Из циркулярного письма Секретно-политического отдела ГУГБ НКВД СССР о работе в деревне. 15 октября 1934 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1934.10.15
Метки: 
Источник: 
Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918—1939. Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. Кн. 2. стр. 658-660
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Оп. 1-т. Д. 57. Л. 110—111 об. Копия.

№ 250

Ряд сообщений отдельных краевых (областных) управлений НКВД свидетельствует о том, что в деревне имеют место факты, требующие самого пристального внимания наших органов. По отдельным колхозам почти во всех основных областях Союза наблюдаются факты эксплуатации рабочей силы со стороны пролезших в колхозы кулаков. За ничтожную, преимущественно натуральную, оплату кулаками производится наем рабочей силы, главным образом, единоличников, а в ряде случаев и отдельных колхозников, почему-либо попавших в затруднительное материальное положение. Трудодни записываются нанимателю. В ряде случаев (Средняя Азия, Казахстан) наниматели совершенно прекращают работу в колхозах.

Одновременно наблюдаются факты, свидетельствующие о попытках отдельных колхозников укреплять и частично восстанавливать свое индивидуальное хозяйство в ущерб колхозному. Отдельными колхозниками производится аренда земли у единоличников, самовольный захват колхозной земли под индивидуальные посевы, расширение приусадебных участков и засев их зерновыми культурами, промышленная эксплуатация садов и огородов с систематическим применением наемной рабочей силы на приусадебных участках. Вновь вступающие в колхоз единоличники в ряде случаев сохраняют свое индивидуальное хозяйство в несколько урезанном виде (в колхоз вступает лишь глава семьи). Они пытаются использовать вступление в колхоз с целью обеспечения, под прикрытием колхоза, благоприятных условий для развития своего индивидуального хозяйства.

В ряде колхозов зоны деятельности Винницкой МТС (Украина) значительная часть полевой земли и лесов из общих колхозных массивов находится в личном пользовании колхозников. Некоторые колхозники имеют в индивидуальном пользовании по 2—3 га полевой земли, кроме приусадебной.

В Сталинградском крае среди колхозников отмечаются факты расширения приусадебных хозяйств и индивидуальных посевов зерновых, в связи с этим наблюдаются невыходы части колхозников на работы на обобществленных посевах.

По целому ряду колхозов СКК (Петровский, Ставропольский, Суворовский районы) у колхозников имеются в индивидуальном пользовании значительные площади приусадебных земель, занятых садами, виноградниками и огородами, нередко полупромышленного и промышленного значения.

Колхозники — владельцы таких приусадебных земель — в подавляющем большинстве случаев лишь формально числятся в колхозе (чтобы избавиться от налогов), затрачивая основной труд своих членов семьи на обработку индивидуального хозяйства, доходы от которого в 5—6 раз превышают доходы от работы в колхозе. Обыкновенно в таких хозяйствах в колхозе работает лишь глава или один член семьи, а остальные заняты на собственном участке (Петровское, Михайловка, Суворовская и др.). В этих хозяйствах нередко применение наемного труда.

Перечисленные факты показывают, что классовый враг использует в борьбе с колхозным строем те преимущества, которыми, часто в результате головотяпства низового соваппарата, пользуются единоличники в ущерб интересам колхозов и колхозников. Достаточно яркой иллюстрацией этого являются материалы из Горьковского края и СКК. Проведенным Управлением НКВД по Горькраю специальным обследованием 93 селений в 17 районах установлено, что в ряде случаев, вследствие извращений в работе низовых советский организаций, все обязанности по селу несет исключительно колхоз. Единоличники фактически освобождены от каких-либо общественных повинностей.

Показательно в этом отношении дело по ст. Усть-Джегутинской (СКК):

В начале т.г. в ст. Усть-Джегутинской (Карачаевская МТС) стали заметно проявляться антиколхозные настроения. 50 хозяйств вышли из колхоза, выход на работу оставшихся в колхозе составляет лишь 40— 50% трудоспособных. В результате работы по выявлению причин антиколхозных настроений в единоличном секторе станицы были вскрыты 4 кулацкие группировки, организованно срывавшие коллективизацию. В состав группировок входили 20 единоличников — быв. кулаков, раскулаченных, торговцев и лишенцев, занимавшихся индивидуальной и групповой а/с обработкой колхозников. В целях антиколхозной агитации широко было использовано значительное улучшение положения единоличников ст. Усть-Джегутинской. Членами к/p группы было выдвинуто утверждение о поощрении правительством единоличного хозяйства, при этом члены группы ссылались на закон о льготах колхозникам и единоличникам Сибири и Дальнего Востока, трактуя его, как направленный на укрепление единоличного хозяйства и заявляя, что такие же льготы со временем будут предоставлены и единоличникам Северного Кавказа. К/p элементы призывали колхозников к активной борьбе против коллективизации, утверждая, что идет непрерывное ухудшение положения колхозников, что процесс распада колхозов уже начался. Колхозникам, соглашавшимся выйти из колхоза, давались обещания помочь деньгами, хлебом и тяглом. В отношении неподдающихся влиянию антиколхозной агитации и колеблющихся применялась система угроз и травли.

Многочисленные факты избиений и произвола со стороны кулаков, пролезших на руководящие посты в колхозах, по отношению к рядовым колхозникам, наблюдающиеся в ряде районов УССР, СКК, АЧК, БССР, Сталинградского края, Саратовского края и др., также указывают на одну из форм к/p активности кулацких элементов в деревне.

Классовый враг пытается нащупать новые методы разложения изнутри и использования колхозной формы для консолидации враждебных колхозному строю сил. «Совершенно ясно, что контрреволюция разбита, но не совсем добита, что недобитые остатки ее изменили свою тактику, что новая обстановка в стране заставляет эти остатки контрреволюции искать новых путей, идти глубже в подполье. Тщательная маскировка под советских людей для того, чтобы тихой сапой продолжать борьбу с соввластью, — вот, что типично для тактики контрреволюции всех мастей». (Из речи наркома т. Ягода на совещании оперсостава НКВД—Центра.)

На это новое частично указывают материалы низового оперативного звена — заместители нач[альников] ПО МТС. Эти материалы проскальзывают и в сообщениях отдельных краевых (областных) управлений НКВД, которые не всегда умеют их должным образом оценить и, главное, сделать из них практические выводы в работе.

Несмотря на приказы быв. ОГПУ № 0045 — 1933 г.46 и народного комиссара внутренних дел т. Ягода № 0075 — 1934 г.47, указывавшие, что основной задачей заместителей нач[альников] ПО МТС является активная борьба с к[онтр]р[еволюцией] в социалистическом секторе сельского хозяйства, на местах продолжает оставаться нетерпимое положение, когда заместители нач[альников] ПО МТС предоставлены сами себе и стоят в стороне от непосредственной борьбы с классовым врагом, вне тех оперативных задач, которые разрешает НКВД.

Малосодержательные, поверхностные материалы, поступающие от ряда местных управлений НКВД, отсутствие сколько-нибудь серьезных дел о к/p кулацкой активности в деревне — все это свидетельствует о существующей на местах совершенно недопустимой успокоенности, абсолютно несвойственной нашим органам, чрезвычайно опасной в условиях продолжающейся классовой борьбы. То, что большинство управлений НКВД не улавливает новых форм активности классового врага, борющегося с колхозным строем, свидетельствует, прежде всего, о недостаточной политической чуткости, вдумчивости и оперативной подвижности наших работников, которые ставят нас под угрозу проглядеть новое в деятельности классового врага [...]

Личным письмом сообщите мне, что сделано вами для немедленного исправления создавшегося нетерпимого положения с нашей работой на селе.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР Я. Агранов

46    Приказ № 0045 «Об оперативных задачах зам. нач. политотделов МТС и совхозов и организации непосредственного руководства в связи с ними ОГПУ» был отдан 3 февраля 1933 г. В качестве приложения к приказу была издана Инструкция об агентурно-оперативной работе зам. нач. политотделов МТС и совхозов по работе ОГПУ. В приказе подчеркивалось, что ряд вскрытых вредительских и эсеровско-повстанческих организаций в Трактороцентре, животноводческой и коневодческой системах показывают, что «контрреволюция обращает особое внимание на МТС и совхозы». В связи с этим вновь созданный аппарат зам. нач. политотделов МТС и совхозов должен «все свое внимание сконцентрировать на своевременной ликвидации к/p активности и возникших к/p образований». Приказ № 0045 обязывал каждого чекиста, посланного в МТС, «твердо помнить, что он послан партией для активной борьбы с к[онтр]р[еволюцией], что проводит он эту работу в тесном контакте с нач. ПО, сохраняя при этом полную самостоятельность в своей агентурно-оперативной работе». Приказом было предписано установить систематическую связь зам. нач. ПО МТС и совхозов с ОГПУ, непосредственно для чего требовалось предоставление ими декадных писем в ОГПУ — копия соответствующему ПП или нач. облотдела. «В письмах кратко, но конкретно, по наиболее принципиальным вопросам сообщать о политико-экономическом состоянии и деятельности МТС и обслуживаемых ими колхозах, а также совхозов, а главное, о проводимой чекистско-оперативной работе». В приказе было подчеркнуто: «Ввиду большой важности работы зам. нач. ПО МТС и совхозов, в целях обеспечения особого внимания и руководства ими, — возлагаю выполнение этой задачи: по МТС и обслуживаемым ими колхозам — на пом. нач. СПО ОГПУ т. Люшкова, по совхозам на нач. 2 отд. ЭКУ ОГПУ т. Апресьяна. На указанных товарищей возложить также связь от ОГПУ с Политуправлениями Наркомзема и Наркомсовхоза». И в заключении приказа, подписанного Г.Г. Ягодой, было сказано: «Чекисты, работающие в МТС и совхозах, выдвинуты партией на передовые позиции борьбы с классовым врагом, пытающимся дезорганизовать социалистическое хозяйство в деревне. По тому, как успешно справится каждый чекист на порученном ему участке — Коллегия ОГПУ будет судить о его классовой выдержанности и чекистской боеспособности» (см.: ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. On. 1-т. Д. 56. Л. 5—8).

47 Приказ НКВД СССР № 0075 от 11 сентября 1934 г. «Об усилении руководства и помощи в работе заместителей начальников политотделов МТС и совхозов» указывал на необходимость усиления контроля со стороны начальников местных управлений НКВД за повседневной деятельностью заместителей начальников политотделов МТС и совхозов (ЗНПО). В приказе отмечалось: «В большинстве случаев руководящий оперативный состав совершенно устранился от работы ЗНПО, на места не выезжает и целиком передоверяет работу с ЗНПО малоквалифицированным уполномоченным, которые не в состоянии обеспечить правильное оперативное воспитание ЗНПО, а в ряде случаев вносят в работу ЗНПО вредную путаницу». В приказе подчеркивалось, что отмеченные в последнее время недостатки в работе ЗНПО объясняются их неопытностью, потому что большинство молодых оперативных работников было направлено в политотделы после окончания Центральной школы, с курсов подготовки ЗНПО. Часто не понимая новой методики работы в деревне, новых требований следствия, они, как было особо отмечено, оперативную работу «по выявлению и борьбе с контрреволюцией подменяют сбором официальных данных, информацией и писанием сводок». Приказ № 0075 предписывал начальникам местных управлений НКВД проводить регулярные выезды на места для выявления обстоятельств, отрицательно влияющих на работу ЗНПО, принимать энергичные меры для рационализации и улучшения оперативной работы ЗНПО. Начальникам местных управлений НКВД было приказано «наряду с донесениями об оперативной работе ЗНПО ежемесячно регулярно сообщать в СПО и ЭКО ГУГБ, к каким конкретно ЗНПО произведены выезды, кем персонально, какие недочеты вскрыты в работе, какая проделана работа по оказанию им помощи, их воспитанию и т.п.» (см.: ЦА ФСБ РФ. Ф. 66. Oп. 1-т. Д. 56. Л. 52).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.