Записка Д.Е. Салина в ЦК КПСС о работе отдела по спецделам прокуратуры СССР по реабилитации граждан во второй половине 1954 — начале 1955 г. 14 марта 1955 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1955.03.14
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 196-203
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 440. Л. 73–82. Подлинник. Машинопись.

№ 8

Записка Д.Е. Салина в ЦК КПСС о работе отдела по спецделам прокуратуры СССР по реабилитации граждан во второй половине 1954 — начале 1955 г.*

ЦК КПСС

Докладываю, что отделом по спецделам Прокуратуры СССР во втором полугодии 1954 г., январе и феврале текущего года рассмотрено 13084 дела на лиц, осужденных по обвинению в контрреволюционных преступлениях.

По рассмотренным делам часто выявляются факты незаконного осуждения граждан, грубые нарушения социалистической законности при расследовании дел б[ыв]. органами МВД и МГБ как в центре, так и на местах.

В связи с этим за указанное время по рассмотренным делам Прокуратурой СССР было внесено 7727 протестов об отмене и изменении ранее состоявшихся судебных приговоров, постановлений б[ыв]. Особого Совещания и троек НКВД.

Только за последние три месяца — декабрь, январь и февраль по внесенным 3629 протестам поставлен вопрос о пересмотре приговоров и постановлений б[ыв]. Особого Совещания в отношении 6329 лиц, в том числе:

о прекращении дел и реабилитации необоснованно осужденных и об освобождении из ссылки — на 5183 лица;

о снижении наказания — на 802 лица;

о переквалификации преступлений, об исключении неосновательно предъявленных статей Уголовного кодекса и др. — на 344 лица.

Привожу наиболее характерные дела, по которым граждане, и особенно из работников партийного и советского актива, необоснованно были арестованы и обвинены в тяжких контрреволюционных преступлениях, которых не совершали.

Инструкторы Московского Комитета КПСС Колкер Клара Иосифовна, член КПСС с 1922 года, Бабина Мина Ефимовна, член КПСС с 1917 года, Прищепчик Лидия Антоновна, член КПСС с 1917 года, второй секретарь Ногинского ГК КПСС Астанкова Елизавета Васильевна, член КПСС с 1917 года, инструктор Дзержинского райкома КПСС г. Москвы Прищепчик Марина Антоновна, член КПСС с 1919 года, были признаны виновными в проведении контрреволюционной троцкистской деятельности и по постановлению Особого Совещания при НКВД СССР от 1 апреля 1938 г. осуждены к разным срокам лишения свободы.

После отбытия этого срока Колкер, Прищепчик и Бабина были сосланы на спецпоселение. При дополнительной проверке дела путем просмотра 9 архивно-следственных дел на лиц, со слов которых были даны показания об участии Колкер и других в троцкистской организации, установлено, что ни один из них показаний на осужденных по данному делу не дал.

Все привлеченные по этому делу лица были осуждены необоснованно и по протесту Прокуратуры СССР Верховный Суд СССР 8 января 1955 г. постановления Особого Совещания отменил и дела на Колкер, Прищепчик и других производством прекратил за недоказанностью обвинения.

Помощник секретаря МК КПСС Алексахин И. П. был арестован 6 ноября 1937 г. при отсутствии каких-либо материалов, свидетельствующих об его антисоветской деятельности. После ареста Алексахина были получены неконкретные и противоречивые показания 6 лиц, арестованных по другим делам, об участии Алексахина в контрреволюционной организации, причем эти лица дали показания в основном со слов других.

По постановлению Особого Совещания при НКВД СССР от 8 мая 1938 г. Алексахин был осужден к 8 годам лишения свободы, а по отбытии этого срока по постановлению Особого Совещания от 25 мая 1949 г. сослан на поселение.

Проверкой большого числа архивно-следственных дел на лиц, со слов которых были даны показания на Алексахина, установлено, что Алексахин по их показаниям или вовсе не проходит или же они затем от показаний на Алексахина отказались. Какой-либо конкретной враждебной деятельности Алексахина по делу не установлено.

По протесту Генерального прокурора СССР Верховный Суд СССР 14 января 1955 г. оба дела по обвинению Алексахина производством прекратил.

Сомс-Кауфман Карл Петрович, член КПСС с дореволюционным стажем, работавший начальником Политуправления Наркомсовхозов СССР и членом комиссии Советского контроля при СНК СССР, был арестован 1 декабря 1937 г. НКВД СССР без санкции прокурора.

Материалов о том, что Сомс совершил преступление, к моменту его ареста не было.

Следствие вести было поручено Семенову Л. С., работавшему начальником отделения 3 отдела Главного управления государственной безопасности.

В ночь на 2 декабря 1937 г. в Лефортовской тюрьме Семенов приступил к допросу Сомса, с применением к нему мер физического воздействия.

Вместе с Семеновым в так называемом «допросе» арестованного участвовали бывш. начальник 7 отделения Захаров (осужден) и бывшие сотрудники 3 отдела Дегтярев (умер), Постников (уволен в 1953 г.) и Демин (работает в МВД СССР).

Допрашивающие преследовали цель — добиться от Сомса показаний о том, что он преступник, а что представлял из себя этот допрос — видно из объяснения Семенова от 14 декабря 1939 года.

Семенов писал:

«… В ночь с 1 на 2 декабря 1937 г. я по распоряжению бывш. нач. 3 отдела ГУГБ Минаева был вызван в Лефортовскую тюрьму. Прибыв в Лефортово, я получил указания Минаева допрашивать арестованного Сомс-Кауфмана и к утру взять от него показания. Тут же мне Минаев сказал, что Сомс-Кауфман арестован как участник латышской националистической организации, я вызвал арестованного Сомс и стал допрашивать.

Вскоре в следственную камеру вошел бывш. нач. 16 отд[еления] 3 отд. ГУГБ Дегтярев и сказал: „Что ты с ним разговариваешь, его надо бить как сидорову козу", — и, взяв у меня портупею от ремня, стал его хлестать. Спустя некоторое время в следств[енную] комнату вошел бывш. нач. 7 [Латышского] отделения Захаров, видимо, с целью осведомиться, дает ли показания Сомс и, узнав, что он не дает показания, начал его бить. Уходя из кабинета, Захаров заявил, что пришлет следователей 7 отд[еления] Постникова и Демина для помощи, и действительно почти тотчас же они пришли с соответствующими „инструментами"».

(л. д. 46–47).

Такой «допрос» длился всю ночь, а к утру 2 декабря 1937 г. Сомс был убит.

В связи с его арестом, его жена Грислис Э. И. была исключена из партии.

Лица, убившие Сомса, не были наказаны и лишь 5 апреля 1940 г. Семенову был объявлен выговор и он переведен на неоперативную работу.

По выявлении всех этих фактов 2 декабря 1954 г. материал на Сомса был прекращен за отсутствием в действиях Сомса состава преступления.

Прокуратурой СССР поставлен вопрос перед Комитетом госбезопасности о привлечении Семенова, Постникова и Демина к ответственности.

Касьян Сергей Иванович, 1876 года рождения, член КПСС с 1905 года, был признан виновным в том, что являлся руководителем контрреволюционной организации, готовившей отторжение Армении от Советского Союза и теракт над разоблаченным в настоящее время врагом народа Берия.

По постановлению тройки при НКВД Грузинской ССР от 7 декабря 1937 г. Касьян расстрелян.

Произведенной проверкой установлено, что осужден он был необоснованно и в феврале 1955 г. решение по его делу опротестовано в Верховный Суд СССР с постановкой вопроса о прекращении дела.

В 1938 году был арестован Руденко Алексей Исидорович, 1887 года рождения, член КПСС с 1905 года.

3а революционную деятельность он трижды подвергался репрессиям со стороны царского правительства.

В период гражданской войны он принимал активное участие в боях с белогвардейцами на Донском, Царицынском и Южном фронтах, последнее время до ареста работал в Сталинграде директором завода № 14.

По делу он был признан виновным в том, что являлся участником контрреволюционной организации, занимался вредительством и по постановлению Особого Совещания от 17 октября 1939 года осужден к 5 годам лишения свободы, а по отбытии этого срока направлен в ссылку.

Материалов о вредительстве в деле не было, показания же о Руденко осужденных по другим делам были неконкретны и противоречивы.

28 августа 1954 г. дело о нем прекращено.

В 1954 году при проверке жалобы по делам семьи Катарских установлено, что бывший начальник Коломенского РО НКВД Галкин и его заместитель Терновский сфальсифицировали материалы дел по обвинению Катарского П. А., трех его сыновей и невестки.

Катарский П. А., 1872 года рождения, с 1903 по 1917 гг. состоял членом РСДРП, а с 1917 г. — член КПСС.

В 1908 году за революционную деятельность он был осужден к каторжным работам и до Октябрьской революции находился в Сибири.

С 1922 г. работал кочегаром на Коломенском заводе, а последнее время с 1936 года находился на пенсии.

Три его сына, также являвшиеся членами партии, и невестка работали на Коломенском заводе.

Все они по сфальсифицированным материалам были обвинены в совершении тяжких преступлений и по постановлениям Особого совещания при НКВД СССР в 1938 году осуждены к лишению свободы сроком на 8 лет каждый. Катарский П. А., находясь в местах заключения, умер.

Галкин и Терновский в 1940 г. за фальсификацию других дел и применение незаконных методов следствия были осуждены к 10 годам лишения свободы каждый, но тогда дела по обвинению Катарских, так же, как и ряд других, сфабрикованных ими дел, не пересматривались.

В марте 1955 г. решения по делам на Катарских Прокуратурой СССР опротестованы.

Новиков Михаил Иванович, 1893 года рождения, член КПСС с 1917 года, работавший начальником объединения «Алтайполиметалл», был признан виновным в том, что являлся участником контрреволюционной организации и занимался вредительством.

Обвинение было основано на выписках из показаний Леонова и других лиц, осужденных по другим делам, и на заключении экспертизы.

Леонов показывал, что он завербовал Новикова в Иркутске в начале 1931 г.

Новиков категорически отрицал эти показания, утверждая, что в это время он в Иркутске еще и не был, однако, его показания не проверялись и по постановлению Особого Совещания при НКВД СССР от 28 августа 1941 г. Новиков был осужден на 8 лет лишения свободы, а по отбытии этого срока направлен в ссылку.

Проверкой, проведенной в 1955 г., установлено, что Новиков действительно был направлен в Иркутск лишь в конце 1931 года.

7 человек, осужденных по другим делам, показания которых имелись в деле Новикова, впоследствии от этих показаний отказались как от вымышленных, заключение же экспертизы было необъективно.

16 февраля 1955 года по протесту Прокуратуры СССР дело по обвинению Новикова прекращено.

Начальник Воронежского областного управления пчеловодства (до этого заведующий облпартархивом) Убарс К. X., член КПСС с 1904 года, был арестован 27 апреля 1938 года и по постановлению тройки УНКВД Воронежской области от 5 октября 1938 г. расстрелян по обвинению в шпионаже и участии в контрреволюционной организации.

Как основание для ареста Убарс были приведены показания арестованного по другому делу Зарубина (осужден к ВМН), что Убарс в 1937 г. им был завербован в латышскую контрреволюционную шпионскую диверсионно-террористическую организацию и получил задание, как работник облпартархива, обеспечивать участников этой организации фиктивными партийными документами.

Убарс после непрерывного трехсуточного допроса «признал», что его завербовал Зорин, который якобы дал ему задание сообщать сведения о строительстве на территории области колхозов, МТС и политическом настроении колхозников. Получение задания об обеспечении участников организации партийными документами Убарс отрицал и заявил, что к моменту его вербовки он в облпартархиве не работал.

Дополнительной проверкой, произведенной по жалобе жены осужденного Убарс М. П. (член КПСС с 1919 г.), установлено, что дело по обвинению Убарс К. X. сфальсифицировано.

Решение тройки по делу прокуратурой опротестовано.

В 1937 г. в Мошковском районе Новосибирской области органами УНКВД было арестовано по одному делу 41 чел. Большинство из них были эстонцы — колхозники, в том числе председатель колхоза Эрмель, братья Пелло Д. А. и Пелло Ю. А., члены КПСС с 1920 года.

Привлеченные были признаны виновными в том, что являлись участниками контрреволюционной шпионско-диверсионной, повстанческо-террористической организации.

В протоколах их допроса значилось, что все они признают себя виновными, но эти показания были противоречивы и объективными данными не подтверждены.

По постановлению тройки УНКВД все привлеченные были осуждены к расстрелу и решение приведено в исполнение.

В 1954 г., в связи с жалобами родственников осужденных, произведенной проверкой установлено, что дело было сфальсифицировано.

Например, по материалам дела братья Пелло проходили как кулаки и белогвардейцы. Проверкой же установлено, что в белых армиях они не служили. В период гражданской войны, когда в Сибири действовали банды Колчака, они оказывали помощь партизанам. В 1920 г. вступили в ряды КПСС и состояли до дня ареста. В 1930 году организовали два колхоза.

Бывш. начальник Мошковского РО НКВД Мельников за фальсификацию материалов следствия по другим делам был в 1939 г. привлечен к уголовной ответственности и на допросе показал, что эстонцы арестовывались без материалов об их преступной деятельности.

Принимавший участие в следствии по этому делу работник НКВД Трубецкой показал, что арестованных жестоко избивали. (Трубецкой осужден).

В феврале 1955 г. по протесту прокуратуры Верховным Судом СССР постановление тройки отменено и дело по обвинению Пелло и других осужденных прекращено.

По постановлению Особого Совещания при НКВД от 2 августа 1938 года Смидович Г. П. (сын Смидовича Петра Гермогеновича, члена КПСС с 1898 года, похороненного на Красной площади), член ВЛКСМ, инженер Мосэнерго, был заключен в ИТЛ сроком на 8 лет, а после отбытия этого срока по постановлению Особого Совещания в 1950 году сослан на поселение.

Смидович был арестован по агентурным данным, на следствии виновным себя признал в том, что состоял членом контрреволюционной организации и проводил антисоветскую агитацию. В жалобах отказался [от показаний] по мотивам, что его показания были вынуждены в результате применения незаконных методов следствия. Каких-либо доказательств виновности Смидовича в деле не имеется.

По протесту Прокуратуры Верховный Суд СССР 11 декабря 1954 года оба дела по обвинению Смидовича прекратил.

Джунусов Макай, работавший секретарем Актюбинского обкома КПСС, нарком легкой промышленности Казахстана Актырбаев Чокпак и бывший секретарь Западно-Казахстанского обкома КПСС Утепов Шарип, являвшиеся депутатами Верховного Совета СССР, были признаны участниками антисоветской националистической организации и по постановлению Особого Совещания от 26 октября 1940 г. осуждены к заключению на 8 лет каждый.

По отбытии этого срока постановлением Особого Совещания в 1949 году Джунусов и Утепов были сосланы на поселение.

Проверкой дела было установлено, что обвинение их не доказано и по протесту Прокуратуры СССР 5 ноября 1954 года Верховным Судом СССР постановления Особого Совещания отменены и дела прекращены.

Следует отметить, что по их жалобам КГБ при Совете Министров СССР было дано заключение, что [они] осуждены правильно.

Заведующая отделом школ МГК КПСС, член КПСС с 1919 года Ханкина Софья Моисеевна по постановлению Особого совещания при НКВД СССР от 5 июня 1939 г. была признана участником антисоветской право-троцкистской организации и осуждена к 5 годам лишения свободы, а после отбытия этого срока по постановлению Особого совещания от 6 августа 1949 г. сослана на поселение.

Основанием к осуждению Ханкиной послужили показания обвиняемых по другим делам Савинера и Гинзбурга о том, что со слов Марголина им стало известно о принадлежности Ханкиной к антисоветской правотроцкистской организации в г. Москве, что Ханкина поддерживала преступную связь с Братановским и Дедиковым.

При проверке в 1954 году путем осмотра архивно-следственных дел на Савинера, Гинзбурга, Марголина, Братановского и Дедикова установлено, что Савинер и Гинзбург от своих показаний отказались, Марголин, Братановский и Дедиков показаний на Ханкину не дали.

26 декабря 1954 года оба дела по обвинению Ханкиной прекращены.

Органами НКВД Казахской ССР в марте — июле 1938 года были арестованы: Марков Н. И., член КПСС с 1919 года, работавший управляющим треста «Алма-Атастрой», нарком пищевой промышленности Казахской ССР Яхнович А. Н., член КПСС с 1922 года, и управляющий трестом «Казмаслопром», член КПСС с 1918 года — Кабанов И. Р.

Обвинялись они в том, что являлись участниками антисоветской правотроцкистской организации.

Обвинение основывалось на их первоначальных признательных показаниях и выписках из показаний арестованных по другим делам Мирзояна, Рафальского, Пинхасик, всего 1 3 чел. Впоследствии все они от своих показаний отказались.

30 января 1940 года дело было рассмотрено военным трибуналом Среднеазиатского военного округа — Марков, Яхнович и Кабанов оправданы.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда СССР Военная коллегия оправдательный приговор отменила и вернула дело на новое рассмотрение со стадии предварительного расследования, указав, что по делу необходимо провести экспертизу для выяснения причин убытков в системе наркомпищепрома Казахской ССР и в тресте «Алма-Атастрой».

Однако, никакого доследования не проводилось и по тем же материалам, по которым был вынесен оправдательный приговор, Марков, Яхнович и Кабанов 12 апреля 1941 г. были осуждены Особым Совещанием к разным срокам лишения свободы.

В деле находилась выписка из показаний Джелезбаева, что он был завербован Марковым в члены контрреволюционной организации. При проверке же дела Джелезбаева установлено, что он таких показаний на Маркова не давал, выписка была сфальсифицирована.

9 февраля 1955 года по протесту прокуратуры Верховный Суд СССР дело по обвинению Маркова, Яхновича и Кабанова производством прекратил.

Помощник председателя Моссовета, член КПСС с 1918 года Гуров Ефим Осипович по постановлению Особого Совещания при НКВД СССР от 14 апреля 1938 года был признан участником контрреволюционной организации и заключен в лагерь на 8 лет, а после отбытия этого срока по постановлению Особого Совещания в 1949 году сослан на поселение.

К моменту ареста Гурова 22 ноября 1937 года каких-либо материалов, свидетельствующих о его антисоветской деятельности, у органов следствия не было. После ареста Гурова были допрошены двое осужденных по другим делам Артемьев и Черкасский, от которых получены показания о том, что со слов других лиц им известно об участии Гурова в антисоветской организации.

При допросе от Гурова требовали показаний об участии в контрреволюционной организации других ответственных работников Моссовета, но Гуров давать такие показания отказался.

При проверке дела установлено, что Гуров был дважды осужден необоснованно.

11 декабря 1954 года постановления особых совещаний от 14 апреля 1939 года и 24 сентября 1949 года по делам Гурова отменены и оба дела о нем прекращены.

3 сентября 1937 года без санкции прокурора, органами НКВД г. Новосибирска была арестована Третьякова Ираида Владимировна, член КПСС с 1917 года, работавшая зав. библиотекой института марксизма-ленинизма.

Третьяковой было предъявлено обвинение в том, что она, являясь женой Зворыкина, обвиняемого в принадлежности к контрреволюционной правотроцкистской организации, разделяла его контрреволюционные взгляды, кроме того, вела среди своих знакомых антисоветскую агитацию, направленную на дискредитацию руководителей партии и правительства.

Постановлением Особого совещания при НКВД СССР от 21 ноября 1937 г. по ст. 58–10 ч. 1 УК РСФСР Третьякова была осуждена к 8 годам заключения в ИТЛ.

В связи с поступившей жалобой от Третьяковой, в 1954 г. была произведена проверка, которой установлено, что дело о ней было сфальсифицировано. Третьякова допрашивалась по делу всего один раз 13 сентября 1937 года, причем подписала только первый лист протокола допроса под ее биографическими данными, остальной текст протокола допроса записан не с ее слов и подписи под протоколом являются поддельными.

Допрошенный в связи с этим бывш. следователь УНКВД Толмачев подтвердил, что протокол допроса Третьяковой был сфальсифицирован.

При проверке дела Третьяковой показаниями старых членов партии (Ильиных, Решетникова, Яркова) подтверждено, что Третьякова с 1911 года принимала активное участие в революционной работе Барнаульской организации РСДРП.

В 1912 году за революционную работу царским правительством была осуждена к тюремному заключению, а затем выслана на 3 года в ссылку в Нарымский край.

В 1918 году в составе большевистского красногвардейского отряда принимала участие в подавлении белогвардейского восстания в г. Барнауле.

В феврале 1955 г. постановление Особого совещания опротестовано в Верховный Суд СССР с предложением дело прекратить, а Третьякову, как незаконно осужденную, реабилитировать.

Рассмотрены и многие другие аналогичные дела.

В настоящее время в отделе по спецделам Прокуратуры СССР находится свыше 10 тысяч дел, истребованных для проверки по жалобам осужденных и их родственников, и свыше 30000 жалоб.

По рассматриваемым делам во многих случаях реабилитируются граждане, как находящиеся в заключении, в ссылке, так и отбывшие срок в виде длительного лишения свободы, а в ряде случаев также и осужденные к ВМН — расстрелу, приведенному в исполнение.

Начальник отдела по спецделам, заместитель Генерального прокурора СССР Д. Салин

* На первом листе записки имеются следующие пометы: «Разослать членам Президиума ЦК КПСС, кандидатам в члены Президиума ЦК КПСС и секретарям ЦК КПСС. В. Малин. 17.III.55 г.» и «В архив. В. Чернуха. 9.IV.55 г.». — Сост.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.