Заявление М.В. Нанейшвили-Косаревой Г.М.Маленкову о реабилитации. 17 декабря 1953 г.

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1953.12.17
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 79-80
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 439. Л. 31–32. Копия. Машинопись.

№ 18

Заявление М.В. Нанейшвили-Косаревой Г.М.Маленкову о реабилитации*

Председателю Совета Министров СССР Г. М. Маленкову

от Нанейшвили-Косаревой Марии Викторовны

Заявление

Не ставя перед собой задачу защиты и оправдания моего мужа, бывшего первого секретаря ЦК ВЛКСМ Косарева А. В., я хотела сообщить Вам некоторые факты, которые могли бы объяснить одну из причин ареста Косарева.

В 1936 или 1937 году, я не помню точно, у нас в гостях был Багиров, за ужином Косарев предложил тост: «За настоящее большевистское руководство в Закавказье, которого сейчас там не имеется».

Через некоторое время в Москву приехал Берия, кажется, на Пленум ЦК ВКП(б); увидев там Косарева, он подошел к нему и спросил: «Почему ты считаешь, что я не гожусь в руководители парторганизации Закавказья?» После этого разговора Косарев понял, что Берия это не забудет, и отношения у них были испорчены.

В 1938 году Берия был переведен в Москву и назначен начальником Главного управления госбезопасности. Я по работе узнала о назначении Берия раньше, чем узнал Косарев, и когда сказала ему об этом, он был очень встревожен и даже испуган. И действительно, через четыре месяца после назначения Берия в ГУГБ Косарев был арестован.

Мстительность Берия дошла до того, что он сам приехал арестовать его и из-за этого пострадала уже я.

Когда приехали арестовывать Косарева, я сразу спросила: «Нужно ли собираться и мне тоже и буду ли я также арестована», — но мне сказали, что нет, и меня не трогали.

В последний момент, когда уводили Косарева, я бросилась к нему и не отпускала, стояв возле него, как вдруг сзади нас раздался голос: «А ну возьмите ее тоже». Оглянувшись, я увидела Берия.

Тогда меня в ту же минуту также арестовали.

Все эти факты можно легко установить. Если жив Косарев, он повторит всю эту историю слово в слово. Думаю, что Багиров и Берия тоже не забыли об этом.

Как происходил мой арест, могут подтвердить комендант Жданов, присутствовавший при аресте, и работники ГУГБ, производившие арест.

Моя первая следовательница Хорошкевич тоже знала, что я арестована только волей Берия.

После того, как меня арестовали, стали подбирать обвинения.

Законченный материал следствия прокуратура вернула обратно, так как там не было основания для осуждения. Тогда снова началось следствие, только уже другого характера. Меня допрашивало сразу по 5–6 человек, ругаясь площадной бранью, издеваясь и применяя недопустимые на следствии приемы. Несмотря на мое упорное отрицание принадлежности к какой-либо организации, я была все же осуждена, как член право-троцкистской организации, в которой я никогда не состояла.

Мне кажется, что в свете вскрывшихся обстоятельств, разоблачивших Берия, к пересмотру моего дела есть все основания, о чем я и прошу Вас[26].

Мария Нанейшвили

Нахожусь в ссылке в г. Норильске Красноярского края. Адрес: Норильск, 21-й квартал, д. 66, кв. 45.

* На первом листе письма имеется следующая резолюция: «Тов. Руденко. Прошу выяснить это дело. Г. Маленков. 18.1.54 г.». — Сост.

 

26 См. также документ № 27 раздела III.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.