Записка П.В. Баранова в ЦК КПСС о реабилитации М.И. Кахиани. 11 марта 1955 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1955.03.11
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 195-196
Архив: 
ГА РФ. Ф. 8131. Оп. 32. Д. 4000. Л. 57–59. Копия. Машинопись.

№ 7

ЦК КПСС

В Прокуратуру СССР поступило заявление Давтян Т.Н. - жены бывшего члена Комиссии Партийного Контроля при ЦК ВКП(б) Кахиани Михаила Ивановича с просьбой о его реабилитации.

Проверкой уголовного дела по обвинению Кахиани установлено, что он был арестован в августе 1937 года НКВД Грузинской ССР. В момент ареста Кахиани являлся уполномоченным КПК при ЦК ВКП(б) по Орджоникидзевскому краю. До этого он в течение ряда лет работал секретарем ЦК КП(б) Грузии, а затем секретарем ЦК КП(б) Казахстана. На XVI съезде партии Кахиани был избран кандидатом в члены ЦК ВКП(б), а на XVII партсъезде — членом КПК при ЦК ВКП(б).

Работая в Закавказье, Кахиани являлся близким знакомым С. Орджоникидзе и не порывал связей с ним во все последующее время.

Следствие по делу Кахиани производили ныне арестованные, как соучастники Берия, бывшие следователи НКВД Грузинской ССР Хазан, Кримян, Савицкий, Парамонов, которым Берия наиболее часто поручал расправы с неугодными ему людьми. Кроме того, в допросах Кахиани участвовали Берия, Гоглидзе и Б. Кобулов.

Во время следствия от Кахиани были получены показания о том, что им совместно с бывшим председателем Северо-Кавказского крайисполкома Пивоваровым, заведующим сельхозотделом Северо-Кавказского крайкома партии Дятловым, председателем Карачаевского облисполкома Курджиевым, председателем Черкесского облисполкома Камбиевым, секретарем Осетинского обкома партии Маурером якобы готовились террористические акты в отношении И.В. Сталина, В.М. Молотова и Л.М. Кагановича, для чего Кахиани намеревался использовать прием работников Северного Кавказа членами Правительства. Кроме того, от Кахиани были получены показания о том, что он распространял «контрреволюционные клеветнические измышления» по адресу Берия.

Как установлено следствием по делу Берия, словами «клеветнические измышления о Берия» участники заговорщической группы зашифровали то обстоятельство, что арестованное ими лицо располагало сведениями о службе Берия в мусаватистской контрразведке. Кахиани показал также, что намеревался совместно с бывшим секретарем Заккрайкома партии М. Орахелашвили и другими лицами совершить террористический акт в отношении Берия. Кроме того, Кахиани показал, что С. Орджоникидзе был якобы осведомлен о различных контрреволюционных разговорах, которые вели Орахелашвили, Кахиани и другие близкие знакомые Орджоникидзе.

Приведенные выше показания Кахиани, с признанием им своей виновности в контрреволюционных преступлениях, были составлены без проверки. Лица, которых Кахиани указывал в качестве своих соучастников в контрреволюционной повстанческой и террористической деятельности на Северном Кавказе, допрошены по делу не были и очные ставки с Кахиани им не предоставлены.

В отношении Мамия (Ивана) Орахелашвили, которого Кахиани назвал одним из руководителей контрреволюционного подполья в Грузии и своим соучастником, доказано, что уголовное дело по обвинению Орахелашвили сфальсифицировано. В настоящее время это дело прекращено за отсутствием в действиях Орахелашвили состава преступления и он посмертно полностью реабилитирован.

Во время следствия Кахиани отказывался от данных им показаний.

Из имеющихся в деле материалов видно, что показания с признанием вины в контрреволюционных преступлениях были получены от Кахиани путем избиений. Так, использованный Б. Кобуловым в качестве камерного осведомителя арестованный Сарчимелия 4/VIII-37 г. доносил:

«Сегодня, вернувшись со следствия, он (Кахиани), решив, очевидно, спровоцировать следствие, рассказал, что он откажется от своих показаний и аннулирует их полностью и что решил отрицать вообще свою причастность к контрреволюционной организации, причем высказал настроение, что так как его больше не будут репрессировать, поэтому он и не станет давать показаний, подобно ранее им данных. В его высказываниях чувствовалась надежда на то, что он сможет обойти репрессии и снять с себя обвинения.

Кроме этого он заявил, что, сделав отвод своему следователю, он, несомненно, сможет обойти репрессии».

Нужно указать, что на условном языке, принятом участниками группы Берия, выражение «репрессировать» арестованного означало применить к нему избиения и пытки.

Проверка аналогичных дел (Орахелашвили, Гогоберидзе, Буачидзе, П. Орджоникидзе и др.) показала, что Берия, расправляясь с лицами, связанными с С. Орджоникидзе и располагавшими сведениями о службе Берия в муссаватистской контрразведке, фальсифицировал против них уголовные дела и, добиваясь от арестованных ложных показаний, расстреливал заведомо невиновных людей.

Учитывая, что показания Кахиани о якобы совершенных им государственных преступлениях являлись вынужденными и не подтверждены объективными доказательствами, считал бы необходимым посмертно реабилитировать Кахиани, а также реабилитировать его жену.

Прошу указаний[9].

И. о. Генерального прокурора СССР П. Баранов

9 Президиум ЦК КПСС 23 марта 1955 г. (прот. № 113, п. 53) согласился с предложениями П. В. Баранова о реабилитации М.И. Кахиани и Т.Н. Давтян.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.