№ 108. Письмо председателя Амторга С. Г. Брона наркому внешней и внутренней торговли СССР А. И. Микояну о меморандуме Кента и отношении американских деловых кругов к СССР — 9 февраля 1928 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1928.02.09
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 256-258.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 241. Л. 202-203. Заверенная копия.

№ 108. Письмо председателя Амторга С. Г. Брона наркому внешней и внутренней торговли СССР А. И. Микояну о меморандуме Кента и отношении американских деловых кругов к СССР

9 февраля 1928 г.

Уважаемый Анастасий Иванович,

В дополнение к моим телеграммам о разговорах с Янгом и Кентом посылаю Вам неподписанный проект меморандума, характеристику которого я дал в одной из своих телеграмм. Такой сгущенно-махровой формулировки играющего столь крупную роль в определении отношений к Союзу вопроса о пропаганде трудно найти. В дальнейшем ничего нового по сравнению с известными формулировками в этом меморандуме нет. Единственное, что может представить некоторый интерес, это предложение встретиться в Берлине с некоторыми из руководящих деловых людей Америки. Имеются в виду Янг и еще кое-кто.

В таком виде этот меморандум не может, по моему мнению, быть принятым и не может служить базой не только для серьезных разговоров, но даже для простой встречи. Как я Вам уже сообщал, Янг просил этого меморандума в таком виде не пересылать, а просил высказать наши соображения по всему этому вопросу. Я телеграфно запросил Ваших директив. Если не получу своевременно указаний от Вас, думаю просто написать Кенту и Янгу, что, по моему мнению, меморандум в таком виде, в каком он был дан нам, не может быть рекомендован нами как документ, заслуживающий внимания для каких бы то ни было разговоров.

Одновременно с этим документом посылаю Вам письмо на мое имя Айви Ли. В связи с его выступлениями в целом ряде городов я просил изложить его мнение о состоянии “public opinion”[1] в Соединенных Штатах по отношению к Союзу. Это письмо, хотя более осторожное, чем документ Кента, по существу отражает те же настроения “big business”[2] и официальной Америки.

Для Вашего сведения считаю необходимым указать, что Ф. Кент, один из членов правления “Бенкерс трест”, был представителем Моргана во время войны при Федеральном резервном банке и экспертом при Репарационной комиссии. Он считается одним из самых ярких реакционеров в финансовой верхушке, и мне непонятны намерения Янга, который считается большим либералом в деловом мире Америки, в привлечении Кента к участию в наших разговорах. Очевидно, он хочет свое благожелательное настроение в вопросе об американо-советских отношениях прикрыть с правого фланга прямым экспертом Моргана в европейских делах, каким Кент являлся все время с начала войны.

Для полноты картины считаю необходимым сообщить Вам, что несколько дней тому назад по поручению Митчелла мне звонил вице-президент “Нашионал сити банк”, ведающий иностранными делами, м‑р Шведтман, с предложением встретиться до отъезда. Я телеграфно просил Ваших директив. По моему мнению, не имеет смысла встретиться с Митчеллом, так как он, вероятно, ничего нового сказать не захочет, а нам не о чем с ним говорить.

Следует ли отсюда делать вывод, что среди руководящих деловых и финансовых кругов есть единая линия и единый фронт в вопросе трактовки проблемы американо-советских отношений? Было бы неосторожно и неправильно сделать такой вывод. Одно можно сказать, что некоторые круги, особенно те, которые отражают в том или ином виде моргановские интересы, и круги, которые так или иначе были вовлечены в решение финансовых проблем различных европейских стран, склонны ставить вопрос об американо-советских отношениях по европейскому образцу, с определенным уклоном привлечения к рассмотрению и решению этого вопроса других европейских стран (надо понимать Англию и Францию). Это объясняется частью тем, что все так называемые восстановительные займы в Европе делались совместно с другими европейскими странами. Сюда относится идея “Чейз банка”, с которой он все время носится, о создании международной группы для обеспечения долгосрочных кредитов для Союза. Такой же уклон имеет подход и постановка Янга. Такова же была точка зрения Марроу, который всегда проповедовал: хотите быть в хороших отношениях с Америкой — устройте Ваши европейские дела.

Наряду с этим имеется группа и интересы, которым более выгодно и которые поэтому предпочитают решение аме[рикано]-советских отношений независимо от европейских дел; они бы предпочли договориться с нами вне Европы и без Европы. Сюда относятся, в первую очередь, промышленные интересы, для которых вопрос закрепления на советском рынке и вопрос европейской конкуренции, как мне откровенно заявляли видные промышленники, являются очень важными и серьезными вопросами. Сюда относятся также нефтяные интересы — стандартовская группа и стоящие за ней крупные интересы. На этой же платформе, как это ни странно может показаться, стоит Митчелл и “Нашионал сити банк”, который поэтому все время твердит, что соглашение с Америкой заставит Европу быть более уступчивой и что Америка может договориться с Союзом, совершенно игнорируя Европу.

В какой мере вся эта обстановка в сфере организованных интересов, которые определяют политику Америки, может быть в данный момент взята за исходный пункт для определенных шагов с нашей стороны, я попытаюсь осветить в личном докладе во время моего пребывания в Москве. Надо, однако, при всем этом помнить, что мне не удалось встретить ни одного крупного американца, — а говорят, что таковых нет в природе, — который бы без трепета и ужаса не говорил о пропаганде. Даже такой человек, как Янг — несомненно, один из самых крупных людей в Америке, который уверял меня, что у него нет никаких предрассудков по отношению к советскому строю и социалистическому хозяйству и что его самого здесь ругали за социалистические уклоны, — заявил мне, что все-таки пропагандой нельзя заниматься; что если наше дело правильное, то Америка лет через сто последует за нами. Но заниматься пропагандой, подрывать американские учреждения — дело не гожее. И в данном случае, как это ни странно, Митчелл является исключением. Он на днях заявил мне, что ему наплевать на пропаганду, лишь бы договорились по вопросу о долгах.

В последнее время замечается также рост интереса к делам Союза со стороны автомобильной промышленности. Не исключена возможность согласия Форда начать разговоры о постройке тракторного завода в Союзе и готовность “Дженерал Моторс” пойти на серьезную схему кредитования.

С товарищеским приветом С. Г. Брон

Примечания:

[1] Общественного мнения (англ.).

[2] Большого бизнеса (англ.).

РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 241. Л. 202-203. Заверенная копия.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.