№ 102. Из справки Управления кадров ЦК ВКП(б) “К вопросу о продвижении технических мероприятий, ведущих нашу промышленность вперед” — Не ранее 1 октября 1939 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1939.10
Источник: 
Оборонно-промышленный комплекс СССР накануне Великой Отечественной Войны (1938 — июнь 1941). М.: Книжный Клуб Книговек, Москва, 2015. Стр. 402-409.
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 41. Л. 62, 67-71, 72-73, 74-81, 88-91. Подлинник.

№ 102. Из справки Управления кадров ЦК ВКП(б) “К вопросу о продвижении технических мероприятий, ведущих нашу промышленность вперед”

Не ранее 1 октября 1939 г. [1]

I. По Наркомату вооружения

1. О промышленном освоении 107‑мм горной гаубицы и 107‑мм новой корпусной пушки

Эти конструкции разработаны в  1938 г. группой конструкторов завода № 172 под руководством главного конструктора т. Булышева[2]. Созданы они на базе конструкции 110‑мм пушки заводов “Шкода” (Чехословакия) с улучшением баллистики, скорострельности и уменьшением веса. До этого у нас не было крупнокалиберной горной гаубицы и корпусной пушки.

Промышленное освоение производства данных пушек задерживается из-за неудовлетворительного снабжения орудийной сталью со стороны Ижевского металлургического завода. Необходимо обязать наркома вооружения т. Ванникова форсировать серийный выпуск указанных пушек.

2. О внедрении в серийное производство 77 и 45‑мм автоматических пушек

Данные пушки творчески разработаны группой наших конструкторов завода № 8 под руководством главного конструктора т. Логинова. До сих пор пушки данного калибра изготовлялись не автоматические, а стреляющие одиночным выстрелом. Условия борьбы с танками и с пулеметными гнездами противника натолкнули конструкторов на мысль создать новые скорострельные автоматические пушки, которые в настоящее время технически разработаны, прошли полигонные и войсковые испытания и приняты на вооружение. Между тем серийное их производство задерживается из-за отсутствия производственной базы. Необходимо обязать наркома вооружения т. Ванникова и замнаркома НКО т. Кулика в декадный срок изыскать производственную базу для производства 37 и 45‑мм автоматических пушек и об исполнении доложить на секретариате ЦК ВКП(б).

3. О новых образцах минометов

Группа конструкторов КБ‑4 на заводе № 7 под руководством главного конструктора т. Шавырина разработала оригинальные конструкции 107‑мм горно-вьючных и 120‑мм полковых минометов, а также боеприпасы к ним. Таких конструкций за границей нет. Данные минометы подготовляются к серийному выпуску во втором полугодии 1939 г. начиная с сентября месяца на заводах № 393 и № 7.

Названное конструкторское бюро является единственным в СССР по разработке минометов. В настоящее время это бюро работает по заданию АУ РККА над новой конструкцией 160‑мм миномета (дивизионного), но ввиду отсутствия достаточной опытной производственной базы затягивается работа по внедрению в серийное производство разработанного ими образца.

Необходимо обязать наркома вооружения т. Ванникова расширить производственную базу для КБ‑4 на заводе № 7 или выделить его на отдельный самостоятельный небольшой завод.

4. О механизации процесса производства патронов

В патронной промышленности большинство операций по изготовлению патронов и их снаряжение проводится кустарным ручным способом. Вопросами механизации этого вида производства в настоящее время занимается КБ‑40 Наркомата вооружения под руководством начальника КБ т. Малова А. Н. Группа конструкторов КБ разработала в настоящее время ряд станков и приспособлений (10‑шпиндельный станок для обработки пульного сердечника, станок-автомат для монтажа “ударного механизма” спецпуль и др.). Часть из них передана для изготовления на заводы, но многие вопросы остаются не решенными, так как КБ‑40 испытывает следующие трудности, мешающие ему продуктивно работать:

1. Отсутствие производственных площадей, лабораторий и опытной базы.

2. Отсутствие жилфонда для размещения специалистов, прибывающих из других городов.

3. Отсутствие руководства и помощи со стороны техсовета наркомата.

Необходимо предложить наркому вооружения обследовать состояние работы КБ‑40, заслушать итоги на коллегии и создать необходимые условия для проведения механизации патронного производства.

II. По Наркомату боеприпасов

1. Об освоении производства железных орудийных гильз

До сих пор на валовом производстве гильзы орудийных снарядов изготовляются из латуни. Исходя из заграничной практики, Институт металлов (НИИ‑13) в г. Ленинграде еще в  1933‑1934 гг. разработал технологию производства железных 76‑мм полковых и 45‑мм противотанковых гильз холодным и горячим способом.

В настоящее время в опытном порядке освоены технологические процессы железных 122‑мм гаубичных и 76‑мм зенитных гильз. Однако в заводских условиях эти технологические процессы до сего времени полностью не освоены. Основные причины этого следующие:

1. Отсутствие научно-исследовательской  и опытно-экспериментальной базы по гильзам. (НИИ‑13 после разукрупнения Наркомата оборонной промышленности перешло в Наркомат вооружения.) На гильзовых заводах не имеется опытно-экспериментальных цехов, и заводы занимаются экспериментами кустарно в серийных цехах.

2. Гильзовое производство не обеспечено специалистами: на заводе № 176 нет ни одного инженера-гильзовика, на заводе № 184 имеется только 3 и на заводе № 187 — 7 чел.

Для успешного перехода с латунных на железные гильзы требуется следующее:

1. Соблюдение технологической дисциплины заводами.

2. Совершенствование технологии за счет введения приспособлений, повышенной стойкости рабочего и мерительного инструмента.

3. Улучшение качества металла.

4. Создание научно-исследовательской и опытно-экспериментальной базы.

Необходимо обязать наркома боеприпасов т. Сергеева обсудить на коллегии наркомата и наметить конкретные мероприятия и сроки завершения работ по освоению производства железных орудийных гильз.

III. По Наркомату химической промышленности[3]

2. О развитии промышленности защитного имущества от поражения отравляющими веществами

Правительство СССР, учитывая особое значение промышленности, изготовляющей имущество для защиты человека и животных от действия отравляющих веществ, в июле месяце текущего года выделило эту промышленность в самостоятельное Главное управление № 5 в системе НКХП СССР. Однако практическая организация этого главного управления идет чрезвычайно медленно. Связь между научно-исследовательскими институтами № 26 и 42, занимающимися разработкой универсального противогаза для всех родов войск от всех отравляющих веществ и такой же защитной одежды на дешевом отечественном сырье, отсутствует. Нет достаточной ясности в тактико-технических требованиях, спускаемых Химическим управлением НКО, на новые виды защиты.

Необходимо этот вопрос обсудить на КО, поручив отделу кадров химпромышленности ЦК ВКП(б) подготовить практические предложения[4].

4. О производстве купоросного масла и о замене свинца железом в серно-кислотных башнях

В настоящее время 85% всех серно-кислотных установок (башенных систем) производят серную кислоту слабой концентрации. Концентрированная серная кислота — купоросное масло — получается в контактных установках.

Научные сотрудники Института по удобрениям и инсектофунгицидам т. Малин и Смыслов разработали способ получения купоросного масла камерным способом (на башенной системе), что значительно увеличивает выпуск его. Получение купоросного масла по этому способу впервые в мире было осуществлено на Московском химзаводе им. Войкова. Этими же работниками установлена возможность замены громадного количества свинца в серно-кислотных башнях железом. Экономический эффект этих работ громадный: 1) освобождается 2,5‑3 тыс. т свинца; 2) значительно увеличивается производительность серно-кислотных заводов; 3) при перевозке купоросного масла вместо слабой кислоты транспорт разгружается на 266 тыс. т (10,5 тыс. 25‑тонных цистерн) в год.

В течение 1939 г. все башенные установки могут быть переоборудованы для получения купоросного масла, но работы эти продвигаются медленно.

Ввиду особой важности для народного хозяйства и исключительного оборонного значения этих работ необходимо заслушать на Комитете обороны вопрос о ходе переоборудования серно-кислотных установок, поручив отделу кадров химической промышленности ЦК ВКП(б) подготовить практические предложения.

IV. По Наркомату судостроительной промышленности

1. О создании единого двигателя для подводных лодок

Современные подводные лодки имеют самостоятельные двигатели для надводного и подводного хода. При надводном ходе работают двигатели Дизеля, которые и сообщают лодке поступательное движение. При погружении лодки в воду двигатели Дизеля останавливаются, так как для их работы необходим воздух и свободный выхлоп отходящих газов; лодка при этом получает движение от аккумуляторной батареи.

Аккумуляторная батарея занимает большую площадь и вес (17‑20% от общего веса лодки) и является не совсем желательным источником энергии, так как при разложении электролита выделяется водород, который вредно действует на здоровье краснофлотцев и создает опасность взрыва подлодки.

Во всех флотах капиталистических стран работают над созданием двигателя, который бы мог работать как над, так и под водой. Это позволило бы выбросить аккумуляторные батареи и за их счет увеличить вооружение лодки торпедными аппаратами и артиллерией, упростить обслуживание и улучшить условия работы подводников.

В СССР ведутся работы по разработке 5 вариантов единого двигателя для подводных лодок. Общее руководство разработкой всех вариантов осуществляется отделом единых двигателей НИИ № 45 в г. Ленинграде, созданным по решению КО от 2 марта 1939 г.[5] Это же решение обязывает НКСП построить и оборудовать стенды установок единых двигателей. Строительство цеха для этих установок начато на заводе № 196.

Успешное развертывание работ по созданию единого двигателя для подводных лодок в настоящее время тормозят следующие обстоятельства:

1. Строительство цеха на заводе № 196 затягивается, так как стройка не обеспечена рабсилой.

2. Комитет обороны постановлением от 2 марта 1939 г. за № 49 обязал НКВ, НКАП, НКО, НКОМ, НКСМ, НКТМ, НКЦМ, НКЧМ, НКЭ и ЭП и НКТП зарезервировать необходимые мощности на своих заводах для изготовления единых двигателей по заявкам и в сроки, установленные НКСП. НКСП разослал заявки на оборудование и материалы и установил сроки. Большинство наркоматов отдали соответствующие приказы, но заводы отказываются выполнять заказы, требуя фондов на фондовую продукцию.

Необходимо заслушать на секретариате ЦК ВКП(б) доклад наркома судостроительной промышленности т. Тевосяна о ходе работ по созданию единого двигателя для подлодок, поручив т. Пиголкииу подготовить конкретные предложения по данному вопросу.

V. По Наркомату тяжелого машиностроения

1. Об освоении производства многошпиндельных металлорежущих станков — автоматов и полуавтоматов

Парк металлорежущих станков в СССР имеет недопустимо высокий процент токарных станков, доходящий на 1 января 1938 г. до 38% против 16% в американском станочном парке. В то же время освоение высокопроизводительных станков-автоматов и полуавтоматов идет чрезвычайно медленно. Выпуск их в 1938 г. составил только 2,5% годовой продукции. Это в значительной степени тормозит перевод промышленности на рельсы передовой технологии.

Необходимо специально заслушать доклад наркома т. Малышева по данному вопросу на секретариате ЦК ВКП(б) или в Экономсовете, поручив предварительно отделу кадров тяжмаша Управления кадров ЦК партии подготовить предложения.

2. Об автоматическом копировальном станке с фотоэлементом

В настоящее время обработка штампов в автопромышленности, гребных винтов, пропеллеров, специальных деталей и т. д. производится на автоматических станках. Эти станки изготовляются американской фирмой “Притт Ватней” по принципу Келлера и являются монополией фирмы[6].

У нас рядом авторов предложено несколько новых идей и принципов копировальных автоматов. Изобретатель т. Вихман в 1934 г. предложил ввести в копировальных автоматах фотоэлектрическое копирование. Главстанкопром на протяжении всего периода реализации изобретения т. Вихмана не оказывал должного внимания данному вопросу.  Изготовление экспериментального образца продолжалось недопустимо долго. Станок был изготовлен и принят правительственной комиссией только в 1938 г.

В настоящее время по постановлению Экономсовета СССР создана лаборатория фотоэлектронной автоматики станков, в которой заканчивается изготовление рабочих чертежей опытного фрезерного копировального автомата. В сентябре 1939 г. предполагается приступить к его изготовлению на заводе “Станкоконструкция” и других предприятиях Главстанкопрома.

Реализация изобретения т. Вихмана имеет особо важное значение, так как накопленный опыт по применению фотоэлектроники в копировальных станках может быть использован в ряде других станков.

Для создания резкого перелома в реализации изобретения т. Вихмана необходимо обсудить данный вопрос на секретариате и обязать Главстапкопром и ЭНИМС: 1) обеспечить быстрое изготовление опытного промышленного образца; 2) усилить помощь лаборатории привлечением к ее работе опытных технологов и консультантов; 3) установить твердые сроки выполнения всех работ по данному вопросу.

VI. По Наркомату общего машиностроения

1. Об организации производства машин и аппаратов высокого давления (от 5 тыс. атм. и выше) для химической промышленности

Машины и аппараты высокого давления дают возможность установить наиболее рациональный режим химических процессов, ускоряют их. Например, при давлении в 850 атм. выход аммиака составляет 19‑23%, а при давлении 2,5 тыс. атм. — свыше 90%. В СССР высокими давлениями в области химии занимаются несколько научно-исследовательских институтов, но научно-исследовательские работы проводятся ими в пределах до 2 тыс. атм.; в США — до 30‑40 тыс. атм.

Необходимо обязать Наркомат общего машиностроения организовать на базе Харьковского экспериментального института химического машиностроения лабораторию высоких давлений для исследования химических процессов при давлении до 30‑40 тыс. атм. и приступить к производству машин и аппаратов от 5 тыс. атм. и выше.

2. О замене в холодильниках аммиака фреоном

В холодильных установках основным холодильным агентом является аммиак, имеющий ряд больших недостатков: оборудование для его хранения громоздко, он ядовит и опасен в отношении взрыва, поэтому не может быть допущен в оборонных объектах. За границей, особенно в США, в последнее время получил широкое распространение новый холодильный агент, безвредный во всех отношениях газ — фреон. Производство фреона у нас в Союзе освоено только в лабораторных условиях в количестве не более 30‑40 кг в сутки.

Необходимо обязать Наркомат общего машиностроения увеличить производство фреона до 500 кг в сутки и обеспечить полностью снабжение им фреоновых холодильных установок и установок по кондиционированию воздуха.

3. О разукрупнении Главного управления химического машиностроения

Главное управление химического машиностроения НКОМ объединяет 17 заводов. Годовая программа главка — 430 млн. руб. Номенклатура изделий имеет 4 тыс. наименований. Главк плохо справляется с задачей, поставленной перед химическим и холодильным машиностроением, и в дальнейшем не в силах осуществить широкое развитие производства холодильных машин и аппаратов, крайне необходимых для обороны страны.

Необходимо разукрупнить Главхиммаш и создать на его базе два главных управления:

1. Главное управление химического машиностроения в составе 10 заводов: Фрунзе, “Большевик”, им. Артема, “Комсомолец”, “Прогресс”, “Красный Октябрь”, “Насос”, Щекинский, Славянский и Свесский.

2. Главное управление насосно-компрессорного и холодильного машиностроения в составе заводов: им. Сталина, Мелитопольский, им. Калинина, “Красный факел”, Краснодарский, Щелковский и “Компрессор”.

Для усиления Главного управления насосно-компрессорного и холодильного машиностроения передать в его ведение 6 заводов из других систем: из Наркомместпрома — заводы “Искра” и “Красная звезда”, из Наркомата мясомолочной промышленности — заводы Краснодарский, Владыкинский и “Фригатор”[7].

VII. По Наркомату среднего машиностроения

1. О создании новых образцов танков

Заводы Главспецмаша НКСМ работают над созданием ряда боевых машин. В частности, завод № 183 (г. Харьков) приступил в 1938 г. к разработке танка А‑20. Работы ведутся под руководством конструкторов завода т. Кошкина и Морозова. Танк разработан в двух вариантах: а) колесно-гусеничный с приводом на 6 колес и б) два гусеничных (один из них химизированный).

Опытные образцы (за исключением химизированного) изготовлены по обоим вариантам Химизированная машина не выполнена ввиду отсутствия на заводе химических конструкторов и неясности требований со стороны заказчика (ХИМУ РККА).

По данным заводских испытаний, оба изготовленных образца отвечают тактико-техническим требованиям АБТУ РККА и стоят выше средних танков иностранных армий. Основные преимущества этих машин сводятся к большей пулестойкостн брони, лучшей проходимости и замене бензинового двигателя М‑17Г дизелем В‑2. Однако броня, поставленная на лобовых листах толщиной 30 мм, не является надежной защитой от противотанковых пушек. Желательно довести ее до 45 мм, на что потребуется дополнительно 4‑5 месяцев для конструктивной переработки машины.

Серийный выпуск машин предполагается (при условии постановки какого-либо одного образца): по гусеничному образцу — со II квартала 1940 г.; по колесно-гусеничному образцу — с III квартала 1940 г.

На том же заводе № 183 под руководством инженера Кучеренко разработаны две другие конструкции: танк А‑8 и танк А‑5 с дизелем В‑2.

На заводе № 37 с 1938 г. ведутся работы над созданием химприцепа с автомататическим отцепом и прицепом к танку. Боевое назначение прицепа: дымопуск и заражение местности. В дальнейшем (после изготовления порохового огнемета) предусматривается и огнеметание. Ведущий инженер по этим работам т. Данилов.

В 1939 г. на том же заводе был предъявлен на испытание сконструированный и изготовленный опытный образец гусеничного плавающего танка Т‑40 в двух вариантах: а) на тележечной подвеске и б) на тразиозной подвеске.

Результаты заводских полигонных испытаний в настоящее время оформляются. По предварительным данным, танк стоит выше уровня современных танков этого типа. Для ускорения организации серийного выпуска этих танков необходимо обязать АБТУ ускорить выбор варианта. Руководство работой по танку вел конструктор т. Астров.

На заводе № 185 (Ленинград) с 1938 г. ведутся работы над созданием гусеничного танка для прорыва укрепленной полосы противника и уничтожения противотанковых пушек. Один образец этого танка изготовлен и после проведенной заводской обкатки проходит полигонные испытания. При положительных результатах испытаний серийный выпуск таких танков предполагается в 1941 г. Для создания производственной базы необходимо строительство двух спеццехов.

Кроме этого танка завод работает вне задания над малым танком прорыва. Ведущий инженер машины — т. Гудков. Танк однобашенный, гусеничный. Технический проект его готов, но заказчиком до сего времени не рассмотрен. Отработка танка задерживается ввиду отсутствия решения о финансировании работ со стороны АБТУ.

Основные недостатки, тормозящие разработку новых танков:

1. Отсутствие солидной научно-исследовательской и экспериментальной базы. (Этот вопрос передан наркоматом на рассмотрение в СНК СССР.)

2. Недостаточная производственная база для опытных работ на заводах.

3. Неудовлетворительное финансирование научно-исследовательских работ. Вопрос внесен в Экономсовет в марте месяце сего года.

4. Необеспеченность танкостроительных заводов кадрами: а) конструкторов (механиков и химиков); б) инженеров-исследователей; в) инженеров-производственников по холодной и горячей обработке металлов.

5. Недостаточный выпуск на заводе № 75 дизелей В‑2 и топливной аппаратуры (ежемесячно выпускается 50‑60 дизелей).

6. Загрузка танковых опытных цехов работами других наркоматов (морские заказы на заводах № 183 и 185).

Для устранения указанных недостатков необходимо этот вопрос обсудить на Комитете обороны при и СНК СССР, поручив отделу кадров среднего машиностроения ЦК ВКП(б) наметить практические предложения[8].

Зав. сектором Управления кадров ЦК ВКП(б) А. Павленко.

Примечания:

[1] Датируется по помете на титульном листе.

[2] Так в тексте. Речь идет об А. Н. Булашеве.

[3] Опущен п. 1. “Об освоении нового метода получения чистого фосфора” (см. там же, K. 71‑72).

[4] Опущен п. 3. “О синтетическом каучуке” (см. там же, Л. 73‑74).

[5] Cм. документ № 65.

[6] Принцип работы фрезерно-копировального станка системы Келлера заключается в следующем: для создания штампа какого-либо предмета сначала вырезается его шаблон на деревянной или металлической ленте, установленной на станке. Вдоль и в поперек, назад и вперед этого шаблона ходит деревянный палец, движения которого точно копирует на другой металлической плите, установленный на станке. При этом резец выгравировывает абсолютно точную копию шаблона. Л. М. Каганович назвал автомат Келлера “станком с высшим образованием”.

[7] Опущены п. 4. “О производстве строительных и дорожных машин”, п. 5. “О производстве столовых и товарных весов”, п. 6. “О приборостроительной промышленности”, п. 7 “Об объединении радио- и граммофонных изделий” (см. там же, Л. 81‑88).

[8] Опущены п. 2. “Об освоении новых конструкций газогенераторах автомобилей и тракторов”, п. 3. “О развитии дизеля автотракторного типа”, п. 4. “О транспортной машине “Сталинец‑2””, п. 5 “Об автоматизации механической обработки деталей” и разделы VIII. “По Наркомату электростанций и электропромышленности”. IX. “По Наркомату черной металлургии”, X. “По Наркомату цветной металлургии” (см. там же Л. 91‑134).

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 121. Д. 41. Л. 62, 67-71, 72-73, 74-81, 88-91. Подлинник.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.