Из «отчета о работе Комитета партийного контроля при ЦК КПСС за период с октября 1952 г. по июнь 1955 г.». 2 августа 1955 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1955.08.02
Период: 
1952.10-1955.07
Метки: 
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 246-251
Архив: 
РГАНИ. Ф. 6. Оп. 6. Д. 1011. Л. 30–37. Подлинник. Машинопись.

№ 33

Из «отчета о работе комитета партийного контроля при ЦК КПСС за период с октября 1952 г. по июнь 1955 г.»[44]

Комитет партийного контроля рассмотрел большое количество дел коммунистов, исключенных из партии по политическим обвинениям.

В результате разоблачения Центральным Комитетом КПСС банды Берия — Абакумова и его сообщников выяснилось, что они, злоупотребляя властью, творили вопиющий произвол, грубо нарушали социалистическую законность — без всяких оснований зачисляли в число врагов народа честных и преданных партии работников, пытались поставить органы государственной безопасности над партией.

Так, например, НКВД СССР был арестован по необоснованному обвинению в участии в «троцкистско-зиновьевской организации» т. Емельянов Н.А., рабочий Сестрорецкого оружейного завода, член партии с 1904 г., принимавший активное участие в революционном движении. В 1906–1907 гг. он перевозил через границу партийную литературу и оружие для боевой группы при ЦК РСДРП. В июле-августе 1917 г. по поручению ЦК партии он скрывал у себя дома, в сарае и шалаше в Разливе под Сестрорецком Владимира Ильича Ленина, а в сентябре 1917 г. переправил В. И. Ленина в новое подполье, в Финляндию.

Проверкой, проведенной Прокуратурой СССР и Комитетом партийного контроля, установлено, что т. Емельянов без оснований был привлечен к ответственности. В настоящее время он полностью реабилитирован и восстановлен в партии.

Или другой пример: т. Афанасьев А.А. — быв. министр морского флота СССР по заданию Берия и Абакумова был подвергнут гнусной провокации — работниками МГБ было инсценировано похищение т. Афанасьева якобы «американскими разведчиками» и вербовка его в качестве шпиона иностранного государства. Впоследствии, в связи с тем, что т. Афанасьев о случившемся заявил Берия, последний, чтобы замести следы провокации, организовал поимку «американских разведчиков», а в действительности сотрудников МГБ, но через несколько дней без санкции прокурора т. Афанасьев был арестован и особым совещанием осужден без всяких оснований. Он также реабилитирован судом и восстановлен членом КПСС[45].

Тов. Коляда Н.3. (партизанская кличка «Батя»), член КПСС с 1920 г., бывший командир объединенных партизанских отрядов в Смоленской области, в октябре 1942 г. был арестован органами госбезопасности и осужден к длительному сроку заключения по ложному обвинению «в невыполнении заданий командования и обмане директивных органов». В действительности партизанские отряды под его командованием только с 15 апреля по 25 мая 1942 г. провели 79 боевых операций, уничтожили более 1 800 вражеских солдат, офицеров и полицейских, пустили под откос 3 воинских эшелона и освободили от фашистских захватчиков 230 населенных пунктов. Т. Коляда полностью реабилитирован и восстановлен в партии.

Как видно из рассмотренных дел коммунистов, исключенных из партии в связи с арестами по политическим обвинениям, в Партколлегии КПК имели место факты невнимательного отношения к рассмотрению этих дел (главным образом в период 1937-1940 гг.), по которым выносились решения об исключении из партии без вызова и без партийной проверки предъявленных обвинений, только по справкам органов НКВД — МГБ*. [* Данный абзац снят в Отчете КПК при ЦК КПСС за период с октября 1952 г. по 1 января 1956 г. — Сост.]

По поручению Центрального Комитета КПСС Комитет партийного контроля проверил и рассмотрел заявления генералов Советской Армии — тт. Телегина К.Ф., Крюкова В.В., Голушкевича В.С., Манюка А.Я., Ласкина И.А., Мошенина С.А., Жарова Ф.И., Ухова В.П., Попова Д.Ф., адмирала Алафузова В.А., вице-адмирала Степанова Г.А. и других, которые выбыли из партии в связи с их арестом органами госбезопасности[46].

Комитет партийного контроля восстановил указанных товарищей в рядах КПСС, так как было установлено, что они арестовывались по необоснованным обвинениям в «участии в военном заговоре», «шпионаже» и «антисоветской деятельности» и т. д. Многие из арестованных, в нарушение советских законов, по нескольку лет содержались под стражей без следствия и суда.

Генерал-лейтенант т. Ласкин И.А., член КПСС с 1920 г., в августе 1941 г. в районе города Умань вместе с соединением попал в окружение, пробираясь к линии фронта, он был задержан немцами, но бежал; впоследствии командовал 172 стрелковой дивизией, участвовал в обороне Севастополя, был ранен, а с августа 1942 г. являлся начальником штаба 64 армии на Сталинградском фронте.

В период ликвидации немецкой группировки войск под Сталинградом, рискуя жизнью, вместе с группой офицеров пробился на командный пункт 6-й немецкой армии и во главе делегации советского командования предъявил ультиматум генерал-фельдмаршалу Паулюсу и лично доставил его командующему 64 армией. 18 декабря 1943 г., когда т. Ласкин был начальником штаба Северо-Кавказского фронта, его вызвали в Москву и арестовали, предъявив обвинение в «связи с разведорганами врага». В течение 8 лет т. Ласкин содержался в заключении без суда. В июне 1952 г. Военная коллегия ввиду необоснованности предъявленного ему обвинения направила дело на доследование. Чтобы прикрыть свои незаконные действия, следствие составило новое заключение, вменив Ласкину в вину то, что, будучи в окружении немецких войск, он «нарушил воинскую присягу» (уничтожил партбилет, бросил оружие и переоделся в гражданскую одежду), и по этим обвинениям его осудили к 10 годам лишения свободы.

Тов. Голушкевич В.С., член КПСС с 1939 г., генерал-майор, в начале Отечественной войны работал в штабах Центрального и Западного фронтов. В годы гражданской, финской и Отечественной войн принимал участие в боях за Родину, имел 4 ранения.

В 1942 г. т. Голушкевич был арестован органами НКВД СССР. Следствие по его делу велось до января 1943 г., а в дальнейшем около 8 лет он не допрашивался. Ввиду того что он не признал себя виновным «в участии в заговорщической группе», в ноябре 1950 г. ему предъявили новое ложное обвинение «в ведении антисоветских разговоров» и в марте 1952 г. Военная Коллегия Верховного суда СССР осудила его по этому обвинению к 10 годам лишения свободы.

Тов. Романов Ф.Н., член КПСС с 1920 г., генерал-майор. В начале Отечественной войны был начальником штаба Южного фронта, затем начальником штаба 27 армии. В январе 1942 г. был арестован органами НКВД за то, что будто бы вел антисоветские разговоры и якобы являлся участником антисоветского военного заговора в 1938 г. Следствие по делу тянулось свыше 10 лет, в августе 1952 г. Военная Коллегия Верховного суда СССР осудила его на 12 лет лишения свободы.

Комитет партийного контроля рассмотрел также заявления генералов Советской Армии тт. Потапова М.И., Цирульникова П.Г., Абрамидзе П.И., Мельникова И.И., Снегова М.Г., Зайцева Г.М. и Борисова М.Д., во время Отечественной войны попавших в немецкий плен.

Расследованием материалов было установлено, что указанные товарищи, находясь в плену, ничем себя не опорочили, и, учитывая их заслуги за время службы в Советской Армии и положительные отзывы об их работе и поведении, Комитет партийного контроля восстановил их в партии.

Комитет партийного контроля рассмотрел заявления бывших руководящих комсомольских работников тт. Уткина С.А., Пикиной В.Ф. — секретарей ЦК ВЛКСМ, Александрова — секретаря МК и МГК, Сорокина — зав. отделом ЦК, Брандина — секретаря Азово-Черноморского крайкома, Коваленко М. А.- заместителя заведующего отделом по работе среди пионеров ЦК комсомола Украины и других, которые в результате фальсификации обвинительных материалов и применения незаконных методов следствия со стороны работников НКВД — МГБ были без оснований осуждены и в связи с этим исключены из партии. В настоящее время все они реабилитированы и восстановлены в КПСС.

Восстановлен в КПСС ряд крупных специалистов авиационной промышленности, которые выбыли из партии в связи с арестом их органами НКВД по ложному обвинению «в принадлежности к вредительской организации», якобы существовавшей в авиационной промышленности. В числе восстановленных тт. Стерлин А.Э., член партии с 1919 г., работавший нач. экспериментально-аэродинамического отдела ЦАГИ; Чаромский А.Д., член КПСС с 1917 г., работавший в Центральном институте авиамоторостроения нач. отдела нефтяных двигателей и главным конструктором по авиадизелям; Изаксон А.М., член партии с 1917 г., многие годы работавший над созданием советских вертолетов, в 1937 г. являвшийся нач. конструкторского бюро завода № 156; Чижевский В.А., член партии с 1920 г., быв. главный конструктор завода № 35 и главный конструктор конструкторского бюро № 29 НКАП и другие.

Во время Отечественной войны, находясь в заключении, они добросовестно работали над усовершенствованием и созданием новых образцов самолетов. Президиумом Верховного Совета СССР [они] досрочно были освобождены из заключения со снятием судимости, а в настоящее время в результате проведенной проверки полностью реабилитированы.

Комитет партийного контроля рассмотрел материалы и принял решения о партийной реабилитации (посмертно) членов партии тт. Акулова И.А. - быв. секретаря ЦИК СССР, Марголина Н.В. - быв. первого секретаря Днепропетровского обкома КП(б) Украины, Калмыкова В.Э. - быв. первого секретаря Кабардино-Балкарского обкома ВКП(б), Корытного С.З. - быв. секретаря Московского горкома ВКП(б), Немцова Н.М. - быв. председателя Комиссии по делам частной амнистии при Президиуме ВЦИК, Орджоникидзе П.К., Орахелашвили М.Д. - быв. секретаря ЦК Компартии Грузии и Орахелашвили М.П., Голощекина Ф.И. - быв. главного арбитра при СНК СССР, Невского В.И. - бывшего директора Всесоюзной библиотеки имени В. И. Ленина, Валецкого М.Г. - быв. ответственного секретаря редакции журнала «Коммунистический Интернационал», Лауэра Г.Б. - быв. члена Президиума Госплана СССР, Пестковского С.С. - быв. работника Коминтерна, Кахиани М.И. - быв. уполномоченного КПК при ЦК ВКП(б) по Северо-Кавказскому краю, Кавтарадзе Г.Д. - быв. начальника Рязано-Уральской жел[езной] дороги и др.

За последние два года в ЦК КПСС и в КПК поступило большое количество заявлений ранее исключенных из партии по обвинению в «связи с родственниками», арестованными органами НКВД — МГБ. После проверки в подавляющем большинстве случаев они восстанавливались в партии, так как были исключены без каких-либо оснований. Кроме того, в КПК обращаются жены и дети советских, партийных, хозяйственных и военных работников, осужденных в 1937–1940 гг., с просьбой об оказании помощи в разрешении вопроса об их реабилитации. По указанным заявлениям эти лица принимаются членами КПК и другими отв[етственными] работниками аппарата КПК, им даются соответствующие разъяснения и в необходимых случаях оказывается помощь. Заявления направляются в органы прокуратуры, и за их разрешением устанавливается контроль.

По поручению Центрального Комитета КПСС Комитетом партийного контроля проводилось расследование и рассмотрение дел на работников НКВД — МГБ, допускавших фальсификацию следственных материалов.

Например, исключен из партии Мартиросов Г.И., который, будучи начальником отделения Гагринского отдела НКВД, в 1937 г. принимал участие в создании дела так называемой «дашнакской контрреволюционной организации» в Гаграх, в результате чего по сфальсифицированному делу 18 человек были приговорены к высшей мере наказания и 12 человек к длительным срокам заключения.

Паташник М.М. - быв. начальник УНКВД по Молотовской области, при участии подчиненных ему работников в 1940–1941 гг. арестовал 38 инженерно-технических работников и рабочих Кизеловского угольного бассейна, сфабриковал на них дело по обвинению во вредительстве (впоследствии из них 16 чел[овек] были невинно приговорены к расстрелу).

Жуков Г.С., будучи начальником дорожно-транспортного отдела НКВД Западной железной дороги, производил массовые незаконные аресты, а также создал фиктивное дело на бывшего начальника дороги т. Русанова Г.А. (член партии с 1916 г.), который отказался давать ложные показания и был доведен Жуковым до самоубийства. В результате преступных действий Жукова без оснований были арестованы и осуждены нач. политотдела Смоленского отделения т. Астафьев И.П., нач. политотдела Западной железной дороги т. Болотовский, нач. ДорУРСа т. Кац Н.X., которые теперь реабилитированы и восстановлены в партии.

Хорошкевич Е.В., быв. следователь секретно-политического отдела НКВД, при ведении следствия по сфальсифицированному Берия делу Калининой Е.И. - жены М. И. Калинина, применяла незаконные методы следствия.

Кузнецов М.В., быв. начальник отделения Главного экономического управления НКВД СССР, допускал грубейшие нарушения социалистической законности в следственной работе.

Указанные лица исключены из КПСС.

По поручению Президиума ЦК КПСС Комитет партийного контроля рассмотрел вопрос и привлек к партийной ответственности за допущенные нарушения социалистической законности т. Сафонова Г.Н. - быв. Генерального прокурора СССР, т. Вавилова А.П. - быв. Главного военного прокурора и бывших членов Военной Коллегии Верховного суда СССР тт. Матулевича И.О., Детистова И.В., Зарянова И.М., Суслина А.Г., Дмитриева Л.Д. и Сюльдина В.В.

В результате проверки и рассмотрения материалов в КПК установлено, что бывшее руководство Прокуратуры СССР (т. Сафонов) и Главной военной прокуратуры (т. Вавилов) не выполняло своей первостепенной партийной и государственной обязанности — высшего надзора за соблюдением социалистической законности судебно-следственными органами. Давая санкции на арест советских граждан по политическим обвинениям, они слепо верили материалам следствия НКВД — МГБ и в дальнейшем не осуществляли контроля и надзора за следствием по этим делам, штамповали обвинительные заключения, составленные фальсификаторами.

Военная Коллегия Верховного суда СССР, получая материалы следственных органов, глубоко не разбиралась, на каких конкретных материалах и доказательствах основывались эти обвинения, не изучала обстоятельства того или иного дела, в результате чего выносились неправильные приговоры.

Члены Военной Коллегии, несмотря на то, что многие обвиняемые на суде отвергали предъявленные им обвинения как вымышленные следствием, не принимали это во внимание, дела рассматривались в течение 10–15 минут, свидетели не опрашивались.

Имели место факты, когда члены Военной Коллегии до рассмотрения дела в суде заранее писали приговоры, а после судебного заседания проставляли в них лишь меру наказания; в ряде случаев приговоры Военной Коллегии выносились заочно, а некоторые дела по политическим обвинениям рассматривались в тюрьмах МГБ, где отсутствовали нормальные условия для судебного разбирательства.

Комитет партийного контроля по поручению Центрального Комитета КПСС провел необходимую проверку и рассмотрел вопрос о партийной ответственности быв. первого секретаря Северо-Осетинского обкома т. Кулова К.Д. и быв. первого секретаря ЦК КП Армении т. Арутинова Г.А., которые, находясь на руководящей партийной работе, всячески восхваляли ныне разоблаченного врага народа Берия, подхалимничали перед ним и насаждали культ Берия. В различного рода приветствиях и выступлениях в республиканской печати превозносили его как «организатора разгрома немецких захватчиков на Кавказе», организовывались ему различного рода подарки. За такое антипартийное поведение тт. Арутинов и Кулов ЦК КПСС были сняты с руководящей партийной работы и Комитетом партийного контроля привлечены к строгой партийной ответственности.

Решением КПК исключен из партии Багиров — быв. секретарь ЦК Компартии Азербайджана, который двурушнически вел себя перед партией, скрывал от ЦК КПСС известные ему данные о враждебной деятельности врага народа Берия, творил произвол и беззакония в республике, избивал партийные, советские и хозяйственные кадры, в личном поведении допускал большие злоупотребления. Как теперь выяснилось, Багиров скрывал от партии, что еще в 1921 г. во время чистки был исключен за некоммунистическое поведение, избиение арестованных и за взятки. В 1929 г. Президиумом ЦКК привлекался к ответственности за допущение расправы в органах ГПУ в бытность председателем ГПУ Азербайджана.

Исправляя допущенные в прошлом Ленинградским обкомом и Комиссией партийного контроля при ЦК ВКП(б) ошибки, Комитет партийного контроля пересмотрел дела исключенных из партии по так называемому «ленинградскому делу» и восстановил в партии более 170 коммунистов. В числе восстановленных в партии тт. Воротов Г.Г. - быв. секретарь Ленинградского обкома, Кедров Г.Т. - быв. секретарь Ленинградского горкома партии, Бумагин Г.Х. - быв. секретарь Ленинградского и затем Новгородского обкома, Дмитриев И.Д. - быв. председатель Ленинградского облисполкома, Прокофьев А.Н. - быв. первый секретарь Выборгского горкома партии, Панарин Н.Я. - быв. заместитель председателя Ленинградского облисполкома, Телегин Н.В. - быв. директор Ленинградского филиала Центрального музея В. И. Ленина, Беляев С.Ф. - быв. зам. директора Института истории партии, Хованов Н.П. - быв. секретарь Крымского обкома, Никаноров В.И. - быв. председатель Крымского облисполкома и др.

Как видно из материалов рассмотренных дел, Ленинградский горком и обком партии беспринципно, без тщательной проверки исключали из партии по необоснованным и искусственно созданным обвинениям по так называемым «связям с антипартийным руководством», а в КПК во многих случаях заочно подтверждали неправильные решения.

П. Т. Комаров

44 Публикуемая часть отчета с незначительными изъятиями целиком вошла в новый Отчет о работе КПК при ЦК КПСС за период с октября 1952 г. по 1 января 1956 г., представленный в ЦК КПСС накануне ХХ съезда партии. Частично последний отчет опубликован в «Известиях ЦК КПСС» (1989. № 11) и книге «Реабилитация. Политические процессы 30-50-х годов» (М. 1991. С. 68–74).

45 См. документ № 24 раздела II.

46 См. документы № 19 раздела I и № 2 раздела II.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.