Записка Р.А. Руденко, К.П. Горшенина и С.Н. Круглова в Президиум ЦК КПСС о пересмотре состава «особо опасных государственных преступников». 5 января 1954 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1954.01.05
Метки: 
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 83-85
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 169. Л. 2–5. Подлинник. Машинопись.

№ 25

Товарищу Маленкову Г. М.

Товарищу Хрущеву Н. С.

По поручению Президиума ЦК КПСС Прокуратурой СССР, Министерством внутренних дел СССР и Министерством юстиции СССР произведен пересмотр состава особо опасных государственных преступников, содержащихся в особых лагерях и тюрьмах МВД СССР.

По состоянию на 15 декабря 1953 года в особых лагерях МВД СССР содержалось 203 573 и в особых тюрьмах МВД СССР — 1 076 осужденных, отнесенных к категории особо опасных государственных преступников.

В эту категорию преступников, в соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 года, входят осужденные к лишению свободы шпионы, диверсанты, террористы, троцкисты, правые, меньшевики, эсеры, анархисты, националисты, белоэмигранты и участники других антисоветских организаций и групп и лица, представляющие опасность по своим антисоветским связям и вражеской деятельности.

Указом предусмотрено также, что заключенные особых лагерей и особых тюрем по отбытии срока наказания подлежат ссылке на поселение в отдаленные районы Советского Союза.

Направление осужденных в особые лагеря и тюрьмы производилось по назначению органов МГБ СССР, причем вследствие неопределенности состава преступления таких лиц, как «участники других антисоветских организаций и групп и лица, представляющие опасность по своим антисоветским связям и вражеской деятельности», — многие осужденные недостаточно обоснованно относились к категории особо опасных государственных преступников и направлялись для содержания в особые лагери и тюрьмы.

В целях уточнения категории особо опасных государственных преступников и определения в связи с этим количества заключенных, подлежащих переводу в лагери Министерства юстиции СССР, работниками органов Прокуратуры СССР, МВД СССР и Министерства юстиции СССР были просмотрены в лагерях и тюрьмах приговоры судебных органов и выписки из решений Особого совещания при МГБ СССР, находящиеся в личных делах осужденных.

Уголовные дела на осужденных, в том числе на 33 382 осужденных Особым совещанием при МГБ СССР, по существу не пересматривались.

В результате пересмотра личных дел на заключенных, считаем целесообразным оставить в лагерях и тюрьмах МВД СССР, как особо опасных государственных преступников, 94 668 человек. К этой категории преступников отнесены активные участники различных националистических банд (ОУН, УПА и др.) — 35 999 человек; активные пособники немецким оккупантам, принимавшие непосредственное участие в борьбе против Советской Армии и советских партизан, в уничтожении советских людей и издевательствах над ними, а также находившиеся в преступных связях с органами немецко-фашистской разведки и контрразведки, а также с разведками других государств и изобличенные в предательской деятельности — 20 095 человек; шпионы — 28 095 человек; диверсанты — 1337 человек; террористы — 4962 человека и троцкисты, правые, меньшевики и эсеры — 1854 человека, прочие активные участники различных антисоветских организаций — 2326.

Остальных 109 981 осужденных, содержащихся в настоящее время в особых лагерях и тюрьмах МВД, надлежит перевести для дальнейшего отбытия срока наказания в лагери Министерства юстиции и общие тюрьмы МВД СССР, а именно:

— осужденных за пособничество националистическим бандам, которое выражалось в предоставлении бандитам ночлега, питания, в выполнении отдельных поручений по связям и т. п. — 72 684 человека;

— осужденных за пособничество немецким оккупантам и за службу в немецко-фашистской администрации в качестве старост или полицейских, но не совершивших конкретного преступления против советского народа (предательство, участие в карательных экспедициях и т. п.) — 16 866 человек;

— осужденных по ст. 19–58 п. 8 УК РСФСР за высказывание террористических намерений — 2156 человек;

— участников различных церковных и сектантских антисоветских групп — 5183 человека;

— участников других антисоветских групп, проводивших антисоветскую агитацию — 13 092 человека.

В интересах государственной безопасности Советского Союза считаем целесообразным в дальнейшем к категории особо опасных государственных преступников относить только лиц, осужденных за измену Родине, а также шпионов, подрывников-диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков и эсеров и содержать их в лагерях МВД СССР. Учитывая при этом, что в системе МВД СССР никаких других лагерей нет, считаем, что наименование этих лагерей «особыми» не вызывается необходимостью так же, как и наименование «особые тюрьмы», присвоенное Владимирской, Верхне-Уральской и Александровской тюрьмам, которые по существу являются обыкновенными срочными тюрьмами.

Учитывая, что обвиняемые в тяжких государственных преступлениях приговариваются судебными органами к длительным срокам лишения свободы, считаем, что ссылка на поселение навечно заключенных, отбывших срок наказания в лагерях МВД СССР, не вызывается необходимостью, тем более, что судебные органы, согласно ст. ст. 35 и 36 УК РСФСР и соответствующим ст. ст. УК союзных республик, имеют право и в нужных случаях могут применять ссылку как дополнительную меру наказания. В соответствии с этим считаем целесообразным освободить из ссылки находящихся в настоящее время на поселении после отбытия наказания в особых лагерях и тюрьмах 37 049 человек ссыльно-поселенцев, а также 20 942 человека, направленных в ссылку по решениям Особого совещания из числа лиц, отбывших наказание после Отечественной войны.

В целях упорядочения последующего направления и содержания особо опасных государственных преступников в лагерях МВД СССР, вносим предложение утвердить Положение о лагерях МВД СССР, которое предусматривает:

а) строгий режим содержания заключенных, обеспечивающий надежную их изоляцию;

б) использование всех трудоспособных заключенных преимущественно на физических работах и строгие требования к ним по выполнению ими установленных норм выработки;

в) установление 9-ти часового рабочего дня;

г) строгое наказание за нарушение лагерного режима и за совершение уголовных преступлений.

Положение не предусматривает предоставление заключенным зачетов рабочих дней и нумерацию верхней одежды заключенных, ныне существующую.

Представляем при этом проект постановления Президиума ЦК КПСС по вопросу об особо опасных государственных преступниках, проект Положения о лагерях МВД СССР и проект указа Президиума Верховного Совета СССР об отмене указа от 21 февраля 1948 года[35].

Просим рассмотреть[36].

Р. Руденко, К. Горшенин, С. Круглов

35 Указанные проекты не публикуются. См. также документы № 22 раздела III и №» 13 раздела V.

36 Записка, проекты постановления ЦК КПСС и Указа Президиума Верховного Совета СССР об отмене Указа от 21 февраля 1948 г. и освобождении из ссылки бывших «особо опасных государственных преступников, а также проект Положения о лагерях МВД СССР 7 января 1954 г. были разосланы членам Президиума ЦК. Однако решения по ним, главным образом из-за нежелания освобождать политзаключенных из Прибалтики, принято не было. Приложенная в архивном деле к записке справка свидетельствует: «Тов. Круглов сообщил, что в связи с решением Совмина о передаче ГУЛАГа из М[инистерства] ю[стиции] в МВД представленные им предложения требуют переработки, и просит вернуть их. 28.1.54. В. Чернуха» (АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 169. Л. 1).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.