Материалы о репрессиях в Челябинской области, направленные М.С. Соломенцевым А.Б. Аристову. 22 января 1956 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1956.01.22
Источник: 
Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. В 3-х томах. Том 1. Стр. 303-307
Архив: 
АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 489. Л. 2, 7-14. Подлинник. Машинопись.

№ 6

Лично секретарю ЦК КПСС товарищу Аристову А. Б.

Согласно Вашего указания направляются сведения о делегатах Челябинской партийной организации на ХVII съезд КПСС[11] и справка о репрессиях в 1937-38 годах на территории Челябинской области.

Приложение на 15 листах.

Секретарь Челябинского обкома КПСС М. Соломенцев

Справка

По материалам, хранящимся в учетно-архивном отделе УКГБ при СМ СССР по Челябинской области, устанавливается, что бывшее УНКВД по Челябинской области и его периферийные органы производили массовые аресты советских граждан.

Законченные следствием дела на арестованных направляли на рассмотрение Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР, военному трибуналу, спецколлегии областного суда, Особому совещанию при НКВД СССР, тройке УНКВД Челябинской области и на решение наркома внутренних дел и прокурора СССР.

3а два года (1937–1938 гг.) УНКВД по Челябинской области было арестовано 25 368* [*Здесь и далее подчеркнутые цифры вписаны в машинописный текст рукой. — Сост.] человек, из них приговорено 14 379 человек к ВМН, остальные к различным срокам лишения свободы.

Тройкой УНКВД рассмотрено следственных дел на 16 786 человек, по которым приговорено 8656 ч[еловек] к ВМН.

Решением наркома внутренних дел СССР и [Генерального] прокурора СССР рассмотрено следственных дел на 4706 человек, из них 4468 человек приговорены к ВМН.

В 1954 году и особенно в 1955 году в Управление Комитета непосредственно и через органы прокуратуры поступило значительное количество жалоб от ранее осужденных граждан и их родственников на необоснованное осуждение подвергавшихся репрессиям, с ходатайством о пересмотре их дел.

В 1955 году Управлением Комитета госбезопасности по жалобам пересмотрено 116 архивно-следственных дел на 943 человека.

В результате тщательной проверки следственных материалов путем допросов свидетелей, проведения научно-технических экспертиз и других следственных мероприятий установлено, что из 943 человек, осужденных в 1937–1938 годах, реабилитированы или подлежат реабилитации судебными органами 941 и только 2 человека признаны виновными в ранее предъявленных им обвинениях.

Также проверкой установлено, что в 1937–1938 годах бывшим руководством Управления НКВД по Челябинской области, а также периферийными органами, под видом борьбы с контрреволюцией и очистки области от антисоветских элементов, проводилось большое количество незаконных и необоснованных арестов советских граждан, в том числе относившихся к советскому и партийному активу.

Сам процесс следствия проводился с грубым нарушением социалистической законности.

Обвинения арестованным фальсифицировались путем подлога документов, составлялись фиктивные и вымышленные показания, записи показаний в своем большинстве не соответствовали действительности и подписывались арестованными под физическим воздействием или при помощи провокационной камерной обработки, искусственно создавались дела по обвинению в принадлежности к так называемым контрреволюционным, повстанческим, белогвардейским, эсеровским и различным другим организациям.

К числу таких дел относится дело № 39791 по обвинению Хованова Н. Г., Печенкина И. Г., Прилепского С. И. и других, всего в количестве 321 человека.

Всем арестованным предъявлено обвинение в том, что они являются участниками контрреволюционной, диверсионно-повстанческой организации. В обвинительном заключении указано, что эта контрреволюционная организация была создана по заданию японских разведывательных органов.

27 декабря 1937 года, 2–6 января 1938 года все обвиняемые, проходившие по этому делу, были осуждены тройкой УНКВД по Челябинской области к расстрелу, и приговор в отношении их приведен в исполнение.

Бывший начальник УНКВД Лапшин и его заместитель Луговцев в 1937–1938 гг. при проведении массовых операций по изъятию антисоветского элемента грубо нарушали и извращали социалистическую законность, производили массовые аресты советских граждан по непроверенным материалам, фальсифицировали следственные дела, применяли к арестованным запрещенные методы следствия.

В частности, было установлено, что в декабре 1937 года ими была искусственно создана белогвардейская казачья организация в количестве 321 человек, аресты по этому делу производились по спискам, представленным РО УНКВД.

Материалов, свидетельствующих об антисоветской деятельности этих лиц и существовании на территории Челябинской области указанной выше организации, никаких не имелось.

На основании собранных доказательств о фальсификации этого дела, после проверки его в 1955 году, было вынесено заключение о его прекращении и полной реабилитации всех осужденных.

Дело № 921 на осужденных Чуксина, Понафигина, Макарова, Дементьева, Уткина и других, всего в количестве 136 человек, возбуждено было как на участников эсеровской антисоветской организации в гор. Златоусте.

Почти все осужденные по этому делу являются кадровыми рабочими златоустовских заводов. Некоторая часть из них в 1917–1918 годах непродолжительное время состояла в партии эсеров, а большинство из обвиняемых совершенно не состояло ни в каких партиях.

Установлено, что в УНКВД в период возникновения этого дела никаких оперативных материалов, свидетельствовавших о наличии в гор. Златоусте контрреволюционной эсеровской организации, не было. Обвинения, которые были предъявлены всем арестованным в их антисоветской деятельности, в результате проверки не подтвердились.

На основании собранных доказательств, свидетельствующих о фальсификации дела, вынесено заключение о его прекращении и реабилитации осужденных по нему лиц.

В 1937–1938 годах, после окончания следствия по указанному выше делу, Златоустовским горотделом искусственно было создано другое дело № 39470 на 201 человека по обвинению в контрреволюционной эсеровской организации, именуемой остатком ликвидированной в свое время Златоустовской организации эсеров.

Проверкой установлено, что по данному вопросу следствие проводилось извращенными методами, с нарушением социалистической законности. Факты антисоветской деятельности, в которых обвинялись эти лица, не подтвердились.

Дело с заключением представлено в органы прокуратуры для прекращения и реабилитации осужденных по нему лиц.

На пересмотре в Управлении КГБ находится следственное дело № 831 на арестованных участников так называемой эсеровской контрреволюционной диверсионной террористической организации, действовавшей на территории Челябинской области.

По этому делу в 1937 году в апреле, мае, июне и октябре было арестовано 581 человек. Тройкой УНКВД по Челябинской области 494 из них приговорены к ВМН, а 87 на разные сроки от 8 до 10 лет ИТЛ. Значительная часть осужденных являются рабочими заводов с большим производственным стажем. Хотя проверка по этому делу еще не завершена, однако видно, что указанное дело было сфальсифицировано бывшими работниками УНКВД Челябинской области.

Характерными делами в смысле извращения социалистической законности являются дела на так называемых участников контрреволюционной, шпионской, диверсионной организации «Польской организации войсковой». В частности, в 1937 году по подозрению к указанной организации была арестована группа поляков: Шубарчик, 3ахорук, Лащевский и другие, в количестве 13 человек.

Проверкой по этому делу установлено, что дело было создано искусственно. Допрошенный в ходе следствия свидетель Войцеховский, бывший начальник 3 отделения 3 отдела УНКВД по Челябинской области, проводивший следствие по делам Шубарчик и других лиц, привлекавшихся к ответственности за принадлежность к «Польской организации войсковой», показал, что дело на Шубарчик и других было сфабриковано бывшим руководством УНКВД при его — Войцеховского — участии.

Войцеховский, в частности, показал, что в августе 1937 года Управлением НКВД по Челябинской области была арестована большая группа лиц иностранцев, в том числе поляков, без наличия достоверных материалов о их контрреволюционной деятельности. В связи с тем, что арестованные полностью отрицали свою принадлежность к контрреволюционной организации и проведение ими вредительской работы, руководящими работниками УНКВД по Челябинской области при его — Войцеховского — участии был сфабрикован протокол допроса Шубарчик от 5 сентября 1938 года.

В этом протоколе сам Шубарчик был изображен, как организатор и руководитель «Польской организации войсковой» в г. Челябинске (хотя, как заявил Войцеховский, по своему образованию и степени развития [он] быть таковым не может), а другие арестованные или намечавшиеся к аресту лица были включены в протокол Шубарчика, как члены этой организации или руководители групп «Польской организации войсковой» на отдельных предприятиях.

При фальсификации протокола допроса Шубарчика Войцеховским в текст протокола были внесены цели и задачи «Польской организации войсковой» из имевшейся в УНКВД ориентировки с учетом обстановки, в которой проживали и работали лица польской национальности в г. Челябинске.

Путем недозволенных методов следствия Шубарчик был вынужден подписать этот так называемый протокол допроса.

Войцеховский также показал, что фактически Шубарчик на следствии в 1937 году не дал показаний о принадлежности к «Польской организации войсковой» и говорил, что даже не знает о существовании такой организации.

Проверкой также установлено, что УНКВД по Челябинской области ко дню ареста Шубарчик, Захорук и других оперативными материалами о принадлежности их к так называемой «Польской организации войсковой» не располагало.

УНКВД не имело также и других материалов о их работе против Советской власти. Несмотря на это, Шубарчик, Захорук и другие осуждены к ВМН по сфальсифицированным материалам.

Архивно-следственное дело № 911313 по обвинению Лыткина, Юнкерова и других, всего в количестве 12 человек.

Всем привлеченным по делу лицам во время предварительного следствия в 1938–1939 годах Магнитогорским горотделом УНКВД было предъявлено обвинение в том, что они являлись активными участниками контрреволюционной, диверсионной, повстанческой организации «Все на борьбу с большевиками», действовавшей якобы в г. Магнитогорске и подготовлявшей вооруженное восстание для свержения Советской власти.

Расследованием установлено, что так называемая контрреволюционная организация под названием «Все на борьбу с большевиками», куда входили обвиняемые Лыткин, Юнкеров и другие, была создана искусственно бывшими работниками Магнитогорского ГО НКВД Придорогиным, Пушковым, Назаровым и Плюсниным через агентов горотдела УНКВД Семенова, Михайлова и так называемого «дядю Петю», впоследствии оказавшегося Мишиным. Негласные сотрудники горотдела УНКВД при непосредственном руководстве Придорогина, Плюснина организовали контрреволюционную организацию, поставив во главе руководства Лыткина, Юнкерова и Наумова, и впоследствии, путем незаконных методов следствия, окончательно оформили контрреволюционную организацию в составе 33 человек, якобы действовавшую в г. Магнитогорске и в г. Кустанае Казахской ССР, представителями которой являлись в г. Магнитогорске Семенов и Лыткин, а в г. Кустанае «дядя Петя», Михайлов.

В процессе дополнительного расследования также установлено, что сотрудники Магнитогорского горотдела в разработке Лыткина, Юнкерова и других, через своих агентов Семенова, Мишина — «дядю Петю», действовали провокационными методами, искусственно создавали контрреволюционную организацию, в частности, Мишин — «дядя Петя», при поддержке Пушкова и Плюснина требовали от Лыткина вербовать в контрреволюционную организацию новых лиц, от завербованных отбирать подписки.

Составленные сотрудниками воззвания и лозунги передавались Мишину — «дяде Пете», а последний передавал их для ознакомления Лыткину, требовал от него их размножения, что Лыткин впоследствии делал.

По указанию Пушкова и Плюснина Мишин — «дядя Петя» организовал так называемую тройку контрреволюционной организации, назначил Лыткина председателем и передал ему, как руководителю организации, изготовленную горотделом печать с фашистской свастикой и выгравированными на ней буквами «ВНБСБ», что означает «Все на борьбу с большевиками».

13-14 октября 1939 года дело по обвинению Лыткина и других было заслушано выездной сессией Военного трибунала Уральского военного округа в г. Магнитогорске.

Указанным судом обвиняемые были признаны виновными и осуждены, Лыткин — к высшей мере наказания — расстрелу, Юнкеров, Наумов, Ивановский к лишению свободы на 10 лет каждый, остальные к лишению свободы сроком на 8 лет каждый.

Военная Коллегия Верховного Суда Союза ССР, рассмотревшая дело, своим определением приговор Военного трибунала Уральского военного округа по делу Лыткина, Юнкерова и других отменила и дело направила на доследование в УНКВД по Челябинской области.

Несмотря на очевидную в то время несостоятельность обвинения Лыткина, Юнкерова и других в части повстанческой организации, бывшее руководство УНКВД по Челябинской области, после проведенного дополнительного расследования, дело вместе с ходатайством перед разоблаченным врагом народа Берия, состоявшем в то время в руководстве наркомата внутренних дел, направило в июле 1940 года в Москву на рассмотрение в Особое совещание.

По письменным указаниям Берия от 16 июля 1940 года, дело по обвинению Лыткина, Юнкерова и других рассмотрено на Особом совещании НКВД СССР, по решению которого 1 февраля 1941 года обвиняемые были осуждены к разным срокам лишения свободы в ИТЛ.

Таким образом, из приведенных выше фактов и законченных проверкой УКГБ по Челябинской области других дел, как например: на 26 человек, осужденных за участие в так называемой «Повстанческо-террористической организации кулаков, повстанцев», действовавшей якобы в г. Челябинске; на 137 человек, осужденных за участие в шпионско-террористической организации, существовавшей якобы в г. Златоусте; на 65 человек, осужденных как участников так называемой «Контрреволюционной троцкистско-террористической, повстанческой организации», существовавшей якобы в г. Магнитогорске и прилегающих к нему районах, — усматривается, что указанных контрреволюционных организаций и формирований на территории Челябинской области в 1937–1938 годах в действительности не существовало.

Привлеченные по этим делам лица, путем фальсификации следственных материалов искусственно объединялись в контрреволюционные повстанческие, шпионские организации и формирования, создавая видимость о наличии в области якобы действующего организованного контрреволюционного подполья.

Начальник УКГБ по Челябинской области, полковник Шмыгин

11 Не публикуются.

В справке с этими сведениями, подписанной 14 января 1956 г. начальником Управления КГБ по Челябинской области, в частности, сообщается, что на ХVII съезд ВКП(б) от областной партийной организации было избрано 20 делегатов с решающим и 6 делегатов с совещательным голосом. Из их числа 11 человек было репрессировано, дела на них не пересматривались.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.