Записка Р.А. Руденко в ЦК КПСС о реабилитации К.В. Уханова. 18 июля 1955 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1955.07.18
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 233-235
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 440. Л. 200–203. Подлинник. Машинопись.

№ 28

Записка Р.А. Руденко в ЦК КПСС о реабилитации К.В. Уханова*

ЦК КПСС

В связи с поступившими в ЦК КПСС жалобами родственников Уханова К. В., Прокуратурой СССР проверено дело по обвинению бывшего народного комиссара легкой промышленности РСФСР Уханова.

Уханов Константин Васильевич, 1891 года рождения, русский, из рабочих, состоял членом КПСС с 1907 года, был арестован НКВД СССР 21 мая 1937 года.

На предварительном следствии Уханов признал, что с 1928 года являлся участником антисоветской организации правых и входил в состав «резервного центра». В судебном заседании Уханов виновным себя не признал и от показаний, данных на предварительном следствии, отказался, заявив, что дал их в невменяемом состоянии.

26 октября 1937 года Военная Коллегия Верховного Суда СССР осудила Уханова за принадлежность к антисоветской террористической организации правых к высшей мере уголовного наказания — расстрелу.

Фамилия Уханова упоминается в «Кратком курсе» истории партии (стр. 281) среди фамилий других лиц, осужденных за активное участие в контрреволюционной деятельности группы Бухарина — Рыкова.

Произведенной проверкой установлено, что следствие по делу Уханова производили бывшие сотрудники НКВД СССР Лулов и Церпенто, разоблаченные впоследствии, как преступники, пробравшиеся на работу в органы государственной безопасности и осужденные к расстрелу за ряд преступлений, в том числе за фальсификацию следственных дел.

Из уголовного дела по обвинению Лулова видно, что он являлся выходцем из социально-чуждой среды: брат Лулова Мендель — крупный капиталист, проживающий в Палестине. В СССР Лулов прибыл в порядке обмена из Польши. Во время XIV съезда ВКП(б) Лулов, работая в Ленинграде, выступал против генеральной линии партии. В деле Лулова находится его записка на имя Зиновьева, в которой Лулов выражает одобрение по поводу одного из выступлений Зиновьева.

Из дела по обвинению Церпенто видно, что он в 1934 году являлся участником контрреволюционной троцкистской группы в Саратовском пединституте. В это время Церпенто был завербован как негласный агент — осведомитель органов НКВД. В 1937 году Церпенто был уже переведен на штатную должность в центральный аппарат НКВД СССР.

В показаниях Церпенто и Лулова содержатся многочисленные факты, свидетельствующие о том, что, допрашивая арестованных, они вымогали от них показания на невиновных лиц и в особенности домогались ложных оговоров в отношении руководящих партийных и советских работников. Фальсифицируя уголовные дела, Церпенто и Лулов не останавливались перед вымогательством ложных показаний в отношении отдельных руководителей партии и правительства. Таким путем Церпенто и Луловым были сфальсифицированы многочисленные следственные дела, в том числе дело по обвинению Постышева, ныне посмертно полностью реабилитированного[31], и др[угих] лиц.

О методах преступной деятельности подчиненных ему следователей бывший зам. НКВД СССР Фриновский, подписавший ордер на арест Уханова, писал:

«Следователи бесконтрольно избивали арестованных и в кратчайший срок добивались „показаний", и умели грамотно, красочно составлять протоколы.

Процесс следствия сводился к тому, что следователь вел допрос и вместо протокола допроса составлял заметки. После нескольких таких допросов следователем составлялся черновик протокола, который шел на „корректировку" начальнику соответствующего отдела, а от него еще не подписанным — на просмотр бывшему народному комиссару Ежову и в редких случаях ко мне.

… В большинстве случаев арестованные не соглашались с редакцией протокола и заявляли, что они на следствии этого не говорили, и отказывались от подписи.

Тогда следователи напоминали арестованному о „колокольщиках" и подследственные подписывали протокол… При таких методах следствия подсказывались фамилии.

По-моему, скажу правду, если, обобщая, заявляю, что очень часто показания давали следователи, а не подследственные».

Полученные Луловым и Церпенто от различных лиц показания, уличающие Уханова в контрреволюционной деятельности, противоречивы и не могут быть признаны достоверными.

Так Халатов А. Б. показал, что кроме него в «резервный центр» правых входили: Антипов, Сулимов, Каминский, Сырцов и Жуков.

В отношении Каминского эти показания являются заведомо ложными, так как специальной проверкой установлено, что он ни в какой контрреволюционной деятельности не участвовал, в связи с чем 2 марта 1955 года дело по обвинению Каминского производством прекращено и он полностью реабилитирован посмертно[32].

Жуков никаких показаний о вхождении Уханова в «резервный центр» не дал.

Сулимов хотя и показал на следствии, что входил вместе с Ухановым в «резервный центр», но в своем собственноручном письме, адресованном в Политбюро ЦК ВКП(б), отрицал всякую принадлежность к преступной организации правых и заявлял, что всегда был предан делу коммунистической партии.

Сырцов на следствии полностью отрицал антипартийную деятельность и об Уханове вообще не упоминал.

Антипов первоначально заявил, что он и Уханов принадлежали к числу «особо законспирированных правых цекистов», затем Антипов показал, что создал «резервный центр» с участием Уханова осенью 1936 года, а на другом допросе заявил, что создал этот центр в 1933 году.

Показания Бухарина об участии Уханова в контрреволюционной деятельности правых неконкретны и основаны якобы на разговорах с Углановым. При этом Бухарин показал:

«Об участии Уханова в нашей организации я знал лично по первым годам нашей борьбы с партией, а в более поздние времена уже о нем говорил Угланов».

Показания эти не могут быть признаны достоверными, так как известно, что Бухарин выступал против линии партии с первых лет существования советской власти и, в частности, вел антипартийную борьбу на X съезде партии, что же касается Уханова, то вместе с другими делегатами съезда он принял участие в подавлении Кронштадтского мятежа.

Кроме показаний Бухарина, Уханов изобличался показаниями бывшего зам. председателя СНК РСФСР Лебедя, который заявлял, что Уханов являлся членом антисоветской организации правых. Показания Лебедя вызывают сомнения, так как он утверждал, что сам был вовлечен в антисоветскую деятельность Г. И. Петровским.

Арестованный Гибер, показавший, что в 1934-35 годах он обсуждал с Ухановым планы террористических актов, отказался на суде от всех показаний, данных на предварительном следствии.

Приведенные выше противоречивые показания отдельных арестованных не могли служить основанием для привлечения Уханова к уголовной ответственности.

Не усматривается оснований для этого и в деятельности самого Уханова.

В течение ряда лет на XII, XIII, XIV, XV, XVI и XVII съездах партии Уханов избирался членом ЦК. После разгрома Центральным Комитетом углановщины, Уханов был избран в секретариат МК, а решением политбюро в 1929 году введен в состав оргбюро ЦК по Московской области.

На XVI съезде ВКП(б) Уханов резко выступал против Угланова, Рыкова и других правых, требуя изгнания их из партии, как кулацкой агентуры.

В январе 1936 года Уханов за перевыполнение производственной программы был награжден орденом Ленина.

Учитывая противоречивость и недостоверность собранных следствием против Уханова доказательств, а также то обстоятельство, что следствие по этому делу производилось разоблаченными впоследствии фальсификаторами, и что Уханов от всех своих показаний, данных на предварительном следствии, отказался, считаю необходимым войти с предложением о прекращении дела по обвинению Уханова за отсутствием в его действиях состава преступления.

Прошу Ваших указаний[33].

Генеральный прокурор СССР Р. Руденко

* На первом листе записки имеются резолюция: «Согласен. Н. Хрущев. 29/VII» и подписи: «За — Н. Булганин. 30/VII», «За — К. Ворошилов», «За — Л. Каганович», «За — Г. Маленков», «За — А. Микоян», «За — В. Молотов», «За — М. Первухин», помета «Без оформления [протокольного решения]. В. Чернуха. 6.VIII.55»; на втором листе — помета «Сообщено т. Руденко. 9.VIII.55. Н. Соловьев». — Сост.

31 См. документ № 21 раздела IV.

32 См. документ № 3 раздела IV.

33 14 ноября 1955 г. Президиум ЦК КПСС (прот. № 169, п. 38) по записке КПК при ЦК КПСС постановил посмертно восстановить К. В. Уханова в рядах партии (РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 331. Л. 48–60).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.