Спецсводка СПО ОГПУ № 143410 о ходе вселения демобилизованных красноармейцев в станицы Северо-Кавказского края. 27 февраля 1933 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1933.02.27
Метки: 
Источник: 
Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. Кн. 2. стр. 288-289
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 11. Д. 42. Л. 237—240. Заверенная копия.

№ 78

Тов. Менжинскому, Ягоде, Прокофьеву, Агранову, Поскребышеву (для т. Сталина), Молотову, Кагановичу, Рудзутаку

В спецсводке № 3 по состоянию на 28 января с.г. сообщалось о прибытии в станицу Полтавскую 1826 чел. демобилизованных кр[асноармей]цев. Вследствие выбраковки некоторого количества домов из-за непригодности их для жилья большее число прибывающих красноармейцев в ст. Полтавской разместить не представилось возможным. Поэтому прибывающие впоследствии демобилизованные кр[асноармей]цы были направлены в станицы Медведовскую и Уманскую.

По состоянию на 19 февраля с.г. прибыло и размещено в ст. Медведовской 468 чел. демобилизованных красноармейцев, из них: членов и кандидатов ВКП(б) — 144 чел.; комсомольцев — 218 чел.; беспартийных — 106 чел. По социальному положению прибывшие подразделяются: рабочих — 126 чел.; колхозников — 295 чел.; коммунаров — 34 чел.; единоличников — 13 чел.

Предназначенные для вселения кр[асноармей]цев дома приведены в полную пригодность для жилья.

Настроение прибывших демобилизованных кр[асноармей]цев бодрое, здоровое. Отмечаются высказывания: «Боролись на Дальнем Востоке с бандами, со своими задачами справились, справимся и здесь, будем давать отпор нашим врагам, которые пытаются мешать нашему строительству». «Чертовы кулаки, до чего землю довели. Мы поставим здесь колхоз, скорее бы начать здесь работать».

11 февраля — [в] первый день — вышли на производственные работы красноармейцы, расселившиеся в колхозе «Молот» в числе 80 чел. Они дали высокие показатели работы, что отмечают и местные жители, которые, пытаясь оправдать себя, ведут разговоры: «Мы так работать не могли, потому что нас никто не снабжал, даже хлеба у нас не было, мы сидели голодные».

Работавшие на конюшнях красноармейцы были поражены внешним видом лошадей и конюшен: грязные лошади, заваленные до половины навозом конюшни, поставленные ребрами вверх половые доски, калечащие лошадей, — все это вызвало негодование поселенцев и высказывания, что в конюшнях до самого последнего времени работал к/p элемент. Такую же примерно картину увидели переселенцы на МТФ: коровники, утопающие в жидкой грязи, скученность в них телят, стельных коров, отсутствие учета удоя молока, кормежка скота половой при наличии других кормов за станицей и т.д. Большая часть изложенных недочетов за день была устранена.

Наряду с положительными настроениями основной массы прибывших, вследствие того, что в станице имеют место продовольственные затруднения, у отдельных красноармейцев наблюдаются настроения отрицательного характера и нездорового толкования: «Если приедут наши семьи и увидят, что народ голодает, ходит в столовую подбирать крошки, они не останутся здесь жить. Если написать на родину правду — сюда никто не приедет». Однако широкого влияния на прибывших такие разговоры не имеют. Со стороны большинства прибывших подаются телеграммы семьям о быстрейшем выезде. Основная масса вселяемых на разговоры о голоде и трудностях работы отвечают: «Нам это не страшно, мы работать будем. Особенно поведем борьбу с кулачеством, лодырями, голодать, как вы, мы не будем. Вы не хотели работать, потому голодали». У отдельных кр[асноармей]цев отмечаются возвращенческие настроения. «До армии как лошади работали, теперь до бессилия работать придется. Лучше уехать домой».

Настроения и отношение близких соц[иальных] прослоек местного населения к прибывшим в большинстве доброжелательные. Отмечено несколько разговоров в группах колхозников: «Хорошо, что прислали красноармейцев. С весны, как начнутся работы по вспашке и севу, у нас опять ничего бы не вышло. На них глядя и мы подтянемся. Они, видно, хорошо будут работать».

В связи с тем, что местному населению товаров никаких не отпускают, т.к. имеющиеся фонды забронированы для вселяемых, зафиксированы разговоры: «Станицу с черной доски сняли, потребиловку открыли, но нам пользы от этого мало. Всю мануфактуру и товары забирают красноармейцы, мы остаемся голые, босые». «Красноармейцы приехали, им все дают, пусть тогда и работы на них возложат. Мы — голодные, голые, как мы будем ремонтировать свой инвентарь к весне?» А/с элементом усиленно распространяются слухи о прибывших, как совершенно не умеющих работать в сельском хозяйстве и назначенных специально для контроля над колхозниками. Такие агитаторы арестовываются.

В ст. Уманскую 13 февраля прибыло 96 красноармейцев из частей СКВО вместе с семьями. Прибывшие расселены, снабжены необходимой мебелью. В станице заканчивается внутристаничное переселение по принципу отведения лучших домов лучшим работникам, а лодырям и родственникам выселенных — худшие.

В станицах совершенно нет столовой посуды (тарелок, вилок, ножей, ложек). Крайсоюз в наличии таковых также не имеет.

Нач. СПО ОГПУ Г. Молчанов

Пом. нач. СПО ОГПУ Люшков

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.