Спецсводка ОГПУ о ходе переселения и расселения кулаков 2-й и 3-й категории Новосибирского округа. 10 марта 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.03.10
Источник: 
Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 — весна 1931 г. Новосибирск. ВО "Наука". Сибирская издательская фирма, 1992. Стр. 143-151
Архив: 
ГАНО. Ф. 1228. Оп. 3. Д. 17. Л. 488— 494. Заверенная копия

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

О ходе переселения кулаков 2-й и З-й категории

По предварительным данным, в Тайгу, в район реки Галки, предполагалось переселить кулаков 2-й категории 2964 хозяйства, но вследствие затруднений, встретившихся при практическом проведении переселения кулаков, в смысле сбора и снабжения их натуральным и дополнительным фондами и трудности перевозки в р-н Галки за отсутствием достаточной для этого тягловой силы и других транспортных средств, постановлением окружных, партийных и советских организаций количество переселяемых кулаков было сокращено до 1864 хозяйств, т.е. до нормы наличия натурфонда, обеспечивающего переселение этих хозяйств.

Точно так же был изменен и план переселения и вместо отправки всех переселяемых в район реки Галки туда было отправлено всего лишь 500 хозяйств. Остальная масса переселяемых кулаков 2-й категории Новосибирского округа в количестве 1364 хозяйства нами на основании того же постановления окружных директивных организаций отнесены к 3-й категории и расселяются в Баксинском районе по реке Шегарке.

Однако считаем необходимым сигнализировать, что место расселения кулаков на р. Шегарке (Баксинский район) не является благоприятным в смысле изоляции кулачества от остального крестьянского населения, связи между кулацкими поселками и т.п. Кроме того, не исключена совершенно возможность организации высланным кулачеством бандвыступлений, восстаний и т.п. Ликвидация же таких бандвыступлений на территории Баксинского района, несомненно, будет проходить значительно труднее, нежели чем если бы эти кулацкие хозяйства находились бы на территории реки Галки.

Возможность организации подобных банд-шаек и вооруженных выступлений в районе Тайги — месте расселения кулаков — нами отмечалась в предыдущих сводках.

Учитывая все эти трудности и возможность различных эксцессов в момент выселения кулаков и в пути следования их, которые в случае возникновения таковых могли бы вызвать крупные осложнения, нами были приняты соответствующие меры предотвращения подобных эксцессов и установления строжайшей планировки следования кулацких обозов, не допуская скопления их в отдельных населенных пунктах.

Таким образом, подготовительная работа по выселению кулаков была проведена сравнительно удовлетворительно. Своевременная организация сборных пунктов, постановка учета и проверки списков выселяемых кулаков с точным указанием плана, маршрута и сроков отправки их дали возможность провести эту операцию безболезненно и почти без всяких эксцессов со стороны выселяемых. Проводившаяся при РИКах проверка списков кулаков выселяемых предотвратила имевшие место перегибы со стороны сельсоветов, включивших в списки кулаков подлежащие выселению семьи середняков и других лиц, не могущих быть отнесенными к кулакам.

Наряду с этим необходимо отметить и недочеты, допущенные РИКами и сельсоветами при выселении кулаков, заключающиеся в следующем: почти все РИКи, за исключением Алексеевскою и Баксинского, прошили недопустимую слабость в собирании натурфонда для выселяемых кулаков, благодаря чему выселяемые оказались недоснабженными продовольственным хлебом и фуражом, вследствие чего нам приходилось задерживать отправку кулаков по отдельным районам впредь до полного снабжения их по установленным нормам. Всего на все количество выселяемых кулаков собрано и отправлено вместе с выселяемыми кулаками 67 921 п[уд] 19 ф[унтов] различного продфуража. По Колыванскому району выселяемые кулаки сельсоветом снабжены никуда негодным инвентарем, скорее являющимся утильсырьем, сельсоветы вместо сельхозинвентаря выделяли разный никуда негодный хлам. По ряду районов выделенные сельсоветами для кулаков лошади заморенные и для работы почти не годны, благодаря чему нормальное движение обозов кулаков нарушалось.

Выселение кулаков с мест отправки по районам было начато с 27/II и закончено по округу 7/III с.г. В настоящее время первоначально вышедшие обозы, как Баксинский и Колыванский, находятся уже на месте расселения в районе реки Галки. Обозы всех остальных районов в данное время находятся частью в самой Пихтовке и районе Пихтовки и частью — в Колыванском районе. Прием и отправка обозов кулаков Баксинским КПП производится в строго установленном плановом порядке с тем, чтобы не допустить скопления их в Пихтовке. Всего по всем районам округа нами выселено в район Галки и Шегарки 1864 кулацких хозяйства, что составляет 62,8 % к контрольной цифре, предполагавшихся выселению, и 33,3 % к общему числу учтенных по округу кулаке». Таким образом, к настоящему времени выселение кулаков 2-й категории из своих районов надо считать законченным.

О перегибах и классовых искажениях при ликвидации кулачества как класса и коллективизации

Несмотря на благоприятное отношение абсолютного большинства крестьян, и особенно батрачества и бедноты, к проводимой ликвидации кулачества как и класса проявления ими большой активности и инициативы при практическом осуществлении этого мероприятия, руководящие партийные и советские органы районов и сел эту активность не использовали и в большинстве случаев массу бедноты и батрачества не привлекли к участию в выявлении кулацких хозяйств, учету их имущества и практическому осуществлению экспроприации. Там же, где беднота и была привлечена к этой работе, вследствие того, что среди них не была проведена достаточная разъяснительная работа, участие этой бедноты в экспроприации кулачества привело к грубейшим ошибкам и искажениям, доходившим в некоторых случаях до мародерства. Такое игнорирование сельсоветами инициативы и активности батрацко-середняцких масс и отсутствие почти всякой разъяснительной работы среди них привело к тому, что ликвидация кулачества как класса и экспроприация их имущества проводилась почти исключительно административным путем самими сельсоветами и уполномоченными РИКов, допустившими в практическом проведении этой работы ряд недопустимых перегибов и грубых искажений классовой линии. Директива партии и правительства о недопустимости экспроприации и выселении середняцких хозяйств местами грубо нарушена, и под. экспроприацию и выселение подпало большое количество середняков и др. лиц, не могущих быть отнесенными к кулакам (служители религиозного культа, кустари и т.д.). Всего по округу нами зафиксировано 338 случаев — фактов включения середняков в списки кулаков, причем у большинства из них сельсоветами было описано их имущество и частично экспроприировано и сами они были выселены вместе с кулаками и доставлены на сборные пункты, и только районными опертройками дальнейшее выселение приостановлено, и сами они возвращены к месту прежнего жительства. Наиболее неблагополучными в этом отношении районами являются: Новосибирский — 109, Коченевский — 70, Колыванский — 64, Баксинский — 37 и Чулымский — 20 случаев зарегистрированных нами фактов включения середняков в кулацкие списки, аресты и экспроприации их имущества.

Наряду с перегибами при ликвидации кулачества нами отмечается и ряд случаев грубого искажения директив партии о соблюдении добровольности при вступлении крестьян в колхозы и недопустимости применения административного нажима. Выделенные РИКами уполномоченные по коллективизации, стремясь закончить эту работу как можно скорее и показать, насколько успешно проведена ими эта работа, вместо агитационно-разъяснительной работы среди крестьян за коллективизацию применяют самые грубые формы административного воздействия на отказывающихся вступать в колхозы или высказывающихся против колхозов бедняков и середняков — до ареста их и выселения из домов. В некоторых случаях, когда крестьяне отказываются от вступления в коммуну, но сами предлагают организовать ТПОЗ или сельхозартель, отдельные уполномоченные по коллективизации и сельсоветы квалифицируют это как антисоветскую деятельность, направленную к срыву организации коммун. В других случаях уполномоченные РИКов выступают против предложений крестьян об организации ТПОЗ или сельхозартели, мотивируя свое выступление тем, что «сельхозартель не есть окончательная форма социализма, надо нам сразу переходить на устав коммуны, а кто не пойдет в коммуну, будем сажать на кочки» (уполномоченный Вассинского РИКа Работко).

Для характеристики имеющихся фактов перегабов и классовых искажений приводим наиболее характерные из них случаи, зарегистрированные нами за последнее время.

Сельсовет села Воробьево Коченевского района за несдачу семфонда произвел обыск у середняка Маркелова Фрола в его отсутствие (был в городе) и забрал у него весь хлеб из амбара, описал все его имущество с целью экспроприации его. Начато следствие для привлечения виновных к ответственности.

Из Баксинского района в с. Черемшанку на КПП с группой выселяемых кулаков доставлен середняк Севастьянов Пантелеймон Дм., сельский активист, индивидуально не обложен и избирательных прав не лишен, у которого все имущество экспроприировано комендантом КПП. Пантелеймон освобожден и возвращен к месту прежнего жительства.

В с. Усть-Тоя сельсовет арестовал батрака Смирнова Илью за отказ вступить в коммуну и предъявил ему обвинение за срыв коллективизации. Смирнов освобожден. Райкомом дана директива привлечь виновных к ответственности.

Из с. Прокудского на сборный пункт Новосибирского района в числе выселяемых кулаков доставлен середняк Гурьянов Семен, проверкой установлено, что Гурьянов до революции батрачил, а в данное время имел м/середняцкое хозяйство. Гурьянов возвращен к месту прежнего жительства и сельсовету предложено вернуть ему его имущество.

Петропавловским сельсоветом Маслянинского района арестован бедняк Китенко Кирилл за то, что последний на общем собрании выразился: “Не надо гнать насильно в коммуну, надо потихоньку, сами войдут. Я читаю газеты и все законы знаю“. После собрания уполн. РИКа Полуэктов, член ВКП(б), составил акт и направил арестованного Китенко в распоряжение начальника РАО.

Председатель Харинского сельсовета Шахматов Иван, кандидат ВКП(б), 25/II с.г. предложил вдове Вагатцевой Марии, середнячке, освободить дом для колхоза, последняя не соглашалась, ссылаясь на то, что она имеет 2 малолетних детей и мать-старуху 70 лет. Несмотря на это, Шахматов с ее доводами не согласился, выселил ее из дома и выбросил вещи на улицу, угрожая последней арестом, пытался связать ее веревкой. При проверке выяснилось, что в ее дом Шахматов имел в виду поместить вдову, бывшую спекулянтку Романову. Шахматов предается суду.

С. Гусиный Брод Новосибирского района, Кривощеков Антон Иванович, 46 лет, едоков 3 чел. в 27 г. имел посева:

в 1927 г. имел посева:         1,65, лош. 3, кор. 1, м/скота            3

в 1928 г.         1,96     2          3          4

в 1929 г.         1,84     3          2          1

В 1928 г. пас коров в селе Гусиный Брод, стаж пастуха имеет 8 лет, сельсоветом индивидуально обложен, лишен права голоса и 27/II с.г. был направлен на сборный пункт для выселения (сельсовету предложено немедленно пересмотреть свое решение и дать объяснение, на основе чего произведена его экспроприация).

В пос. Гутово Колыванского района гр. Пермяков Дмитрий Петрович, кандидат в члены ВКП(б) с 1929 г., служил в красной гвардии, по возвращении из армии до 1930 г. находился на выборных должностях, одно время был членом Колыванского РИКа, имеет на своем иждивении нетрудоспособную семью из 8 человек, причем воспитывает беспризорника, имеет 2 коровы и 2 лошадей. В начале февраля с.г. на бедняцком собрании Пермяков лишен права голоса за то, что он продал двух плохих лошадей, а купил себе одну хорошую лошадь, это действие расценено как сознательное сокращение скота, кроме того, бедняцкое собрание характеризовало Пермякова так: «Находится больше на службе и не старается укрупнять свое хозяйство». Следует отметить, что при лишении голоса Пермякова на бедняцком собрании присутствовал пом. краевого прокурора Сибири Садковский.

Обо всех отмеченных нами фактах классовых искажений сообщено окрпрокурору для привлечения виновных в этом к ответственности. Последним организованы и отправлены в некоторые наиболее неблагополучные районы специальные судебные бригады для рассмотрения всех этих дел в судебно-показательном порядке.

Политнастроение крестьян

Кулаки. В настоящее время в связи с переселением их в тайгу делают ставку на возможность использования выселения и концентрации в одном районе расселения с целью организации там контрреволюционных групп и вооруженного восстания. Нижеприводимые факты характеризуют настроение выселяемых кулаков об использовании переселения с целью организации повстанческих отрядов:

«Нас выселяют, но мы там все равно не пропадем, скоро будет переворот. В Монголии находятся вооруженные отряды, имеющие до 45 000 человек, их вооружила Америка, как только они будут нападать, мы к ним присоединимся. О дне выступления нам будет сообщено, мы все должны быть наготове» (28 февраля с.г. кулак, выселенный из села Маршанки Каргатского р-на, Чушкин Сергей, в беседе с другими кулаками на Каргатском сборном пункте).

«Ну, подлецы, теперь вы будете спокойны, спешите занять наши дома, а мы потом посмотрим, не будете ли вы плакать впоследствии. Мы хотя и уезжаем, но выход, чтобы отомстить вам, найдем [в] свое время» (кулак дер. Сосновки Бердского района Курдюмов Семен).

«Ничего, потерпим, братья-крестьяне, передовики трудового народа, придет время — дадим дело коммунистам, когда возьмутся за них, этих наших мучителей, другие державы, а мы их поддержим» (1 марта с.г. на сборном пункте выселяемых кулаков Дрожин Алексей в группе кулаков, присутствовавшие его поддержали).

Подобные слухи как результат кулацкой агитации о скором перевороте и свержении Советской власти широко распространяются по всем районам округа, а особенно в Коченевском и Ужанихинском, где усиленно муссируются слухи о наличии в этих районах контрреволюционных бандитских шаек.

Середняки. Отмеченные нами выше классовые искривления в сторону выселения и экспроприации середняцких хозяйств и перегибы при коллективизации привели к ухудшению политнастроения середняцких масс, осуждающих деятельность сельских органов власти, грубо искривляющих классовую линию партии. Зачастую подобные перегибы ими рассматриваются как выполнение низовыми совпарторганизациями директивы и политики партии и правительства, что вызывает недоверие к партии и правительству в целом. Нижеприводимые наиболее яркие примеры характеризуют настроение середняков:

В с. Н. Каменка Новосибирского района на общем женском собрании коммунаров при обсуждении вопроса обобществления скота выступила середнячка Никитина Федосья, член сельсовета, заявила: «Вы нас все время обманываете, скот мы обобществлять не будем, лучше к нам не приходите, перебьем вилами». Выступление Никитиной было поддержано присутствующими женщинами, в силу чего поднялся шум, крик, и собрание было сорвано.

В пос. Мостовой Гусино-Бродского сельсовета Новосибирского района 27 февраля с.г. при отправке кулаков на сборный пункт собралась толпа крестьян, бедняков и середняков, среди последних середняк Родионов Александр, который стал призывать к освобождению кулаков, говоря: «Товарищи, что мы смотрим, какие они кулаки, сегодня отправляют их, а завтра отправят нас, не нужно этого допускать, надо нам их освободить и поставить вопрос так, чтобы их не брали». Родионова поддержали несколько человек середняков, остальные ему возражали.

3 марта с.г. середняк пос. Коноваловского Баксинского района Чишков, придя в дом к активисту Дындину, заявил: «Если ты будешь наших друзей выселять и идти вместе с коммунистами, мы тебе покажем, как обижать тружеников».

7 марта в с. Старо-Гутово Вассинского района группа середняков, работающих на лесозаготовках, во главе с кулаком села Коурака Денисовым, пьяные ворвались на собрание коммунаров, стали последних избивать палками и при этом кричали: «Долой Советскую власть, да здравствует Колчак. Долой коммуны, бей коммунаров», и только после выстрела в воздух уполномоченного РИКа пьяная толпа выбежала на улицу, продолжая выкрикивать: «Долой Советскую власть, долой коммуну».

Бедняки. Политнастроение и недовольство бедноты в противоположность середнякам больше всего объясняется тем, что при колллективизации сельскими организациями в большинстве случаев применялись принудительные меры вовлечения бедноты в коммуны и отчасти грубейшими перегибами, допускавшимися на местах при ликвидации кулачества к середнякам и даже беднякам, как обыски, аресты и другие издевательства над ними. Настроение бедноты характеризуется следующими наиболее яркими фактами:

«Черти эти коммунисты, замучили нас, бедняков, и пишут насильно в коммуну. Когда эти черти коммунисты только провалятся. Не пойду в коммуну, пусть меня выселяют вместе с кулаками в тайгу, но в коммуну не пойду» (1/III — 30 г. в селе Троицком Коченевского района бедняк Латышев в беседе с группой бедняков, присутствующие с ним согласились).

«Да что это за пропасть настала на бедных крестьян, везде грабеж, загоняют силком в коммуну, а не хочешь — то вышлют тебя к чертовой матери или осудят» (3/III с.г. бедняк Якимцов Кузьма в группе крестьян с. Алексеевки того же района).

«Черт знает, не поймешь, что творится, кулаков угоняют, середняков разоряют, а бедноту не снабжают хлебом, как видно, вдем придется заживо приготовлять себе могилы и подыхать голодом, я уверена, что многие будут голодать, но в коллектив писаться не будут» (28/II с.г. беднячка Лаптева Вера в беседе с группой женщин села Шарчино Битковского района).

«Дураки вступают в коммуну, коммун не было и не будет. Коммуны существуют только до весны. Весной все коммуны будут ликвидированы» (26/II с.г, батрак, демобилизованный красноармеец Петров Егор, села Каргат того же района, в группе крестьян при выселении кулаков)...*

Зам. начальника ПП ОГПУ по Сибкраю ГАРИН

Начальник учетно-осведомительного

отдела ФЛОРИНСКИЙ

*Опущены сведения о перегибах в связи с коллективизацией.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.