№ 140. Письмо правления Амторга заместителю наркома внешней и внутренней торговли СССР Л. М. Хинчуку о работе Амторга — 22 апреля 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.04.22
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 326-329.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 1517. Л. 44-47. Подлинник.

№ 140. Письмо правления Амторга заместителю наркома внешней и внутренней торговли СССР Л. М. Хинчуку о работе Амторга

22 апреля 1930 г.

Из отдельных наших телеграмм Вам уже известно о создавшемся у нас в последние месяцы положении с фирменными кредитами. Анализ положения и вызвавшие его причины изложены мною в докладной записке правлению, копию которой посылаю Вам[1]. Эта записка еще не рассматривалась в нашем правлении. Тов. Богданов сейчас в отъезде — в Чикаго, и по его возвращении, в последние дни этого месяца, кредитный вопрос будет рассмотрен во всем объеме, и выводы правления будут, очевидно, переданы Вам по телеграфу.

В 1928/29 г. мы имели в отношении фирменных кредитов значительные достижения. В сумме мы получили кредитов больше, чем в предыдущем году, на 23 млн. долларов. Платежи наличными при поставке были снижены в среднем по всем товарам с 59 до 49%.

В прошлом году мы значительно удлинили сроки кредитов. В 1927/28 г. мы имели фирменных кредитов на срок свыше года на 3 млн. долларов, а в 1928/29 г. на 14,5 млн. долларов, то есть кредиты на срок свыше года увеличились больше чем в 4 раза, при росте оборота лишь в 2 раза. Значительное расширение наших закупок в Соединенных Штатах было одной из основных причин улучшения кредитных условий.

В начале текущего года мы, исходя из перспектив нового значительного расширения нашего импорта из Соединенных Штатов, развили большую работу по вовлечению новых фирм в качестве наших поставщиков и по расширению кредитной базы.

Кризисное состояние хозяйства Соединенных Штатов должно было создать благоприятную почву для нашей работы.

Однако к концу первого квартала текущего года мы начали чувствовать зажим фирменных кредитов, а во втором квартале мы подверглись наступлению на нас со стороны почти всех фирм, для которых мы имели в это время заказы.

В основном причина этому сводится к следующему:

1. В опубликованной нами пятилетке широкие деловые круги Америки усмотрели необходимость импорта в СССР оборудования в невиданных размерах, и они усомнились в нашей способности справиться с валютными платежами за это оборудование.

2. Во взятом в декабре-январе месяцах темпе коллективизации сельского хозяйства американцы усмотрели опасность разрыва между городом и деревней, что могло привести к гражданской войне и сделать нас несостоятельными должниками.

3. В одной из своих статей в газете “Таймс” Дюранти заявил, что экономическая устойчивость Советского Союза определится весной в зависимости от урожая.

Это было подхвачено прессой, и во многих статьях в газетах и журналах ставился вопрос о нашей якобы 100‑процентной зависимости от урожая текущего года. Это содействовало созданию неустойчивых настроений. Многие фирмы решили занять выжидательную позицию.

4. Именно в эти месяцы мы выступили с небывало крупными для Амторга заказами. При нормальных условиях это должно было укрепить наше положение. При создавшейся же атмосфере наши запросы фирмам на крупное количество оборудования и товаров вызвали различные кривотолки и большую настороженность фирм. Из враждебных нам кругов, а также из некоторых европейских стран, которые с тревогой смотрят на расширение наших дел в Соединенных Штатах, был пущен слух, что наши увеличенные закупки в Америке объясняются потерей кредитов в Европе. Пошли также толки, что Советский Союз находится накануне банкротства и стремится закупить как можно больше товаров в кредит.

5. В эти же месяцы проходила небывало бешеная волна травли Советского Союза под флагом религии. Правда, религиозная кампания не имела успеха в промышленных и деловых кругах. Не религиозными соображениями определяются отношения фирм к нашим делам, но на общую обстановку религиозная кампания, конечно, имела известное влияние.

Здесь мы видим сцепление обстоятельств, в силу которых мы временно отброшены с наших кредитных позиций, но кроме этих преходящих причин я отмечаю следующие.

Основная сумма наших заказов в Америке распределяется между многочисленным количеством (на 1 апреля — 1615 фирм) мелких и средних фирм. У крупных, обладающих неограниченными средствами, фирм мы в прошлом году купили товаров лишь на 6 млн. долларов, что составляет 8% наших закупок, а за полугодие текущего года — на 2,5 млн. долларов, что составляет 5% наших закупок. Для таких фирм, как “Стальной трест”, “Бетлехем”, “Дженерэл моторс”, “Радио корпорейшэн” наши заказы сравнительно незначительны. Для “Дженерэл электрик” и “Вестингауз” мы могли бы иметь, конечно, крупнейшие заказы, но здесь мы упираемся в стоимость американского тяжелого электрооборудования, превосходящую европейские цены, как правило, на 20‑30%.

Мелкие фирмы имеют весьма ограниченные оборотные средства и незначительные кредиты в банках. У средних фирм имеются возможности финансировать поставки в СССР, но в лимитированных размерах. Закупки разного станочного оборудования и вообще оборудования машиностроительных заводов растут гигантским образом, а именно это оборудование распределяется между сотнями мелких фирм. Производство горного и строительного оборудования находится в руках средних фирм, у которых мы имеем кредиты на лимитированные суммы.

Разумеется, что полученными нами от фирм кредитами не исчерпываются все средства, которые они могли бы выделить и привлечь для финансирования наших дел. В Америке, как ни в одной другой стране, фирмы находятся под бдительным наблюдением со стороны банков, частных и общественных кредитно-справочных контор и учреждений.

Наши векселя не принимаются официальными учреждениями в расчет при определении актива фирм. Кроме того, банки расценивают наличие в портфелях фирм наших обязательств на значительные суммы как фактор, снижающий устойчивость и кредитоспособность фирмы. При таких условиях американские фирмы предпочитают финансировать наши заказы лишь в размерах тех собственных средств, которые они могут выделить для этой цели и держать наши векселя в портфелях, не пуская их в учет. Этим объясняется то, что в Америке почти не практикуется учет наших векселей с обязательством на поставщиков. Фирмы или учитывают наши векселя на черной бирже без обязательства на себя, или держат их в своих портфелях. При учете наших векселей в банках с обязательством на себя фирмы так или иначе загружают свои кредитные лимиты в их банках, и, кроме того, это отрицательно влияет на их финансовые реноме, так как наши векселя не рассматриваются в качестве полноценных документов. Руководители многих фирм говорили мне, что они могли бы привлечь дополнительные средства для кредитования нас, но не рискуют делать это, так как это подрывает доверие к их устойчивости со стороны финансово-кредитных учреждений.

В силу этих обстоятельств мы вынуждены констатировать, что наши возможности в отношении фирменных кредитов в Соединенных Штатах ограниченны. При благоприятной обстановке мы можем, разумеется, еще значительно расширять наши закупки здесь в кредит, получить еще определенное количество десятков миллионов долларов кредитов, но этим не обеспечиваются перспективы импорта оборудования, выдвигаемые перед нами пятилеткой.

Необходимо пробить брешь в отношении к нашим делам со стороны банков. При увеличившихся в несколько раз оборотах по нашему импорту из Соединенных Штатов наши кредиты в местных банках не только не увеличились с 1926/27 г., но даже снизились. Банки, кроме того являясь основным источником коммерческой и кредитной информации, дают, как правило, фирмам расхолаживающую, а в последнее время отпугивающую информацию о положении в СССР. Такая же информация выпускается кредитно-справочными организациями и, в особенности, правительственными учреждениями.

Все они не могут, конечно, не отмечать аккуратность в выполнении наших обязательств, но заявляют фирмам, что наша платежеспособность базируется на несолидной и неосновательной базе, и рекомендуют сдержанно подходить к кредитным сделкам.

Наши трудности объясняются также тем, что мы работаем в стране, где товарные кредиты весьма непопулярны. Нормальные кредиты в Америке — 90 дней, реже 180 дней. В экспортной торговле сделки в кредит практикуются, но на весьма ограниченные сроки. Значительное большинство фирм, с которыми мы здесь работаем, вовсе никому кредита не предоставляют и должны делать это исключение только для нас. В розничной торговле кредитование очень распространено, но в этом не участвуют капиталы промышленности. Финансирование такой торговли ведется специальными обществами на средства банков.

Я отмечаю в нашей работе ряд ошибок, которые содействовали создавшемуся положению с товарными кредитами. В Советском Союзе был взят совершенно неправильный тон в отношении Америки. В течение нескольких лет Америка не пользовалась у нас заслуженным вниманием, но, однажды взяв установку на Америку, мы потеряли, как мне кажется, всякую меру. В союзной прессе печатались статьи и заметки, из которых американцы должны были вывести заключение, что выполнение пятилетки зависит от перенесения в Союз американской техники. Приезжавших в Москву американцев возносили в небеса. С американцами часто неправильно разговаривали как в Москве, так и здесь многие приезжающие комиссии. Мы здесь также недосмотрели многое. В наших выступлениях и в изданиях мы весьма много места уделяли планам строительства в Союзе и меньше уже достигнутым успехам. Много говорили о возможностях Советского Союза, о планах закупок и весьма мало о нашей платежеспособности, о нашем экспорте, о методах балансирования нашей внешней торговли. Мы широко популяризировали здесь каждый договор с американцами на техническую помощь, на работу американских специалистов в СССР и ничего не говорили о том, что в этом направлении делается в Европе. В широких деловых кругах создалось впечатление, что СССР только отсюда черпает техническую помощь у различных фирм. Аппетиты и требования американцев в связи с этим не могли не возрасти.

Есть и другие недостатки, которые отмечены в моей докладной записке. Пользуясь некоторым ослаблением того напряжения, с которым мы работали в течение последних 12‑15 месяцев, мы в настоящий момент пересматриваем наши методы работы, о чем Вы получите сообщение после обсуждения затронутых вопросов в правлении.

С товарищеским приветом С. О. Цукерман

Примечание:

[1] Не публикуется, см.: РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 1517. Л. 1-43.

РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 1517. Л. 44-47. Подлинник.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.