№ 145. Докладная записка правления акционерного общества Металлоимпорт председателю ВСНХ СССР С. Г. Орджоникидзе о техническом содействии в строительстве коксовых установок американской фирмой “Копперс-Беккер” — 14 декабря 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Датировка: 
1930.12.14
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 339-349.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 8346. Оп. 4. Д. 16. Л. 9-16. Заверенная копия.

№ 145. Докладная записка правления акционерного общества Металлоимпорт председателю ВСНХ СССР С. Г. Орджоникидзе о техническом содействии в строительстве коксовых установок американской фирмой “Копперс-Беккер”

14 декабря 1930 г.

Секретно.

В начале сентября 1930 г. был заключен договор на техническую помощь по строительству коксовых установок с американской фирмой “Копперс-Беккер”.

Ознакомившись с текстом договора, мы установили, что все основные положения его базируются на предположении размещения заказов на импорт в Америке, либо у самого “Копперса”, либо у других американских фирм. В некоторых пунктах имеется прямое указание на это, а в других это подразумевается.

Нам неизвестно, какими соображениями руководствовалась русская сторона, подписывавшая договор, почти целиком вынуждающий нас на импорт из Америки.

Во всяком случае, давно установлено, что американские цены и условия кредита являются для нас неприемлемыми при наличии аналогичных показателей наших импортных операций в Европе. На импорт из Америки мы идем лишь в случаях, когда у нас имеются особые обстоятельства, заставляющие идти на это даже при невыгодных коммерческих показателях. Таких особых обстоятельств к моменту заключения договора с “Копперсом” не было, и, даже напротив, наши импортные операции по коксовым установкам, главным образом в Германии, проходили и проходят в настоящее время под знаком улучшения показателей (цены, условия кредита, сроки поставки и проч.). Исходя из этого, мы считали совершенно правильным отказ иностранного отдела ВСНХ в просьбе Союзкокса об отпуске контингентов на Америку.

Однако практика двух месяцев работы по размещению заказов на материалы и оборудование Магнитогорской коксовой установки в Европе показала нам, что положение создается настолько напряженное, что у нас имеются весьма серьезные опасения за дальнейшее бесперебойное выполнение строительства в намеченные сроки.

Для уяснения создавшегося положения ниже мы приведем детальное исследование договора с “Копперсом” и после этого сделаем соответствующие выводы.

Прежде всего, остановимся на отрицательных сторонах договора, а также на сомнениях, которые возникают у нас и требуют детального обсуждения.

Исследование договора мы будем вести, исходя из создавшегося положения, а именно:

1. Договор с американским “Копперсом” заключен на техническую помощь (проектирование, руководство постройкой, пуском в ход и т. д.)

2. Никаких заказов по этой установке размещать в Америке нельзя.

3. Все то, что не может быть изготовлено в Союзе, должно быть размещено в Европе, главным образом в Германии.

I. Отрицательные стороны договора с “Копперсом”.

Договор с американским “Копперсом” предопределяет преимущественную постройку в Союзе коксовых печей системы Беккер — Копперс. Между тем эта система еще не испытана в наших условиях. Единственная установка с печами системы Беккер, построенная фирмой “Дистикок” в Керчи, только недавно пущена и до последнего времени, как нам известно, не достигла требуемых показателей работы. В ближайшем будущем Теплотехнический институт должен начать приемочное испытание Керченской установки. Только по результатам этого испытания и сравнения их с результатами проведенных уже испытаний Рутченковской (системы Отто), Горловской (системы Копперса, Германия), Алчевской (системы Отто) и Днепропетровской (системы Коппе) можно будет сделать более или менее обоснованные выводы, характеризующие достоинства и недостатки печей системы Беккера в наших условиях работы.

В январе-феврале 1931 г. будет пущена вторая установка печей системы Беккер (Каменское, завод им. Дзержинского), и после испытания таковой можно будет еще раз проверить выводы относительно Керченской установки. Только на базе таких обоснованных, тщательно проверенных выводов можно принять столь ответственное решение, на какой системе печей базировать всю нашу будущую новую коксовую промышленность. Необходимо также срочно испытать и наши собственные системы печей (Грум-Гржимайло, Днепропетровского коксостроя и Московского коксостроя). Не исключена возможность, в случае удовлетворительного разрешения задачи какой-либо из этих систем, полного освобождения от необходимости платить валюту за иностранные патенты.

Вместе с этим необходимо отметить, что вопрос стандартизации коксовой установки сильно назрел и настоятельно требует срочного разрешения. Наличие стандарта на огнеупорный кирпич, машины, оборудование и прочие материалы, необходимые для постройки коксовой установки, облегчит задачу развития и постройки в Союзе специальных заводов для обслуживания как строящихся, так и работающих коксовых заводов.

II. Ответственность американского “Копперса” за технические показатели работы установки совершенно не отражена в договоре.

При заключении договоров с европейскими фирмами (Отто, “Копперс”, “Дистикок”) много усилий было приложено к уточнению технических гарантий фирмы за работу установки и установлению материальной ответственности фирмы за нарушение предписанных гарантий.

Несколько десятков страниц в каждом договоре посвящено перечислению целого ряда технических условий, технико-экономических показателей, которые должны быть достигнуты строящей фирмой. Затем устанавливается целая система конвенциональных штрафов[1], налагаемых на фирму-строительницу в случае установления худших показателей, и, наконец, фиксируются детально методы испытания установки, по результатам которых и производится суждение о выполнении фирмой договорных гарантий.

В общем на основании практики построенных заводов можно сказать, что отдел договора, устанавливающий гарантии, конвенциональные штрафы и приемочное испытание, является в наших руках мощным рычагом, в смысле качества поставок фирмы, руководства постройкой и пуском в ход и качества работы установки.

К этому надо добавить, что даже в таких условиях, когда все это тщательно оговорено в договоре и обусловлено денежной ответственностью фирмы, все-таки фирма часто находит лазейки и всевозможные отговорки, чтобы избежать ответственности за невыполнение гарантий.

Если мы вернемся к договору с американским Копперсом, то после беглого просмотра мы обнаруживаем следующее:

1. Технические и экономические показатели работы установки совершенно не обусловлены.

2. Никакой материальной ответственности и вообще никакой ответственности за плохую работу установки фирма не несет.

По этому вопросу есть только несколько попыток, которые ради важности вопроса приводим дословно.

Пункт 1-а: «...[2] эти чертежи ... должны быть изготовлены “Копперсом” в соответствии с наилучшими практическими результатами, полученными в Америке».

Далее « ... “Копперс” гарантирует, что сделанные таким образом чертежи (по обычным стандартам “Копперса”) будут во всех отношениях годными (установка и аппараты для улавливания побочных продуктов исключены) и будут соответствовать тем целям, для которых они предназначены».

Пункт 6: «Представители “Копперса” (инженеры, мастера и проч.) должны в полном объеме своих знаний инструктировать технические силы Всехимпрома в течение всего периода ее постройки, давая все сведения, нужные для правильной постановки работы и управления установкой, а также касающиеся всего производства на ней...»

Наконец, п. 10: «Вопреки всем могущим быть возражениям настоящим устанавливается, что “Копперс” не несет какой-либо финансовой ответственности какого бы то ни было рода, кроме здесь предусмотренной за успешную постройку и работу печных батарей или каких-либо частей их, которые должны быть сданы, как сказано выше, в Магнитогорске, или за какие бы то ни было другие печи, которые могут быть построены, как здесь предусмотрено. Но “Копперс” сделает все от него зависящее для выполнения своих обязательств, указанных здесь, чтобы Магнитогорский завод или заводы, построенные при содействии “Копперса”, работали успешно и экономично, как здесь предусмотрено».

Это все, что имеется в договоре по вопросу качества постройки и производства печей и качества продукции.

При такой формулировке вопроса фирма “Копперс” фактически не будет ни за что отвечать, так как просто сравнивать работу нашей установки с американской нельзя, вследствие совершенно различных условий работы (уголь, квалификация рабочей силы, качество материалов и проч.). Не говоря уже о том, что “Копперс” не понесет никакой материальной ответственности за плохие показатели работы (см. п. 10), но и моральную ответственность фирма всегда сумеет отвести, сославшись на различные условия работы, а фраза «заводы должны работать успешно и экономично» настолько расплывчата и неопределенна, что не даст нам никакой базы для предъявления каких-либо претензий фирме.

III. Фактическое выполнение “Копперсом” договора.

Мы полагали, ознакомившись впервые с договором, что, получив от “Копперса” полный комплект чертежей на все поставки, мы можем разместить в Союзе все, что может быть изготовлено нашими заводами, а остальное отнесем на импорт, причем, имея чертежи, можем заказывать любой фирме в любой стране.

На деле, однако, оказалось совершенно иное.

Для иллюстрации приводим несколько примеров.

1. Когда мы передали заказ на огнеупорный кирпич германской фирме “Отто”, мы столкнулись с двумя протестами: “Копперс-Беккер” заявил, что согласно п. 13 договора он дает нам чертежи только для использования их в СССР или в Америке, но отнюдь не в других странах, а германский “Копперс”, протестуя против выдачи нам заказа фирме Отто , заявил, что он, “Копперс”, владеет исключительным правом (приобретенным у американского “Копперса”) на изготовление огнеупорного кирпича для печей системы Беккер в Германии и Чехословакии. Из письма Берлинского торгпредства, полученного нами в момент печатания настоящего доклада, мы узнали, что фирма “Копперс” (Германия) подала в суд дело против фирмы “Отто” и добивается наложения ареста на изготовляемый ею для нас кирпич.

Чем закончился протест американского “Копперса”, нам пока неизвестно.

Этот пример с заказом кирпича показывает один из крупных недостатков договора, а именно — отсутствие договоренного права размещать заказы в любой стране, а не только в СССР и в Америке.

Кроме того, договор не предохраняет нас от претензий третьих лиц, владеющих патентами Копперс-Беккера в других странах (например, германский “Копперс”).

В результате этого первая и единственная попытка размещения заказа на кирпич в Германии и Чехословакии встретила, как указано выше, серьезные препятствия юридического и технического характера.

Необходимо отметить тот крупный риск, которому мы подвергаем себя в настоящий момент, так как можно ожидать в любой момент расторжения договора американским “Копперсом” в связи с нарушением нами п. 13, что может сорвать все строительство Магнитогорской коксовой установки, тем более что нам придется в ближайшее же время размещать другие заказы по чертежам американского Копперса в Европе (коксовые машины, оборудование печей, аппаратуру, обогревательную арматуру печей, оборудование тушительной станции и проч). В лучшем случае мы вынуждены будем, вероятно, дополнительно оплачивать американскому “Копперсу” право размещения заказов на оборудование по его чертежам в странах Европы.

2. Американский “Копперс” представил нам чертежи дверей для коксовых камер старой системы на глиняной замазке.

Эта система давно уже оставлена в Германии и других странах.

У нас в Союзе мы построили 6 коксовых установок и строим в настоящее время еще 7 новых установок, и все они без исключения оборудованы дверями новейшей системы с автоматическим самоуплотнением (асбестовые шнуры и система железо на железо) без применения глиняной замазки.

Вполне понятен поэтому наш протест против дверей старой системы, предложенных американским “Копперсом” для крупнейшей в Союзе установки. “Копперс” ответил нам, что он владеет патентом Вольфа на двери “железо на железо”, но только в Америке, а потому не может дать нам чертежей на эти двери, и если мы желаем их иметь посоветовал обратиться непосредственно к фирме “Вольф” (Германия) и купить у нее патент на двери железо на железо.

В заключение, по совершенно понятным причинам, “Копперс” расхвалил работу с дверями на глине, но вынужден был согласиться, что двери “железо на железо” работают хорошо. Вместе с этим “Копперс” потребовал от нас срочного решения вопроса о выборе нами той или другой системы дверей, так как это задерживает проектирование машин, кирпича, крепления печей и проч.

Таким образом, с договором на полную техническую помощь в кармане мы вынуждены в спешном порядке изыскивать возможность передачи заказа на двери в Германии и, конечно, переплатим изрядную сумму за патент, не говоря уже о том, что на снижение цен на двери рассчитывать в такой обстановке не приходится (не исключена возможность сговора германских фирм с американским “Копперсом”).

3. Чертежи дробилок для угля американский “Копперс” нам также не дал, сославшись на то, что это патент другой фирмы, и посоветовал обратиться непосредственно к этой американской фирме и купить у нее чертежи.

Мы имели сообщение из Амторга, что такие переговоры ведутся. Следовательно, и здесь приходится констатировать, что нам придется еще доплачивать за чертежи дробилок для угля.

4. Чертежей опрокидывателя вагонов американский “Копперс” также нам не дал и предложил купить их у специальной фирмы.

5. Чертеж угольной башни “Копперс” дал, но в предположении, что она будет железной конструкции. Мы таких башен строить при нашем металлическом голоде не можем и потому потребовали от “Копперса” чертежей на железобетонную башню обычной конструкции. Однако на перепроектирование башни “Копперс” не согласился, заявив, что он всегда строит железные башни, а в договоре обусловлена постройка установки по современному американскому образцу.

Нам пока неизвестно, чем закончился этот спор, но весьма вероятно, что “Копперс” согласится дать другой проект башни, но за отдельную плату.

На протяжении первых двух месяцев действия договора у нас пока нет других, кроме перечисленных, инцидентов, но необходимо отметить, что мы пока имеем лишь первые стадии проектирования, и в дальнейшем, без сомнения, число их вырастет.

IV. Приемка и испытание материалов и оборудования.

Вместе с тем, что договором не предусмотрено право размещения заказов в Европе, как неизбежное следствие этого, не предусмотрена также техническая помощь “Копперса” в приемке и испытании оборудования и материалов, заказываемых нами в Европе.

В п. 6 договора говорится лишь о технической помощи “Копперса” в приемке заказов, размещенных в Америке за отдельную плату.

В настоящее время необходимо срочно организовать регулярную приемку огнеупорных материалов, изготовляемых им в Германии и Чехословакии. Однако до последнего времени мы не можем добиться решения этого вопроса.

В лучшем случае, если “Копперс” и согласится принимать кирпич на месте изготовления в Германии и Чехословакии, то потребует, само собой разумеется, опять отдельной оплаты по своему усмотрению, и мы вынуждены будем пойти на это, так как другого выхода нет.

При этом не исключена также возможность, что “Копперс”, желая наказать нас за передачу заказа на кирпич в Европу, с целью заставить нас в будущем обратиться с заказами к нему может создать через своих приемщиков такие осложнения при приемке кирпича, что либо мы потеряем ответственность “Копперса”, либо сорвем столь напряженные сроки поставки.

V.

Мы уже в главе 3 указали на ряд осложнений, возникших с самого начала выполнения договора в отношении противодействия “Копперса” и других фирм свободному размещению наших заказов в Европе (см. п. 1 глава III), неполучения от “Копперса” целого ряда чертежей под предлогом отсутствия у него патентных прав (см. п. 2, 3, 4 глава III), представления “Копперсом” ряда чертежей, не приемлемых в наших условиях (см. п. 5 глава III).

В главе IV мы указали на осложнения в вопросах приемки и испытания заказанных нами в Европе материалов и оборудования.

В дополнение к этому мы остановимся более детально на анализе той исключительно сложной обстановки, в которой протекает в настоящее время реализация договора и размещение заказов.

В прилагаемой при сем таблице 1[3] зафиксирована существующая схема переписки по вопросам строительства Магнитогорской установки.

Внимательное рассмотрение схемы показывает, что к настоящему моменту определились следующие основные центры (географические).

1. Америка — комиссия Союзкокса, состоящая из проф. Габинского, инженера Даля и т. Хвостовского.

2. Америка — главное бюро фирмы “Копперс”.

3. СССР, Москва, Гипрококс, проектирующий Магнитогорскую установку.

4. СССР, Москва, Металлоимпорт.

5. СССР, Харьков, правление Союзкокса.

Утверждаются проекты Московского Гипрококса и принимаются окончательные ответственные решения.

6. СССР (Азия), Магнитогорское построечное управление Союзкокса. Решение вопросов, связанных с местными условиями постройки.

7. Германия, Берлин, Техноимпорт — размещение заказов.

8. Германия, Берлин, техническое бюро Союзкокса. Консультация при Техноимпорте.

Между всеми этими центрами ведется бесконечная переписка, часто непосредственная и противоречащая переписке из другого центра.

Надо отметить, что, по нашему мнению, ни один из указанных технических центров не обладает исчерпывающими полномочиями или не пользуется таковыми в полной мере. Особенно это важно в отношении комиссии Союзкокса в Америке. Это обстоятельство еще более усиливает переписку и всеобщую путаницу.

Если к этому добавить, что между центрами, находящимися в Америке, и, например, Харьковским центром расстояние достигает около 10 тыс. км, то станет совершенно очевидной и понятной огромная потеря времени на согласование каждого отдельного вопроса, а также опасность, которой мы подвергаемся при исполнении наших заказов в случае обнаруживающихся позднее каких-либо изменений технических условий и чертежей. Пока эти изменения дойдут до исполнителя, пройдет значительный отрезок времени. В подтверждение к сказанному мы изобразили на таблице 2 схему прохождения заказа на кирпич.

Первый альбом чертежей на кирпич попадает в Московский Союзкокс 1 октября 1930 г. и передается последним Металлоимпорту для размещения заказа.

Техноимпорт передает 26 октября 1930 г. заказ фирме “Отто”, которая немедленно приступает к исполнению заказа.

В конце ноября обнаруживается, что этот альбом чертежей не является официальным, к тому же времени поступают новые чертежи и спецификации, утвержденные “Копперсом” и инженером Далем.

По имеющимся у нас сведениям, Союзкокс (Харьков) отправляет новые спецификации, но оставляет у себя чертежи и только по нашему требованию отправляет их в Берлин. До 6 декабря чертежи еще лежат в Харькове.

Весьма возможны изменения против первого альбома, и, когда это обнаружится (при получении фирмой “Отто” новых чертежей), окажется, что часть кирпича уже изготовлена по первым чертежам, так как новые чертежи будут получены фирмой “Отто” через 2 месяца после приступа[4] к изготовлению кирпича.

На таблице 3 мы изобразили схему прохождения заказа на машины для коксовых печей. Часть схемы заполнена нами на будущее время, так как в настоящий момент мы находимся в стадии размещения заказа на двери в Германии. Однако можно с уверенностью сказать, что дальнейшее продвижение заказа на машины пойдет безусловно по предполагаемой схеме, если только не встретятся новые осложнения и препятствия на многочисленных этапах этого пути.

Прилагаемые схемы с необычайно яркой наглядностью иллюстрируют ту исключительно неблагоприятную обстановку, которая создалась в настоящее время и которая грозит серьезными осложнениями в строительстве Магнитогорской установки.

Выводы и предложения.

1. Первый и основной вывод, к которому мы пришли в результате анализа договора и практики первых дней его реализации, это тот, что договор составлен явно неудовлетворительно, как с технической стороны (далеко не полная техническая помощь, отсутствие определенной технической ответственности фирмы и т. д.), так и со стороны коммерческо-юридической (дополнительная оплата ряда патентов, не предусмотрено право свободного размещения заказов в других странах и т. д.).

Пользуясь случаем, укажем на последствия, вызванные указанными недостатками договора. К моменту окончания этого доклада нами получено письмо от торгпредства в Берлине, из которого нам стало известно, что заказ, выданный нами фирме “Отто” на кирпич, окончательно сорван “Копперсом” американским и германским.

На сей день, как оказалось, не изготовлено ни одного кирпича, и, кроме того, нам приходится передавать заказ фирме “Копперс” по более высоким ценам. Это все означает, что поступление кирпича на строительство можно ожидать не в январе, как это предполагалось и как требовал график строительства, а в марте, что делает почти совершенно невозможным пуск установки в намеченный срок, то есть 1 сентября 1931 г., со всеми вытекающими отсюда последствиями.

2. В основной своей части все осложнения, связанные с совершенно ненормальным прохождением заказов и перепиской (см. таблицы 1, 2, 3), вызваны размещением заказов на материалы, оборудование и машины в Европе, а не в стране, в которой заключен договор на техническую помощь.

Если представить себе, что мы размещаем все заказы в Америке, вся система значительно бы упростилась. При существующем же положении вопросы переписки и согласования принимают совершенно неестественную форму.

Для иллюстрации приведем несколько строк из писем Габинского из Америки.

В письме от 24 октября 1930 г. он пишет: «Уже свыше 20 раз телеграфно и письменно мы запрашивали (письмо адресовано Союзкоксу в Москве и Харькове) относительно окончательно принятого плана и оборудования химического завода на Магнитной ... но не только не получили самих материалов, но даже не имеем сведений, высланы ли они и будут ли вообще высланы...

Электрик т. Литвин жалуется, что он не может получить ответа на простой вопрос о числе фидеров[5] для питания подстанции химического завода. После десяти телеграмм ему ответили, что вопрос будет решен особой комиссией, выехавшей на магнитогорскую площадку.

Чтобы не задержать работ, мы сообщили “Копперсу” ответы на его вопросы, руководствуясь лишь теми намеками, которые содержатся в телеграмме Москоксстроя от 10 сентября сего года, и в кальке, присланной оттуда же в Берлин в августе ... с точки зрения выполнения чертежей и срока их сдачи, при этом могут получиться затруднения с выполнением календарных планов, ибо опыт показал, что получение необходимой информации из Союза сопряжено с почти непреодолимыми затруднениями».

3. Третий вывод наш тот, что при таких условиях, которые создались реализацией договора, совершенно невозможно гарантировать выполнение в срок столь важного и мощного объекта, каковым является Магнитогорск. Если сейчас уже наметился срыв сроков строительства (огнеупорный кирпич), то в дальнейшем можно ожидать еще худшего.

В заключение надо сказать, что несмотря на самые настойчивые усилия с нашей стороны, до сего времени не выдан ни один заказ по Магнитной, так как единственный выданный нами заказ на кирпич сорван (см. выше).

Такое положение заставляет нас сигнализировать совершенно определенную опасность, угрожающую своевременному пуску Магнитогорского гиганта.

Необходимо немедленно найти выход из создавшегося положения.

Со своей стороны мы предлагаем поставить на обсуждение следующее:

1. Выдать срочно заказ на коксовую установку 1‑й очереди (2 или 4 батареи) одной фирме (“Отто” или “Дистикок”).

При условии комплектного заказа можно будет, вероятно, добиться пуска хотя бы двух батарей 1 сентября 1931 г. и тем самым обеспечить пуск доменной печи.

2. Техническую помощь “Беккера” использовать для других установок (Енакиево, Запорожье) с условием, однако, тщательной проверки качества работы печей системы Беккера в наших условиях (Керчь, Каменское).

Как второй вариант выхода из создавшегося положения мы предлагаем выделить определенный контингент на Америку с тем, чтобы разместить часть срочных заказов в Америке и тем самым ускорить строительство.

И в том, и в другом варианте, и особенно при настоящем положении, если таковое останется на будущее время, необходимо в срочном порядке усилить импортные организации квалифицированными специалистами, имеющими опыт в строительстве коксовых установок, снабдив их достаточными полномочиями в технической области и возложив полную ответственность за выполнение сроков строительства.

Правление Металлоимпорта Иванов

Примечания:

[1] Конвенциональные штрафы — возмещение, компенсация убытков, которые несет участник конвенции в случае неисполнения или нарушения условий договора другими участниками; может включать не только реальный ущерб, но и упущенную выгоду.

[2] Здесь и далее отточие документа.

[3] Это и последующие приложения (таблицы) не публикуются, см. РГАЭ. Ф. 8346. Оп. 4. Д. 16. Л. 17‑22.

[4] Так в документе.

[5] Фидер в энергетике: кабельная или воздушная питающая линия, отходящая от электростанции или районной подстанции.

РГАЭ. Ф. 8346. Оп. 4. Д. 16. Л. 9-16. Заверенная копия.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.