№ 83. Запись беседы наркома внешней и внутренней торговли СССР А. И. Микояна с американским коммерсантом и экономистом Э. А. Файлином — 20 июля 1927 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1927.07.20
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 193-198.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 1780. Л. 32-35 об. Заверенная копия.

№ 83. Запись беседы наркома внешней и внутренней торговли СССР А. И. Микояна с американским коммерсантом и экономистом Э. А. Файлином

20 июля 1927 г.

Г-н Файлин, представивший о своей работе специальный меморандум наркому, в кратких чертах познакомил А. И. Микояна со своей деятельностью в Америке, и указал, что он является автором двух книг по рационализации производства и распределения и владельцем 3 тыс. универсальных магазинов с оборотом в 350 млн. долларов. Г‑н Файлин высказал убеждение, что проблема массового производства и потребления должна интересовать Советский Союз. Тов. А. И. Микоян, соглашаясь с Файлином, упомянул о том, что советское правительство в настоящее время занято вопросом о снижении накидок на себестоимость товара и уменьшении разницы между себестоимостью и розничной ценой. Советское правительство, указал А. И. Микоян, с интересом следило за кампанией по рационализации распределения и прекращения расточения народных средств, которая проводилась в Соединенных Штатах Гувером, и стремится в настоящее время использовать американский опыт для Советского Союза. В ответ на запрос г‑на Файлина А. И. Микоян указал, что стандартизация в Советском Союзе встречается с меньшими трудностями, нежели в странах Западной Европы и Америки, так как в Советском Союзе существует большее единство вкусов и материального положения. Кроме того, советское государство, контролирующее всю крупную промышленность и регулирующее внутреннюю и внешнюю торговлю, имеет возможность, путем приказа сверху сделать то, что совершенно недоступно странам, где частное хозяйство и частно-хозяйственные интересы являются регулирующим фактором.

Г-н Файлин, соглашаясь с этим преимуществом Советского Союза, возразил, однако, что с его стороны было бы совершенным лицемерием претендовать на какое-то единство мысли с большевизмом, который он считает неприменимым для капиталистической Америки. В настоящее время в Америке, заявил г‑н Файлин, происходят два промышленных переворота, характеризующиеся тем, что капиталисты изменили свою прежнюю точку зрения о необходимости понижения зарплаты. Вместо этого американские капиталисты выдвигают лозунг массового производства по дешевым ценам за высокую зарплату. Высокая зарплата является залогом увеличения покупательной способности населения, которая в свою очередь дает возможность промышленности развиваться. Основы этой теории, заявил г‑н Файлин, в настоящее время находят себе все большее распространение в странах Европы, и, в частности, в Германии образовано общество по рационализации производства, которое занимается вопросами фордизации[1] промышленности по его (Файлина) схеме. Во Франции образуется радикальная партия под руководством военного министра Пенлеве, который будет иметь не столько политическую, сколько экономическую программу в согласии с вышеприведенными соображениями.

Переходя к практическому вопросу о взаимоотношениях с Соединенными Штатами и Советским Союзом, Файлин заявил, что целью его приезда в Советскую Россию было обнаружить те трудности, которые, несомненно, имеются для проникновения американского капитала в Советский Союз, и установить, каким путем можно эти трудности обойти. Советское правительство, заявил г‑н Файлин, поставило ряд условий, которые, по мнению правительства, являются соответствующими потребностям концессионеров. Однако факт налицо, что американские крупные фирмы и концессионеры не идут на эти условия. Нужно что-то новое, что-то иное. Задачей Файлина является обнаружить, что именно нужно, а заодно переговорить с представителями власти в Советском Союзе и уяснить себе точно их точку зрения на этот вопрос и тот предел уступок, до которого советское правительство готово идти. Официальных полномочий, заявил г‑н Файлин, он не имеет, его миссия является строго неофициальной. Однако для привлечения крупных американских деловых людей в Советский Союз необходимо, чтобы таким людям, как он, была бы дана возможность выполнить свою задачу, и они представят отчет в Америку. Лично Файлин не заинтересован, по его заявлению, ни в каких концессиях или финансовых планах и поэтому он не просит у советского правительства для себя лично никаких льгот.

Файлина уже давно приглашали в Советский Союз представители Амторга, но он до сих пор отказывался ехать, считая, что удобный момент для этого еще не наступил. Теперь он изменил свое мнение и считает, что именно в настоящий момент советское правительство больше всего нуждается в американских капиталах, американской технике, американских планах и организации.

Тов. Микоян, отвечая Файлину, заметил, что привлечение американцев в Советский Союз является одной из задач советского правительства, которое широко открывает двери для всех, кто стремится посетить СССР и на месте убедиться в лживости того, что говорят об СССР его враги. Клевета и ложь иностранной печати затрудняют для американцев и представителей других наций понимание того, что творится в СССР, но постепенное торжество правды неизбежно. Залогом всего является свидетельство американцев и других иностранцев, посетивших Советский Союз в последнее время. Советское правительство дает возможность иностранным представителям не только въехать в Советский Союз, но и рассмотреть все то, что их интересует. Касаясь вопроса о практических мероприятиях, которые необходимы для привлечения американского капитала, техники и организации в СССР, т. Микоян заявил, что это проникновение может идти в трех союзных направлениях: 1) в области концессий; 2) в области технической помощи; 3) в области кредитов по внешней торговле.

Причиной того, что американские капиталисты еще не идут в достаточной мере на концессионную работу в СССР, т. Микоян считает то, что им еще неизвестны в достаточной мере условия работы. Когда американские деловые люди на месте познакомятся с советскими условиями, когда они найдут в себе интерес, достаточный для посещения Советского Союза, тогда концессионная работа американцев в СССР наладится. Советское правительство в своем отношении к концессионерам исходит из того принципа, что для концессионера моральные увещевания не имеют большой цены и что концессионера необходимо поставить в такие условия, которые гарантировали бы ему определенную прибыль.

Советское правительство поэтому широко идет навстречу концессионерам, свидетельством чего является недавно заключенный дополнительный договор с Гарриманом[2]. Гарриман имеет все, что ему необходимо для развития его деятельности, и если он не будет преуспевать, то это будет лишь его виной. Договоры с другими обществами, как, например, с обществом АСЕА (шведское) о постройке в Ярославле завода для производства электромоторов, свидетельствует о том, что иностранные капиталисты находят возможным работать в СССР. Их отпугивает несколько вопрос о риске, будто бы сопряженном с помещением капиталов в СССР, но в этом советское правительство готово идти им навстречу, учитывая, что капиталисты страхуются против риска высокой нормой прибыли.

Как видите, указал т. Микоян, мы следим за условиями капиталистической Америки не хуже, чем Вы следите за нашими условиями. Вероятно, у нас в СССР лучше знают Америку, нежели в Америке знают нас. Другим обстоятельством, обычно смущающим концессионеров, являются особые законы о труде. Законы о труде в Советском Союзе не являются чем-либо изменчивым, они определены с точностью, опубликованы и всем известны. При таких условиях в СССР можно работать. В Советском Союзе почти нет стачек, между тем как в Англии мы имели в прошлом году 6‑месячную стачку углекопов. Концессионеры должны лишь строить свое хозяйство на рациональных основаниях и не изменять условий труда без толка и плана, как это имело место до сих пор, например, в германской сельскохозяйственной концессии[3].

Файлин заявил, что американские фирмы, по всей вероятности очень хорошо знакомы с концессионной практикой Советского Союза, и если они не идут в СССР до сих пор, то это объясняется, по-видимому, еще и чем-то другим. Во всяком случае, прежде чем говорить об условиях, желательных для Америки, очень хорошо было бы иметь подробный меморандум об основных условиях концессионной работы в СССР.

Тов. Микоян отметил, что Главный концессионный комитет издает сборник на нескольких языках об объектах и условиях концессий[4], но что если соответствующий меморандум встречает интерес со стороны Файлина, то он отдаст распоряжение, чтобы ему таковой был представлен. В отношении второго пути, по которому может идти проникновение американского капитала и промышленности в СССР, т. Микоян указал, что договора о технической помощи практикуются в Европе и что подобные договора уже заключены с германскими и американскими фирмами. Речь идет об использовании технических знаний американских инженеров, как это делается, например, на Днепрострое, где работает американский инженер Купер, о покупке патентов американских фирм, об организационной и технической помощи на заводах, выработке планов с помощью американских фирм и т. д. Третий путь, по которому может идти американский капитал — это кредиты по внешней торговле. Речь идет о предоставлении авансовых кредитов под наши экспортные товары и по кредитованию наших закупок в Америке.

В настоящее время, указал т. Микоян, Советский Союз закупает в Америке значительное количество товаров, в том числе хлопок на 50 млн. долларов, электромашины и нефтеоборудование на 20‑25 млн. долларов, цветные металлы на 10‑15 млн. долларов, резину приблизительно на ту же сумму и т. д. Все эти закупки могли бы быть расширены, если бы американские промышленники и банки пошли навстречу Советскому Союзу в отношении кредита. Следует учитывать, что конкуренция европейских стран, и в частности Германии, в части продажи всех этих товаров, в особенности оборудования, очень велика и что в то время как из Германии товар идет в СССР неделю, расстояние между Америкой и Москвой настолько велико, что провоз отнимает до двух месяцев. Уже по одному этому Америка должна предоставлять гораздо более широкие кредиты, чтобы успешно конкурировать с европейскими странами в завоевании русского рынка.

В ответ на заявление т. Микояна Файлин отметил, что в настоящее время предоставление кредитов СССР наталкивается в Америке на два основных препятствия: во-первых, в Соединенных Штатах в настоящее время задумываются над желательностью расширения кредитов в Европе вообще, так как сомневаются в возможности трансформации обратных платежей Америке из Европы, которые должны принять форму товаров. Банковские группы, во главе с представителями фирмы Морган, рука об руку с правительством, начали широкую пропаганду среди американских вкладчиков против предоставления каких бы то ни было кредитов Европе и опубликовали список всех тех государств, которые не заплатили по своим обязательствам. Это подводит нас ко второму препятствию, которое имеется для предоставления кредитов Советскому Союзу. Как известно, советское правительство до сих пор не уплатило по долгам Америке, в частности по займу 1917 г.

Тов. Микоян указал, что наш долг Америке настолько незначителен, что о нем не стоит серьезно говорить и мы были бы готовы прийти к соглашению с американцами, основанному на принципах взаимной выгоды, то есть предоставления нам кредитов к удовлетворению интересов американских кредиторов. Но мы не можем допустить принципиально требований Америки о признании всех долгов царского правительства в целом всем странам, потому что такое признание означало бы рабство страны, и платежи по царским долгам превысили бы способность советского правительства платить. После тех потерь, которые мы потерпели в годы гражданской войны и революции, отметил т. Микоян, мы не можем теперь срывать достижения советского строя, срывать нашу программу индустриализации ради того, чтобы платить по долгам царского правительства, которое не имело полномочий от народа для их заключения.

Файлин заявил, что ему вполне понятна советская точка зрения, но что он не считает психологически удобным просить кредитов в обмен на признание займов, так как это произвело бы нежелательное впечатление на американские банковские круги. Если бы советское правительство нашло возможным раньше подписать договор о признании платежей по долгам, то американские банки затем пошли бы навстречу советскому правительству в области кредитов. При этом Файлин сослался на опыт австрийского правительства, которое получило в Америке заем при содействии Файлина и дало ему (Файлину) орден. Австрийское правительство согласилось признать старый заем, но фактически получило новые и гораздо большие в обмен на признание.

Тов. Микоян, сослался на то предложение, которое в настоящее время советское правительство сделало Франции[5], и отметил, что это предложение сводится к уплате 60 млн. франков в год в течение 62 лет в обмен на предоставление 325 млн. долларов кредита в течение трех лет на срок от 10 до 15 лет. Если бы, заметил т. Микоян, мы согласились бы платить по обязательствам царского правительства раньше, чем мы имели бы уверенность в получении кредитов, кто мог бы гарантировать, что после того, как мы подпишем договор, в печати не начнется ожесточенная травля большевиков и наши иностранные контрагенты “передумают”.

Г-н Файлин затронул также вопрос о пропаганде. Он отметил, что травля советского режима в американской печати является естественным последствием того, что в Америке интересы страны регулируются интересами собственников, которые видят в каждом успехе советского строя большую опасность. Каждое правительство в вопросах внутренней политики применяет те меры, которые кажутся ему необходимыми, чтобы обеспечить поддержку всего общества тому строю, который имеется в данной стране. Так, в Советском Союзе, заявил Файлин, со столбцов печати правительство призывает к обороне страны, хотя, насколько ему известно, нет никакой опасности войны. Не желает ли советское правительство таким способом потушить оппозицию и объединить все силы страны, которые в противном случае не были бы объединены?

Тов. Микоян указал, что общественное мнение советской страны и без того безоговорочно идет за советским правительством 10 лет и что, к сожалению, военная опасность гораздо сильнее, чем это представляет себе Файлин. В 1914 г. за несколько месяцев до войны никто не ожидал ее, но мы на опыте 1914 г. знаем, как подготовляется мировая война, и мы наблюдаем в современности те же процессы, и поэтому мы должны быть на страже. Если бы знали, что Советскому Союзу угрожает от войны так же мало опасности, как угрожает американскому капитализму от коммунизма, то мы были бы гораздо спокойнее.

Г‑н Файлин выразил удовлетворение по поводу беседы и заметил, что целью его является познакомиться с представителями советской власти, с методами их работы, с их программой и сотрудниками, которыми они ее осуществляют. В отношении всего того, что он видит, он имеет сделать самые красноречивые комплименты. Он всецело в распоряжении т. Микояна, остается здесь и готов с ним встретиться.

Тов. Микоян выразил готовность видеть г‑на Файлина вновь у себя, а за это время посоветовал г‑ну Файлину познакомиться с положением дел в Советском Союзе и обещал Файлину всяческую поддержку в области получения статистических сведений и экономических материалов и направил его к заместителю начальника Экономического управления т. Кауфману в случаях отдельных справок. Кроме того, т. Микоян поднял вопрос об организации деловой встречи г‑на Файлина в Деловом клубе[6], на котором должны были присутствовать 150‑200 наших хозяйственников. Г‑н Файлин пошел на это предложение и заявил, что будет у т. Микояна в течение ближайшей недели.

Примечания:

[1] Фордизация промышленности — система организации массово-поточного производства, возникшая в США в первой четверти XX в. Названа по имени Г. Форда, который впервые ввел ее на своих автомобильных заводах. Основой фордизации стала конвейерная сборка, что привело к резкому росту производительности труда и положило начало массовому производству (БСЭ. Т. 27. Стр. 537).

[2] Речь идет о дополнительном договоре к концессионному договору от 12 июня 1925 г. между правительством СССР и фирмой “Гарриман энд К°”. Этот дополнительный договор был заключен в Москве 7 июля 1927 г. связи с просьбой концессионера облегчить ему выполнение основного договора (см. док. № 75) путем соответствующего изменения некоторых его положений (Документы внешней политики СССР М., 1964. Т. 10. Стр. 334).

[3] Имеется в виду сельскохозяйственная концессия “Маныч”, полученная Ф. Круппом в Ростовской области по договору от 1 декабря 1922 г. (фактически начала действовать с августа 1923 г.). Она была предоставлена на 36 лет и по желанию концессионера ориентирована на организацию зернового хозяйства. Между тем первые же годы ее работы выявили полную нерентабельность и показали, что решение о таком профиле было непродуманным. Концессионеры ходатайствовали перед советским правительством об изменении основного направления деятельности предприятия. В августе 1927 г. ГКК подписал новый договор с ними, согласно которому предполагалась коренная перестройка работы: от ведения зернового хозяйства концессионерам разрешалось перейти преимущественно к скотоводческому направлению. (Лацис М. И. Сельскохозяйственные концессии. М.;Л., 1926. Стр. 23‑24; Шишкин В. А. Полоса признаний и внешнеэкономическая кампания СССР. 1924‑1928. Л., 1983. Стр. 267‑268).

[4] Имеется в виду сборник “Экспорт, импорт и концессии СССР” (М., 1927) включающий информацию на русском, английском, немецком и французском языках.

[5] Имеется в виду предложение советского правительства Франции, сделанное на советско-французской конференции в Париже 19 марта 1927 г. о готовности СССР выплачивать ежегодно Франции по 70 млн. зол. франков на протяжении 30 лет. Одновременно Франция должна была предоставить СССР долгосрочный кредит на сумму 7 млрд. франков (Шишкин В. А. Цена признания. Л., 1991. Стр. 268‑269).

[6] Прием американских гостей в Деловом клубе 12 июля 1927 г. был организован советом съездов государственной промышленности и торговли в честь находящихся в Москве представителей американских торговых палат с целью обмена мнениями между американцами и представителями промышленных и финансовых органов СССР (Торгово-промышленная газета. 1927. 14 июля).

РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 1780. Л. 32-35 об. Заверенная копия.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.