Глава 2. Первый послевоенный период: экзамен на зрелость сда­ется все еще с трудом

2.1. Быстрое послевоенное восстановление

Быстрое послевоенное восстановление народного хозяйства СССР было очень крупным хозяйственным успехом. Следует иметь в ви­ду, что предстояло восстановить, по моим подсчетам, примерно 30% разрушенного немцами и советскими властями при отступле­нии национального богатства страны. В ходе войны в результате военных действий, голода и бегства части населения на Запад было потеряно более 30 миллионов населения СССР, притом, в значительной части мужского населения, в самых продуктивных возрастах. Кроме того, учитывая напряженные отношения с Запа­дом требовалось сохранить большие военные расходы и содержать вооруженные силы численностью более 3 миллионов человек, опять-таки самых продуктивных возрастов мужского населения. С другой стороны, большую роль в развитии советской экономики сыграли репарации, полученные от побежденных стран, особенно от Германии. До конца 40-х годов использовался труд около 2 млн. военнопленных, что играло существенную роль в трудовом балансе страны.

Баланс этих потерь и приобретений еще предстоит подвести, но очевидно, что задача восстановления советской экономики была, не менее трудна, чем в Японии и Германии, и намного более сложна, чем в странах Западной Европы, не понесших таких ог­ромных материальных и людских потерь, и получавших большую по­мощь по плану Маршалла. Несмотря на эти колоссальные сложности послевоенного периода, СССР восстановил довоенный уро­вень экономики примерно в то же время, что и Западная Герма­ния и раньше, чем Япония.

2.2. Научно-технический прогресс на подъеме с помощью иност­ранной техники и специалистов

В четвертую пятилетку не только был восстановлен довоенный уровень производства, но и значительно улучшена структура экономики, происходил довольно быстрый технический прогресс в промышленности и других отраслях народного хозяйства, в зна­чительной степени, правда, благодаря использованию техничес­ких достижений, полученных по репарациям, ленд-лизу и благо­даря промышленному шпионажу в США в период войны.

Наиболее важным для быстрого технического прогресса в четвер­той пятилетке явилось развитие производства металлорежущего оборудования - важнейшей основы технического прогресса во всем машиностроении. До войны, добившись больших успехов в коли­честве выпускаемых станков, СССР практически не имел произ­водства самого современного и сложного металлорежущего обору­дования и вынужден был его импортировать. В четвертой пяти­летке был совершен подлинный прорыв в этой области. По срав­нению с довоенным уровнем общее производство станков выросло по количеству на 60%, а по суммарному весу станков и суммар­ной мощности выпускаемых станков - на 136%, что уже говорит об огромном прогрессе. Производство самых сложных прецизионных станков выросло с 17 штук в 1940 г. до 2744 штук в 1950 г., крупных тяжелых и уникальных - с 42 до 1537 штук, агрегатных станков - с 25 до 400, а их общий вес - с 212 до 3900 тонн (1). Наконец, впервые в массовом масштабе начали выпускаться авто­матические линии и был пущен в эксплуатацию первый завод-ав­томат по производству автомобильных поршней. Одним словом, в этой важнейшей отрасли произошла подлинная техническая рево­люция, в результате которой она вышла на технический уровень самых передовых капиталистических стран всего лишь за пять лет после тяжелейшей войны. Не ясно, какую роль в этом эконо­мическом чуде сыграли поставки по ленд-лизу, репарациям и вы­возу из Германии технической документации. Видимо, немалую. Но ведь и внедрение чужого научно-технического опыта доста­точно сложно и требует большой технической культуры. Что ка­сается автоматических линий, то здесь СССР, как будто, шел просто вровень с США.

О том, что восстановление экономики происходило частично на более высокой технической базе говорит заметный рост фондовооруженности в большинстве отраслей промышленности (например, в машиностроении - на 41%, лесной и деревообрабатывающей про­мышленности - на 62%, легкой - на 21% и т. д. (2). Серьезно обно­вилась также и номенклатура производимой продукции в сторону более технически совершенной. Хотя у нас, к сожалению, отсутс­твуют специальные исследования по этому вопросу, но можно по­лагать, что разрыв в техническом уровне советской промышлен­ности и западной в этот период заметно сократился, повторю, с известной помощью уже названных выше западных источников, но также и на собственной исследовательской базе, которая заметно выросла в этот период, т. к. в этот период особенно быстро росли расходы на науку и численность научных работников, а также работников конструкторских организаций. Впечатляющие технические достижения были достигнуты в электроэнергетике, черной и цветной металлургии, гражданском машиностроении (и, конечно, в выпуске военной продукции), химической промышлен­ности. Сложнее обстоит дело с оценкой оригинальности новых технических решений. По-видимому, большая их часть была все же позаимствована тем или иным способом в западной промышлен­ности. В этом, конечно, нет, не только ничего позорного, но и представляет тоже известное достижение. Вспомним, что японс­кая промышленность многие годы развивалась на заимствованной технике и технологии, за которую она, правда, платила, а со­ветская промышленность использовала западные технические дос­тижения обычно в этот период бесплатно. Оригинальными техни­ческими решениями в этот период, если верить очень серьезной книге С. Лилли о техническом прогрессе, было внедрение авто­матических линий в машиностроении (в СССР был построен первый в мире завод-автомат), многие образцы угольной техники и мощные землеройные машины. В других гражданских отраслях уровень выпускавшейся новой техники, видимо, соответствовал ее уровню в западных странах в довоенный период. Помимо молодости и недостаточной квалификации большей части научных и конструкторских работни­ков в СССР, на такой слабой оригинальности советского граж­данского научно-технического прогресса сказалась, конечно, сосредоточенность основных и наиболее талантливых, научных и технических работников в оборонных отраслях промышленности, где ими, тоже не без иностранной помощи, были сделаны очень серьезные работы в исключительно сложных областях атомной, ракетной техники, реактивной авиации, радиолокации. Ввиду от­сутствия специальных объективных работ об уровне советского научно-технического прогресса, вынужден сослаться на один, к сожалению, своевременно не зафиксированный мною источник, согласно которому 70-80% работ в области науки и техники, по­лучивших после войны Сталинские премии, носили заимствованный характер. Эта оценка, конечно, нуждается в перепроверке.

Появившиеся в последнее время публикации о закрытых записках руководителей советской науки в отношении положения в советс­кой науке и технике в начале шестой пятилетки подтверждают сделанный выше вывод. Так, в составленной А. Несмеяновым, В. Малышевым и министром высшего образования СССР В. Елютиным и направленной в ЦК КПСС записке о состоянии науки в шестой пя­тилетке признавалось, что в предшествующий период главные усилия советских ученых были направлены на "освоение нашей промышленностью зарубежных научных достижений" (3).

В то же время в этой записке отмечалось, что ряд достижений советских ученых быстрее находили применение за рубежом, чем в СССР (4). Руководители советской науки предлагали в следую­щей пятилетке сделать упор на развитие и расширение самостоя­тельной научной базы. Следует признать, что именно в шестой пятилетке были приложены огромные усилия для создания такой базы. Об этом можно судить по увеличению ассигнований на нау­ку и увеличению количества научных работников в СССР. Так, за 1950-1955 годы число научных работников, работающих в научных  институтах, где был сосредоточен основной научный потенциал страны, увеличилось с 70,5 тыс. чел. до 96,5 тыс. чел. а за 1955-1960 годы достигло 200,1 тысяч. Среднегодовой прирост, следовательно, вырос с примерно 5 тысяч до почти 20 тысяч или вырос в 4 раз, или только за одну пятилетку вырос более, чем за весь предшествующий период царской России и советской власти (5).

Создание принципиально новой или быстрое использование уже имеющихся научных достижений других стран оказалось бы невоз­можным без наличия достаточно квалифицированной базы научных и технических кадров. В послевоенный период были предприняты огромные усилия для приумножения достижений в этой области довоенного периода. Речь здесь идет и об огромных вложениях в развитие науки и высшего образования, и о создании принципи­ально новых вузов типа ФИЗТЕХА, и значительном повышении мате­риальной и моральной престижности научного труда. В связи с последним фактором необходимо напомнить об огромном повышении заработной платы высококвалифицированным научным работникам сразу после войны и о той обстановке огромного уважения к труду научных работников и выдающихся создателей новой техни­ки, которая укрепилась в первый послевоенный период. Доста­точно высокие критерии в первый послевоенный период применя­лись при выборах в Академию Наук СССР, что задавало тон и в общей оценке квалифицированного научного труда. При выборах в Академию Наук СССР в 1943 году и 1946 году в академики и член-корреспонденты Академии наук СССР были избраны действи­тельно выдающиеся ученые в области математики, физики, химии.

При этом, что очень важно, в сущности, игнорировались их по­литические убеждения. Достаточно указать на избрание в акаде­мики, минуя член-корреспондента, Льва Ландау в возрасте 38 лет, безусловно, настроенного, если не антисоветски, то ан­тисталински (о чем говорит составленная им в 1938 году листов­ка). Даже в области общественных наук зачастую политические взгляды не принимались во внимание при выборах в Академию На­ук СССР. Тогда было выбрано немало историков, сформировавших­ся в царский период и относившихся к советской власти весьма скептически. Некоторые из них несколько лет сидели в тюрьмах за антисоветскую деятельность (или точнее сказать, взгляды).

Для иллюстрации небывалой ни ранее, ни позднее, в 60-90-е годы атмосферы при выборах академиков в 1946 году приведу выступ­ление президента Академии наук СССР С. Вавилова, отстаивавше­го кандидатуру Л. Ландау. Он сказал: "Я не знаю, как осталь­ным физикам-академикам, но лично мне стыдно, что я академик, а Ландау нет" (6).

В результате Ландау был избран единогласно, что не часто слу­чалось (7).

Правда, большая часть прироста ассигнований на науку была направлена в научные исследования военной направленности, ко­торые к концу периода составили более 80% всех затрат на нау­ку. Но часть прироста пришлась и на мирные направления иссле­дований. Этот огромный прирост затрат на науку принес значи­тельные плоды. Вторая половина 50-х годов была, пожалуй, самая  успешная для советской науки за весь ее период. Достаточно напомнить запуск искусственного спутника земли, и в самом на­чале следующего десятилетия запуск человека в космос, спуск на воду атомного ледокола и многие другие блистательные дос­тижения советской науки и техники того периода.

2.3. Создаются новые отрасли

Среди практически совершенно новых отраслей советской промыш­ленности, созданных в годы четвертой пятилетки, необходимо назвать радиоэлектронику. Только в 90-е годы в российской печа­ти появились данные о ее развитии в СССР, которые позволяют воссоздать хотя бы в общих чертах картину истории ее создания и развития в СССР, хотя и сейчас некоторые очень важные сто­роны ее развития остаются либо не раскрытыми, либо плохо раск­рытыми. Я имею в виду экономику отрасли, данные о которой (особенно о производительности труда в ней, себестоимости продукции) пока отсутствуют в сводном виде. При описании этой ключевой для современного научно-технического прогресса от­расли я воспользуюсь тремя источникам: вышедшей еще в 1980 году на Западе книгой известного ученого в области электрони­ки, сбежавшего туда, Анатолия Федосеева; объемистой и весьма содержательной книгой сына первого министра электронной про­мышленности А. Шокина, вышедшей в 1999 году и соединившей черты мемуарного произведения и историко-технического; и кни­гой Николая Симонова о военно-промышленном комплексе СССР, вышедшей в 1996 году.

В то время как научная и образовательная база радиотехники и электроники в СССР до войны была развита относительно непло­хо, хотя и серьезно отставала от западной, промышленная база отрасли находилась в зачаточном состоянии. Об этом говорит и низкий объем производства радиоприемников, и крайне недоста­точное количество радиопередатчиков в вооруженных силах, и ми­нимальный объем и низкое качество радиолокационных установок. Недостатки в оснащении вооруженных сил радиотехнической про­дукцией в годы войны устранялись, главным образом, благодаря ленд-лизу.

Для преодоления или, лучше сказать, уменьшения отставания со­ветской радиоэлектроники в годы четвертой пятилетки использо­вались, главным образом, два метода: научный шпионаж, в ос­новном, в США и огромный вывоз оборудования радиоэлектронной промышленности из Германии (8).

Кроме того, перед самой войной ряд видных деятелей науки и промышленности в этой области побывали в США и изучили орга­низацию производства в США, среди них и Анатолий Федосеев и А. Шокин.

Не будет преувеличением сказать, что радиоэлектронная промыш­ленность как самостоятельная и довольно развитая отрасль была создана именно в четвертой пятилетке. Были созданы десятки научно-исследовательских институтов в составе ряда минис­терств и построены десятки промышленных предприятий. Понятно, что использование ленд-лиза, научного шпионажа и репараций  сильно облегчало развитие отрасли, но при этом требовалось построить здания и сооружения для институтов и заводов, уста­новить оборудование, наладить технологию и организацию произ­водства. Это требовало немалых средств и квалификации рабо­чих, инженерно-технических работников, научных работников, руководителей отрасли.

О стремительном развитии радиоэлектроники в четвертой пяти­летке говорят, прежде всего, сводные показатели ее развития. Если до войны в радиотехнической промышленности, основном яд­ре отрасли, имелось всего лишь 13 заводов со смешной числен­ностью занятых в 21,6 тысяч человек (9), то уже в 1950 году во всей отрасли было 98 заводов, на которых работало 250 ты­сяч человек. Для сравнения в США в 1947 году в этой отрасли было занято 500 тысяч человек. То есть по численности, это отрасли уже одного порядка в обеих странах, но, конечно, не по объему производства и качеству и себестоимости продукции.

Наиболее крупные достижения этой отрасли были в военной об­ласти. Среди них надо назвать создание массового производства радиолокаторов и систем управления ракетными комплексами ПВО, прежде всего, ПВО Москвы. Об этой системе А. Шокин пишет сле­дующее: "Создание за 4,5  года такой системы, какой яви­лась московская зенитно-ракетная система ПВО - задача фантас­тическая для любого государства... Все эти работы были бы со­вершенно невозможны, если бы к этому времени в результате ра­диолокационной пятилетки (1946-1949 гг. - Г. Х.) в СССР не было развернуто производство современных электронных приборов, в особенности СВЧ-техники" (10). К достижениям этой от­расли следует отнести и разработку первых электронно-вычисли­тельных машин, с опозданием на несколько лет от США и Англии, но впереди остальной Европы и Японии.

Гораздо скромнее были достижения радиоэлектроники в области удовлетворения нужд населения. Но и здесь следует отметить появление массового производства радиоприемников и начало производства телевизоров, и создание первых телевизионных центров, требующих сложного радиоэлектронного оборудования.

Однако, при всех достижениях эта отрасль к началу пятой пяти­летки еще очень сильно отставала от США. Как совершенно спра­ведливо отмечает А. Шокин и ряд других исследователей, у СССР просто не хватало средств для развития этой отрасли одновре­менно с развитием атомной промышленности и других отраслей вооружения. Благодаря техническому прогрессу и улучшению ор­ганизации производства, производительность труда в ряде отрас­лей народного хозяйства превзошла довоенный уровень. Так, в промышленности, по моим примерным подсчетам, она заметно превзошла довоенный уровень в электроэнергетике (на 42%), черной металлургии (более 20%), машиностроении, химической и резиноасбестовой промышленности. В то же время не произошло существенного роста производительности труда в лесной и дере­вообрабатывающей промышленности, угольной промышленности, легкой и пищевой промышленности. Не выросла производитель­ность труда в сельском хозяйстве. Примерно на 10% выросла производительность труда на железнодорожном транспорте. Незначительно выросла производительность труда по сравнению с довоенным уровнем в строительстве. Учитывая огромные потери в квалифицированной рабочей силе за годы войны, большой приток малоквалифицированной рабочей силы из деревни и женщин (их доля в общей численности занятых заметно выросла), полученный относительно скромный рост производительности труда является на самом деле немалым достижением. Он не уступает росту про­изводительности труда в промышленности США за тот же период, хотя последние развивались в намного более благоприятных ус­ловиях (11). В Японии же, производительность труда в промыш­ленности в 1950 г. отставала от довоенного уровня на 34% (12).

При оценке роста производительности труда в гражданской про­мышленности и других отраслях мирной экономики следует иметь в виду, что при относительно слабой экономической базе в этот период советское государство решало сложнейшие задачи по ор­ганизации производства ядерного оружия, ракетной и реактивной техники, радиолокации, создания системы противовоздушной обо­роны, и именно на этих направлениях были сосредоточены лучшие научно-технические и организационные силы страны.

Крупнейшим организационным и научно-техническим достижением первого послевоенного периода явилась огромная программа соз­дания ядерного оружия в СССР. Она требовала огромных финансо­вых вложений, организации производства множества новых для СССР видов оборудования, приборов и материалов высокого тех­нического уровня (именно на неспособность СССР наладить их  производство рассчитывали США), координации деятельности мно­гих производственных и научных организаций. То, что эта зада­ча была успешно решена в разоренной войной стране в истори­чески кратчайшие сроки (хотя и с широким использованием иностранного опыта, полученного благодаря разведке и немецким специалистам) говорит о высоком организационном и квалифика­ционном уровне советского организационного, научно-техничес­кого и инженерно-технического, а также рабочего персонала в этот период, способного решать сложнейшие задачи, сопостави­мые с задачами, решавшимися в США, намного превосходившими СССР по уровню экономического развития. В связи с рекордно быстрым созданием в СССР ядерного и ракетного оружия хочу об­ратить внимание еще на несколько обстоятельств. Во-первых, при создании этих отраслей промышленности был найден уникаль­ный и крайне эффективный способ сочетания в одной организаци­онной структуре фундаментальной, прикладной науки, опыт­но-конструкторских работ, проектных и строительных работ, промышленности. До того и после того эти стадии создания но­вой техники были разбросаны по различным ведомствам, преследу­ющим свои собственные ведомственные интересы, что резко за­медляло и сроки, и качество внедрения новой техники. Наиболее проницательные советские ученые впоследствии предлагали вос­пользоваться этим великолепно оправдавшим себя опытом при создании гражданской новой техники (13).

Однако, бездарное советское руководство в 60-80-е годы игнори­ровало эти предложения. Во-вторых,  реализация указанных проектов осуществлялось хозяйственными руководителями, хорошо показавшими себя в период войны (Л. Берия, Б. Ваников, Д. Ус­тинов и другие). В-третьих, в реализации этих проектов огром­ная роль принадлежала ученым, которым были созданы прекрасные материальные условия для работы и творчества.

2.4. Военный опыт используется плохо

В то же время, мне представляется, что в послевоенный период не были в достаточном размере использованы крупные организа­ционные достижения последнего предвоенного и военного перио­да, такие как система скоростного проектирования, разработан­ная В. Грабиным, поточное производство многих изделий. Высшее советское хозяйственное руководство проявляло большую энергию и умелость при наращивании объемов производства, объема капи­тальных вложений и технического прогресса. В то же время распространение передовых приемов производства и управления, для которого командная экономика предоставляла большие воз­можности, не являлась приоритетным направлением хозяйственной политики. Нельзя сказать, что этому не уделялось внимание. Социалистическое соревнование по распространению передовых приемов труда было широко развито, и оно сыграло определенную роль в повышении эффективности производства в четвертую пяти­летку. Но распространение передовых приемов труда и управле­ния не было органически включено в процесс планирования и уп­равления, не являлось, как правило, обосновывающей частью составления народнохозяйственных планов. Хотя я и не могу согласиться в полной мере с утверждением В. Молотова, что И. Сталин не был хорошим экономистом, но, очевидно, что ряд  практических вопросов экономики, в частности, методологии планирования он знал и понимал недостаточно. Да и было бы странно требовать от государственного руководителя глубокого понимания всех проблем страны.

В то же время он не давал развернуться в достаточной степени талантливым экономистам, которых тогда имелось в немалом ко­личестве и среди старых специалистов, и среди молодых хозяйс­твенников, сформировавшихся уже в советское время.

С другой стороны, распространение передового опыта организа­ции и управления требовало учета специфики производства в от­дельных отраслях и даже на отдельных предприятиях, и возлага­ла, возможно, непосильное бремя на деятельность руководящих органов. В то же время, хотя бы некоторые, наиболее эффектив­ные мероприятия в этой области можно было централизованно распространять.

2.5. Управление экономикой рационализируется

К числу серьезных мероприятий по совершенствованию управления советской экономики в послевоенный период следует отнести следующие: создание в 1947 году Госкомитета по новой технике, который под руководством В. Малышева сыграл важную роль в ус­корении технического прогресса в экономике (14), создание в том же году Госкомитета по материально-техническому снабже­нию, который централизовал материально-техническое снабжение и намного улучшил его организацию, реорганизация Госплана  СССР в начале четвертой пятилетке, направленная на улучшение планирования и управления крупными экономическими пропорциями в экономике. Заметно улучшилось в первые годы пятилетки ка­чество составления планов. Большие усилия предпринимались по улучшению нормирования расхода материалов, большей сбаланси­рованности и обоснованности планов. Улучшилась практика опре­деления производственных мощностей предприятий, в которых бо­лее полно стали учитываться резервы производства, достижения передовых коллективов, изменения техники производства. Для более полного контроля за использованием продукции расшири­лось число составляемых материальных балансов, которые сос­тавлялись по всей номенклатуре фондируемой продукции, достиг­шей в 1950 году 1500 наименований (15). Расширилось утвержде­ние норм по использованию материалов, которые позволяли конт­ролировать снижение материальных издержек в экономике, тради­ционно слабом месте в советской экономике. Если при разработ­ке государственного плана снабжения на 1946 год Госснабом СССР было рассмотрено 1814 норм, то при разработке плана снабжения на 1950 год - уже  4500 норм, а при разработке плана на 1951 год - более 6000 норм. В результате составления норм расхода материалов и контроля за их исполнением удалось улуч­шить использование материалов. Так, фактические нормы расхода металлов были снижены в 1949 году на 6,8%, в 1950 году - на 7,1%. Нормы расхода топлива были снижены в 1949 году на 4,95%, в 1950 году - на 4% (16). Такое сокращение является весьма значительным, в чем, конечно, отразился и низкий ис­ходный уровень. Вместе с тем, как отмечал крупный специалист в этой области Э. Локшин, нормирование металла охватывало лишь 60% всего его расхода, а следовало охватить, по его мне­нию, 75-80%. Кроме того, многие нормы устанавливали достаточ­но высокий уровень расхода материалов, например, коэффициент использования металла в размере 0,45-0,60.

Очевидно, что качественное, на порядок расширение практики нормирования всех видов ресурсов и контроля за их исполнением расширяло, опять-таки на порядок, нагрузку на планирующие и вообще государственные органы. Оно требовало также и намного большей интеллектуализации планирования, так как указанная деятельность с точки зрения методологии намного более сложна, чем та практика планирования, которая преобладала в 30-е годы. Результаты, достигнутые в четвертой пятилетке, как будто говорили, что указанная задача была решена, но нужно, повторяю, прини­мать во внимание низкий исходный уровень эффективности произ­водства. Как показывают уже приведенные примеры по разработке норм расхода метала, они зачастую были низкого качества.

При всем том, однако, общие результаты экономического разви­тия и в отношении повышения эффективности производства были немалыми при естественных ограничениях, связанных с плохим состоянием оборудования, низкой квалификацией рабочей силы и ИТР, и другими объективными трудностями этого периода. В пос­ледние годы четвертой пятилетки очень быстро росла производи­тельность труда, снижалась себестоимость продукции (в послед­ние годы пятилетки на огромную величину в 6-7% ежегодно), улучшалось использование оборудования. Благодаря повышению эффективности производства удавалось обеспечить ежегодное  значительное снижение розничных и оптовых цен, успешное вы­полнение бюджета страны и финансовых планов министерств. Мож­но, таким образом, утверждать, что в последние годы четвертой пятилетки советская экономика твердо встала на путь интенсив­ного развития.

2.6. Советская экономика восстанавливается быстрее, чем в ка­питалистических странах

Для объективной оценки результатов экономического развития СССР в четвертой пятилетке целесообразно сравнить их с разви­тием двух крупных капиталистических стран, понесших сравнимые людские и материальные потери и тоже достаточно быстро восс­тановивших довоенный уровень развития - с Японией и Западной Германией. Возрождение экономики этих стран, лежавших бук­вально в руинах в конце войны, справедливо расценивается ис­ториками экономики как крупнейшее экономическое достижение, экономическое чудо. Объективные условия экономического разви­тия, как мне представляется, у этих стран были примерно оди­наковы. По одним показателям СССР имел более благоприятные условия - возможность использования огромных репараций и труда военнопленных. По другим - в более благоприятном положении находились эти страны - им совсем не пришлось в этот период нести военных расходов, хотя и пришлось нести оккупационные расходы, бывшие, однако, относительно намного меньше, чем во­енные расходы СССР. Плюсы и минусы здесь примерно равноценны. Правда, ни Японии, ни Западной Германии не пришлось, к счастью, использовать для восстановления своей экономики в  значительных размерах труд заключенных и только в этом, от­нюдь не маловажном отношении, советская экономика явно усту­пала экономике этих стран. Тем не менее, принимая во внимание сказанное, можно уверенно сказать, что восстановление довоен­ного уровня экономического развития СССР было примерно такими же экономическим чудом, как и восстановление экономики Японии и Западной Германии. Уместно напомнить в этой связи, что до­военный уровень валового национального продукта был в этих странах восстановлен позднее, чем в СССР (в Германии на два года, Японии - на 5 лет). Но эти страны сумели при  исклю­чительных экономических трудностях все же сохранить демокра­тические институты, правда (что немаловажно) под прикрытием американских штыков, которые защищали их не только от внешней угрозы, но и от левых движений, достаточно сильных и в Запад­ной Германии, и, особенно в Японии сразу после второй мировой войны. Но американские оккупационные войска лишь облегчили переходной период. При других обстоятельствах присутствие американских оккупационных войск ничего не решило: режим Ли Сын Мана в Южной Корее так и остался крайне неэффективным, жестоким и коррумпированным, и рассыпался, в сущности, в пер­вые же дни корейской войны. Другим серьезным отличием резуль­татов советского экономического развития от японского и за­падногерманского в этот период явилось разное положение на потребительском рынке и с качеством потребительских товаров. В СССР при суммарном равновесии денежной и товарной массы по большинству товарных групп существовал дефицит, особенно в провинции, при товарном избытке в Москве по некоторым товар­ным группам. Ввиду слабой заинтересованности в повышении качества продукции и ассортимента, и качество потребительских товаров были низким и ограниченным. Крайне неразвитой оста­валась сфера ряда услуг (торговых, развлекательных, туристи­ческих и т. д.).

Достижения в области сельского хозяйства были скромнее, чем в области промышленности и других несельскохозяйственных облас­тях экономики, т. к. традиционно сельское хозяйство в СССР не относилось к приоритетным отраслям экономики в виду того, что не обеспечивало первоочередные задачи, стоящие тогда перед советской системой. Тем не менее, и достижения в этой области были весьма внушительны. К концу четвертой пятилетки был дос­тигнут довоенный уровень продукции сельского хозяйства. Учи­тывая огромный урон, который понесло советское сельское хо­зяйство в период войны, этот результат можно считать весьма значительным. Примерно такой же результат был достигнут в сельском хозяйстве западноевропейских стран, пострадавших от войны. Но потери этих стран были существенно меньше. Напомню, что основная часть мобилизованных в армию в СССР была из сельской местности, причем большая часть из них либо погибла на войне, либо не вернулась в деревню после войны. Огромный урон понес парк сельскохозяйственных машин, производство ко­торых было практически прекращено в период войны. Значительно сократилось поголовье скота. В четвертую пятилетку, несмотря на огромные расходы на восстановление промышленности, других несельскохозяйственных отраслей и военные расходы, были предприняты большие усилия по увеличению производства сель­скохозяйственной техники, производства минеральных удобрений, подготовке квалифицированных кадров, что и обеспечило восста­новление сельскохозяйственного производства в столь короткий срок.

Качественное изменение в состоянии советского общества по сравнению с довоенным уровнем к концу четвертой пятилетки отразилось в ходе корейской войны. Здесь в воздухе столкнулись две круп­нейшие военные державы - США и СССР. В отличие от второй ми­ровой войны, когда советская авиация несла гораздо большие потери, чем немецкая в воздушных боях, в Корее потери превос­ходной американской авиации были примерно такими же, как со­ветской, а по некоторым источникам, даже большими.

2.7. Чистки продолжаются... в худшую сторону

Малоисследованным является вопрос о характере изменения руко­водящих кадров высшего звена в четвертой пятилетке. Есть не­мало свидетельств того, что уже в этот период начались изме­нения к худшему в их составе. Но для полной картины данных все же недостаточно. Начну с того, что со смещением Н. А. Вознесенского произошла тотальная чистка руководства Госпла­на СССР. При всей противоречивости фигуры Н. А. Вознесенско­го (о нем как хозяйственном руководителе отрицательно отзыва­ется А. И. Микоян в своих воспоминаниях и сын министра элект­ронной промышленности - А. Шокина со слов отца), все же Н. Вознесенский обладал серьезными экономическими знаниями и на­роднохозяйственным кругозором. Судя по некоторым из вычищен­ных в этот период из Госплана СССР (например, выдающийся советский экономист А. Бирман и крупнейший специалист в области цен Ш. Турецкий), он сумел подобрать сильный состав работни­ков Госплана СССР. Можно полагать, что новый состав работни­ков Госплана СССР и его руководитель М. Сабуров были все же слабее прежнего состава. Впрочем, сами тексты пятого и шесто­го пятилетних планов, составленных под руководством М. З. Са­бурова не выглядят с точки зрения обоснованности и целеуст­ремленности хуже, чем третий и четвертый пятилетние планы, составленные под руководством Н. Вознесенского. К сожалению, я не могу что-то сказать определенного в отношении годовых планов. Трудно сказать, в какой степени ошибки в руководстве хозяйством, о которых идет здесь речь, связаны с инициативой М. Сабурова и в какой степени были ему навязаны сверху.

Многочисленные аресты или смещения произошли в 1949-1950 годы в связи с развязанной тогда антисемитской компанией. Среди арестованных и смещенных были такие видные хозяйственники во­енного времени, как легендарный директор Танкограда И. Заль­цман, министр строительства С. Гинзбург и ряд других хозяйс­твенников рангом ниже (17). Понятно, что перетряски кадров наверху, как и в 1937-1938 гг., хотя и в значительно меньших размерах, временно дезорганизовывали работу государственного экономического аппарата и негативно сказывались на экономи­ческом развитии.


1) Айзенштадт Л. А., Чихачев С. А. Очерки по истории стан­костроения СССР. М. 1957 . С. 353, 436, 439-458, 467-468,518.

2) Промышленность СССР. М. 1957 . С.
3) В.  К. Иванов. Как создавался образ советской науки. Вест­ник Российской академии наук. т. 71 N 2 2001 . С. 104.

4) Там же.
5) Народное хозяйство СССР в 1958 г.  М.  1959 г. С. 843, На­родное хозяйство СССР в 1960 г. М. 1961 . С. 783.
6) Кора Ландау-Дробанцева.  Академик Ландау. Как мы жили. За­харов. М. 2000 . С. 143.
7) Там же.
8) Павел Кнышевский.  Добыча.  Тайна германских репараций. М. 1994. С. 35-41.
9) Н. Симонов, ук. соч. С. 252.
10) Александр Александрович Шокин. Министр невероятной про­мышленности. М. 1999 . С. 145.
11) Экономика капиталистических стран, ук. соч. С. 819-827.
12) Там же. С. 829.
13) В. С. Мучник, Э. Б. Голланд. Некоторые особенности совре­менного этапа развития техники и технологии.  В сборнике: На­учно-технический прогресс. Моделирование народного хозяйства. М. 1976. С. 126-142.
14) В. Чалмаев. Малышев. М. 1976 . С. 311-320.
15) Э. Локшин. Планирование материально-технического снабже­ния. В сборнике статей: Народное хозяйство СССР. М. 1951 .С. 319.
 Этот сборник, выходивший ежегодно с 1947 года по 1951 год и содержащий важнейшие статьи по экономическим вопросам, публиковавшиеся в ведущих советских журналах, явился источни­ком многих сведений о развитии советской экономики в годы четвертой пятилетки.
16) Там же. С. 231.
17) Г. Костырченко. В плену у красного фараона. М. 1994 . С. 257-283.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.

Производство вооружения в 1937-1940 гг.

(млн. руб. в ценах 1940 г.)

Виды вооружения

ед. измерения

цена за шт. в т. р.

1937

1938

1939

1940

к-во

с-ть

к-во

с-ть

к-во

с-ть

к-во

с-ть

1. Пулеметы

Т.  шт.

0.535

42.3

22.6

77.1

41.2

113.7

66.8

96.5

 

51.6

 

2. Винтовки  и карабины

млн.  шт. 

0.163

0.58

94.2

1.17

191.5

 

1.5

324.0

1.46

238.1

 

3. Малокалиберная артиллерия

Т.  шт. 

25.7

3.8

97.6

7.1

182.5

8.5

 

218.5

7.3

187.6

 

4. Средне- и крупнокалиберная артиллерия

Т.  шт.

57.0

1.7

96.9

 

5.2

296.4

8.7

495.9

7.5

427.5

 

5. Танки и танкетки

Т.  шт. 

270.0

1.56

421.2

2.27

612.9 

2.9

 

783.0

2.8

756.0

 

6. Истребители 

Т.  шт. 

208,0 

2.1

436.8

2.0

416.0

3.7

769.6

 

4.66

969.3

 

7. Бомбардировщики

Т.  шт. 

800.0

1.3

1040.0

2.0 

1600.0 

2.7

 

2160.0

3.57

2856.0

 

Итого:

 

 

 

2209.3 

 

3340.5

 

4817.8

 

5486.1

К предыдущему  году 

 

 

 

     1.00

 

1.51

 

1.44

 

1.14

1940 г/1937 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2.48

 

Примечание 1.  к. - количество, с. - стоимость в млн. руб., цена за пулеметы, винтовки и карабины за тысячу штук, по ос­тальным видам за штуку.
2. Данные о количестве выпущенных видов вооружения в 1937-1940 гг. История второй мировой войны. Т.2. М. 1974. С. 191. 1940 г. - Цены на военную технику приводятся по: Harrison, op. cit. P. 181-182.
В качестве цен на пулеметы приняты цены на 7,62 мм пулемет Дегтярева, винтовки - 7,62 мм, мелкокалиберную артиллерию -  76 мм орудие ЗИС-5, средне- и крупнокалиберная артиллерия -  76 мм орудие УСВ,  танки  - танк  Т-34, истребитель ЯК-1, бомбардировщик ИЛ-4. Все цены приводятся по данным за 1940 г.
3. Все данные округлены.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2.

Расчет производительности труда в авиационной промышленности СССР, США, Англии, Германии в 1943 году.

В основу расчета производительности труда в авиационной про­мышленности СССР, США, Великобритании и Германии положены общая мощность моторов, установленных на самолетах и числен­ность занятых в авиапромышленности этих стран в 1943 году. Достаточно очевидна взаимосвязь между мощностью моторов и полезностью, и стоимостью выпускаемых самолетов.

Большая мощность моторов - это большая скорость самолетов, дальность и высота полета, большие возможности для перемеще­ния боевого оружия: авиационных пушек и пулеметов, и авиабомб. В то же время - использование мощности моторов позволяет от­носительно легко сопоставлять выпуск продукции в разных стра­нах.

Для Советского Союза в моем распоряжении отсутствуют данные о выпуске отдельных видов самолетов по отдельным годам Великой Отечественной войны. Поэтому я прибег к следующему приему. Я исчислил общую мощность моторов на всех боевых самолетах, вы­пущенных в период войны, а затем, разделив их на общий выпуск боевых самолетов в этот период, получил среднюю мощность мо­торов одного самолета в период войны. Полученную величину я перемножил на выпуск боевых самолетов в 1943 году. Исчислен­ная величина несколько занижает реальную, т. к. в ходе войны боевые самолеты модернизировались и новые модификации были, как правило, мощнее. Кроме того, рос удельный вес самолетов с более высокой мощностью моторов, например, в конце войны бомбардировщиков ПЕ-8. Но другого выхода у меня не было и сделанные выводы надо качественно скорректировать на приня­тые допущения. Исходные данные и результаты расчета представ­лены в таблице 1.

Таблица 1.
Средняя мощность моторов в советской авиационной промышлен­ности в годы великой отечественной войны.

Типы самолетов

Мощность в л.с.

Выпуск во время войны

Общая мощность выпущенных самолетов, млн. л. с.

Яки

1130

37000

41,86

Лавочкины

1375

 22000 

30,25

Петляковы

2100

11000

23,1

Ильюшины

1600

40000

64,0

Туполевы

3700

800

2,96

Миги

1200

3500

4,2

Итого :

 

120000

180,6

Средняя мощность моторов военных самолетов периода войны - 1500 л. с.

Примечание: по Якам - средняя из ЯК-9 и ЯК-1, по Лавочкиным средняя из ЛАГГ-3 и ЛА-5, Петляковы-ПЕ-2 выпуска 1943 г., Ильюшины ИЛ-2, Туполевы ТУ-2, Миги - МИГ-3.

Источники: мощности моторов - " История второй мировой войны" (далее - ИВВ). Т. 3 М. 1974. С. 424; то же. Т. 6. М. 1976. С. 354-356; количество произведенных самолетов в годы войны - А.И.Шахурин. Крылья Победы. М. 1990. С. 288.

Выпуск самолетов в СССР в 1943 году составил 35000 штук и это были почти исключительно боевые самолеты. Таким образом, об­щая мощность моторов выпущенных в этом году самолетов соста­вила 52,5 млн. л. с.

Таблица 2.
Расчет мощности моторов самолетов, произведенных авиационной промышленностью США в 1943 г. (в млн. л. с.)

Типы самолетов

Мощность одного самолета в л. с.

Количество самолетов

Мощность моторов

Тяжелые бомбардировщики дальнего действия

9000

92

0,86

Тяжелые бомбардировщики

4800

9393

45,08

Морские патрульные бомбардировщики

(3200)

2340

7,49

Средние и легкие бомбардировщики

3300

17530

57,85

Истребители

1250

23988

29,985

Морские разведчики

(1250)

734

0,92

Всего боевые

 

 

142,17

Тяжелые транспортные

4800

536

2,649

Средние и легкие транспортные

3300

6477

21,37

Тренировочные

(2250)

19929

44,84

Самолеты связи

(1000)

4377

4,37

Самолеты специального назначения

(1000)

493

215,33

Примечание: к тяжеkым бомбардировщикам дальнего действия от­несены бомбардировщики Б-29 мощностью моторов около 9 тыс. л.с., к тяжелым бомбардировщикам отнесены бомбардировщики Б-17 и Б-24 мощностью моторов 4800 л. с., к легким и средним бомбардировщикам отнесены бомбардировщики Б-25 и А-20 со средней мощностью 3300 л.с., средняя мощность моторов истре­бителей определена как среднеарифметическая истребителей П-40, Ф-4, П-39, П-51, по транспортным самолетам мощность установлена в соответствии с мощностью моторов бомбардировщи­ков соответствующего класса, по остальным типам самолетов мощности моторов определены мною экспертно ввиду отсутствия данных в известной мне литературе.

Источник: мощности моторов - те же, что и по СССР, коли­чество - В.Чепраков. Авиационная промышленность в сборнике: Военное хозяйство капиталистических стран и переход к мирной экономике. Под редакцией академика И.А.Трахтенеберга. М. Госпланиздат. 1947 . (имеется ссылка на официальное амери­канское издание).

Таблица 3.
Расчет мощности моторов авиационной промышленности Англии
в 1943 году (млн. л. с.)

Типы самолетов

Мощность моторов л. с.

Количество самолетов, штук

Мощность моторов

Тяжелые бомбардировщики

5200

4614

23,992

Средние и легкие бомбардировщики

2740

3113

8,529

Истребители

1600

10827

17,163

Морские истребители

(1600)

1720

2,752

Учебные

(2170)

4825

10,470

Транспортные и специальные

2740

1264

3,463

Итого:

 

 

66,339

Примечание: данные о мощности моторов в тех же источниках, что и в предыдущих таблицах. К тяжелым бомбардировщикам отне­сены Галифакс-5 и Ланкастер-3, к легким и средним бомбарди­ровщикам- Веллингтон-4, к истребителям - Спитфайер-9, мощность морских истребителей приравнена к мощности истребителей, мощ­ность моторов учебных самолетов приравнена к среднему от мо­торов истребителей и легких, и средних бомбардировщиков, мощ­ность моторов транспортных и специальных самолетов к мощности моторов средних и легких бомбардировщиков.

Источники: о мощности моторов в тех же источниках, что и в предыдущих таблицах. О количестве самолетов в статье В.Чепра­кова (Ук. соч. С. 421) со ссылкой на английские источники.

Таблица 4.
Расчет мощности моторов самолетов, выпускаемых авиационной промышленностью Германии в 1943 г.

Виды самолетов

Мощность моторов

Количество самолетов, штук

Мощность моторов, млн. л. с.

Бомбардировщики

2700

4649

12,552

Истребители

1456

10898

15,867

Штурмовики

1200

3266

3,919

Разведывательные самолеты

(600)

1117

0,670

Учебные самолеты

(2050)

2274

4,66

Транспортные самолеты

(2700)

1028

2,775

Всего :

 

 

40,473

Примечание: мощность моторов бомбардировщиков рассчитана как средняя мощности моторов Ю-88 и ХЕ-111, истребителей - как средняя по МЕ-109 г и ФВ-190а, штурмовиков - по Ю-87. Мощ­ность моторов разведывательных самолетов определена мною экс­пертно, учебных самолетов - как средняя мощности моторов истребителей и бомбардировщиков, по транспортным самолетам - по мощности бомбардировщиков.

Источник: мощности моторов самолетов по тем же источникам, что и в предыдущих таблицах. Количество самолетов по: Военное хозяйство капиталистических стран (Ук. соч. С.422). 

Особую сложность представляло определение численности занятых в авиационной промышленности. Более или менее ясна картина по двум странам: США и СССР. В ноябре 1944 г. на предприятиях основных поставщиков было занято в США 1,382 млн. чел, на предприятиях субпоставщиков - 0,719 млн. чел., всего - 2,095 млн. чел. (В.Чепраков. Ук. соч. С. 419). Правда, приведен­ные данные относятся к концу 1944 года, но, по данным различ­ных источников, в 1944 году общая численность занятых в про­мышленности США в 1944 году почти не изменилась по сравнению с 1943 годом. Заметный рост производства самолетов в 1944 го­ду по сравнению с 1943 годом в США, следовательно, происходил, в основном, за счет роста производительности труда. Осторож­ности ради, я уменьшу численность занятых в производстве са­молетов в 1943 году до 2 млн. чел. На производственных предп­риятиях Министерства авиационной промышленности СССР в 1943 году было занято 670,6 тысяч человек. (Н.Симонов. Ук. соч. С.157). Уже при сопоставлении численности занятых в авиационной промышленности СССР и США возникает проблема сопоста­вимости данных. В Министерстве авиационной промышленности СССР находились большая часть предприятий, обеспечивающих выпуск самолетов (субпоставщиков в терминологии американцев), за исключением производства рядового и качественного проката и поставок пулеметно-пушечного вооружения боевых самолетов. Возможно, что эти отрасли включаются в объем производства и численность занятых субпоставщиков в США. Поэтому, осторож­ности ради уменьшу численность занятых в авиационной промыш­ленности США до 1,7 млн. чел. Следует, кроме того, иметь в виду, что, в отличие от СССР, авиационная промышленность США производила и некоторое количество гражданской продукции, до­ля которого нам неизвестна. Приведенная величина является ми­нимальной, поскольку по имеющимся данным всего в производстве вооружений в США в июле 1943 года было занято 9,6 миллиона человек, а занятость в авиационной промышленности в воевавших странах составляла не менее 30-40% занятых в военной промыш­ленности.

Для Англии имеются данные по занятым на предприятиях минис­терства авиационной промышленности. В них было занято в июле 1944 года 1731 тыс. чел. или 43% всей численности занятых в военной промышленности Англии в этот период (Военное хозяйс­тво капиталистических стран. Ук. соч. С. 86). В марте 1943 года в военной промышленности Англии было занято 3436 тысяч человек (ИВВ. Т. 6. С. 382). Используя то же самое соотноше­ние получаем численность занятых в авиационной промышленности Англии равным 1477 тысяч человек. К сожалению, нам неизвест­но, в какой степени в эту численность входили отрасли-смежни­ки. Осторожности ради в целях сопоставимости уменьшаем эту величину до 1200 тысяч человек.

Весьма сложные проблемы встают при определении численности за­нятых в авиационной промышленности Германии. В наиболее ав­торитетном издании по истории германской экономики в период войны приводятся данные о численности занятых в авиационной промышленности в 1943 году - 760 тысяч человек, что хорошо согласуется и с числом занятых в машиностроении в этом году - 3,6 млн. чел. (Промышленность Германии в период войны. М. 1956. С. 41, 234). Однако, в этом же источнике говорится о том, что в авиационной промышленности Германии было занято, включая "все производственные ступени" около 2 млн. чел. (Там же. С. 104). Еще в 1941 году фактический руководитель авиационной промышленности Германии генерал-фельдмаршал Мильхе на ответственном совещании утверждал, что в авиационной про­мышленности Германии занято 1,3 миллиона человек. (В.И.Даши­чев. Банкротство стратегии германского фашизма. Т. 2. М. 1967. С. 270, 273). Поэтому цифру в 760 тысяч человек можно рассматривать как заведомо минимальную. Советская военная разведка рассматривала для 1941 года число занятых в авиаци­онной промышленности равной 750 тысяч человек. (1941 год. Книга первая. М. 1998. С. 751).

В очень  серьезной  работе  крупного  советского   экономиста С.Вишнева о промышленности периода второй мировой войны при­водятся следующие данные о занятости в авиационной промышлен­ности в 1944г.: США-2 млн. чел., более 1,2 млн. чел. в Англии и около 1 млн. чел. в Германии (С.Вишнев. Промышленность ка­питалистических стран во 2-ой мировой войне. М. 1947 . С. 142).  Как видим, эти цифры с учетом разницы в датах близки к приводимым мною.

Представим теперь все исчисленные ранее данные в общей табли­це, характеризующей уровень производительности труда в авиационной промышленности отдельных стран в 1943 году (таблица 5).

Таблица 5.
Уровень производительности труда в авиационной промышленнос­ти крупнейших стран мира в 1943 году.

Страны

Мощность моторов млн. л. с.

Численность занятых млн. чел.

Производительность труда л. с.

1

2

3

4 (2:3)

США

215,3

1,7

126,6

Англия

66,3

1,2

55,2

СССР

52,5

0,67

78,3

Германия

40,5

0,76

53,3

Полученные данные подтверждают выводы, полученные выше на ос­нове исчисления производительности труда во всей военной про­мышленности крупнейших стран мира, но теперь уже по более точному исчислению, применительно к относительно однородной отрасли. СССР заметно отстает по производительности труда от США, но также значительно опережает такие передовые страны мира, как Англию и Германию. Значение этого факта возрастает еще больше, если вспомнить, что я, осторожности ради, преу­меньшил численность занятых в авиационной промышленности Англии и Германии и, возможно, даже США. Таким образом, в отрас­ли, являвшейся в то время носителем технического прогресса и высших методов организации производства СССР в период войны по производительности труда заметно опережал самые развитые капиталистические страны (кроме США) того периода.

Обоснованность полученных результатов сравнения производи­тельности труда в СССР и США по авиационной промышленности подтверждается и данными о трудоемкости производства самоле­тов в расчете на одну л. с., приведенные в основном тексте работы.

Разрыв между производительностью труда в СССР и капиталисти­ческих странах расширится, если сделать поправку на разницу в качестве продукции. К сожалению, оценить ее величину не представляется возможным. Но и в этом случае, превышение производительности труда в СССР по сравнению с Германией и Анг­лией останется, что уже само по себе является крупнейшим дос­тижением. Что касается Германии, то следует иметь в виду, что в 1944 году произошло очень сильное увеличение производства в авиационной промышленности Германии, в значительной степени, за счет роста производительности труда. Так что 1943 год для Германии скорее всего не является показательным. Но и в СССР в 1944 году произошло повышение производительности труда, хо­тя, если судить по изменению трудоемкости выпуска самолетов, и небольшое. При оценке уровня производительности труда в СССР следовало бы учесть несравненно худшие условия жизни советских рабочих и служащих, полуголодное существование даже в оборонных отраслях, отвратительные жилищные условия и т. д.

По иронии судьбы, руководство как раз авиационной промышлен­ности, отличившейся исключительно высокими экономическими и техническими показателями в период войны уже в 1946 году было репрессировано (арест министра А.И.Шахурина).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.