№ 44. Из журнала заседания бюро Наркомфина СССР по подготовке финансовых материалов для расчетов по мирным договорам о задолженности СССР Соединенными Штатам Америки — 15 января 1924 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1924.01.15
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 92-96.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 7733. Оп. 37. Д. 1690. Л. 4-6 об. Заверенная копия.

Из журнала заседания бюро Наркомфина СССР по подготовке финансовых материалов для расчетов по мирным договорам о задолженности СССР Соединенными Штатам Америки[1]

15 января 1924 г.

Секретно.

Присутствовали: зам. председателя Л. А. Лунц, секретарь Н А. Падейский, члены: А. Э. Вормс, Л. С. Эльяссон, М. А. Плоткин; от Госкредита: И. И. Чубаков, М. И. Герасимов, А. Г. Орлов, Н. Л. Силин, С. Я. Ниронов; председатель Р[усско]-у[краинской] д[елегации] [смешанной российско-украинско-польской расчетной комиссии] М. Я. Пергамент.

II. [Слушали:] Был заслушан доклад А. Э. Вормса “Задолженность Америке”[2] (дополнение к его докладу, заслушанному бюро 7 декабря 1923 г.[3], журнал № 13 (149).

Основные положения докладчика, приложенные к сему журналу[4], сводятся к следующему:

1. Довоенная задолженность России Соединенным Штатам Северной Америки была ничтожной. Точная цифра ее не может быть установлена, все же ежегодный платеж процентов по этому долгу достигал 10 тыс. долларов в год, следовательно, капитальный долг равнялся приблизительно 500 тыс. руб. зол, Кроме того, во владении американских страховых обществ “Нью-Йорк” и “Эквитэбл” находились русские государственные займы на сумму до 1 млн. руб. (в отношении последней суммы необходимо учесть, что ценность рубля, естественно упала).

2. Военная задолженность России Америке резко распадается на два периода: до вступления в войну СШСА и после этого.

3. До вступления в войну СШСА Россия заключила в Америке несколько краткосрочных займов у отдельных банков и у консорциума банков. Часть этих займов была впоследствии погашена из сумм, предоставленных Англией, и не оплаченными остались только три займа, заключенные:

а) в апреле 1915 г. на сумму 10,2 млн. долл., причем после двух пересрочек сумма долга возросла до 11 млн.;

б) в июне 1916 г. на сумму 50 млн. долл.;

в) в декабре 1916 г. на сумму 25 млн. долл.

Таким образом, общая непогашенная задолженность частным банкам достигала суммы 86 млн. долларов. На нее начислялись частью 5,5, а частью 6% годовых, и ныне общая сумма долга возросла примерно до 100 млн. долларов, или 200 млн. руб.

4. Вступив в войну, правительство СШСА открыло России кредит на сумму до 450 млн. долларов.

Из них до 15 ноября 1917 г. было использовано 187.729.750 долл., которые были затрачены, главным образом, на авансы и на оплату по заказам на военные нужды, сделанным русским правительством в СШСА.

5. Вся задолженность русского правительства по заказам непосредственно частным фирмам в СШСА была полностью ликвидирована к 1 января 1920 г. частью из указанных выше сумм, а частью путем продажи, иногда по более высоким ценам, полученных по этим заказам материалов, как то: рельс[ов], военного снаряжения и т. п.

6. В издании “Лиги наций” Societe des nations Memarandum sur les Finances Publiques 1922. Geneve. 1923. р. 64. — Russie: Dettes, contractecs par la Russie et dont les titres sont detenus par les Etat-Unis (en Millions de dollars):

1. Credits accordes conformement aux “Liberty bond Acts” — 187.729.757[5]
2. Credits au comte “Vente dexcedent de materiel de guerre” — 406,1
3. Credits de secours — 44 65,4
Total en capital — 192.601,2
Interets capitalises an 15 novembre 1922 — 39.712,7
Total — capital et Interets — 232.313,95[6].

Возникновение этих долгов относится, первого — к 8 августа 1918 г., а второго — к 1 июля 1919 г. Оба эти кредита оказаны Временному правительству, каковым во второй половине 1919 г. могло именовать себя только правительство адмирала Колчака в Сибири. Следовательно, оба эти кредита ни в коем случае не подлежат оплате советским правительством как предоставленные организации, находившейся с ним в вооруженной борьбе.

7. Таким образом, общая сумма долга Советской России правительству СШСА ограничивается суммой 187.729.750 долларов с начисленными на нее процентами.

Никаких других долгов, например по заказам, более не имеется, за исключением лишь упомянутой выше суммы в 86 млн. долларов отдельным банкам.

8. Размер убытков, причиненных гражданам СШСА применением к ним национализации и конфискации их имущества, не поддается точному подсчету. Надлежит, однако, иметь в виду: а) что не все американские предприятия в России были национализированы (например, не был национализирован завод Международного общества жатвенных машин), но, с другой стороны, б) что значительное количество американских товаров было конфисковано в Сибири после занятия ее Красной Армией в 1920 г.

9. К числу контрпретензий России, поддающихся точному учету, следует отнести:

а) суммы, выданные из означенных выше кредитов на оплату расходов представителей боровшихся с советской властью правительств (Колчака и Деникина);

б) стоимость военного снаряжения, оплаченного из означенного выше кредита, но отправленного правительством СШСА тем же правительствам, боровшимся с советским правительством, говоря иначе, стоимость всего отправленного из Америки в Россию после ноября 1917 г. (то есть, вероятно, большей части заказов).

Размеры этих сумм могут быть точно установлены путем проверки счетов и сроков отправки означенного имущества из портов Америки.

10. При расчетах с страховыми обществами “Нью-Йорк” и “Эквитэбль” надлежит иметь в виду, что они отказывают русским страхователям в оплате страховых сумм, ссылаясь на конфискацию их капиталов, депонированных в Россию. В случае возмещения им таковых следует оговорить исполнение этими страховыми обществами своих обязательств перед русскими страхователями.

По заслушании доклада председательствующий Л. А. Лунц отметил, что настоящее сообщение А. Э. Вормса рассеяло те недоразумения, которые ввиду недостатка данных остались у бюро при первом рассмотрении этого вопроса. Однако в докладе нет упоминания о кредите на покупку финляндской валюты, каковое обязательство заставляет предполагать, что кредит этот был погашен. (Докладчик высказывает те же предположения.)

Что касается 187.729.750 долл. (п. 4 доклада), то эти суммы, очевидно, не были использованы ни Временным, ни Советским правительством. Представляется поэтому интересным знать, возможно ли эту сумму не считать нашим долгом Америке. Практически такая постановка вопроса важна в смысле выяснения, на кого в данном случае должна пасть one proband[7].

По последнему вопросу М. Я. Пергамент, А. Э. Вормс и Л. С. Эльяссон высказались в том смысле, что сумма в 187.729.750 долл. является несомненным нашим долгом. На эту сумму нами закуплены были определенные предметы, но закупленным распорядились не мы, и это дает нам право на предъявление соответствующей контрпретензии, которую можно доказать по справкам в Америке ссылкой на сроки и адреса отправок подлежащих грузов.

В отношении страховых обществ (п. 10 доклада) М. Я. Пергамент, Л. С. Эльяссон и другие члены бюро присоединились к мнению докладчика, что поименованные в докладе иностранные страховые общества не вправе отказывать в выплате своим клиентам страхового вознаграждения на том основании, что советское правительство конфисковало их суммы, находившиеся в России в качестве обеспечения. Страховые общества, вступая в договорные отношения со своими клиентами, обязывались платить вовсе не из сумм, которые русское правительство потребовало от них в качестве обеспечения правильной их деятельности, с другой стороны, и клиенты доверяли не этому фонду, а обществу в целом, всему его капиталу.

Но позиция наша в изложенном вопросе значительно ослабляется фактом конфискации указанных выше фондов. Однако, с точки зрения защиты интересов наших граждан, мы могли бы в данном случае указать, что конфискация сравнительно весьма небольших фондов страховых обществ, находившихся в России в качестве обеспечения, имела в виду лишь прекращение деятельности этих обществ, в связи с общим направлением политики советской власти и отнюдь не предполагала обогатить страховые общества и поставить наших граждан в положение, худшее по сравнению с иностранцами. Общая сумма требований русских клиентов американских страховых обществ определяется в 75 млн. руб. зол., каковую сумму мы могли бы затребовать от Америки при взаимных расчетах. Фонд обеспечения в указанную сумму не входит.

М. И. Герасимов обратил внимание, что у нас не имеется сведений о сумме, на которую был распространен в Америке Заем свободы. Эти суммы также составят предмет требования к нам со стороны американцев.

Постановили: Признать, что основной суммой нашего долга Америке является сумма неиспользованного нами до 15 ноября 1917 г. американского кредита в 187.729.750 долл., которые были затрачены главным образом на авансы и оплату по заказам на военное снаряжение и снабжение, сделанным русским правительством в СШСА. Эта основная сумма нашего долга Америке подлежит корректированию на основании бухгалтерской обработки нижеследующих данных:

а) суммы русских заказов, переданных Америкой белым правительствам. Эти данные возможно получить из архива бывшего русского посла в Америке Бахметьева, а также непосредственно от американского правительства, когда будут идти переговоры с ним. До этого времени на основании архива Главзаграна следовало бы попытаться выяснить размеры наших военных заказов в Америке и то их количество, которое нами было получено;

б) суммы страховых обеспечений, подлежащих уплате русским клиентам американских страховых обществ. Этот вопрос следует обсудить совместно в Госстрахом и страховой секций Института экономических исследований Наркомфина;

в) суммы конфискованных в России капиталов американских страховых обществ. Сведения об этих суммах можно получить из двух последних отчетов указанных обществ, действовавших в России;

г) суммы убытков от национализации имущества американских граждан в Сибири и других местах России после перехода этих мест к советской власти. Эти суммы подлежат выяснению и уточнению; Америка их определяет в 60 млн. долларов;

д) суммы размещенного в Америке Займа свободы, каковую сумму возможно было бы определить по данным бывшей кредитной канцелярии и Государственного контроля.

Председатель Лунц

Секретарь Падейский

На подлинном экземпляре имеется резолюция председателя бюро т. Любимова Н. Н.: «Пошлите 1 экз. в НКИД. Укажите на ориентированное значение этих данных. Подчеркните активность Америки в поддержании интервенции в Сибири. 12 февраля. Н. Любимов».

Примечания:

[1] Опущены организационные вопросы работы бюро.

[2] Не публикуется, см.: РГАЭ. Ф. 7733. Оп. 37. Д. 1690. Л. 7‑139.

[3] Доклад от 7 декабря 1923 г. не обнаружен. Журнал заседания бюро от 7 декабря 1923 г. содержание доклада не отражает (см.: РГАЭ. Ф. 7733. Оп. 37. Д. 1690. Л. 2‑3).

[4] Основные положения целиком изложены в настоящем журнале (примечание документа).

[5] “Заем свободы” — 5%‑ный заем. Выпущен по постановлению Временного правительства от 26 марта 1917 г. на 54 года с погашением с 1922 г. На совещании общественных организаций 6 апреля 1917 г. министр финансов М. И. Терещенко сообщил, что долг России достиг 55 млрд. руб.; выпуская “Заем свободы” «правительство рассчитывает на доверие народа». К Октябрю 1917 г. было получено свыше 3 млрд. руб. Купоны “Займа свободы” некоторое время находились в обороте наравне с мелкими денежными знаками.

[6] Лига Наций. Меморандум о финансах по состоянию на 1922 г. Женева, 1923. Стр. 64. Россия: Долги, сделанные Россией и обеспеченные ценными бумагами Соединенных Штатов (в млн. долл.):

1. Кредиты, отпущенные под “Заем свободы” — 187.729,7.
2. Кредиты для расчета по “Закупкам излишков военных материалов” — 406,1
3. Кредиты помощи — 4.465,4
Всего на сумму — 192.604,2
Капитализированные проценты на 15 ноября 1922 г. — 39.712,7
Всего: общая сумма + проценты — 232.313,9 (перевод с франц.).

[7] Перевод выражения и язык оригинала установить не удалось.

РГАЭ. Ф. 7733. Оп. 37. Д. 1690. Л. 4—6 об. Заверенная копия.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.