№ 55. Письмо наркома внешней торговли Л. Б. Красина в Амторг с разъяснением политики монополии внешней торговли как гарантии исполнения взятых Наркомвнешторгом обязательств — 27 ноября 1924 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1924.11.27
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 125-126.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 413. Оп. 2. Д. 1258. Л. 6-7. Копия.

№ 55. Письмо наркома внешней торговли Л. Б. Красина в Амторг[1] с разъяснением политики монополии внешней торговли как гарантии исполнения взятых Наркомвнешторгом обязательств

27 ноября 1924 г.

Попытки, которые делаются сейчас в Америке враждебными Советскому Союзу кругами истолковать монополию внешней торговли[2] как систему, используемую для уклона от принятых на себя Наркомвнешторгом обязательств, являются глупой и злостной клеветой. Монополия внешней торговли заключает в себе принципы строжайшего исполнения Наркомвнешторгом заключенных обязательств и договоров, и во всей торговой деятельности органов Внешторга с момента возобновления внешней торговли Советской республики в 1920 г. не может быть указано ни одного случая неисполнения торгпредствами каких-либо из заключенных ими обязательств. Конечно, монополия внешней торговли является достаточно могучим орудием в руках советского государства для того, чтобы успешнее бороться с тем, кто стремится подорвать экономические интересы нашей страны или повредить нашей торговле. Но даже в тех случаях, когда советское правительство вынуждено ввиду агрессивных поступков со стороны какой-либо организации предпринять то или иное изменение в направлении своих товаров или в выдаче заказов, точное исполнение заключенных обязательств по договорам всегда остается непоколебимым условием; даже тогда, когда наше торгпредство в Германии в мае текущего года подверглось неслыханному нападению со стороны прусской полиции[3], осуществившей этот акт беззакония, даже в тайне от собственного Министерства иностранных дел, даже и тогда Наркомвнешторг, ограничив и сократив торговые сношения с Германией, ни на один день не приостановил исполнение текущих договоров или расчетов по заключенным договорам и сделкам. Когда год тому назад советское правительство вынуждено было вследствие враждебного акта[4], мешавшего нашей торговле, прекратить выдачу заказов на Францию, осуществлявшее эти поручения советского правительства английское общество Аркос назначило для ликвидации начатых уже сделок специального доверенного, и нам неизвестны какие-либо жалобы со стороны французских фирм, имевших с Аркосом торговые сделки. Будет очень жаль, если хорошие деловые сношения, установившиеся у советских хозяйственных организаций с Амторгом или через него и с другими американскими фирмами, будут испорчены клеветнической кампанией, но все фирмы и лица, заключившие соглашения или сделки с советскими организациями, имеющие на это достаточные полномочия Наркомвнешторга или его органов, могут быть вполне уверены в точном и своевременном выполнении обязательств; и именно система монополии внешней торговли, обеспечивающая строжайший правительственный контроль за всеми этими сделками, дает наилучшую гарантию точного выполнения всех обязательств.

Наркомвнешторг Красин

Примечания:

[1] Амторг (American Trading Corporation) образован в Нью-Йорке 27 мая 1924 г. путем объединения обществ Продэкско и Аркос-Америка. НКИД высказался за то, чтобы новое общество носило характер частного учреждения. «Лицам, кои будут назначены руководителями общества, — писал М. М. Литвинов Л. Б. Красину 31 января 1924 г., — должно быть строжайшим образом внушено, чтобы они ни в коем случае не выступали в Соединенных Штатах в роли агентов Советской власти». И. Я. Хургин предложил несколько вариантов названия общества: Торговое общество Союза Советских Республик (ТО СССР), Советско-американское торговое общество (САТОР), Американское торговое общество (Амторг). В результате обсуждения решено было остановиться на последнем названии.

Основные функции и способы деятельности общества определялись на основании соглашения последнего с НКВТ от 28 ноября 1924 г. НКВТ брал на себя обязательство предоставлять Амторгу лицензии на экспорт сырого материала всех видов, допущенных к вывозу для продажи в Северной и Южной Америке, лицензии на ввоз в СССР из Северной и Южной Америки для продажи на внутреннем рынке Союза всех сортов сырого материала, полуфабрикатов, промышленных товаров, допущенных к ввозу в СССР. В свою очередь Амторг брал на себя обязательство выплачивать НКВТ ежегодное “вознаграждение” в размере 50% от чистой прибыли. Но это условие практически не соблюдалось. В 1931 г. Управление по налоговым жалобам в США констатировало, что, вопреки соглашению между Амторгом и НКВТ от 28 ноября 1924 г., Амторг передавал НКВТ всю сумму прибыли. Связь Амторга и НКВТ была чрезвычайно тесной. Но в советских партийно-государственных кругах настоятельно подчеркивалась полная независимость Амторга от НКВТ и его положение как независимого русско-американского общества. Стремление отрицать государственный характер Амторга было обусловлено как политическими, так и экономическими факторами. С экономической точки зрения это было связано с проблемой налогообложения Амторга. В качестве негосударственного торгового общества Амторг пользовался некоторыми налоговыми льготами. Весной 1931 г. сборщик внутригосударственных налогов США установил дополнительный налог на Амторг, исходя из того, что Амторг — общество, управляемое советским правительством. Этот налог был значительно выше суммы, которую Амторг платил в качестве торгового общества. Руководство Амторга обратилось в Отдел налоговых жалоб США, мотивируя свою позицию тем, что акции Амторга являлись собственностью ряда частных лиц и кооперативных организаций. С политической точки зрения, афишировать государственный характер Амторга было крайне не желательно, чтобы не акцентировать внимание американских деловых и политических кругов на том моменте, что Амторг помимо коммерческих, выполняет и политические задачи (РГАЭ. Ф. 413. Оп. 13. Д. 96. Л. 30, ЗЗ об., 52‑52 об., 72; Оп. 17. Д. 521. Л. 25; Оп. 22. Д. 80. Л. 329).

[2] 22 апреля 1918 г. был опубликован декрет СНК РСФСР о национализации внешней торговли. В нем говорилось: «Вся внешняя торговля национализируется. Торговые сделки по покупке и продаже всякого рода продуктов с иностранными государствами и отдельными торговыми предприятиями за границей производятся от лица Российской республики специально на то уполномоченными органами. Помимо этих органов всякие торговые сделки... для вывоза и ввоза воспрещаются (Сборник действующих декретов и постановлений по внешней торговле. М., 1924. Стр. 11). Органом, ведущим внешнюю торговлю, был Народный комиссариат торговли и промышленности. С введением нэпа ситуация изменилась. В наказе СНК РСФСР от 11 марта 1921 г. было сказано, что «для развития торговых отношений с заграницей хозяйственным органам должно быть предоставлено право участия в заграничных сделках и реализации таковых, а также право иметь свои представительства при заграничных органах НКВТ». Предоставление некоторой свободы на внешнем рынке было обусловлено стремлением государства активизировать внешнеэкономическую деятельность. Права НКВТ в области внешней торговли были определены декретом от 9 августа 1921 г., согласно которому он стал основным заготовителем экспортного сырья. Государство передало НКВТ республиканский экспортный фонд, что должно было обеспечить его устойчивое положение в условиях возможной конкуренции с госучреждениями и кооперацией. Постановлением Президиума ВЦИК от 13 марта 1922 г. на НКВТ была возложена функция по контролю и руководству за внешней торговлей РСФСР и фактически за деятельностью всех учреждений, действовавших в этой сфере. Активным сторонником усиления роли НКВТ в сфере внешней торговли являлся Л. Б. Красин. Он выступил против осуществления НКВТ только контрольных функций, считая, что «сколько-нибудь действенный контроль над организациями, непосредственно осуществляющими внешнюю торговлю, возможен будет лишь тогда, когда... количество этих организаций не будет превышать некоторого предела» (цит. по: Кауфман М. Я. Организация и регулирование внешней торговли России. М., 1925. Стр. 58). Стремление возникших за первый год нэпа хозрасчетных торгово-промышленных объединений к активным внешнеторговым операциям побудило их требовать дальнейшего смягчения монополии внешней торговли. В конце 1922 г. в партийно-государственных кругах начались дискуссии по этому вопросу, где победу одержали сторонники сохранения монополии внешней торговли и ранее объявленного принципа допущения некоторых организаций к участию во внешнеэкономической деятельности. Позиция Л. Б. Красина нашла поддержку в высших партийно-государственных кругах, и 13 апреля 1923 г. специальным декретом был ограничен круг учреждений, имеющих право на ведение самостоятельных внешнеторговых операций. Их стало 25. Остальные должны были получать разрешение на заключение внешнеторговых сделок в НКВТ в каждом отдельном случае. IX съезд Советов в резолюции о новой экономической политике отметил, что «дальнейшее развитие торговых сношений с заграницей требует более прямых и непосредственных связей промышленности с заграничным рынком. Находя, что охранение народного достояния и интересы наиболее выгодной реализации на заграничных рынках тех продуктов, которые разрешаются к вывозу, требуют сохранения за государством монополии внешней торговли, IX съезд Советов считает, что всероссийским и областным кооперативным объединениям всех видов, государственным и промышленным объединениям должно быть разрешено непосредственное производство экспортных и импортных операций (на основании особых соглашений их с НКВТ о допущении или ограничении вывоза или ввоза определенных видов товаров и под его контролем). В тех же целях должно быть разрешено образование при обязательном участии НКВТ — смешанных обществ для заготовки экспортных товаров внутри страны, сбыта их за границей и ввоза в Советскую Россию необходимых ей продуктов, с установлением таможенных пошлин — ввозных и вывозных» (Там же. Стр. 68).

Некоторая свобода внешнеэкономической деятельности сохранялась за Аркосом, Амторгом, смешанными акционерными обществами. На втором совещании уполномоченных НКВТ 6 января 1924 г. было решено считать допустимым наличие вышеназванных организаций как структур НКВТ, обладающих значительной свободой внешнеэкономической деятельности. Попытки нарушить фактически монопольное положение НКВТ и его структур на внешнем рынке были предприняты в 1925 г. рядом сотрудников Наркомзема (Н. Д. Кондратьев, Суханов, В. Г. Громан), считавших, что аппарат НКВТ слишком громоздкий, снижает оперативность внешнеторговой деятельности. В частности, Н. Д. Кондратьев отмечал, что «протекционизм в отношении промышленности СССР должен проводиться так, чтобы не препятствовать ввозу орудий и средств сельскохозяйственного производства» (Плановое хозяйство. 1925. № 8. Стр. 111). Но успеха эти попытки не имели. И к середине 20‑х годов государство в лице НКВТ стало фактическим монополистом во внешней торговле СССР, что трактовалось партийно-государственными кругами как одно из крупнейших достижений социалистического строительства.

[3] Имеется в виду вторжение германской полиции 3 мая 1924 г. в торгпредство СССР в Берлине (Шишкин В. А. Цена признания. Спб., 1991. Стр. 130).

[4] Имеется в виду прекращение выдачи въездных виз во Францию торговым работникам из СССР в апреле 1923 г.

РГАЭ. Ф. 413. Оп. 2. Д. 1258. Л. 6-7. Копия

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.