№ 24. Докладная записка заместителя наркома ВМФ СССР П. И. Смирнова председателю СНК СССР В. М. Молотову о состоянии минно-трального вооружения Военно-морского флота СССР — 2 июня 1938 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1938.06.02
Метки: 
Источник: 
Оборонно-промышленный комплекс СССР накануне Великой Отечественной Войны (1938 — июнь 1941). М.: Книжный Клуб Книговек, Москва, 2015. Стр. 155-160.
Архив: 
ГА РФ. Ф. Р-8418. Оп. 22. Д. 357. Л. 162-167. Подлинник.

№ 24. Докладная записка заместителя наркома ВМФ СССР П. И. Смирнова председателю СНК СССР В. М. Молотову о состоянии минно-трального вооружения Военно-морского флота СССР[1]

2 июня 1938 г.

Секретно.

Докладываю о состоянии минно-трального оружия. Состояние вооружения флота минами и тралами следует признать весьма тяжелым.

I

Флот располагает следующими образцами мин:

1. Миной обр. 1908 г. с зарядом 105‑115 кг, наибольшая глубина места постановки 130 м и устанавливающаяся на наибольшее углубление до 50 футов (16 м). Образец старый, с которым Россия провела всю Мировую войну, и уже тогда по весу заряда эта мина не удовлетворяла требованиям флота.

2. Миной обр. 1912 г. с зарядом 100 кг, наибольшая глубина места постановки 130 м и максимальное углубление 20 футов (6 м). Недостатки те же, что и у обр. 1908 г. Помимо этого не может быть снабжена противопараванным устройством. Производство прекращено с 1917 г.

3. Миной обр. 1916 г. с зарядом 115 кг, наибольшая глубина места постановки 365 м, углубление такое же, как и обр. 1912 г., не может быть снабжена антипараванным устройством. Производство прекращено с 1917 г.

4. Миной обр. 1926 г. (конструкции быв. ОТБ[2]) — та же мина обр. 1912 г., только заряд увеличен до 230‑250 кг. В настоящее время строится и является образцом, состоящим на вооружении. При проверке взрывом обнаружено, что при взрыве соседней мины на установленном инструкциями интервале 40 м две соседние мины выходят из строя — становятся не боеспособными. Безопасный интервал между минами определен теперь в 55 м, что сильно снижает вероятность попадания корабля на мину или требует постановки дополнительных линий.

5. Миной обр. 1931 г. (конструкции быв. ОТБ) — та же мина обр. 1908 г., только увеличен заряд [до] 230‑250 кг. Имеется ограниченный запас, вновь не строится.

6. МАВ-1 (конструкции быв. ОТБ) — та же мина обр. 1912 г, для установки с самолетов на парашютах. После установки на заданное углубление имеет ту же характеристику и недостатки, что и мина обр. 1912 г. Тяжела в освоении промышленностью, имеет большое парашютное хозяйство (4 парашюта).

7. Миной типа “Рыбка” (обр. 1916 г.) с зарядом в 8 кг. Ограничена минимальной глубиной места для автоматической постановки (12 м). Предназначена для постановки на реках. Опасна в обращении и совершенно не удовлетворяет речной флот. Имеются старые запасы, вновь не строится.

8. Минным защитником обр. 1926 г. Предназначен для защиты минных полей от траления. Ограничен глубиной минной постановки до 130 м и легко вытраливается тралами, идущими на углублении 20 м.

9. Миной ПЛТ (конструкции быв. ОТБ) (для использования с подлодок типа “Ленинец”), на вооружение еще не принята и находится в стадии испытаний, так как имеет целый ряд дефектов в конструкции. При последних испытаниях обнаружено, что при взрыве мины ПЛТ на установленном для нее интервале 40 м взрываются соседние мины, и безопасный интервал для мины теперь установлен выше 70 м. При таком интервале сильно снижается возможность попадания корабля на мину.

10. Кроме этих образцов состояли на вооружении флота мины: РЕМИН (речная индукционная донная мина) конструкции быв. ОТБ и мина МАВ‑2 конструкции быв. ОТБ (мина обр. 1926 г. на парашютах). Мина РЕМИН была снята с вооружения вследствие самовзрывов мины от отдаленных взрывов. Мина МАВ‑2 была снята с вооружения вследствие недоработанности конструкции.

Это все образцы мин, которые состоят на вооружении флота. Эти мины обладают рядом недостатков, благодаря которым их тактическая ценность сильно понижается:

а) мины обр. 1912 г., 1926 г., ПЛТ, МАВ‑1 не имеют противопараванных устройств;

б) ни одна из имеемых мин не может быть использована против подлодок в подводном положении;

в) основной запас мин имеет малый заряд (1912 г., 1908 г., 1916 г., “Рыбка”, МАВ‑1). Заряд этих мин оказался малым еще в империалистическую войну;

г) глубина места всех этих мин полностью удовлетворяет только КБФ. Для ДВ, ЧФ и Северного флота нужны мины глубоководные;

д) интервалы в заграждении между минами ударного действия 1926 г. и ПЛТ велики (1926 г. — 55 м, ПЛТ — свыше 70 м), что снижает вероятность попадания на эти мины кораблей.

У нас в настоящее время нет следующих крайне необходимых образцов, которые были уже на вооружении в иностранных флотах к концу 1917 г. и началу 1918 г.: а) антенной мины; б) неконтактной речной мины; в) глубоководной мины; г) мин для постановки с подлодок.

Теперешнее состояние конструкторского минного бюро (ЦКБ‑36), оторванного от производственной базы, и состояние минной промышленности, разбросанной на 36 заводах, не дает возможности удовлетворить требования флота на мины: а) плавающую для постановки с надводных кораблей и подводных лодок; б) мину для постановки с самолетов; в) мину переменного уровня (для постановки в местах приливо-отливных течений Северного флота); г) речную мину; д) глубоководную мину; е) буксируемую мину против подлодок.

II

Флот располагает следующими образцами тралов:

1. Тралом Шульца для траления мин, стоящих на углублении до 18 м, скорость хода трала до 6 узлов, ширина захвата 200 м.

2. Тралом змейковым для разведывательного траления, углубление трала до 18 м, скорость хода трала до 18 узлов, ширина захвата 80 м.

3. Катерным тралом для траления малых минных заграждений, углубление трала до 18 м, скорость хода трала до 7 узлов, ширина захвата 50 м.

4. Придонным тралом для траления мин, стоящих вблизи грунта, углубление трала 4 м от грунта, можно тралить до глубин 50 м, скорость хода трала до 5 узлов, ширина захвата 160 м.

5. Щитовым тралом для траления мин, стоящих на углублении до 18 м, скорость хода трала 10‑12 узлов, ширина захвата 120 м.

6. Параванным тралом “К‑1” для траления мин, стоящих на углублении до 18 м, скорость хода трала 16‑24 узлов, ширина захвата 200 м.

7. Параванным охранителем “К‑1” для защиты кораблей от якорных мин, углубление паравана до 18 м, скорость хода 14‑22 узла, ширина захвата 64 м (на два борта).

Все эти тралы — в своем подавляющем большинстве дореволюционного изготовления — обладают низкими тактическими данными. Между тем, как показал опыт русско-японской войны и империалистической, в первый же момент по объявлению военных действий потребуется: быстрое и надежное очищение от мин входных и выходных фарватеров портов, поддержание этих фарватеров в должной безопасности от мин; выход как надводных, так и подводных кораблей из своих баз днем и особенно ночью, наконец, сопровождение боевых кораблей в море для защиты от мин.

Траление мин и в прошлом при невысокой сравнительно технике мин представляло собой трудную и опасную работу; в настоящее же время с появлением мин новых принципов действия — магнитных, индукционных, антенных и плавающих, противопараванных (прибор “X”) и противотральных (защитники) — эти трудности возрастают в большей степени.

Тральное вооружение и оборудование тральщиков и сторожевых кораблей, состоящих у нас в строю, пригодно лишь к борьбе с якорными минами (при обычном способе установки мин — без спецсредств защиты) и допускает выполнение траления мин лишь в дневное время. Между тем в будущую войну, принимая во внимание боевое значение воздушных сил и подводных лодок, тральные работы будут вестись главным образом в ночное время и в погоду с плохой видимостью.

Все это требует создания: 1) новых приемов траления, 2) тралов новых принципов конструкций. Появление за границей противотральных и противопараванных приборов на мины (прибор Элио) требует вооружения тралов приборами для борьбы с противотральными устройствами на минах. Необходимо срочное создание следующих образцов тралов: а) ночного трала для траления в ночных условиях; б) трала для проводки эскадры в ночное время; в) глубоководного трала для траления якорных противолодочных мин; г) трала для траления плавающих мин; д) электромагнитного трала для траления неконтактных мин; е) приборов для борьбы с противопараванными и противотральными приборами на минах.

III

Из вышеизложенного вытекает, что в области применения новой техники к минно-тральному делу мы значительно отстаем от капиталистических стран. Основной причиной этого отставания является вредительская деятельность быв. Остехбюро. Быв. Остехбюро стремилось всю работу по минно-тральному делу сосредоточить в своих руках, стремилось давать исключительно “свои” конструкции, требовало от промышленности слепого выполнения чертежей и техусловий. Следствием этого являлось, с одной стороны, широкое поле для всяких вредительских комбинаций, с другой стороны — полное кустарничество. Опытные образцы не подвергались научно-технической критике, выявленные недочеты образца не устранялись радикально, наскоро “штопались”, и через год образец снова подавался на испытания, — работы таким образом затягивались на многие годы, не давая никаких результатов.

В настоящее время проектирование новых образцов перешло к 17‑му Главному управлению НКОП. Однако проектное бюро 17‑го Главного управления ЦКБ‑36 по-прежнему оторвано от заводов, изготовляющих мины, а в промышленности не было и нет ведущего, головного, минного завода с конструкторскими бюро и опытными цехами для освоения и изготовления новых образцов. По тральному сетевому оружию в промышленности совершенно нет организации, которая занималась бы разработкой новых образцов.

Кроме того, промышленностью до сего времени мины изготавливаются частями на 36 заводах (по некоторым образцам, как, например, мина АГ, кооперация заводов, изготовляющих мину, достигает цифры 17) и сдаются НКВМФ в несобранном виде. Сборку приходится производить на складах портов (Севастополь, Кронштадт, Мурманск, Владивосток), что совершенно недопустимо с точки зрения безопасности. Кроме того, в военное время склады с этой работой не справятся. Производство мин, приборов к ним и тралов находится в ведении 4‑го, 14‑го, 2‑го и 17‑го главных управлений НКОП и нескольких главках НКМаша, причем указанные главки производством этих важных видов оружия не руководят. (Минно-торпедное 17‑е Главное управление НКОП отвечает только за один завод № 239.)

Кроме того, подаваемые на флот образцы минно-трального оружия промышленностью совершенно не обеспечиваются станочным оборудованием, специальным инструментом, испытательной аппаратурой, приспособлениями для сборки и разборки, инструкциями и т. п. Такое положение затрудняет эксплуатацию минно-трального оружия и не обеспечивает его ремонта.

IV

Положение с производством минно-трального оружия на заводах промышленности находится в крайне неудовлетворительном состоянии, так:

1. По заводу Людиновскому (НКМаш)

Завод в 1938 г. должен дать флоту 900 мин АГ (из них 59 учебных) без антенного устройства. Завод, за исключением учебных мин, не только не сдал ни одной боевой мины, по даже не заключил договоров с контрагентскими заводами на минные приборы и снаряжение мин. Минно-сборочный цех по своему объему является чрезвычайно малым, и поэтому внимание со стороны администрации завода и главного управления к нему недостаточное. Подачу мин в комплектном виде Людиновский завод для себя не считает обязанным и настаивает на освобождении его от заключения договоров на минные приборы и снаряжение мин.

Для выполнения минной программы текущего года необходимо: а) вменить в обязанность Людиновскому заводу немедленно заключить договоры с контрагентскими заводами (“Ревтруд”, “Красный факел” и завод № 5); б) вменить в обязанность завода “Красный гвоздильщик” немедленно подать Людиновскому заводу стальной трос диаметром 4,5 мм из проволоки 0,25 мм.

2. По заводу № 239 (НКОП)

Завод изготавливает корпуса мины обр. 1926 г. и глубинных бомб. Обнаружено низкое качество сварки минных корпусов обр. 1926 г., вследствие чего корпуса мин по сварке не выдерживают взрыва соседней мины и были случаи нарушения сварочных швов при перевозках. Завод № 239, находясь в системе минно-торпедного 17-го Главного управления НКОП и являясь головным минным заводом по производству мин обр. 1926 г. и глубинных бомб, совершенно не руководит работой кооперированных заводов, производящих минные приборы, и механизмы, и взрыватели глубинных бомб (завод № 4, 103).

3. По заводу № 194

Завод № 194 (НКОП) производит мины ПЛТ, мины обр. 1908 г. и части трального вооружения. Завод № 194 является заводом судостроительным, а потому к минному производству со стороны администрации завода не уделяется внимания. Завод отказывался от сдачи объектов в снаряженном виде до последнего времени и только в середине мая под нажимом НКОП согласился заключить с НКВМФ договор на поставку минно-трального оружия в снаряженном виде.

4. По заводу № 198

Завод № 198 (НКОП) является основным заводом по производству трально-параванных изделий. Завод по договору в I квартале 1938 г. НКВМФ почти ничего не сдал. Внимания к тральной программе со стороны администрации завода нет. Завод скверно обеспечивается 2‑м Главным управлением НКОП стальными тросами, листовым железом, пружинами и т. д. К трально-минному цеху так же, как и на заводе № 194, со стороны администрации завода не уделяется внимания.

5. По заводу № 4

Завод производит ударно-механические приборы обр. 1926 г. и ПЛТ, механизмы всплывания и клапаны потопления. Проверкой в портах обнаружен целый ряд дефектов в изготовлении указанных приборов: сальники компрессоров текут, в компрессорах забыта стружка, гидростатические коробки быстро разрегулировываются, плохое качество фибровых прокладок, применение заводом № 4 без должной проверки сплава бронзы инженера Соболева и т. д.

6. По опытным заказам на заводах № 178 и 231 (НКОП)

Заводы должны подать для испытаний мины РЯМ (речная якорная мина), антенное устройство для мин АГ, мину индукционную (МИРАБ). По всем этим минам заводы сроки подачи не выполнили, тем самым испытания этих мин будут задержаны на 1‑2 месяца.

Докладывая о тяжелом положении с минно-тральным делом, прошу утвердить необходимые мероприятия для исправления существующего положения и налаживания минно-трального производства.

Приложение: на 11 листах[3].

Зам. наркома Военно-морского флота СССР, флагман флота 2-го ранга П. Смирнов

Примечания:

[1] См. документ № 18.

[2] Особое техническое бюро по военным изобретениям специального назначения (Остехбюро) было создано постановлением СТО СССР от 18 июля 1921 г. в Петрограде. Руководителем и организатором Остехбюро был В. И. Бекаури. Согласно постановлению СНК СССР от 3 июня 1930 г. Остехбюро было передано в ведение Наркомата по военным и морским делам СССР. Приказом Реввоенсовета СССР от 28 августа 1930 г. бюро объявлялось научно-экспериментально-изобретательским учреждением и подчинялось непосредственно наркому по военным и морским делам. Остехбюро занималось созданием новой военной техники и вооружения для РККА и представляло собой крупную научно-исследовательскую и проектно-конструкторскую организацию со специализированными отделами, лабораториями и конструкторскими бюро, с производственной и экспериментальной базами, мастерскими, заводами и др. С 1932 г. в Москве развернулось строительство экспериментального завода, а также оборудовались экспериментальные базы в городах Мытищи и Кубинка. В дальнейшем Остехбюро перешло в ведение Наркомата обороны СССР. 26 марта 1937 г. постановлением СТО СССР № 6Зсс Остехбюро было передано в систему Наркомата оборонной промышленности. 20 июля 1937 г. приказом НКОП СССР оно было переименовано в Остехуправление, в составе которого были созданы научно-исследовательские институты. На базе московского отделения Остехбюро был создан научно-исследовательский институт № 20 (НИИ‑20) с филиалом в Ленинграде (на базе Ленинградского отделения Остехбюро). Был также создан НИИ-22 авиационного приборостроения, НИИ‑26. В состав Остехуправления входили: Ленинградский экспериментальный завод № 239 им. К. Е. Ворошилова, Ленинградский завод “Красный изобретатель”, Ленинградская экспериментальная база с опытными судами, Онежская экспериментальная база и станция на Копейском озере, экспериментальный завод в Москве, аэродром в Подлипках, экспериментальная морская база под Севастополем. В Московском отделении функционировали лаборатории: телефугасов, сухопутной телемеханики, инженерной телемеханики, селекции, шифровальной аппаратуры, импульсной радиосвязи, самолетной автоматики и вооружения, радио-лаборатория. В дальнейшем лаборатории были объединены в три отдела: радиолиний, сухопутной телемеханики и телемеханических устройств. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы проводились по созданию нового минно-торпедного оружия, трально-параванного вооружения и средств радио-телемеханического управления для Военно-морского флота; вооружения самолетов ВВС; специальной аппаратуры для войск связи и инженерных войск. После разделения Наркомата обороны на ряд промышленных наркоматов Остехуправление было передано Наркомату авиапромышленности СССР. Постановлением правительства от 31 мая 1939 г. Остехуправление было упразднено. (ГАРФ. Ф. Р‑8418. Оп. 28. Д. 6. Л. 150‑152).

[3] Приложение не публикуется (см. там же, Л. 168‑178).

ГА РФ. Ф. Р-8418. Оп. 22. Д. 357. Л. 162-167. Подлинник.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.