Записка Р.А. Руденко и В.В. Лукьянова в ЦК КПСС о реабилитации Н.Ф. Гикало. 25 мая 1955 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1955.05.25
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 220-222
Архив: 
РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 277. Л. 195–198. Подлинник. Машинопись.

№ 22

Записка Р.А. Руденко и В.В. Лукьянова в ЦК КПСС о реабилитации Н.Ф. Гикало*

ЦК КПСС

По поручению ЦК КПСС, в связи с жалобой Чижовой Н. Е., Прокуратурой СССР проверено ее судебное дело и дело ее мужа Гикало Н. Ф. Проверкой установлено:

Чижова Наталья Евгеньевна, 1897 года рождения, до ареста — старший научный сотрудник Украинского музея революции, член КПСС с 1919 года, была арестована

1 ноября 1937 года и постановлением Особого Совещания при НКВД СССР от 16 мая 1938 года осуждена к лишению свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на 8 лет за то, что ее муж Гикало Н. Ф., бывший I секретарь ЦК Компартии Белоруссии, был осужден за контрреволюционную деятельность к расстрелу.

К моменту ареста Чижовой Н. Е. в органах НКВД данных о совершении ею какого-либо преступления не имелось и осуждена она была неправильно.

9 февраля 1955 года Военная Коллегия Верховного Суда СССР, по протесту прокуратуры, решение Особого Совещания в отношении Чижовой Н. Е. отменила и дело в уголовном порядке прекратила, за отсутствием состава преступления.

Чижова Н. Е. полностью реабилитирована и 26 февраля 1955 года восстановлена в рядах партии.

Гикало Николай Федорович, 1896 года рождения, бывший член КПСС с 1917 года, бывший секретарь ЦК Компартии Белоруссии, до ареста — секретарь Харьковского обкома и член Политбюро ЦК Компартии Украины, кандидат в члены ЦК КПСС, — был арестован 11 октября 1937 года и 25 апреля 1938 года Военной Коллегией Верховного Суда СССР в составе Матулевича, Зарянова и Ждана осужден к расстрелу.

Гикало признан виновным в том, что он являлся участником контрреволюционной троцкистской террористической организации и, работая первым секретарем ЦК Компартии Белоруссии, установил преступную связь с Голодедом, Червяковым и Уборевичем, — вместе с которыми проводил антисоветскую деятельность.

Кроме того, Гикало признан виновным также в том, что он, с 1921 года, являлся агентом английской разведки, которой до дня ареста передавал сведения, составляющие государственную тайну СССР.

В настоящее время установлено, что Гикало был осужден по непроверенным материалам, а его показания о контрреволюционной деятельности, которые он давал на предварительном следствии и подтвердил в суде, не соответствуют действительности.

На предварительном следствии Гикало заявил, что в 1933 году Уборевич информировал его о существовании в Белоруссии контрреволюционной организации, возглавляемой Голодедом и Червяковым, и о наличии в стране военного заговора. В том же 1933 году, как показал Гикало, он установил преступную связь с Голодедом и Червяковым, и в дальнейшем вместе с ними проводил контрреволюционную деятельность.

Как установлено проверкой, Уборевич никаких показаний о своих преступных связях с Гикало, Голодедом и Червяковым не дал. Больше того, Уборевич заявил, что о существовании антисоветского военного заговора он узнал только в 1935 году от Тухачевского.

Следовательно, в 1933 году Уборевич не мог информировать Гикало о военном заговоре, так как в то время сам еще не знал о нем.

Осужденный за участие в военном заговоре Якир И. Э. показал, что Уборевич был в плохих отношениях с Гикало и что с националистической организацией, руководимой Голодедом, Уборевич связь установить не успел.

Осужденные за участие в антисоветской право-троцкистской организации в Белоруссии: бывший наркомзем Бенек К. Ф., бывший наркомфин Куделько-Чарот М. С., бывший наркомпрос Дьяков А. И. и другие на предварительном следствии охарактеризовали Гикало, как стойкого большевика, неуклонно проводившего генеральную линию партии, и показали, что назначение его первым секретарем ЦК Компартии Белоруссии участниками контрреволюционной организации было встречено враждебно, что Голодед, Шарангович и их сторонники вели с ним активную борьбу, старались скомпрометировать Гикало и добиться его отзыва из Белоруссии, что на совещаниях участников контрреволюционной организации высказывались даже предложения о совершении террористического акта над Гикало.

Таким образом, показания Гикало о его участии в контрреволюционной организации и антисоветских связях с Голодедом, Червяковым, Уборевичем, Куделько-Чарот и др. опровергаются материалами дополнительной проверки и поэтому не могут быть приняты в качестве доказательств его вины.

О принадлежности Гикало к контрреволюционной организации дали показания осужденные Рубинштейн, Арабей, Августайтис, Антипов, Бурачевский и Поссе, однако эти показания были получены от них в основном только после ареста Гикало, и они не внушают доверия, как в силу своей противоречивости, так и потому, что опровергаются показаниями Бенека, Шестакова, Куделько-Чарот и другими материалами.

Не нашло своего подтверждения и обвинение Гикало в шпионаже.

Гикало на предварительном следствии показал, что для шпионской работы в пользу английской разведки он был завербован в 1921 году майором Коутс, что в последующие годы он поддерживал связь с резидентами английской разведки в Москве Джоном Клэр, Альбертом Ульрехом и Зинаидой Вознесенской, с которыми встречался в московских гостиницах, а некоторых из них принимал даже у себя в кабинете в здании ЦК Компартии Белоруссии.

Принадлежность перечисленных в показаниях Гикало лиц к английской разведке при проверке не подтвердилась.

Все это дает основание сделать вывод о том, что Гикало в ходе предварительного следствия давал вымышленные показания и что осужден он был необоснованно.

Считаем возможным внести протест на приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР по делу Гикало Николая Федоровича на предмет прекращения его дела и посмертной реабилитации.

Просим вашего согласия[22].

Генеральный прокурор СССР Р. Руденко

Зам. Председателя Комитета партийного контроля при ЦК КПСС В. Лукьянов

* На первом листе записки имеется колонка подписей: «За — Н. Булганин, За — К. Ворошилов, За — Л.Каганович, За — Г. Маленков, За — А. Микоян, За — В. Молотов, За — Первухин, За — Н. Хрущев». — Сост.

22 Опросом члены Президиума ЦК КПСС 4 августа 1955 г. (прот. № 138, п. 42) приняли следующее постановление: «Принять предложение Прокуратуры СССР (т. Руденко) и КПК при ЦК КПСС (т. Лукьянова), изложенное в их записке от 25 мая 1955 г. № 95лс» (РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 277. Л. 194). Военная Коллегия Верховного Суда СССР 10 августа 1955 г. реабилитировала Н. Ф. Гикало. 27 сентября 1955 г. Н. Ф. Гикало и его жена Н. Е. Чижова постановлением Президиума ЦК КПСС (прот. № 155, п. 11) были восстановлены в рядах партии (РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 306. Л. 74–81; Ф. 6. Оп. 3. Д. 802. Л. 69–72).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.