Письмо Р.Э. Корнблюм А.И. Микояну. Не позднее 26 августа 1955 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1955.08.26
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 255-257
Архив: 
РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 294. Л. 179–181. Подлинник. Машинопись.

№ 37

Дорогой Анастас Иванович!

Я решила обратиться к Вам, Анастас Иванович, потому что Вы знали и меня и Владимира Киршона с юных лет. Вам хорошо известен его жизненный путь, формировавшийся под руководством Серго Орджоникидзе и Вашим.

Как вы знаете, я разошлась с Киршоном задолго до его ареста[50] и воспитывала детей без его близкого участия, но несмотря на это Владимир Киршон сохранился для меня таким же большевиком, каким он был юношей на бронепоезде Серго, на учебе в Свердловском университете, на партийной работе с Вами в Ростове-на-Дону и в последние годы его жизни большевиком-писателем. Я беру на себя смелость утверждать, что каждая строка его публицистических и литературных произведений и многие из его драматургических произведений актуальны и глубоко партийны и в наши дни. В этом нетрудно убедиться, если перечитать все вновь.

В 1937 году Киршона постигла трагическая судьба. По фальсифицированным обвинениям он был арестован и впоследствии расстрелян. За истекшие 17–18 лет, после его гибели, я и мои сыновья испили горькую чашу страданий семьи врага народа. Мой старший сын Юрий Корнблюм 22-летним юношей в 1951 году был арестован, как «потенциальный мститель за отца», и осужден на 25 лет. В 1954 году его полностью реабилитировали из-за отсутствия состава преступления и освободили.

В 1948 году мой второй муж Д. Г. Кузнецов был освобожден от работы в аппарате ЦК КПСС только потому, что он жил с семьей врага народа Киршона. Длительное время его никуда не принимали на работу. Впоследствии Д. Г. Кузнецов вынужден был уйти из нашей семьи. Его непрерывно попрекали тем, что он живет с нами. Несмотря на всю безупречность его личной и общественной биографии, вопрос о нем не пересмотрен и поныне.

Полтора года назад я обратилась с заявлением к Генеральному Прокурору Союза ССР тов. Руденко с просьбой пересмотреть дело Киршона, который так же, как и его сын, явились жертвами политического шантажа со стороны врагов народа. Дело было передано в Военную Прокуратуру, но до сих пор решение по делу Киршона не вынесено.

Поэтому прошу Вас, Анастас Иванович:

1. Внести в директивные органы на рассмотрение вопрос о полной политической реабилитации Владимира Киршона как коммуниста и советского писателя. Книги Киршона изъяты из библиотек, пьесы запрещены к исполнению, литературное его наследство недоступно советскому читателю. Мне кажется, что посмертное переиздание трудов В. М. Киршона и постановка его пьес в театрах и сейчас представляет интерес и для читателя и для зрителя, тем более что Киршон был одним из первых зачинателей советской драматургии.

2. Поставить также вопрос об использовании Д. Г. Кузнецова на партийной работе, так как он в течение 20 лет непрерывно был на руководящей партийной работе, начав с инструктора сельского райкома, был секретарем обкома (Куйбышев, Ульяновск), работал в аппарате ЦК КПСС и имеет два высших партийных образования (Школа Парторганизаторов и Высшая Партийная Школа). В настоящее время Кузнецов Д. Г. работает инспектором Министерства культуры РСФСР.

У меня лично нет никаких претензий к Кузнецову за то, что, прожив с нами 13 лет, он ушел из нашей семьи. Наоборот, я несу перед ним моральную ответственность за те беды, которые он принял на себя только потому, что помог мне и моим детям в очень трудный период нашей жизни.

3. Предоставить возможность моему сыну Юрию учиться в высшем учебном заведении. Учебу в средней школе он с 14-летнего возраста совмещал с работой на производстве (рабочий-монтер). Год назад, вернувшись после реабилитации домой, он возобновил работу на производстве, систематически занимался самообразованием и готовился к поступлению в Государственный институт кинематографии — сценарный факультет. Несмотря на перенесенные страдания и репрессии, он нравственно нашел в себе силы для творческой литературной работы. За это время им написан сценарий и сдана заявка на второй сценарий в киностудию мультипликационных фильмов, над которой работают уже и сценарный отдел, и режиссер студии т. Иванов. Его работы, начинающего сценариста, оценены положительно и редакторами студии, и сценаристами старшего поколения (Габрилович, Блейман, Юзовский идр.). Но по иронии судьбы только приемная комиссия Института кинематографии не приняла его работ во внимание. Несмотря на личное вмешательство секретаря Союза писателей А. Суркова и заместителя министра культуры т. Сурина, комиссия, помятуя, что имеет дело с человеком, вернувшимся недавно из тюрьмы да еще вдобавок с сыном врага народа Киршона, поспешила отсеять его и не принять в институт.

Второй мой сын Владимир Корнблюм находится сейчас в рядах Советской Армии. После четырехлетней службы он в ближайшее время возвращается домой. Ему также нужно будет жить, учиться и работать в нормальных условиях.

Мне 48 лет. Более 32 лет я в комсомоле и в партии. В этом письме я не ставлю вопроса о себе, о своей личной и общественной жизни, которые одинаково исковерканы. Я прошу Вас, Анастас Иванович, только помочь нам реабилитировать Владимира Киршона и снять с нас страшное иго семьи врага народа[51].

Р. Корнблюм

Можайское шоссе, д. 36/50, кв. 222. Тел. Г9-35-26 Рита Эммануиловна Корнблюм.

50 В. М. Киршон был арестован 29 августа 1937 г. и осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР к ВМН 21 апреля 1938 г.

51 А. И. Микоян 29 августа 1955 г. направил заявление Р. Э. Корнблюм в ЦК КПСС с предложением «поручить т. Руденко пересмотреть дело Киршона и доложить в ЦК КПСС». 3 сентября 1955 г. члены Президиума ЦК КПСС опросом (прот. № 145, п. 41) проголосовали за это предложение А. И. Микояна. 18 октября 1955 г. Р. А. Руденко запиской доложил в ЦК КПСС о целесообразности реабилитации В. М. Киршона. 14 ноября 1955 г. Президиум ЦК КПСС опросом (прот. № 169, п. 39) постановил реабилитировать В. М. Киршона (РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 294. Л. 177–178; Д. 331. Л. 61–72).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.