Записка Р.А. Руденко в ЦК КПСС о реабилитации Я.Э. Рудзутака. 24 декабря 1955 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1955.12.24
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 294-295
Архив: 
РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 359. Л. 116–119. Копия. Машинопись.

№ 61

Записка Р.А. Руденко в ЦК КПСС о реабилитации Я.Э. Рудзутака*

ЦК КПСС

Прокуратурой СССР проверено дело по обвинению бывшего заместителя Председателя Совета Народных Комиссаров СССР Рудзутака Я. Э.

Рудзутак Ян Эрнестович, член КПСС с 1905 года, был арестован органами НКВД 25 мая 1937 года и 28 июля 1938 года Военной Коллегией Верховного Суда СССР осужден к расстрелу.

Рудзутаку вменено в вину, что он в 1926 году создал центр антисоветской националистической организации латышей, которая занималась вредительством, шпионажем и готовила вооруженное восстание против Советской власти. В том же году Рудзутак якобы установил связи с буржуазным латвийским правительством, в целях организации нападения на Советский Союз. Кроме того, Рудзутак обвинялся в том, что он имел личные связи с агентами иностранной разведки и систематически снабжал их шпионскими сведениями.

Далее в приговоре указывается, что Рудзутак в своей антисоветской деятельности был связан с центром правых в лице Томского, Рыкова и Бухарина и в 1936 году как представитель центра право-троцкистского блока вел переговоры с быв. премьер-министром Франции Лавалем о совместной борьбе против Советской власти.

Рудзутаку также вменялось в вину, что он создал группу для совершения террористических актов в отношении руководителей Советского государства, а также в отношении Ежова.

На предварительном следствии, как видно из протоколов допроса, Рудзутак признавал себя виновным в антисоветской деятельности, однако, показания его об этом явно противоречивы, неконкретны и неубедительны.

В показаниях Рудзутака на предварительном следствии указано, что по антисоветской деятельности он был связан с Бухариным, Рыковым, Крестинским, Розенгольцем, Лобовым, Эйхе, Кодацким, Позерном, Струппе, Чубарем, Кнориным, Бейка, Сална, Круминым, Марьясиным, Межлаук, Антиповым, Енукидзе, Гамарником и другими (всего свыше 60 человек).

В судебном заседании Военной Коллегии Рудзутак виновным себя не признал и от своих показаний, данных на предварительном следствии, отказался, как от вымышленных.

В протоколе судебного заседания о показаниях Рудзутака имеется следующая запись:

«… Подсудимому было предоставлено последнее слово, в котором он заявил, что его единственная просьба к суду — это довести до сведения ЦК ВКП(б) о том, что в органах НКВД имеется еще невыкорчеванный гнойник, который искусственно создает дела, принуждая ни в чем неповинных людей признавать себя виновными. Что проверка обстоятельств обвинения отсутствует и не дается никакой возможности доказать свою непричастность к тем преступлениям, которые выдвинуты теми или иными показаниями разных лиц. Методы следствия таковы, что заставляют выдумывать и оговаривать ни в чем неповинных людей, не говоря уже о самом подследственном. Просит суд дать ему возможность все это описать для ЦК ВКП(б).

Заверяет суд, что лично у него никогда не было никакой плохой мысли против политики нашей партии, так как он всегда полностью разделял всю ту политику, которая проводилась во всех областях хозяйственного и культурного строительства. Еще раз просит суд предоставить ему возможность подробнейшим образом изложить все то, что ему известно о методах следствия НКВД, в Центральный Комитет партии…».

Эти показания Рудзутака о незаконных методах следствия проверены не были и дело в суде слушалось всего 20 минут.

Допрошенный в настоящее время бывший работник НКВД СССР Петров, принимавший участие в расследовании дела Рудзутака, подтвердил, что в процессе следствия по делу допускались нарушения закона. В частности, он показал, что первоначально Рудзутак антисоветскую деятельность отрицал и виновным себя не признавал, однако эти показания не записывались и протоколы допроса не составлялись. Далее Петров заявил, что протоколы допроса писались им не со слов Рудзутака, а под диктовку быв. сотрудника НКВД Ярцева (впоследствии осужденного к расстрелу).

Проверкой дел по обвинению Енукидзе, Кодацкого, Позерна, Струппе, Эйдемана, Лобова и Комарова установлено, что эти лица никаких показаний об антисоветской деятельности Рудзутака не давали.

Арестованные Магалиф, Эйхе, Крумин, Бейка, Сална и Грикман на предварительном следствии давали показания о том, что Рудзутак занимался антисоветской деятельностью, однако в суде от этих показаний они отказались.

Показания арестованных Алксниса, Германа и других советских и партийных работников, по национальности латышей, не могут служить доказательством вины Рудзутака, так как проверкой установлено, что следствие по их делам, по преступному указанию быв. руководства НКВД, проводилось с грубейшими нарушениями закона.

Как теперь установлено, Чубарь, Кнорин, Гамарник и Бауман преступлений не совершали, следовательно они не могли иметь антисоветских связей с Рудзутаком[91].

В показаниях Бухарина и Рыкова не имеется конкретных фактов, подтверждающих антисоветскую деятельность Рудзутака.

Бухарин и Рыков на предварительном следствии показывали, что якобы Рудзутак по своим убеждениям являлся правым и им сочувствует, но открыто сказать об этом боится.

В судебном заседании ни Бухарин, ни Рыков об антисоветской деятельности Рудзутака не показывали.

Показания Крестинского, Розенгольца, Гринько, Постникова, Антипова, Жукова и других о том, что они были связаны с Рудзутаком по антисоветской деятельности, по своему содержанию весьма противоречивы и неконкретны и поэтому не могут быть признаны доказательством виновности Рудзутака.

По сообщению Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР компрометирующих материалов в отношении Рудзутака, кроме следственного дела, не имеется. Такие же данные получены из Особого государственного архива МВД СССР и Центрального архива Октябрьской революции и социалистического строительства.

Таким образом, проверкой установлено, что Рудзутак был арестован и осужден необоснованно.

Прокуратура СССР считает возможным внести в Верховный Суд СССР протест на предмет отмены приговора Военной Коллегии в отношении Рудзутака Я. Э. и его посмертной реабилитации.

Прошу Вашего согласия[92].

Генеральный прокурор СССР Р. Руденко     

* На первом листе записки имеется штамп «т. Булганину Н. А.» и резолюция: «За — Н. Булганин — Сост.

91 См. документы № 29, № 34 и № 46 раздела IV.

92 Опросом члены Президиума ЦК КПСС 2 января 1956 г. (прот. № 178, п. 2) приняли следующее постановление: «Согласиться с предложением Генерального прокурора СССР т. Руденко, изложенным в записке от 24 декабря 1955 г., № 239лс» (РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 359. Л. 115).

7 февраля 1956 г. председатель Верховного Суда СССР А. А. Волин докладной запиской сообщал в ЦК КПСС, что «дело Рудзутака Яна Эрнстовича Верховным Судом Союза ССР пересмотрено и определением от 23 января 1956 г. приговор о нем отменен… Одновременно сообщаю, что вопрос о бывшем следователе Петрове, принимавшем участие в фальсификации дела Рудзутака, передан на рассмотрение КПК при ЦК КПСС» (АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 442. Л. 62). Решением КПК при ЦК КПСС от 17 декабря 1958 г. (пр. №» 1394, п. 3с) М. А. Петров был исключен из партии «за нарушения социалистической законности в период работы в органах НКВД в 1937–1938 гг.» (РГАНИ. Ф. 6. Оп. 4. Д. 1433. Л. 17).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.