Записка Р.А. Руденко в ЦК КПСС о реабилитации В.Н. Баркова. 23 декабря 1955 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1955.12.23
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 292-293
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 441. Л. 172–176. Подлинник. Машинопись.

№ 60

Записка Р.А. Руденко в ЦК КПСС о реабилитации В.Н. Баркова*

ЦК КПСС

В связи с жалобами бывшего заведующего протокольным отделом Наркоминдела СССР Баркова В. К. Прокуратурой СССР проверено его судебное дело. Проверкой установлено:

Барков Владимир Николаевич 1890 года рождения, русский, бывший член КПСС с 1906 года, был арестован НКВД СССР 27 июня 1941 года и постановлением Особого Совещания при НКВД СССР 26 сентября 1942 года осужден к лишению свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на 15 лет по обвинению в шпионаже.

1 августа 1955 года постановлением Центральной Комиссии по пересмотру дел на лиц, осужденных за контрреволюционные преступления, мера наказания Баркову снижена до фактически отбытого им срока и он из-под стражи освобожден.

Барков признан виновным в том, что в 1935 году установил связь с участником право-троцкистского центра Крестинским, от которого на протяжении 1935–1937 годов получал и передавал бывшему германскому послу в Москве Шуленбургу шпионские материалы, а с 1937 года по 1941 год был лично связан по шпионской работе с Шуленбургом, сообщая ему сведения, касающиеся дипломатического корпуса, работников Наркоминдела и другие.

Барков признан виновным также в том, что он в 1920–1921 годах, поддерживая троцкистов, трижды голосовал за троцкистскую резолюцию по вопросу о задачах профсоюзов.

Как установлено проведенной в настоящее время дополнительной проверкой, Барков был арестован по непроверенным и необъективным материалам.

Так, в постановлении на арест указано, что Барков изобличается, как агент германской разведки, показаниями бывшего наркома внешней торговли СССР Чвялева Е. Д., который на допросе 27 июня 1939 года заявил о том, что ему со слов бывшего наркома здравоохранения Каминского Г. Н. было известно о связях Баркова с агентами германской разведки.

Однако, еще задолго до ареста Баркова органам НКВД было известно, что Каминский на очной ставке с Чвялевым, а затем в специальном заявлении на имя следователя категорически отрицал показания Чвялева и заявил, что с Барковым он не только шпионской, но и вообще какой-либо связи не поддерживал, а лишь видел его два — три раза на официальных приемах. Это обстоятельство ни в постановлении на арест, ни в материалах дела отражения не нашло и показания Каминского к делу Баркова приобщены не были.

Арест Баркова мотивировался также тем, что он в 1920–1921 годах, во время партийной дискуссии о задачах профсоюзов, голосовал за троцкистскую резолюцию, хотя органам НКВД было известно, что сам Барков этого обстоятельства не скрывал, писал об этом в анкетах и автобиографии и эти его колебания не были даже предметом разбирательства в партийных органах.

После ареста Барков на протяжении почти двух с половиной месяцев категорически отрицал проведение какой-либо преступной работы и виновным себя не признавал.

В сентябре 1941 года Барков подал заявление следователю и написал собственноручные показания о том, что он, работая в Наркоминделе, по поручению бывшего заместителя наркома Крестинского, якобы, передавал бывшему германскому послу Шуленбургу пакеты с какой-то перепиской, содержание которой ему неизвестно. Барков также показал, что после ареста Крестинского он по долгу службы неоднократно встречался с Шуленбургом, который якобы ставил перед ним ряд вопросов, как-то: о составах делегаций, прибывавших в СССР, о характеристике отдельных сотрудников Наркоминдела и т. п., на что он давал надлежащие ответы.

Впоследствии на допросах и в своих заявлениях Барков неоднократно отказывался от этих показаний, как от вымышленных.

Каких-либо объективных доказательств, подтверждающих вину Баркова в шпионаже, следствием добыто не было.

Крестинский, который якобы завербовал Баркова для шпионской работы в пользу немцев, никаких показаний о нем не дал.

Несмотря на то, что никаких доказательств, кроме показаний Баркова, от которых он отказался, в деле не было, Барков все же был осужден.

С 1942 года по настоящее время Барков в многочисленных жалобах, адресованных в партийные и советские органы, утверждает, что он невиновен, а на предварительном следствии вынужден был дать вымышленные показания в результате тяжкого тюремного режима и неоднократного применения к нему мер физического воздействия.

Проверкой установлено, что Барков до 23 сентября 1941 года содержался в одиночной камере внутренней тюрьмы НКВД, а затем был переведен в Сухановскую тюрьму, в которой был, как известно, особо тяжелый режим.

Из материалов проверки усматривается, что Барков подвергался мерам физического воздействия.

С 1919 года Барков работал в Сокольническом райкоме партии, Московском комитете партии, в редакции газеты «Правда», ответственным редактором газеты «Московский рабочий», «Вечерняя Москва», «ТАСС», а с 1930 года до момента ареста работал на различных ответственных должностях в Наркоминделе СССР.

Барков в конце 1920 года и начале 1921 года имел колебания по вопросу о задачах профсоюзов и по этому вопросу стоял на троцкистских позициях.

Таким образом, в настоящее время установлено, что Барков был арестован, а затем и осужден необоснованно.

Прокуратура СССР считает возможным пересмотреть дело Баркова В. Н. на предмет отмены решения Особого Совещания от 26 сентября 1942 года и прекращения этого дела за недоказанностью состава преступления.

Прошу Вашего согласия[90].

Генеральный прокурор СССР Р. Руденко

* На первом листе записки имеется помета «Разослать членам Президиума ЦК КПСС на голосование. В. Малин. 28/ХII.55». — Сост.

90 К записке Р. А. Руденко приложен лист голосования по вопросу («За» проголосовали Н. С. Хрущев, Н. А. Булганин, К. Е. Ворошилов, Л. М. Каганович, А. И. Кириченко, Г. М. Маленков, А. И. Микоян, В. М. Молотов, М. Г. Первухин, М. З. Сабуров, М. А. Суслов), на котором имеются следующие пометы: «Без оформления [протокольного решения]» и «Т. Руденко сообщено. 2Л.56. [Подпись неразборчива]». 25 февраля 1956 г. Президиум ЦК КПСС (прот. № 190, п. 20) восстановил В. Н. Баркова в партии (РГАНИ. Ф. 3. Оп. 12. Д. 2. Л. 59–60).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.