распространялись листовки, призывающие к уничтожению имущества, принадлежащего колхозам и совхозам: «Жгите колхозы, совхозы и все общественное!» (Льговский округ, ЦЧО), «Уничтожайте колхозные посевы!» (Украина, Шевченковский округ).

Обычно эти листовки содержат угрозы поджогом отдельным лицам, но иногда в целях массового терроризирования советского актива в листовках перечисляется 10—15 фамилий местных активистов, которым под угрозой поджога их имущества и хлеба предлагается бросить активную советскую работу.

Кроме поджогов, получили значительное распространение и другие виды имущественного вредительства: уничтожение посевов, порча инвентаря, в особенности сложных с/х машин, в которые вкладывались посторонние предметы. Машины выводились из строя также путем хищений отдельных частей. Обобществленные посевы засорялись железными и деревянными предметами, в землю набивались колышки с целью поломки жаток и косилок.

Случаи такого рода вредительств за время уборочной кампании на Украине отмечены в 21 округе. В ряде районов Зиновьевского, Харьковского округов во время покоса озимых на полях колхозников было найдено много забитых железных и деревянных кольев. Установлено, что вредительством занимались кулаки и семьи выселенных в порядке расселения по 3-й категории.

В подавляющем большинстве случаев организаторами и вдохновителями террористических актов и вредительских действий являются кулаки. Во многих случаях организаторами поджогов были раскулаченные и семьи раскулаченных.

Зиновьевский округ (Украина). На хут. Свердлово Бобринецкого района двумя кулаками, бежавшими с места высылки, был подожжен склад, в котором хранилось до 30 тыс. пуд. хлеба. Прибежавший на пожар член колхоза Ивеленко поджигателями был убит.

Пугачевский округ (НВК). В с. Васильевка Дергачевского района бежавший из ссылки раскулаченный при содействии укрывших его родственников 1 августа пытался взорвать локомобиль колхозной молотилки. Когда эта попытка не удалась, кулаки бросили зажженный фонарь в скирд хлеба, принадлежащего колхозу.

Тюменский округ (Урал). В с. Зиновье Емуртлинского района мать выселенного кулака подожгла дом колхоза. Поджогом уничтожено 17 хозяйств.

Однако далеко не всегда выполнителями терактов и вредительских действий были сами кулаки, старающиеся всячески замаскировать свою причастность к поджогу, к порче машин, посевов и т.п. В последние месяцы кулаки все чаще используют в террористических целях уголовников. Этим кулак преследует двоякую цель — укрыться за спиной подставных лиц вообще, а в случае обнаружения непосредственных поджигателей и вредителей — обеспечить направление следствия по линии обыкновенного уголовного преступления.

На совершение вредительских действий и поджогов кулак подговаривал иногда малолетних детей и женщин, полагаясь на их безнаказанность. С другой стороны, кулак рассчитывал, что поджог, совершенный малолетними, будет расценен как проявление обыкновенного «баловства» и следственные органы не будут искать вдохновителя.

Нередко кулаки, произведя поджог, вместе с тем пытались использовать пожары в целях провоцирования расправы над коммунистами, активистами-бедняками и колхозниками, обвинив их в поджоге. Были случаи, когда кулаки-поджигатели и подкупленные ими уголовные элементы и подкулачники всячески препятствовали тушению пожара в колхозах, хозяйствах совработников и коммунистов. Самые поджоги иногда совершались с провокационной целью вызова к месту пожарища сель[ского] актива, где, используя возбуждение толпы и в общей сутолоке, можно было расправиться с наиболее активными советскими работниками.

Владимирский округ. В дер. Зиминцы Меленковского района сгорело 28 домов. Убытки — свыше 30 тыс. руб. Поджоги производились детьми в возрасте 4—5 лет.

Зиновьевский округ. 23 июля в с. Пошнево Ново-Миргородского района был подожжен хлеб артели «Ленинский шлях». Поджог произвели дети лишенцев96.

Челябинский округ. В с. Васкино Усть-Уйского района кулачеством при участии уголовников в разных местах через незначительные промежутки времени было подожжено 64 хозяйства, принадлежащих колхозникам и, частично, единоличникам.

Бугурусланский округ (СВК). 13 августа в с. Алешкино от поджогов сгорело 12 колхозных домов, 5 — быв. кулацких, в которых жили бедняки-колхозники, обобществленный двор и амбар, в котором сгорело 1150 пуд. хлеба и 51 постройка единоличников. Во время пожара кулаки (преимущественно из раскулаченных, бежавших из ссылки) и уголовники не давали колхозникам тушить пожар, избив председателя сельсовета и несколько человек колхозников.

Полтавский округ. 20 августа в с. Домена Диканьского района было подожжено до 1 тыс. копен необмолоченного хлеба, принадлежащего СОЗу «Новожиття». Выехавшая к месту пожара команда была кулаками, уголовниками и хулиганами не допущена к тушению огня путем обстрела из обрезов.

Черниговский округ. В м. Березное того же района 31 июля было подожжено имущество колхозника, прибывшие к месту пожара председатель коллектива и его отец были обстреляны, причем второй от нанесенного тяжелого ранения умер. Поджог и убийство произведены уголовниками (при подстрекательстве кулаков).

Следует отметить, что серьезные размеры убытков от пожаров, понесенные колхозами, в значительной мере обусловлены совершенно неудовлетворительной постановкой во многих колхозах охраны имущества вообще и противопожарной охраны и противопожарного оборудования, в частности.

Нач. Информотдела ОГПУ Запорожец

Нач. 1 отделения Дубинин

96 Лишенцы — лица, лишенные избирательных прав. Механизм лишения избирательных прав был определен Конституциями 1918 и 1924 гг. и конкретизирован Инструкцией ВЦИК от 4 ноября 1926 г., которая регламентировала порядок применения статей Конституции к различным категориям граждан. Согласно этому документу, избирательных прав лишались: лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли; торговцы и посредники; лица, живущие на нетрудовой доход; монахи и духовные служители религиозных культов; служащие и агенты бывшей полиции и жандармерии, осужденные судом; умалишенные; члены семей, находящиеся на иждивении лиц, лишенных избирательных прав. В 1930—1933 гг. эти правила действовали в полной мере (Советская деревня глазами ВЧК—ОГПУ—НКВД. 1918—1939. Т. 2. М., 2000. С. 1071).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.