№ 109. Обзор статей американской периодической печати о продаже советских облигаций железнодорожного займа в США, составленный Амторгом — Не позднее 9 февраля 1928 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1928.02
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 258-262.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 1781. Л. 57-62. Копия.

№ 109. Обзор статей американской периодической печати о продаже советских облигаций железнодорожного займа в США, составленный Амторгом

Не позднее 9 февраля 1928 г.[1]

Объявления Госбанка относительно облигаций железнодорожного займа были помещены 18 и 19 января в 11 нью-йоркских и 23 провинциальных газетах.

Вслед за появлением объявлений “Нью-Йорк таймс” напечатал 21 января обширную статью, в которой газета подробно описывает договор Госбанка с американскими банкирами относительно уплаты по купонам облигаций, условия продажи облигаций, прибыли советских железных дорог и т. д.

“Джорнал оф коммерс”, передавая о том же факте, характеризует его как перемену в финансовой политике советского правительства и добавляет, что перемену эту следует приписать сокращению советского экспорта, что в свою очередь произошло вследствие товарного голода.

В другом номере “Нью-Йорк таймс” остановился также на отношении Уолл-стрит и Стейт Департамента[2] к продаже советских облигаций, подчеркивая, что круги Уолл-стрит считают методы продажи советских облигаций в Соединенных Штатах вполне допустимыми. Газета далее выражает мнение, что данная продажа облигаций не находится в противоречии с политикой Министерства иностранных дел. «Правда, банкиры заранее не запрашивали Министерство иностранных дел по этому поводу, но чиновники Стейт Департамента склонны рассматривать продажу облигаций не в самой Америке, а по почте из СССР, как частное дело, причем американские банки являются посредниками лишь в оплате купонов».

Однако в смысле комментирования “Нью-Йорк таймс” пока что не находил подражателей, и почти все остальные газеты упорно хранили молчание, ожидая очевидно веского мнения Стейт Департамента. Один лишь либеральный журнал “Нэйшон” посвятил этому вопросу передовицу, в которой говорится следующее:

«СССР, таким образом, без “милости” Министерства иностранных дел или дипломатического корпуса скромно занимает свое место в финансовой семье народов. Когда правительство может успешно распространять свои облигации за пределами своего государства, оно не нуждается так остро в благословении дипломатических миссий». «Хотя связь между обеими странами не будет полной и основательной, пока облигации эти, дающие достаточную прибыль, не будут распространяться непосредственно американскими банками, тем не менее первый шаг этот — очень важный шаг, гораздо важнее, чем это кажется на первый взгляд».

Сдержанность газет вполне оправдалась. Всегда хорошо осведомленный “Нью-Йорк таймс” еще 31 января сообщил, что Министерство иностранных дел собирается запретить продажу облигаций железнодорожного займа. 2 февраля газеты опубликовали заявление Келлога. В своем заявлении, адресованном “Чейз нэшионал банку”, Келлог говорит следующее: «Министерство иностранных дел Соединенных Штатов возражает против финансовых соглашений, которые связаны с распространением советских облигаций в Америке или же связаны с предоставлением кредитов, усиливающих советский режим. В согласии с этой политикой Стейт Департамент не одобряет финансовых соглашений, которые в какой-либо мере способствуют продаже советских облигаций в Соединенных Штатах. Департамент уверен в том, что банки и финансовые учреждения будут сотрудничать с правительством в деле проведения в жизнь вышеуказанной политики».

Одновременно с заявлением Келлога Стейт Департамент опубликовал письмо “Нью-Йорк лайф иншуренс К°”, в котором эта страховая организация протестует против распространения советского железнодорожного займа на том основании, что она является владельцем облигаций царского железнодорожного займа (на сумму в 20 млн. долл.), непризнанного советским правительством.

Пока шла переписка между Министерством иностранных дел и “Чейз нэшионал банком”, газеты неоднократно высказывали сомнение в том, поймет ли “Чейз банк” “тонкий намек” министерства и прекратит ли он выплату по купонам. Дело в том, что формально банк совершает операцию, не имеющую никакого отношения к самому акту распространения советских облигаций в Соединенных Штатах. Однако 5 февраля “Нью-Йорк таймс” приводит заявление банка, в котором определенно говорится, что «банк не примет участия в операциях, идущих в разрез с желанием правительства Соединенных Штатов, и откажется от функции контрагента, если правительство формально этого потребует».

Интересны комментарии газет в связи с этим инцидентом. Так, всегда враждебно настроенный к СССР “Вашингтон пост” приветствует заявление Келлога и заявляет, что коммунисты старались прельстить американцев большими процентами на облигации. «Кто может поручиться, — патетически вопрошает газета, — что деньги, вырученные от продажи ничего не стоящих облигаций, не пойдут на финансирование агитаторов и бомбометателей? Заявление Стейт Департамента должно быть распространено во всей стране, чтоб служить предупреждением для американских граждан против русских мошенников».

“Нью-Йорк таймс”, который с первого взгляда, казалось, был приятно поражен распространением советских облигаций в Америке и даже уверял читателей, что Министерство иностранных дел ничего против этого не имеет, повернул круто назад и стал заявлять, что никогда еще вмешательство Стейт Департамента в вопрос об иностранных займах не было так к месту, как в данном случае. Газета касается старого русского железнодорожного займа и квалифицирует как “международную наглость” попытку советского правительства распространить одни и те же облигации на одном и том же рынке, в то время когда старые облигации им же, то есть советским правительством, упорно не признаются.

Как бы в ответ на уверения, что “Чейз банк” не имеет прямого отношения к распространению облигаций, передовик “Нью-Йорк таймса” подчеркивает, что Стейт Департамент не одобряет финансовых соглашений, которые в какой-либо мере помогают делу продажи советских облигаций в Америке.

«Министерство иностранных дел Соединенных Штатов этим заявлением несомненно видоизменило свою политику, — продолжает автор передовицы. —  Жаль, однако, что оно не привело в объяснение своих действий те особые, быть может скандальные условия, которые вызвали реакцию Министерства иностранных дел Соединенных Штатов».

Консервативная газета “Уолл стрит джорнал”, касаясь запрещения Келлога, заявляет, что русский народ имеет полное право вводить коммунизм у себя, но ...[3] не имел права конфисковать частную собственность иностранцев и аннулировать иностранные долги. Порвав все договоры с иностранными державами и народами, СССР приходит теперь в Соединенные Штаты с требованием кредитов и с предложением покупки своих облигаций. Американское Министерство иностранных дел поступает правильно, отказывая в финансовой поддержке советскому правительству, не признающему долговых обязательств по отношению к другим народам.

Касаясь известного распоряжения Келлога, “Чикаго трибюн” указывает, что это запрещение не только прекратит продажу облигаций железнодорожного займа в Америке, но может также и повредить успеху Фаркварского 40‑миллионного займа, если будут сделаны попытки реализовать его посредством продажи облигаций.

Умеренно либеральный “Балтимор Сан” сожалеет, что Стейт Департамент не дал более подробных объяснений своих действий в данном вопросе. «Всем известна политика американского правительства по отношению к СССР, — говорит газета, — но едва ли можно, исходя из этой политики, объяснить подобное вмешательство в финансовое соглашение... Правда, имеется и один пункт, говорящий в пользу действий Стейт Департамента: это тот факт, что заем гарантируется железными дорогами СССР, а в Америке имеются владельцы акций царского железнодорожного займа. Если бы Стейт Департамент допустил распространение нового займа, то он этим самым косвенно утвердил бы аннуляцию[4] старого займа. Необходимо разъяснение Стейт Департамента, повторяет газета. Правда, правительство Соединенных Штатов отказывается признать СССР, но торговые круги все более и более верят в перманентность советского правительства и ищут торговых сношений с ним».

Политика Стейт Департамента в вопросе об иностранных облигациях подробно разобрана также в передовице “Джорнал оф коммерс”. «Контроль над распространением иностранных займов в Америке, как его применяет Стейт Департамент, не только вреден, но даже не дает ожидаемых результатов», — резюмирует газета. Контроль этот не дает американской публике возможности покупать такие выгодные ценные бумаги, как облигации немецкого поташного займа, а в отношении СССР контроль этот вызывает финансирование американцами советской торговли, только не прямо, а через посредство Германии.

Отрицательно к выступлению Келлога относится либеральная газета “Нью-Йорк Уорлд”: «Министерство иностранных дел, накладывая запрет на распространение советских облигаций здесь, желает, может быть, заставить советское правительство признать долги Америке, — пишет газета. — Это можно рассматривать как стратегический прием дипломатии, но его нельзя оправдать с точки зрения этики, когда то же Министерство иностранных дел разрешает торговлю Соединенным Штатам с СССР. Если нельзя разрешать кредитов советскому режиму, то в равной мере нельзя принимать за наши товары денег, приобретенных, может быть, прямо или косвенно путем конфискации».

Интересна оценка положения провинциальной газеты “Спрингфилд републикэн”. «Нефть остается нефтью, господин министр, — так обращается к Келлоту эта газета. — В то время, когда правительственная организация (“Совет торгового флота Соединенных Штатов”) покупает 24 тыс. т советской нефти, Келлог, исходя из дипломатических соображений, запрещает американским гражданам одалживать деньги советскому правительству», — указывает газета. Нефть остается нефтью, по мнению “Стандарт ойл” и Совета торгового флота Соединенных Штатов, эти организации не волнует тот факт, что их контракты принесут пользу советской казне. «Если Келлог прав, то почему же не применить его принцип и по отношению к вышеуказанным компаниям, — недоумевает газета. — Нет греха в покупке облигаций советского займа, если позволительно закупать советскую нефть для государственных пароходов Соединенных Штатов», — заключает “Спрингфилд републикэн”.

Примечания:

[1] Датируется по сопроводительному письму (РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 1781. Л. 56.).

[2] Государственного департамента (англ.).

[3] Здесь и далее отточия документа.

[4] Так в документе.

РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 1781. Л. 57-62. Копия.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.