Заявление В. М. Варейкиса Н.С.Хрущеву о реабилитации. Не позднее 22 декабря 1953 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1953.12.22
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 80-81
Архив: 
ГА РФ. Ф. 8131. Оп. 31. Д. 38921. Л. 22–22 об. Автограф.

№ 19

Заявление В. М. Варейкиса Н.С.Хрущеву о реабилитации. [Не позднее 22 декабря 1953 г.]*

Секретарю ЦК Ком[мунистической] партии Советского Союза Хрущеву Н. С.

От заключенного Варейкиса Вацлава Михайловича, 1904 г. рожд[ения], осуж[денного в] 1949 г. Особым Совещ[анием] к 10 годам ИТЛ по ст. 58–10, ч. I. Конец срока 1-го мая 1958 г.

Я, бывший член ВКП(б) с 1919 по 1937 г., исключенный после ареста моего брата Варейкиса И. М. с мотивировкой «За связь с врагом народа Варейкисом И. М.».

Осужденный в 1946 году О[собым] С[овещанием] по статье 58–10, ч. I, я в настоящее время отбываю срок в Воркутлаге.

Возведенное на меня обвинение при исключении из партии явилось основанием к моему аресту и заключению, хотя между этими событиями прошло 10 лет.

Следствие и дознание велись в Министерстве госбезопас[ности] Литовской ССР. Они были беспредметны и бездоказательны. Все обвинения строились на событиях 10-25-летней давности, причем, выясняя мои позиции в борьбе ли с троцкистами, право-левацким уклоном или правым уклоном, ведущие следствие не находили оснований к обвинению, т. к. я ни разу не изменил генеральной линии партии. При следствии я ссылался на свидетелей, знавших меня в эти периоды, да и мое партийное дело до исключения не было замарано.

Разложив жизнь по частям — дни, месяцы, годы, — нельзя найти в ней, а следовательно и в делах, а это значит и в мыслях, ничего антикоммунистического, антисоветского. Я не колеблясь шел на самые тяжелые участки партийной и советской работы.

Юношей-подростком в рядах Красной армии в 1919 г. дрался с колчаковскими бандами. Был в 1929 году на коллективизации в Тамбовской обл. Был на строительстве МТС в 1933 г. в Поволжье, а затем на Украине. Был добровольцем в Отечественную войну. Был на установлении Советской власти в Литовской ССР с июля 1944 г. Правда, в годы после исключения из партии, в годы войны и после, условия надломили быт и порядок в моей личной жизни. Разрушилась семейная жизнь. Разрушилась работящая семья. Один брат пропал безвестно, другой брат скоропостижно умер в 36 лет, и я, оставшись один, лишенный чести, подвергнутый остракизму, начал терять сознание своей нужности. Стал больше чем следовало бы пить, оторвался от общественной жизни.

В это время тайными путями, применяя всякого рода провокации, опер[ативный] отдел Лит[овского] МГБ собирал на меня материал. Но материала не было. Секретные агенты может быть и писали на меня поносные докладные, однако, видимо, они были слишком легковесны, т. к. в период следствия мне ничего не было предъявлено ни через свидетелей, ни на бумаге.

Арестованный органами МГБ, я сохранял веру, что все исправится и зря не будут держать и мучить безвинных людей. Я полагал также, что будут судить, где я смогу защитить себя, но судили меня тайно и тайно отправили в лагерь.

Проведенные в заключении семь лет отразились на здоровье — «тюрьма не красит» — но не убили веру. В настоящее время я инвалид, причем это уже навсегда, но я работаю и живу.

Обращаясь с этим заявлением, я прошу Вас дать указание, чтобы рассмотрели мое дело не предвзято, а по совести.

Я уверен, что достаточно малейшего Вашего внимания, чтобы вслед за тем восторжествовала правда27.

г. Воркута, п/я 175/9

Варейкис

*Датируется по штампу на обороте первого листа заявления: «Спецотдел Генпрокуратуры СССР. 22 декабря 53 г.» — Сост.

 

27 Ранее в июне 1953 г. В. М. Варейкис с аналогичным заявлением обращался в Президиум Верховного Совета СССР. Проверка по его делу была начата, однако, В. М. Варейкис был реабилитирован постановлением Центральной Комиссии по пересмотру дел только 28 марта 1955 г.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.