Из доклада Р.А. Руденко «о мерах по дальнейшему укреплению социалистической законности и усилению прокурорского надзора» на Всесоюзном совещании руководящих прокурорских работников. 23 июня 1955 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1955.06.23
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 222-224
Архив: 
ГА РФ. Ф. 8131. Оп. 32. Д. 4013. Л. 12–17. Правленая стенограмма. Машинопись.

№ 23

Из доклада Р.А. Руденко «о мерах по дальнейшему укреплению социалистической законности и усилению прокурорского надзора» на Всесоюзном совещании руководящих прокурорских работников[23]

Осуществляя надзор за законностью расследования дел органами Комитета государственной безопасности, прокуроры ни на минуту не могут забывать о том, что Советский Союз живет в системе государств, — что существует империалистический лагерь, который с первых дней существования советской власти вел и продолжает вести борьбу против советского государства методами «тайной войны» — диверсий, террора, клеветы, вредительства, шпионажа. Вам это известно как по ряду конкретных дел, так и из сообщений, опубликованных в нашей печати.

Осуществляя надзор за расследованием дел органами государственной безопасности, советский прокурор должен помнить о своей активной роли в деле изобличения государственных преступников.

Необходимо отметить, что за последние два года количество вновь возбужденных следственных дел о контрреволюционных преступлениях сократилось.

Несомненно, что снижение числа дел о контрреволюционных преступлениях является закономерным, свидетельствуя о возросшем морально-политическом единстве советского народа и укреплении Советского государства. К снижению числа этих дел привело также разоблачение фактов фальсификации дел вредителями из числа заговорщической группы Берия. Снижение числа дел о контрреволюционных преступлениях ни в коей мере не должно породить самоуспокоенности, а наоборот, от нас требуется усиление бдительности и максимальной активности в разоблачении врагов Советского государства.

Необходимо всячески подчеркнуть, что важная государственная задача — по пересмотру дел о контрреволюционных преступлениях — ни в коем случае не может отодвинуть на второй план задачи борьбы с врагами Советского государства, лазутчиками реакционных империалистических сил, покушающимися на государственную безопасность СССР.

Важнейшая задача прокурорского надзора за расследованием дел об установленных фактах государственных преступлений заключается в том, чтобы до конца использовать все возможности разоблачения преступления и розыска преступника.

Наряду с этой задачей органы прокуратуры должны провести все еще очень большую работу по ликвидации последствий вредительства со стороны врага народа Берия и его сообщников. Об объеме этой работы свидетельствует то, что по сравнению с 1953 годом поступление жалоб и рассмотрение дел в порядке надзора по периферийным органам прокуратуры увеличилось в четыре раза, а количество внесенных протестов и представлений в 1954 году в сравнении с 1953 годом увеличилось больше чем в 50 раз. Аналогичное положение имеет место и по центральному аппарату Прокуратуры СССР, где в сравнении с 1952 годом количество внесенных протестов увеличилось в 45,4 раза.

Однако предстоит провести еще очень большую работу по проверке дел и жалоб. Эта работа требует политической зрелости и особого внимания от каждого из занятых ею прокуроров, чтобы правильно разобраться в деле и принять обоснованное решение по каждой жалобе. В этой работе обнаруживаются ошибки, которые в основном заключаются в допущении двух крайностей:

1. В ряде случаев решения об оставлении ранее вынесенных приговоров и постановлений в силе принимаются без необходимой проверки доводов жалобщиков, только на основании материалов дела, в то время как имеющиеся данные свидетельствуют о необходимости проверки материалов следствия.

Такой подход к рассмотрению жалоб в делах о контрреволюционных преступлениях в ряде случаев является ошибочным, так как самый факт получения так называемых «признательных» показаний от арестованных и оговора этих лиц со стороны других арестованных при отсутствии объективных доказательств виновности являются недостаточными для правильного разрешения дела. Поэтому при наличии данных о применении незаконных методов следствия необходимо проведение специальной проверки. Достаточно напомнить, что по таким заведомо сфальсифицированным делам, как так называемое «Ленинградское дело», дело по обвинению бывшего секретаря ЦК ВЛКСМ Косарева и по многим другим делам, производившими следствие преступниками были получены от арестованных ложные признания вины в контрреволюционных преступлениях. Только тщательная и объективная проверка доказательств виновности, произведенная по поручению ЦК Прокуратурой СССР, привела к разоблачению фальсификации дела и реабилитации невинно осужденных.

2. В других случаях, наоборот, необоснованно ставится вопрос об отмене приговоров и решений по тем мотивам, что антисоветские действия, такие, например, как контрреволюционная агитация, имели якобы место без контрреволюционного умысла, хотя вывод об этом не вытекает из материалов дела. Иногда необоснованно ставится вопрос о снижении осужденным наказания до пределов отбытого или о понижении срока, тогда как в сопоставлении с совершенным преступлением назначенная мера наказания является правильной. Так, например, прокурор Тюменской области старший советник юстиции Пономарев направил в Прокуратуру СССР дело по обвинению Белобаева и других, которые по ст. ст. 58-1 «а» и 58–10 ч. 2 УК РСФСР были осуждены к 10 годам лишения свободы каждый за то, что во время Отечественной войны, оставаясь проживать на оккупированной немцами территории, добровольно служили в полиции, оказывали активную помощь немецким оккупантам, занимались грабежами, отбирали у населения продукты и ценности для немцев, а часть награбленного имущества присваивали. Вина всех этих лиц была доказана, осуждены они были правильно и каждому из них осталось отбывать по 9–10 месяцев лишения свободы. Без всяких оснований т. Пономарев поставил вопрос о снижении осужденным наказания до пределов отбытого срока.

Факты подобных представлений имели место также со стороны прокурора Челябинской области — государственного советника юстиции 3 класса т. Беляева (по делу Хоменко И. С.) и со стороны других прокуроров.

Созданные по решению Центрального Комитета КПСС комиссии по пересмотру дел проводят большую работу[24]. Однако в этой большой работе имеются серьезные недостатки и ошибки, как это было вскрыто специальной проверкой, проведенной по линии Центрального Комитета КПСС и при заслушивании в комиссии ЦК КПСС докладов председателей комиссий Куйбышевской области, Молдавской и Эстонской ССР тт. Полозкова, Казанира и Пааса[25]. Были отмечены как факты необоснованного отказа в пересмотре дел и реабилитации, так и факты неправильных решений о прекращении дел в отношении лиц, вина которых в совершении контрреволюционного преступления была установлена.

В Молдавской ССР бывший председатель КГБ т. Мордовец, который работал министром госбезопасности Молдавии с 1940 года и под руководством которого расследовался ряд дел необоснованно возбужденных, обычно, когда речь заходила об этих делах, заявлял: «Мне это дело известно. Отказать».

Председатель комиссии прокурор Молдавской республики тов. Казанир при решении таких дел не всегда был принципиален и настойчив, на что было обращено его внимание при обсуждении в комиссии ЦК.

В Узбекской ССР председатель комиссии прокурор республики тов. Яцковский додумался до предложения войти с представлением в ЦК КП Узбекистана о назначении постоянных заместителей, как председателю, так и членам комиссии. Ясно, что такое предложение вызывалось лишь стремлением переложить ответственность и основную тяжесть работы на заместителей.

В работе по пересмотру дел о контрреволюционных преступлениях мы должны исходить из того, что это не амнистия, не помилование преступников, а проверка дел с целью реабилитации лиц, невинно осужденных, или отказа в пересмотре дела в отношении преступников.

Несомненно могут быть расхождения между решениями комиссий и определениями соответствующих судебных органов, которые затем рассматривают эти дела в порядке, установленном законом. Однако в ряде случаев судебные органы неправильно прекращают дела в тех случаях, когда ставится вопрос о снижении меры наказания и именно с этой целью вносится протест.

23 Совещание руководящих прокурорских работников, состоявшееся в Москве 23–25 июня 1955 г., было созвано в соответствии с постановлением ЦК КПСС «О мерах по дальнейшему укреплению социалистической законнности и усилении прокурорского надзора». В совещании приняли участие около 400 прокуроров с мест и работники центрального аппарата Прокуратуры СССР.

24 См. документы № 10, № 15, № 18 раздела III и № 8, № 16 раздела IV.

25 Документы о заслушивании в ЦК КПСС докладов председателей комиссий по пересмотру дел осужденных за контрреволюционные преступления Куйбышевской области, Молдавской и Эстонской ССР не обнаружены.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.