Спецсправка СПО ОГПУ о ходе строительства красноармейских колхозов в Дальневосточном крае. 2 сентября 1931 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1931.09.02
Метки: 
Источник: 
Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. Кн. 1. стр. 764-766
Архив: 
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 192. Л. 343—339. Заверенная копия.

№ 264

Подготовка к строительству

Жилищное строительство в красноармейских колхозах проходит чрезвычайно медленно. Дальстрой143, согласно плану, должен был развернуть строительство с 1 мая, однако в большинстве районов к строительству приступлено с половины и конца июня. В результате в целом ряде районов выполнение плана находится под угрозой.

Посьетский район. Для прибывающих 750 красноармейских семей намечено отремонтировать 30 казарм, принадлежащих военведу. Дальсельстрой к ремонту приступил с большим опозданием, вследствие чего на 5 июля работы по ремонту выполнены на 4%.

Гродековский район. В коммуне [им.] Ленина по плану нужно построить 11 домов; 10 июля приступлено к строительству только двух домов. В коммуне «30-го Череповецкого полка» по плану намечено построить 14 общежитий. На 12 июля выполнено только 6% к плану.

Спасский район. К строительству в красноармейской коммуне ОКДВА приступлено 10 мая. План строительства менялся 4 раза. В результате к 20 июля заложено только 3 дома.

Черниговский район. План строительства менялся несколько раз, и только 1 июня был преподан в последнем измененном виде. Всего по 3 коммунам («РВС», [им.] Ворошилова и «Красноармеец») намечено к постройке 28 домов. Однако в коммуне «Красноармеец» на 20 июля к постройке еще не приступили; в других коммунах строительство также не развернуто.

Михайловский район. В коммуну им. Сталина намечено переселить 550 красноармейских семей, для размещения коих нужно построить 19 домов. В коммуну [им.] Ленина намечено переселить 200 семейств. Проекты намеченного строительства менялись 3 раза. В коммуне [им.] Сталина строительство началось с весны, но проводилось безобразно медленно и несколько оживилось только в июне, с приездом в район крайкомиссии. В течение июня—июля на строительство совершенно не отпускался лес, что задерживало строительство. В коммуне [им.] Ленина план строительства выполнен на 19%.

Завитинский район. В коммунах «9-й Крымской дивизии» и Неволина еще в июле не было генерального плана строительства. Райорганизации в подготовке к строительству почти не участвовали. Точно такое же положение наблюдается в коммунах Ивановского (Амур), Шкотовского и Покровского районов.

Обеспеченность строительства рабсилой

Вопрос с обеспечением строительства красноармейских колхозов рабсилой стоит чрезвычайно остро (обеспеченность выражается в 20—30%). Райорганизации и Дальсельстрой вопросом вербовки рабочей силы своевременно не занимались. Необходимо отметить, что большая часть рабочих, завербованных на строительство, имеет очень слабую квалификацию.

Обеспеченность рабочих промтоварами и спецодеждой

Почти во всех районах снабжение рабочих продовольствием и промтоварами не налажено. В Ивановском районе (Амур) строительным рабочим, кроме муки, других продуктов совершенно не отпускают. Промтовары рабочим не выдаются. Дальсельстрой своевременно сделал заявку о взятии на централизованное снабжение 350 чел., но заявка не выполнена до сих пор. Неналаженное снабжение вызывает недовольство рабочих и ослабляет наметившийся приток рабочих. В Черниговском районе находящиеся на строительстве рабочие взяты на плановое снабжение только с 15 мая и всего лишь 120 из 257 чел. В коммуне «РВС» за отсутствием столовой продукты рабочим выдают на руки, рабочие сами вынуждены отдавать муку крестьянам для выпечки хлеба. В Михайловском районе из-за плохого снабжения рабочих промтоварами и отсутствия спецодежды часть рабочих бросила работу без предупреждения и ушла в город.

Землеотводно-землеустроительные и дорожно-мелиоративные работы

Для красноармейского переселения зимой 1930/31 г. землеустроительные работы проводились в широких размерах, поглотив значительные средства, однако результаты работ неудовлетворительны. Вопросы размеров землепользования, характера угодий, даже простейшего устройства их остаются невырешенными1*. Не во всех еще колхозах вырешен вопрос о центральных усадьбах, между тем, выбор центральной усадьбы должен предварять решающие подготовительные мероприятия и все виды строительства.

В области мелиоративно-гидротехнических работ дело обстоит еще хуже. Имеющиеся планы в ряде районов совершенно не соответствуют фактически необходимому объему работ в этой области. По Ханкайскому району намечалось осушить 1 тыс. га, фактически же это количество необходимо оросить, а осушить необходимо 10 тыс. га. В Ивановском районе (Амур) планом предусматривается осушить 3 тыс. га, в действительности необходимо до 7 тыс. га.

Дорожное строительство до сих пор не развернуто, отпущенные кредиты не использовываются. Имеющиеся дороги и мосты наводнениями чрезвычайно разрушены и требуют срочного ремонта.

Гродековский район. На дорожное строительство красноармейских колхозов отпущено 83 тыс. руб. Дортранс до 10 июля к работе не приступал. Июньским наводнением разрушены дороги и мосты. Ремонт дорог и мостов является первоочередной задачей наравне с жилстроительством, т.к. подвозка материалов, благодаря плохому состоянию дорог, местами почти невозможна.

Массовая работа и настроения колхозников

Массово-политическая работа в красноармейских коммунах и среди рабочих, занятых на строительствах, почти отсутствует. Зачастую партячейки и правления коммун в целях обеспечения тех или иных ударных мероприятий или же в борьбе с нездоровыми настроениями у части коммунаров подменяют массовую работу голым администрированием.

Покровский район. В момент проведения посевной кампании, на почве плохого питания, недостатка обуви и общей бесхозяйственности в коммуне было подано несколько заявлений о выходе из коммуны. В числе подавших заявления — Пронин, Токовец и Пронина — все они являлись лучшими ударниками в коммуне, за что были премированы. Вместо улучшения их положения ударники были сразу же сняты со снабжения. Факт ухода ударников остался «незамеченным» партячейкой.

Спасский район. Отдельные коммунары коммуны ОКДВА говорят: «Что и говорить о комсомольцах, когда партийная ячейка ничего не делает». Отсутствие массово-разъяснительной работы при чрезвычайно плохом снабжении промтоварами и продовольствием, при расшатанной труддисциплине и плохой организации труда приводит к ряду нездоровых явлений: порождает значительные недовольства многих коммунаров, продолжая в то же время стимулировать настроения к уходу из коммуны.

Покровский район. Коммунар Черноусый (коммуна «Пограничник»), обращаясь к приехавшему уполномоченному по переселению Сологубу, говорил: «Почему до сих пор не отпущено кредита на обмундирование? Красноармейцы раздеты, что принесли из армии — износили, нет ничего удивительного, что красноармейцы против своей воли вынуждены будут дезертировать из коммуны». Коммунар Пульковский говорил: «Находясь в армии, видел плакаты и фотоснимки и читал газету, в которой описывалось положение коммуны, и когда все это смотрел, то думал, что в коммуне не житье, а рай, но на месте совсем другое. Нас обманули».

В Посьетском районе из коммуны «1 Мая» выбыло обратно свыше 60% переселенцев-красноармейцев. Характерно отметить, что, несмотря на такой большой процент уходов из коммуны, разъяснительная работа все же отсутствовала. Райком ВКП(б) ограничился вынесением постановления о запрещении выезда партийцев и комсомольцев.

Пом. нач. СПО ОГПУ Люшков

Пом. нач. 2 отд[еления] СПО Славатинский

1* Здесь и далее: так в тексте.

143    Государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы (Дальстрой) был организован 13 ноября 1931 г. постановлением СТО СССР № 516. Тресту были поручены разработка, поиски и разведка золоторудных месторождений на территории Ольско-Сеймачанского района Дальневосточного края и строительство автомобильной дороги от бухты Нагаева до района золотодобычи. Управление треста дислоцировалось на берегу бухты Нагаева в пос. (с 1939 г. в городе) Магадане. В октябре 1932 г. район деятельности Дальстроя решением ЦК ВКП(б) был выделен в самостоятельную территорию, входившую в Дальневосточный край. В 1930-х гг. район деятельности Дальстроя неоднократно расширялся постановлениями СНК СССР. С момента организации трест подчинялся непосредственно СТО, а после упразднения последнего — СНК СССР. В ведение НКВД СССР трест передан постановлением СНК СССР № 260 от 4 марта 1938 г. Тем же постановлением он был переименован в Главное управление строительства Дальнего Севера (ГУСДС); при этом аббревиатура «Дальстрой» сохранилась. Согласно постановлению СМ СССР № 832-370сс от 18 марта 1953 г. Главное управление строительства Дальнего Севера было передано в Министерство металлургической промышленности СССР, а его лагерные подразделения — ГУЛАГу Министерства юстиции СССР (кроме Берегового лагеря, перешедшего в подчинение Тюремного управления МВД). В сентябре того же года эти лагерные подразделения были подчинены вновь созданному Управлению Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей. Численность заключенных на декабрь 1932 г. составляла 11,1 тыс. чел., на 1 января 1934 г. — 29 659 чел. Директором Дальстроя с момента его организации до ареста в декабре 1937 г. был Э.П. Берзин. С этого времени до 11 октября 1939 г. директором (позднее начальником) Дальстроя стал старший майор госбезопасности (впоследствии комиссар госбезопасности 2-го ранга) К.А. Павлов (Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923—1960: Справочник. М., 1998. С. 117—120).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.