Спецсообщение УНКВД по Северо-Кавказскому краю о состоянии низового советского аппарата в русских районах. 31 августа 1934 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1934.08.31
Метки: 
Источник: 
Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. Кн. 2. стр. 614-619
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 3. Оп. 1. Д. 34. Л. 74—84. Заверенная копия.

№ 237

Секретарю ЦК ВКП(б) — т. Сталину, секретарю ЦК ВКП(б) — т. Кагановичу, секретарю ЦК ВКП(б) — т. Жданову, пред. СНК СССР — т. Молотову

За первую половину т.г. вскрыто и ликвидировано только в русских районах свыше 12 крупных к/p кулацких группировок, деятельность которых была направлена на подрыв и разложение сельских советов. Кроме того, нами было проведено в 14 русских районах обследование состояния и работы 41 сельского и станичного советов. Материалы следствия и данные обследования сигнализируют о засоренности сельсоветов классово-чуждым элементом, искривлениях классовой линии и перегибах, допущенных при проведении хоз[яйственно]-полит[ических] кампаний на селе.

Со времени перевыборов (1930 г.) значительно изменился депутатский состав сельсоветов. В большинстве случаев из числа избранных депутатов осталось в наличии не более 30—50%. Точный учет депутатского состава по многим сельсоветам отсутствует.

В состав Николаевского сельсовета (Черкесия) было избрано 20 чел., из них осталось всего 7 чел. 6 чел. из числа избранных, преимущественно кулаков и белых — осуждено за различные преступления, 4 выехало из села, 2 исключено по болезни. В последние годы кооптировано в совет 6 чел.

В Ново-Александровский сельсовет в 1930 г. было избрано 100 депутатов — сейчас, по неточным сведениям, осталось 55 чел. Когда и куда выбыли остальные — неизвестно.

«Состав сельсовета по количеству членов мне неизвестен, их очень много выбыло: были решения об исключении, но пленумом эти решения не утверждались, и сейчас такая путаница, что трудно в этом разобраться». (Показания председателя Михайловского сельсовета Ставропольского района Иваненко.)

Большинство избранных депутатов обследованных советов составляют колхозники и служащие. Однако в целом ряде мест в составе членов совета превалирует единоличник (Михайловский и Надеждинский сельсоветы Ставропольского района, Ново-Селецкий и Калиновский Александровского района и т.д.), нередко играющий ведущую роль в повседневной практической работе сельсовета, особенно в работе комсодов и депутатских групп.

Детальное изучение состава депутатов показывает, что значительная часть депутатов в совете не представляет лучшую, передовую часть колхозников и социально близкую часть единоличников. Депутаты, единоличники в большинстве, представляют из себя наиболее мощную (в прошлом и настоящем) прослойку единоличного сектора, резко настроенную против колхозного строительства; в ряде мест депутатский состав сильно засорен кулаками и быв. белыми, а также лицами, имеющими близкую родственную связь с социально-чуждым элементом.

Актив сельсоветов (прикрепленные, добровольцы, работающие в комсодах, депутатских группах, секциях и т.д.) также засорен классово-чуждым элементом. Так, в составе сельсовета с. Медведовки Петровского района числится 33 депутата, среди которых имеются: Наумов Н.И. — быв. красный партизан, отец имел мясную торговлю, сам Наумов до 1933 г. также торговал мясом. За хищение и разбазаривание семфонда был приговорен к расстрелу. Мальков П.С. за растрату два раза был судим. Сейчас находится под следствием; Курасов Е.М. — сын жандарма, находится под следствием за растрату; Богданов С.В. — колхозник, двоюродный брат известного бандита Ключкина. Родной брат расстрелян за вредительство; Чуносов Я.Ф. — кулак, служил в белой армии, в настоящее время колхозник. Двоюродные братья были в банде Ключкина. Все родственники раскулачены. Климов М.В. — колхозник, два раза судился за хищения, пьяница. Тищенко И.М. — исключен из колхоза, пьяница, разложившийся элемент. Соболев Д.Г. — единоличник, в 1933 г. был судим за хищение хлеба на элеваторе, тесно связан с кулаками. Таких «депутатов» имеется 16 чел., или 50% состава. В составе имеется лишь два колхозника-ударника. Из 33 чел. принимают более или менее активное участие в работе совета 6 чел., главным образом, ответственные работники колхозов и члены президиума.

Показателен также состав советского актива с. Михайловки Ставропольского) района. Село коллективизировано на 47%, но в числе председателей депутатских групп, земельных уполномоченных, 20 дворов (всего 52 чел.) имеется один член партии, 3 колхозника; остальные — единоличники, составляющие при этом наиболее мощную в экономическом отношении часть единоличного сектора. Так, если на 1049 единоличных хозяйств имеется 389 лошадей (одна лошадь на 2,7 хозяйства), то у 77 активистов находятся 49 лошадей. В первой депутатской группе числится 42 активиста, из них 16 единоличников, резко настроенных против колхоза (3 быв. кулака, 7 — имеющих связь с кулаками), никакого участия в работе сельсовета они не принимают. Аналогичен состав второй депутатской группы.

Значительная часть технического» аппарата обследованных сельсоветов засорена выходцами из социально-чуждой среды (дети кулаков, попов, быв. писари б[елых] армий и т.д.).

Аппарат Суворовского стансовета укомплектован исключительно за счет кулацко-белогвардейских элементов. Секретарь сельсовета Кульчицкий — сын кулака, делопроизводитель налогстола Свидин — сын кулака, счетовод Кудрявцев — сын кулака, председатель финтройки Подсвиров — сын кулака и т.д.

Секретарем Барсуковского стансовета Невинномысского района работает Левченко, быв. комендант в. г. Петровске при белых. До революции вступил: в колхоз, расхищал колхозное имущество. В 1931 г., будучи заведующим налогового стола, снабжал кулаков фиктивными документами, за что был привлечен к ответственности.

Аналогичные факты засоренности технического аппарата сельсоветов отмечены в Медвеженском и Изобильно-Тищенском районах. Квалификация этих работников чрезвычайно низка. Секретари сельсоветов в большинстве не знают советского законодательства, политически и технически малограмотны. Статистиками и счетоводами работают лица, не имеющие элементарной счетной подготовки.

В результате засоренности технического аппарата и отсутствия всякого контроля за его работой, широкое распространение получило взяточничество: взятки берутся за выдачу различных справок и удостоверений, за фабрикацию фиктивных документов для бежавших кулаков, конокрадов и т.д.

Руководящий состав большинства обследованных сельсоветов слабо разбирается в политической обстановке и недостаточно руководит проводящимися на селе хозяйственно-политическими мероприятиями. Сельсоветы до сих пор еще практически не подошли к вопросам руководства и помощи колхозам, даже в пунктах сплошной коллективизации. Имеющиеся попытки в этом отношении не идут дальше периодического заслушивания на заседаниях президиумов или пленумов докладов колхозов, с вынесением общих, никого не обязывающих решений, гастролерских поездок председателя сельсовета по колхозам и колхозным полям.

В отдельных местах сельсоветы пытаются осуществить руководство колхозами мерами административного воздействия. В с. Петровском колхозами на особо злостных нарушителей производственной дисциплины дела передаются в сельский суд при сельсовете, который осуждает колхозников на две недели — месяц принудительных работ «за срыв кампаний».

Недочеты руководства в значительной степени объясняются частой сменяемостью председателей сельсоветов. Данные обследования показывают, что продолжительность работы председателя сельсовета зачастую не превышает 3—6 месяцев. Так, в Филимоновском сельсовете Александровского района с 1930 г. сменилось но разным причинам 15 председателей, [в] Воскресенском — 14, [в] Каменобродском — 42 и т.д.

Имеют место факты, когда скомпрометировавшие себя и снятые вследствие этого с работы в сельсовете лица, назначаются на ту же должность в другой сельсовет. Весьма показателен в этом отношении послужной список председателя Мартыненко, члена ВКП(б). До назначения Мартыненко председателем сельсовета в ст. Н.- Александровскую (1934 г.) он работал в той же должности в ст. Ново-Троицкой. Здесь изо дня в день пьянствовал, морально разложился, вел распутный образ жизни, злоупотреблял своим положением. Стоял вопрос о предании его суду. (Но райисполком решил его «исправить», назначил председателем Новo-Александровского сельсовета («ближе к районному руководству»). Мартыненко после переброски продолжал пьянствовать, имел связь с растратчиками (ныне осужденными) и т.д.

В ряде обследованных пунктов единоличник для сельсовета является лишь объектом грубого административного воздействия. Никакой массовой работы с единоличниками не ведется, нет заботливого отношения к повседневным нуждам единоличников. В отдельных сельсоветах сильно укоренилась практика незаконных штрафов, приказов и издевательского отношения к единоличникам.

В марте с.г. председатель Благодарненского сельсовета Петровского района Бойко созвал собрание единоличников семи участков и предложил им вступить в колхоз. На отказ последних Бойко вызвал к себе уполномоченного единоличников Фисенко и заявил: «Если не пойдешь в колхоз — сделаю из тебя блин, создам дело и расстреляю». При этом вызвал милиционера и предложил ему составить протокол. Тогда Фисенко заявил, что он вступает в колхоз. За отказ вступить в колхоз на двух единоличников был наложен штраф до 100 руб. В ст. Вольской Георгиевского района по приказу сельсовета единоличников силой заставляют работать на колхозных полях, за отказ единоличников избивают, оскорбляют и налагают штрафы. В с. Левокумском Прикумского района сельсовет вынес решение об организации общественного обмолота единоличных посевов. При этом весь урожай свозили без веса в амбары сельсовета.

Наряду с этим в отдельных районах имеет место прямое покровительство единоличникам. Единоличник, как правило, не только не дооблагается, но и не выполняет полностью государственных обязательств, что нередко ставит его в более выгодное положение, чем колхозника. В Петровском, Благодарненском, Александровском, Суворовском и других районах единоличники в этом году платили культсбор значительно меньше, чем колхозники. В этом году в ряде районов (Александровский, Петровский и др.) вследствие отсутствия всякого контроля со стороны сельсоветов за землепользованием выявлены многочисленные случаи производства единоличниками скрытых посевов на самовольно захваченных землях (с. Петровское — 450 га).

По с. Новоселицкому Александровского района из общей суммы всех налогов, причитающихся с единоличников в размере 12 тыс. руб., выплачено только 9 тыс. руб.

В с. Петровском свыше 500 единоличников имеют сады, виноградники, занимаются спекуляцией, скрыто применяют наемный труд. Аналогичное положение отмечается в с. Михайловском Ставропольского района.

Заслуживают внимания факты недообложения кулацко-зажиточных хозяйств за счет переобложения бедноты и колхозников (Ново-Александровский, Суворовский, Благодарненский и другие районы), освобождения от поставок и налогов или снижения их за взятки (Медвеженский, Н.-Александровский районы); растранжиривания средств членами комсодов; грубейших перегибов при взимании налогов, поставок, размещении займов (избиения, незаконные изъятия, аресты, штрафы и т.д.).

В большинстве обследованных сел и станиц пленумы советов собираются редко и совершенно не работают (например, секции Ново-Александровского сельсовета с 1930 г. по 1933 г. ни разу не собирались). Очень слаба связь сельсоветов с избирателями. Почти нигде не практикуется постановка отчетов советов и отдельных депутатов — в колхозах, бригадах и т.д. Попытки в этом отношении не идут дальше проведения так называемых «открытых заседаний» президиума в степи или в колхозе, причем нередко колхозники «приглашаются» в приказном порядке (Курсавский район). С беднотой и с быв. красными партизанами никакой работы не ведется. Все эти недостатки и искривления в работе сельсоветов являются прямым следствием недопустимо слабого внимания и руководства со стороны райисполкомов.

Широко используя большую засоренность депутатского состава, технического аппарата, а также слабость, а местами — прямое разложение руководящего состава сельсоветов, кулацко-белогвардейские элементы в целом ряде мест полностью подчинили своему влиянию сельсоветы, используют их целиком в своих интересах. Деятельность к/p кулацкого элемента по низовому соваппарату идет под лозунгами: «Сейчас на рожон лезть нечего. До наступления войны надо разрушать строительство, а в момент войны налетами и террором будем разрушать тыл — так оно вернее и больше шансов на успех»; «...при помощи фиктивных документов стать бедняками, тогда легко устроиться в советское учреждение и подрывать власть изнутри...»; «...прижимать бедноту и колхозников, давить их налогами за то, что ограбили и пустили по свету...»; «...надо всеми силами не пускать народ в колхозы, а колхозников использовать для развала колхоза».

Практически к/p элемент осуществлял эти лозунги путем расхищения государственного и общественного имущества.

К/p кулацкие группировки также были вскрыты и в некоторых селах Медвеженского, Ново-Александровского, Ставропольского, Курсавского, Ессентукского, Моздокского районов, Карачаевской и Черкесской областях. Наиболее пораженными оказались сельсоветы Александровского, Суворовского и Благодарненского районов. Следует отметить, что ликвидированная в Ставропольском районе к/p хищническая кулацкая организация имела свою агентуру и подчинила своему влиянию ряд сельских советов.

В Александровском районе в течение 1934 г. к/p кулацко-белогвардейские группировки в сельсоветах были вскрыты в селах Садовском, Александровском и Калиновском. По делам первых двух сельсоветов было арестовано и осуждено 35 человек. Среди членов группировок — 7 чел. членов сельсоветов, 3 руководящих работника и 6 технических работников сельсоветов.

Особенно характерна по своим методам работы к/p группировка с.    Александровского. Группа организована секретарем и деловодом сельсовета. Члены группировки — кулаки, сумели войти в доверие актива, подчинить его своему влиянию и использовать сельсовет в к/p целях. За взятки и водку кулаки освобождались от налогов и сборов. Например, кулак Беляев по ЕСХН из 222 руб. уплатил всего 39 руб., по самообложению из 155 руб. — 30 руб., по хлебопоставкам из 12 ц не сдал ни одного килограмма. Таких фактов много. Кулаки Беляев, Бетин, Левандор и Путилин были исключены из списков лишенцев. В то же время сельсоветом был утвержден список «лишенцев» из 44 чел., среди которых было большинство бедняков и середняков. В этом списке, например, значится кулаком батрак Токмаков. Укрывшихся от репрессий кулаков снабжали фиктивными справками. По селу широко внедрялась практика взяточничества, шкуродерства, присвоения общественного имущества. Население терроризировалось, женщины понуждались к сожительству.

Ликвидированная в с. Калиновском к/p группировка состояла почти полностью из кулаков-единоличников, членов сельсовета. Группа, заняв командное положение в селе, переоблагала сборами маломощных единоличников, переносила тяжесть штрафов на бедноту, широко внедрила систему взяточничества. Член сельсовета Трубицин угрожал бедноте: «Не я буду, если не задушу бедноту, как муху, время бедноты уже прошло».

Аналогичные группировки вскрыты в Суворовском, Ессентукском, Благодарненском и других районах.

Дагин

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.