Записка Р.А. Руденко в ЦК КПСС о реабилитации М.Е. Михайлова. 12 ноября 1954 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1954.10.12
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 175-177
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 440. Л. 19–23. Подлинник. Машинопись.

№ 35

Записка Р.А. Руденко в ЦК КПСС о реабилитации М.Е. Михайлова*

ЦК КПСС

Произведенной Прокуратурой СССР проверкой уголовного дела по обвинению Михайлова (Коцелененбогена) Михаила Ефимовича, быв. секретаря Московского, а затем Калининского и Воронежского обкомов ВКП(б), в связи с жалобой его жены Цельмс Л. Ю., и дополнительным расследованием по этому делу установлено.

Михайлов был осужден 1 августа 1938 года Военной Коллегией Верховного Суда СССР к расстрелу (приговор приведен в исполнение). Он был признан виновным в том, что:

1) с 1932 года являлся активным членом антисоветской террористической организации правых и под руководством участников этой организации — бывшего работника аппарата ЦК ВКП(б) Левина А. А. и бывшего наркомзема СССР Яковлева Я. А. проводил подрывную работу в сельском хозяйстве Московской, а затем Калининской и Воронежской областей;

2) работая секретарем МК ВКП(б), Михайлов лично завербовал в антисоветскую организацию ряд секретарей районных комитетов ВКП(б), заместителя уполномоченного комитета заготовок Копелева и руководил контрреволюционной деятельностью этих лиц, а в 1935–1936 гг. создал в Калининской области несколько террористических групп для осуществления террористических актов против руководителей ВКП(б) и Советского Правительства;

3) с целью дискредитации колхозного строя организовал в пограничных с Латвией районах Калининской области самоликвидацию 30 колхозов;

4) с целью подрыва обороноспособности СССР законсервировал ряд работ по укреплению советско-латвийской государственной границы;

5) поддерживал шпионские связи с бывшим секретарем Бобрикского райкома ВКП(б) Еновым и через него передавал врагу народа Уборевичу секретные сведения, составлявшие государственную тайну.

Следствие по делу Михайлова М. Е. велось с грубыми нарушениями закона.

Михайлов М. Е. был арестован 10 ноября 1937 года без санкции прокурора. Обвинение Михайлову не было предъявлено. К его делу приобщены никем не подписанные и не заверенные копии протоколов допросов 20 лиц, арестованных в 1937 году управлением НКВД по Калининской области, с показаниями которых Михайлов ознакомлен не был. По фактам, которые ему вменялись в вину, и по показаниям других лиц Михайлов ни разу не допрашивался.

В начале следствия у Михайлова М. Е. были отобраны собственноручно написанные им 2 черновика заявлений на имя Ежова и 2 черновых наброска его показаний, в которых Михайлов называл себя участником антисоветской террористической организации правых и приводил названные выше факты своей контрреволюционной деятельности. Однако в дальнейшем Михайлов от этих своих заявлений и показаний отказался и стал категорически отрицать свою вину.

Дело Михайлова М. Е. велось сотрудниками 4 отдела ГУГБ НКВД СССР Гатовым М. Л. и Глебовым-Юфа 3. Н., которые в 1938 году сами были арестованы, как участники контрреволюционной организации в аппарате ГУГБ НКВД СССР и осуждены к расстрелу.

Показания Глебова-Юфа, имеющиеся в его архивно-следственном деле, и показания допрошенных в настоящее время бывших оперуполномоченных 4 отдела ГУГБ Неймана Е. И. и ныне арестованного Родоса Б. В., свидетельствуют о том, что добиваясь от Михайлова показаний, следователи его избивали и применяли другие незаконные методы следствия. Так, на очной ставке с Левиным А. А. в Лефортовской тюрьме Михайлова избивали Ежов, Фриновский, Каруцкий и другие бывшие руководящие работники НКВД СССР.

При рассмотрении дела в Военной коллегии Верховного Суда СССР 1 августа 1938 года Михайлов виновным себя также не признал и вновь отказался от всех своих заявлений и показаний.

Свидетели в суд не вызывались.

Изучением архивно-следственных материалов на лиц, проходивших по делу Михайлова, и допросами свидетелей установлено, что обвинение против Михайлова было сфальсифицировано.

Названные Михайловым М. Е. лица, с которыми он якобы был связан по контрреволюционной деятельности, Копелев С. Л., Енов и другие в числе 14 человек, на следствии никаких показаний о Михайлове не давали. Только Яковлев Я. А. и Левин А. А., допрошенные в один и тот же день 11 ноября 1937 года (т. е. на следующий день после ареста самого Михайлова), показали о нем, как об участнике контрреволюционной организации правых, хотя до того они на допросах Михайлова вообще не называли.

Однако эти показания Яковлева и Левина имели весьма противоречивый и неконкретный характер, расходились с показаниями самого Михайлова и не были подтверждены другими свидетелями. Кроме того, при оценке показаний Яковлева Я. А. следует иметь в виду то, что, по свидетельству бывшего сотрудника 5 отдела ГУГБ НКВД СССР Казакевича В. М. (допрошен 21 августа 1954 года), Яковлев дважды отказывался от своих показаний, а затем после применения к нему мер физического воздействия вновь подтверждал их.

Показания о Михайлове 20 арестованных, копии протоколов допросов, которые были приобщены к его делу, также не могут служить доказательством вины Михайлова М. Е. Из числа названных лиц 10 человек от всех своих показаний отказались, заявив, что давали их вынужденно, после применения к ним мер физического воздействия (эти лица освобождены), а остальные арестованные, хотя и были осуждены, но никаких компрометирующих Михайлова показаний не давали. Всех этих лиц допрашивали бывшие работники управления НКВД по Калининской области: Никонов А. Н., Листенгурт Р. Н., Рождественский А. К., Ягодкин А. А., Моисеев Н. Г., Лисицин А. Н. и другие, которые в 1938–1939 гг. за факты фальсификации следственных дел и извращенные методы следствия сами были арестованы и осуждены, в том числе Никонов, Листенгурт, Рождественский и Лисицин — к расстрелу.

Обвинение Михайлова М. Е. во вредительской деятельности в сельском хозяйстве и организации самороспуска 30 колхозов в пограничных с Латвией районах Калининской области является неосновательным.

Из справки Министерства сельского хозяйства СССР «О состоянии сельского хозяйства Калининской области в 1935–1940 годах» видно, что площади зерновых культур в колхозах, посевы льна-долгунца, посевные площади картофеля и овощей, поголовье свиней, овец, коз, крупного рогатого скота и другие показатели за период работы Михайлова в Калининской области улучшались из года в год, что, конечно, не могло бы иметь места при вредительской системе ведения сельского хозяйства. В декабре 1935 года «за выщающиеся успехи в области сельского хозяйства и промышленности и за перевыполнение государственных планов по сельскому хозяйству» Михайлов был награжден орденом Ленина.

Никаких данных о вредительстве в сельском хозяйстве Московской и Воронежской областей в деле Михайлова нет.

Обвинение Михайлова в том, что он с целью подрыва обороноспособности СССР законсервировал ряд работ по укреплению советско-латвийской границы и поддерживал шпионские связи с Еновым, через которого якобы передавал Уборевичу секретные сведения, является вымышленным.

Допрошенный в июле 1954 года бывший командир 2 стрелкового корпуса генерал-лейтенант Смирнов  И. К. показал, что в 1936–1937 гг. он лично отвечал за охрану советско-латвийской границы и поэтому хорошо знает, что в тот период на границе с Латвией «у нас никаких военных укреплений не было, а, следовательно, и консервации оборонных работ не могло быть».

Таким образом, следует прийти к выводу, что Михайлов (Коцелененбоген) М. Е. был арестован и осужден совершенно неосновательно.

Также неосновательно Особым Совещанием при НКВД СССР была осуждена к 5 годам ссылки жена Михайлова — Цельмс Лайма Юльевна, член партии с 1919 года по 1938 год, проживающая в настоящее время в г. Рига. Дело по обвинению Цельмс Л. Ю. подлежит прекращению.

Считаю, что дело по обвинению Михайлова М. Е. ввиду отсутствия в его действиях состава преступления подлежит прекращению с посмертной реабилитацией Михайлова М. Е.

Прошу Вашего согласия.

Генеральный прокурор СССР Р. Руденко

* На первом листе записки имеются помета «В круговую. Членам Президиума ЦК КПСС. На голосование. Тов. Булганин — за, тов. Маленков — за. В. Малин. 15. ХI-54 г.», резолюции «За — В. Молотов», «За — К. Ворошилов», «За — Л. Каганович. 17-ХI.54 г.», «За — А. Микоян», «За — М. Сабуров. 19. ХI-54 г.», «За — М. Первухин. 20/ХI» и еще одна помета «Т. Руденко сообщено. В архив Президиума ЦК КПСС. В. Малин. 22.ХI.54». — Сост.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.