Письмо руководства Томского округа о сложившемся положении в связи с переселением кулацких хозяйств. 7 марта 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.03.07
Источник: 
Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 — весна 1931 г. Новосибирск. ВО "Наука". Сибирская издательская фирма, 1992. Стр. 56-58
Архив: 
ГАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 104. Л. 153— 154об. Подлинник

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Секретарю Сибкрайкома ВКП(б) Эйхе, председателю Сибкрайисполкома Клименко

В связи с создавшимся положением в Томском округе считаем своим долгом поставить перед крайкомом и крайисполкомом ряд вопросов, требующих безотлагательного разрешения, во избежание могущих быть осложнений.

Положение в округе в данное время и в ближайший период рисуется в следующем виде:

1) В Нарымском крае политическая и уголовная ссылка достигла 5000 человек. Ссылка совершенно не обеспечена продовольствием и в части снабжения предоставлена сама себе. На наши настойчивые требования мы получили для политической ссылки 300 пайков на один месяц.

2) В Нарымских лагерях СибУЛОНа осужденных на срок от 3 до 10 лет работает 7000 человек. Никакой охраны лагерей нет, и она состоит из самих заключенных.

3) В Нарымский край из разных округов Сибири вселяется 20 000 кулацких хозяйств, что в переводе на людей составит свыше 100 000 человек. К настоящему времени мы имеем, по неполным сведениям, самовольно въехавших из других округов края кулаков около 5000 человек27.

4) Вся уголовная ссылка, которой прошло за 1929 год 3000 человек и за январь и февраль месяцы этого года 800 человек, а также все кулацкие хозяйства, прибывающие по железной дороге, этапируются в Нарым гужевым путем со всеми вытекающими отсюда последствиями, как то: предоставление подвод, конвой и т.д.

Наибольшие осложнения и затруднения составляет передвижение прибывающих кулаков, что можно видеть из следующих данных: надлежит забросить для последующих нужд этих хозяйств в село Подгорное ржи, пшеницы, овса и семматериалов 208 388 пудов, сена 105 000 пудов, не считая того, что у каждой прибывающей семьи кулаков имеется домашних вещей 30—35 пудов на хозяйство; продовольствие и фураж приходится для концентрации перевозить на расстояние 400—500 верст. К тому же, как показал опыт прибывших первых четырех эшелонов, это положение осложняется безобразным состоянием у прибывших средств передвижения. У прибывших эшелонов не оказалось лошадей, саней, сбруи — так, в первом эшелоне из 200 лошадей две пали дорогой, 4 непригодны к передвижению. Все лошади абсолютно непригодны к передвижению на 300 километров, так как на месте отправки хороших лошадей заменили клячами, причем, по заявлению прибывших, обмен происходил несколько раз. Эшелоны прибывают без саней, в частности, в первом эшелоне оказалось только 85 саней. Многие сани без оглобель, крестовин и т.д.

При таком состоянии средств передвижения не только не приходится говорить о перевозке домашних вещей и двухмесячного запаса продовольствия, но даже нельзя перевезти детей и стариков, которых в эшелоне свыше 50 %. Поэтому нам пришлось оставить в Томске все кулацкое имущество: домашние вещи, продовольствие и проч.

Для перевозки хлеба и фуража, перевозки вещей в пункты концентрации требуется мобилизация около 20 000 подвод (все расчеты сделаны только для переброски натурфондов кулацких х-в, проходящих непосредственно через г. Томск), что является громадной дополнительной нагрузкой к заготовкам леса, перевозкам сена, перевозкам нарымских грузов (рыба, орех) и т.д.

Все это вместе взятое вызвало резкое ухудшение настроений во всех районах, прилегающих к Нарымскому тракту, так как кулацкие обозы являются «саранчой» для тех населенных пунктов, через которые они проходят. На остановках они буквально поедают все: фураж, продовольствие.

Заброшенные в Нарым без домашних вещей, необходимых запасов продовольствия, они являются кадрами для бандитских шаек, признаки чего в Нарыме уже налицо. Бригада окружного уголовного розыска уже сейчас вынуждена арестовать в Нарыме до 200 человек за грабежи, убийства, в числе арестованных имеется 30 кулаков, высланных в Нарым по линии судов. В последнее время имела место попытка подготовки к восстанию в одном из лагерей СибУЛОНа в Нарыме, своевременно предотвращенная.

В целях предотвращения острых осложнений, могущих быть в Нарыме и районах, к нему прилегающих, требуется принять ряд срочных мер:

1. Полное урегулирование вопроса обеспечения установленных для кулаков натуральных фондов теми округами, которые отправляют кулаков, и в первую очередь средств передвижения: лошади, сани и сбруи. При невозможности обеспечения эшелоны не высылать.

2. Прекращение на время перевозки кулаков присылки уголовников и отправки их в округа, где не производится переселение кулаков.

3. Укрепление аппарата ГПУ в Нарымском крае, который насчитывает там всего 10 человек, и отпуск на эту цель необходимых средств.

4. Отпуск некоторого количества пайков для политссыльных Нарыма на весь период.

5. Обеспечение необходимыми средствами окружного административного отдела на наем конвоя, для сопровождения кулаков в Нарым, так как Сибадмотдел в отпуске отказал. Требуется 10 000 рублей.

6. Внесение полной ясности в вопрос обеспечения гужсилой подлежащего перевозке хлеба, фуража и т.д. По линии ГПУ имеется указание, что гужсилу дает исполком, что совершенно невозможно, так как оплата перевозок стоит громадных сумм. Стоимость перевозки одного пуда выразится в размере до одного рубля. Считаем, что объявление гужевой повинности для этой цели политически невозможно.

7. Еще раз ставим вопрос о помощи округу работниками для партийного и советского аппарата, который на местах очень слаб.

Наши обращения в краевые организации по разным вопросам, связанные с этими операциями, оставляются без положительного разрешения или оканчиваются обещаниями урегулировать непорядки.

Мы считаем, что проведение всей операции с наименьшими осложнениями (что диктуется всей обстановкой) то положение, которое имеется в настоящее время, не гарантирует, а, наоборот, неизбежно ведет к самым острым осложнениям.

Секретарь Томского окружкома ВКП(б) НУСИНОВ

Председатель окрисполкома РЕЩИКОВ

27 О фактах и маршрутах массового стихийного переселения в необжитые районы Сибири зимой 1929 — весной 1930 г. см. сводку ОГПУ (с. 128 настоящего издания).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.