№ 63. Из справки концессионной комиссии НКЗема РСФСР о положении рыбного хозяйства на Дальнем Востоке в связи с предоставлением американским предпринимателям концессии на рыболовство и постройку рыбоконсервных заводов на Д. Востоке — 14 ноября 1925 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1925.11.14
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 152-155.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 2. Д. 1060. Л. 24-34. Копия.

№ 63. Из справки концессионной комиссии Наркомзема РСФСР о положении рыбного хозяйства на Дальнем Востоке в связи с предоставлением американским предпринимателям концессии на рыболовство и постройку рыбоконсервных заводов на Дальнем Востоке

14 ноября 1925 г.

Секретно.

Огромным возможностям, которые представляются в деле эксплуатации наших рыбных запасов на Дальнем Востоке, до сего времени ставились и политические и экономические препоны; от тех экономических выгод, которые мы могли бы получить в наших владениях рыболовными водами, нам достаются лишь небольшие крохи. Внедрение японского рыбного промысла в наших водах по Тихоокеанскому побережью, явившееся результатом хозяйничанья царского правительства, заключившего с Японией невыгодную для нас рыболовную конвенцию (1907 г.), повели к экономическому захвату японскими капиталистами рыбного промысла в дальневосточных водах. Достаточно указать, что ежегодно японцы вывозят добытой в наших водах продукции: консервов с построенных на нашем побережье 18 консервных заводов свыше 800 тыс. ящиков, на сумму около 20 млн. руб., и рыбы в свежем и соленом виде 4‑5 млн. пуд. на сумму 10 млн. руб., ограничиваясь уплатой нам ничтожной аренды до 1,5 млн. руб., составляющей менее 5% стоимости всей продукции рыбного промысла. Роль нашей частной промышленности в довоенное время была крайне незначительна: стоимость добывавшейся продукции в морских водах не превышала 20% стоимости продукции, добытой японцами, причем русские промышленники в большинстве являлись подставными лицами японских фирм. За все время работы наших частных промышленников в Охотско-Камчатском районе не было построено ни одного консервного завода или хорошо оборудованного рыбопромыслового заведения, ко времени перехода рыбного хозяйства к советской власти имелся лишь один консервный завод (на реке Озерной), числившийся собственностью русского предприятия, но в сущности построенный немецкими капиталистами (акционерное общество “Грушеций и К°”)...[1]

К сожалению, приходится отметить, что названные госрыбпредприятия не располагают достаточным капиталом на оборудование рыбопромыслового хозяйства и доныне не могут поставить это дело на рациональных началах. Достаточно указать, что акционерное общество “Окаро” на арендуемых им участках реки Камчатки ограничивает свою работу приемом уловленной рыбы от местных рыбаков красной рыбы, идущей в переработку на высокие сорта консервов, и передачей этой рыбы на соседние японские консервные заводы, которые получают все выгоды от консервного производства...[2]

Все вышеизложенное указывает, как нерационально сложилось наше дальневосточное рыбное хозяйство, которое, казалось бы, при правильной постановке дела должно давать и крупную ренту за рыболовные воды и ценные товары нашего дальневосточного экспорта.

В данное время государство имеет около 3 млн. годового дохода от арендной платы и билетного сбора по рыболовству и самый незначительный экспорт рыбных товаров; а между тем японцы вывозят заготовленных у нас рыбных консервов на сумму около 20 млн. руб. и, кроме того, внутрь страны рыбы на 8 млн. руб. (около 4 млн. пуд.). Несомненно, что перед советским правительством теперь стоят две основные задачи: 1) урегулировать на предстоящей конференции по пересмотру рыболовной конвенции 1907 г. в выгодную для нас сторону вопрос об условиях пользования японцами рыболовством в наших водах и 2) изыскать пути развития работы и рациональной постановки наших госрыбпредприятий на Дальнем Востоке. Переходя затем к рассмотрению заявления американской фирмы “Калифорния Пекинг корпорейшен” и учитывая современное положение нашего рыбного промысла на Дальнем Востоке, следует отметить, что предложение американских капиталистов, если оно серьезно, заслуживает большого внимания. Осуществление в ближайшее время рационализации хозяйства наших госрыбпредприятий, требующее крупных затрат, едва ли возможно при тех финансовых возможностях, с которыми приходится оперировать. Быть может, представлялось бы правильным привлечь в это хозяйство иностранный капитал. Американский капитал[3] в этом случае был бы наиболее желательным для противовеса и конкуренции с японским капиталом, засилью которого можно было бы поставить серьезные препоны. Подходя ближе к запросам фирмы и способам возможного достижения с ней соглашения, следует остановиться на таких соображениях:

1. Вопрос о концессиях на морские рыболовные участки тесно связан с той формой договорных соглашений, в которую будут облечены на предстоящей конференции условия с Японией. Договором от 20 января сего года советское правительство обязалось в отношении рыболовства впредь до пересмотра конвенции 1907 г. сохранить действовавший в 1924 г. порядок в отношении сдачи рыболовных участков, то есть сдачи с торгов. В этих торгах могли бы участвовать и американцы, но вопрос о предоставлении им концессии отпадает до выяснения соглашения с Японией. Существенными условиями, которые предполагается выставить с нашей стороны при переговорах с Японией, являются: 1) изъятие из действия конвенции части морских рыболовных участков, которые мы считаем необходимым оставить для непосредственной работы госрыбпредприятий (намечены 29 участков) и 2) чтобы японцы получили только право на рыболовство без бывшего у них права постройки консервных заводов на участках; это последнее право им может быть предоставлено только в концессионном порядке. Если соглашение с японцами в этом духе будет достигнуто, то советское правительство, предоставляя концессии японцам, такие же концессии предоставит и американцам и, кроме того, может привлечь последних к участию в эксплуатации тех участков, которые советское правительство оставит для своих госрыбпредприятий. Таким образом, вопрос о возможности отвода концессий американцам на морские рыболовные участки пока не может получить разрешения до заключения конвенции с Японией.

2. Предложение американской фирмы, следовательно, в данный момент подлежит рассмотрению с точки зрения возможности предоставления фирме концессии в тех местах рыболовных вод, куда до сего времени иностранный промысел не допускался, то есть в реки, а также бухты и заливы, воспрещенные для иностранного промысла по стратегическим соображениям. Подходя к этому вопросу, мы должны иметь в виду следующее: крупный интерес для рыбного промысла с консервным производством представляют речные рыболовные участки по восточному и западному берегам Камчатки и Охотскому побережью. Список этих участков, с указанием их производительности, при сем прилагается (приложение № 3[4]). Необходимо при этом отметить, что часть этих участков (16) уже предоставлена в пользование госрыбпредприятий и едва ли поэтому может быть отдана в концессию американцам. Против предоставления последним концессии на остальные рыболовные участки в реках едва ли могут встретиться возражения. Слабое использование этих участков нашими частными промышленниками при отсутствии какого-либо оборудования постройками заставляет в положительном смысле высказаться за сдачу участков американцам, капитал которых положит начало постановке там крупного промысла с постройкой консервных заводов. Также заводы могли бы быть построены на реках: Анадырь, Ича, Воровская, Иня, Облуковина, Яма, Гижига, Палана.

3. Высказываясь против предоставления концессии на те речные рыболовные участки, которые ныне уже предоставлены нашим госрыбпредприятиям, тем не менее не следует отстранять иностранный капитал от участия в производстве по обработке рыбных продуктов, ибо, как уже было пояснено, привлечение иностранного капитала, в особенности американского, к развитию хозяйства наших госрыбпредприятий послужит к развитию этих предприятий и установлению рационального хозяйства. Здесь только приходится говорить о другой форме участия американцев — не о концессии, а об акционировании американской фирмы с нашими госрыбпредприятиями. В заключение нельзя не отметить следующего весьма важного соображения, которое должно быть учтено при разрешении вопроса о концессиях на рыболовные участки. Дело в том, что запасы лососевых рыб, являющихся на Дальнем Востоке главным объектом промысла, скорее других рыб подвержены истощению. В Амурском районе это истощение уже приняло угрожающие размеры. Данные о ходе промысла в текущем году в Охотско-Камчатском районе показывают, что там приходится наблюдать крупный недолов лососевых (на 50%), что заставляет опасаться такого же истощения запасов лососей и в Охотско-Камчатском районе[5]. В настоящее время уже введено нормирование вылова для отдельных участков; о размерах промысла для консервного производства теперь приходится судить по нормировкам прошлого года, но в связи с недоловом этого года придется идти по пути дальнейших ограничений нормы вылова, в особенности в речных участках. Трудно было бы поэтому базировать на одном только речном рыболовстве промысел с определенно необходимым количеством сырья для консервного завода, постоянная добыча сырья в нужных размерах может быть обеспечена при одновременном использовании и морских и речных участков. Между тем, как уже пояснено выше, проектировать в данный момент сдачу в концессию морских участков не представляется возможным. Быть может, поэтому представлялось бы необходимым и вопрос о концессии на речные участки отложить разрешением до того момента, когда возможно будет строить определенные предположения о концессиях на морские рыболовные участки на Дальнем Востоке.

Член коллегии Наркомзема, председатель концессионной комиссии Козырев

Начальник Управмелиозема и госземимуществ Гадяев

Зав. секретариатом по концессионным делам Конев

Примечания:

[1] Опущен текст об организации рыбных промыслов в первые годы советской власти.

[2] Опущен текст об организации рыбного промысла на Дальнем Востоке в 1907 — начале 1920‑х годов.

[3] В середине 20‑х годов удалось расширить экспорт рыбы (лосось) с дальневосточных промыслов в США, который начался в 1924 г. В этом году было вывезено в США рыбы на 20 долл., но уже в 1925 г. на сумму 30.188 долл., в 1928 г. — на 43.593 долл., в 1929 г. — на 42.966 долл. Но в целом экспорт с Дальнего Востока в США в 20‑е годы носил эпизодический характер. Наибольшую долю в советском экспорте в США занимала пушнина (99%), когда как до революции ее доля составляла 3‑4%. В 1922‑1929 гг. номенклатура дальневосточного экспорта в США постоянно сужалась и в 1929 г. экспорт дальневосточного края в США, несмотря на некоторую активизацию, состоял преимущественно из пушнины (Торговля советского Дальнего Востока с Соединенными Штатами. Нью-Йорк, 1930. Стр. 77‑80).

[4] Приложение в деле отсутствует.

[5] Так в документе.

РГАЭ. Ф. 478. Оп. 2. Д. 1060. Л. 24-34. Копия.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.