№ 130. Письмо председателя правления Донугля Г. И. Ломова наркому внешней и внутренней торговли СССР А. И. Микояну о перспективах экспорта антрацита в США — 19 июня 1929 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1929.06.19
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 307-309.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18 Д. 243. Л. 178-178 об. Подлинники. 179-179 об. Копия.

№ 130. Письмо председателя правления Донугля Г. И. Ломова наркому внешней и внутренней торговли СССР А. И. Микояну о перспективах экспорта антрацита в США

19 июня 1929 г.

Уважаемый товарищ.

За последнее время со стороны ВСНХ все чаще начинают поступать предложения о том, чтобы я задержал развертывание экспорта угля и антрацита. Прилагаемая директива за подписью начальника Главгортопа несколько резче ставит тот же вопрос. Для нас необходимо внести ясность в вопросы экспорта.

Я держусь того мнения, что экспорт антрацита нам надо развернуть наиболее быстрым темпом. Что касается экспорта угля, то его следует поддерживать, рассматривая продажу угля только лишь как проводник антрацита. Исключение из этого можно делать только для стран, расположенных по побережью Черного моря (Турция) и для близлежащих стран Средиземного моря (Греция, Италия, отчасти Франция).

В этом году экспорт антрацита и угля более чем удваивается по сравнению с прошлым годом, он вероятно достигнет 850‑900 тыс. т. Под влиянием настойчивых требований Главгортопа о сокращении экспорта я вынужден был отдать распоряжение о том, чтобы все наши заграничные отделения прекратили заключение новых сделок на продажу в течение текущего операционного года.

Но, работая ряд лет по нефтеэкспорту, я знаю, что политика задержки развития экспорта иногда бывает весьма губительна. Поэтому в вопрос экспорта угля надо внести полную ясность. Я убежден, что на будущий год можно подойти к экспорту в размере где-то около 1,5 млн. т.

Сейчас я, пользуясь рядом благоприятных обстоятельств, форсирую ряд шахт, работающих экспортные сорта антрацита. Если мы будем экспортный антрацит забирать для нужд внутреннего рынка, то такая политика нелепа: в этом случае лучше форсировать добычу тех шахт, которые не дают экспортный антрацит, а рассчитаны на ...[1]

Не можете ли Вы добиться ясности в этом вопросе, с тем, чтобы экспортная политика Донугля время от времени не дергалась в разные стороны? Я полагаю, что экспорт угля и антрацита в размере до 1 млн. т составляет уже весьма серьезную величину, а перспективы экспорта антрацита в Канаду и, по моему глубокому убеждению, в Соединенные Штаты, могут увеличить эту цифру во много раз. Я надеюсь, что по этим вопросам, поднятым мною, Вы предпримите шаги, полностью выясняющие нашу линию.

Считая, что американский рынок представляет для нас очень большой интерес, я посылаю туда своего товарища и, кроме того, мой заместитель — т. Н. И. Левченко — во время своей поездки в Америку должен будет провести ряд переговоров с фирмами, с которыми мы там сейчас работаем (в Канаде и Соединенных Штатах). После того как т. Левченко на месте ознакомится вместе с представителями Амторга с ходом реализации нашего антрацита в Канаде, возможно, что мы придем к заключению более длительных договоров на продажу антрацита.

Председатель правления Донугля Ломов

В копии прилагаю письмо т. Чубарова от 15 июня текущего года по вопросу экспорта.

Приложение.

Письмо начальника Главного горно-топливного управления ВСНХ СССР А. П. Чубарова председателю правления Донугля об экспорте донецкого топлива

15 июня 1929 г.

Секретно.

Вернувшийся только что из Харькова помощник мой т. Прорвич доложил мне, что экспорт донецкого топлива продолжает быстро возрастать и что работники Донугля оценивают ожидаемые итоги за текущий год в один миллион с лишним тонн против 500 тыс. т, предусмотренных первоначальным планом, и 825 тыс. т, согласованных в дальнейшем между ВСНХ и НКТоргом.

Вы знаете, с каким напряжением работает Донбасс, как напряженно топливное положение внутри страны и какие недостаточные запасы донецкого топлива мы будем иметь к осени.

Поэтому, как бы мы не хотели форсировать наш экспорт, не считаться с этим нельзя.

Наша обязанность выполнить заданный нам план; всякое же превышение его возможно лишь в тех случаях, когда на то последует распоряжение высших органов, которые несомненно учтут при этом общую обстановку.

Поэтому я считаю, что превышение плана экспорта, поскольку оно не сопровождается превышением программы добычи, а идет за счет сокращения внутренних запасов, не должно иметь места без предварительной санкции высших органов и прошу дать в этом направлении соответствующие указания Вашим работникам по экспорту.

О последующем прошу мне сообщить.

Начальник Главгортопа Чубаров

Примечание:

[1] Пропуск в документе.

РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18 Д. 243. Л. 178-178 об. Подлинники. 179-179 об. Копия.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.