Записка П.В. Баранова в ЦК КПСС о реабилитации В.Г. Кнорина. 18 октября 1955 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1955.10.18
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 272-274
Архив: 
РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 335. Л. 97-100. Копия. Машинопись.

№ 46

Записка П.В. Баранова в ЦК КПСС о реабилитации В.Г. Кнорина*

ЦК КПСС

По поручению КПК при ЦК КПСС Прокуратурой СССР произведена проверка дела по обвинению Кнорина В. Г.

Кнорин Вильгельм Георгиевич, 1890 года рождения, латыш, член КПСС с 1910 года, бывший заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС, был арестован 22 июня 1937 года НКВД СССР и 28 июля 1938 года Военной Коллегией Верховного Суда СССР осужден к расстрелу.

Кнорин признан виновным в том, что в 1927 году, войдя в состав антисоветской белорусской националистической организации, установил связь по антисоветской работе с Гамарником, а с 1929 года вместе с Рудзутаком и Эйдеманом руководил антисоветской националистической латышской организацией, поддерживая связь с правыми через Яковлева.

Кроме этого, Кнорин признан виновным в том, что являлся одним из руководителей правотроцкистской организации, действовавшей в Коминтерне, а также занимался шпионажем в пользу латвийской, польской и других иностранных разведок.

На предварительном следствии Кнорин виновным себя признал. Заседание Военной Коллегии по делу Кнорина, с судебным следствием, вынесением и оглашением приговора продолжалось всего 20 минут. В суде Кнорин, как это записано в протоколе, виновным себя также признал.

Проверкой, произведенной прокуратурой, установлено, что Кнорин осужден необоснованно, на основании сфальсифицированных материалов.

Так, осужденные как члены антисоветской, националистической белорусской организации Адамович, Балицкий, Прищепов, Ульянов и другие не назвали Кнорина среди участников этой организации, а Гамарник Я. Б. в настоящее время полностью реабилитирован.

Из материалов, которые имеются в архивах, видно, что Кнорин, будучи секретарем ЦК КП(б)Белоруссии, в своей практической работе, в том числе в национальном вопросе, ни к какой националистической группировке не примыкал. Это же обстоятельство подтвердили и свидетели, которые знали Кнорина по совместной работе в Белоруссии.

Уншлихт, Рудзутак и Эйдеман, с которыми якобы был связан Кнорин по антисоветской работе в «Польской организации войсковой» и латышской националистической организации, также не назвали Кнорина.

Осужденные, как участники контрреволюционной латышской националистической организации Ленцман, Кронберг, Бекман и другие, также не назвали Кнорина среди членов этой организации, а в отношении Апина, Лайценса, Барда, Сомс-Кауфмана, Гринберга уголовные дела в настоящее время прекращены за отсутствием в их действиях состава преступления.

Бейка и Виксне на предварительном следствии назвали Кнорина как одного из руководителей антисоветской латышской организации, но в суде от этих показаний отказались, заявив, что они являются жертвами клеветы.

Кроме этого, как установлено в настоящее время, в 1937-38 гг. по преступному указанию бывшего руководства НКВД СССР многие лица латышской национальности арестовывались без всяких оснований, а затем путем применения к арестованным незаконных методов следствия от них получались ложные показания о причастности их к шпионажу, вредительству и диверсиям.

Бывший сотрудник УНКВД Московской области Постель, осужденный в 1939 году за фальсификацию следственных дел, показал:

«Я со всей ответственностью за свои слова, глубоко убежден и фактами могу доказать, что нашумевший, так называемый вскрытый всесоюзный латышский контрреволюционный центр, по которому были арестованы десятки тысяч латышей — крупных партийных, советских и военных работников, рабочих, колхозников и колхозниц и др., был явно сфабрикован и в природе не существовал».

Это обстоятельство подтверждается сообщением Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР о том, что данных о латышских террористических организациях, якобы действовавших на территории СССР, не имеется.

Яковлев Я. А., с которым, как показал Кнорин, он был связан по антисоветской работе, Кнорина в своих показаниях не упоминает.

Не нашло также подтверждения при проверке участие Кнорина в антикоминтерновской организации.

В частности, Бела Кун, Прухняк, Барский, Генриховский, Краевский и ряд других руководящих работников Коминтерна и Профинтерна, с которыми Кнорин якобы был связан по преступной деятельности, в настоящее время полностью реабилитированы, а кроме этого, от Кнорина были получены явно вымышленные показания в отношении лиц, занимающих руководящее положение в СССР и в братских компартиях.

Лица, знавшие Кнорина по совместной работе в Коминтерне, в своих отзывах охарактеризовали Кнорина только с положительной стороны и указали, что Кнорин никогда не примыкал к каким-либо антипартийным или сектантским группировкам в международном рабочем движении.

Кнорин также необоснованно обвинялся в проведении вредительства на идеологическом фронте.

Так, названные им как соучастники вредительства в деле партийной пропаганды и агитации Бауман, Стецкий и Таль вообще не назвали Кнорина, а по заключению института Маркса — Энгельса — Ленина — Сталина в печатных работах Кнорина искажений марксистско-ленинской теории не имеется.

Кроме этого, проверкой установлено, что к Кнорину в процессе следствия применялись незаконные методы следствия. Допрошенный по этому поводу бывший следователь НКВД СССР Лангфанг показал, что он по указанию бывшего руководства НКВД СССР — Ежова и Фриновского подвергал Кнорина избиениям.

Бывшие сотрудники НКВД СССР — Фриновский, Листенгурт, Николаев и другие, которые имели отношение к расследованию дела Кнорина, ныне осуждены за преступную деятельность.

По данным личного дела Кнорина, хранящегося в ЦК КПСС, он в 1921 году во время профсоюзной дискуссии в Минске примыкал к троцкистам, но в этом же году от них отошел и впоследствии ни в каких антипартийных группировках не участвовал.

По сообщению партийных и исторических архивов, а также органов государственной безопасности СССР, компрометирующих данных в отношении Кнорина не имеется.

В связи с изложенным, Прокуратура СССР считает возможным войти с протестом в Верховный суд СССР на предмет отмены приговора в отношении Кнорина В. Г. и его посмертной реабилитации.

Прошу Вашего согласия[67].

И. о. Генерального прокурора СССР П. Баранов

* На первом листе записки имеется штамп «т. Булганину Н. А.» и резолюция «За — Н.Булганин». — Сост.

67 Опросом члены Президиума ЦК КПСС 17 ноября 1955 г. (прот. № 170, п. 40) приняли следующее постановление: «Принять предложение Прокуратуры СССР (т. Баранова), изложенное в записке от 18 октября 1955 г., № 198лс». (РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 335. Л. 96).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.