Из стенограммы выступления Р.Эйхе на Совещании при Западно-Сибирском Крайкоме ВКП(б) по вопросу о спецпереселенцах. 1 октября 1931 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1931.10.01
Источник: 
Спецпереселенцы в Западной Сибири. Весна 1931 г. – начало 1933 г. ЭКОР. Новосибирск. 1993 г. Стр. 152-158
Архив: 
ГАНО. Ф. 3-П. Оп. 2. Д. 156. Л. 97— 104об. Копия

Мне кажется, что пытаться подойти к вопросу обслуживания и расселения кулаков таким образом, чтобы на сегодняшний день все было идеально, полагать, что это может так быть, это являлось бы признаком очень большой наивности для человека, который так думает. Представьте себе, что можно выселить 100 тыс. человек в принудительном порядке, произведена конфискация имущества в срочном порядке, было произведено переселение в необжитые, в неосвоенные районы, и чтобы на другой же день все было бы в порядке. Это не жизненный подход. Но отсюда следует другой подход, что если существуют такие большие трудности в этом деле, то это не значит, что мы должны смотреть сквозь пальцы и мириться с теми большими безобразиями, которые имеются на севере на сегодняшний день. Я считаю, что со стороны выявления отдельных безобразий, которые имеются, комиссия т. Муранова во многом помогла. Она нам многое выявила, подтолкнула краевые и местные организации, чтобы бороться за более быстрые темпы улучшения этого дела. Мне кажется, что это наша обязанность. Мы должны те безобразия, которые выявлены комиссией т. Муранова, стараться выправить всеми силами и ликвидировать, нажимая на это самым крепчайшим образом. Этого от нас имеет полное право требовать и ЦК, и ЦКК, и Совнарком, и мы обязаны это сделать. Вопрос резко распадается на две части. Первая часть — это спецпереселенцы, находящиеся в северных районах, и вторая часть — это спецпереселенцы, переданные промышленности.

Как обстоит дело со спецпереселенцами, находящимися в северных районах, в Нарымском крае? Тут мы имеем такое положение, что на местах местные организации не совсем еще освоились в смысле правильного понимания своих задач. В вопросе о спецпереселенцах подход такой: спецпереселенец — это враг, это кулак. Конечно, сказать на сегодняшний день, что спецпереселенец наш человек — нельзя. В подавляющем большинстве это наши враги. Но перед нами стоит двойная задача: они наши враги, но мы, вырвав их из обстановки, где они жили, поставили задачу переделать их в новой обстановке, конечно, не давая им возможности и на сегодняшний день в какой-нибудь форме выступать против нас, но создавая им соответствующую обстановку, сейчас давая им возможность [в] соответствующей хозяйственной деятельности переделаться. Отсюда постановление ЦИК о предоставлении им через определенное время гражданских прав и т.д. Если бы они должны были остаться на век нашими врагами, то зачем же тогда это постановление ЦИК о предоставлении им гражданских прав41. Этой двойной задачи многие местные организации и работники на местах не поняли и продолжают такую линию: высланный кулак — это наш враг. Поэтому жми и дави. Они не понимают той стороны дела, что мы должны не допускать враждебных действий, но поставить кулака в такие условия, чтобы мы могли его перерабатывать. Отсюда перед нами стоит большая задача — это состав окраинных парторганизаций и советских организаций. Они должны принимать наибольшее участие в устройстве и в освоении этих спецпереседенцев, дать им возможность хозяйственно устроиться. С этой стороны я считаю, что постановление бюро крайкома совершенно правильное, когда крайком вынес решение о созыве совещания северных районов на 12 октября, куда вызваны и коменданты северных районов, и председатели РИКов, и секретари РК42. Нужно, чтобы каждый район сказал, что он сумеет сделать для освоения спецпереселенцев. Тут надо дать почувствовать местным организациям, что ответственность за это устройство ложится и на них. Нельзя сказать, что ответственность ложится только на комендатуру — нет, и на РИКи, и на райкомы. Местные организации имеют возможность за счет переселения, за счет местных возможностей помочь этим новым слоям населения хозяйственно устроиться. Например, сети, простейшие охотничьи принадлежности, даже частично скотом, проведением охотозаготовок в этих районах специально для спецпереселенцев — мы сможем в значительной степени улучшить их положение на севере. Это первая задача, которую мы должны подчеркнуть — участие местных партийных организаций и советских организаций в устройстве и освоении присланных спецпереселенцев.

Второе, что говорил т. Зуев, насчет того, что краевые организации в лице рыбтреста, в лице охоткооперации, лестреста и кустарной кооперации — чтобы эти организации начали не только теоретически считаться с тем, что у нас на севере появилось в три раза больше населения, чем было до сих пор43. Чтобы они считались во всей своей работе с новым ударным участком, чтобы освоить северный край и дать большие выгоды советскому хозяйству в целом, а с другой стороны, дать спецнереселенцам возможность развить свою хозяйственную деятельность. Без Кустпромсоюза, лестреста, рыбтреста и других организаций спецпереселенцы свою деятельность развить не смогут. И отсюда совершенно неправильна и неверна установка, которую дал т. Курамжин насчет дифференцированного пая, как и вообще насчет подхода: подальше меня от лукавого, от высланного врага44. Враг-то он враг, но его надо заставить рыбу ловить и поставить в такие условия, чтобы он за дубинку не взялся. Тов. Заковский держится такого мнения, чтобы всеми силами привлечь вас и возложить эти задачи по заботе о спецпереселенцах на вас. Отсюда ясно, что вы, т. Курамжин, должны если не сами, то один из заместителей, сидеть в северных районах и на месте регулировать ряд вопросов. Ваш аппарат там слаб. Лица, которые там сидят, не проявляют достаточного понимания. Надо, чтобы там в эту зиму сидели крупнейшие краевые работники, от Охотсоюза, лестреста и других организаций должны быть поставлены ответственнейшие люди, которые могли бы работать на месте.

Вопрос о хозяйственной деятельности и ее направлении. Я считаю, что постановление здесь предлагается совершенно правильное. Надо разряжать эти поселки, надо в районах, где сельскохозяйственное направление встречает большие трудности, особенно форсированным порядком перевести на деятельность эксплуатации лесов, кустарных изделий и т.д. И главное в этом расселении поселков — надо дать возможность самим спецпереселенцам проявить свою инициативу и хозяйственные навыки. Поселок для спецпереселенцев, место для поселка пусть выбирает не комендант, а они сами. А комендант пусть бракует или принимает выбранное место, если оно подходит, но выбирать-то предоставить возможность самим спецпереселенцам. Я уверен, что спецпереселенцы там освоились настолько, что легче выберут место для поселения, а коменданту подобрать труднее. Спецпереселенец обнюхает каждую пядь земли, прежде чем туда переедет.

Надо требовать большего развития водного транспорта на севере. Ведь то количество населения, которое там появилось, потребует каких-то средств связи. Конечно, рельсовые пути мы там не сможем организовать, а водные пути мы должны и сможем максимально использовать. Насчет снабжения на текущий год. Все, что возможно, товарищи, это максимальнейшим образом нажимать, должны быть приложены все усилия. Я думаю, что задачу, т. Биксон, вы не выполнили, и разница небольшая в  том, что вы говорили в прошлый раз и что говорите теперь. А ведь до конца навигации остались считанные дни. В Нарыме мы должны закончить навигацию числа 20—23 октября. Мы будем рисковать возить в этом году до последней возможности. Я уже сказал начальнику Госпароходства, чтобы с риском заморозить наши посудины не в затонах, а когда они замерзнут, то больше не повезешь, — возить до последней возможности. Остается другая большая часть — это гужевые перевозки. К ним надо усиленно готовиться.

Теперь о возможностях самого спецпереселенца. Я думаю, что на северных окраинах огромное значение кроме еды имеет вопрос одежды. И я боюсь, что в этой части мы находимся в наиболее беспомощном состоянии. Пимов и полушубков у нас нет. И вот здесь товарищи предлагают дать возможность самому спецпереселенцу мобилизовать те ресурсы и одежды, которые спрятаны у знакомых и родственников или которые, может быть, им просто хочет дать знакомый. Я думаю, что с этой стороны надо дать возможность спецпереселенцу выудить от родственников и знакомых эти скрытые ресурсы. Это надо всячески поощрять. И из основных форм поощрения это самое решительное — борьба с волокитой, возможной в комендатурах, и попытками всяких злоупотреблений задержать, прикарманить, не отдать по прямому назначению и т.д. Против этого надо всячески бороться: что ты мобилизуешь для себя — пожалуйста, возьми. Каким путем это сделать? Почтовое ведомство с отправкой на север не справится. Надо попытаться сделать это дело через районный аппарат ГПУ, но в порядке гарантии, что это будет выдано. Задача трудная и сложная, но на это надо пойти.

О правовом положении спецпереселенцев на севере. Тов. Зуев и Муранов говорили, что в этой части очень много безобразий, очень много самодурства со стороны отдельных комендантов, вахтеров и т.д. Мне кажется, что ГПУ должно издать и не только для комендантов, а опубликовать и вывесить по всем поселениям спецпереселенцев инструкцию, на что имеет право комендант и на что нет45. Например, приходят к коменданту за разрешением жениться, а он говорит: на такой-то я тебе жениться не разрешаю. Это пахнет буквально недопустимым издевательством. И много таких вещей. Инструкция должна быть издана немедленно. Затем, коменданты не в курсе дела и не знают о постановлении Совнаркома от 16 августа и всяких новых установках, которые даны о спецпереселенцах. Если они продолжают линию, которая была до исчерпывающего постановления Совнаркома от 16 августа, не считаясь с этими новыми моментами, то это происходит главным образом потому, что они не в курсе дела. Мне кажется, что т. Заковский обязан в ближайшие дни тщательным образом в порядке приказа или живого руководства проинструктировать весь аппарат комендантов, чтобы они поняли те новые установки, которые даны постановлением Совнаркома от 16 августа.

И затем, в части комендатур и людей. Сейчас требуется очень тщательный контроль по линии ГПУ над личным составом, который находится в комендатурах. Мне кажется, что должна быть произведена очень тщательная и бдительная проверка кадров, работающих в комендатурах. Тут возможности для злоупотреблений очень большие из-за того, что там будут плохие кадры работников, возможны и плохие политические последствия. Поэтому, во-первых, туда надо дать наиболее проверенных людей, не считаясь с тем, что там есть районные уполномоченные, и затем установить специальный аппарат, негласно проверяющий и контролирующий эти самые действия46.

И последнее — надо комендатуры поставить в такие условия, чтобы они не были заинтересованы в хозяйственном выматывании спецпереселенцев. По имеющимся материалам создается такое впечатление, что комендатуры не получают достаточного количества денег на содержание штата, не получают на то или другое от т. Биксона. (Голос с места: “были перебои".) Не только перебои, а прямо не получали. А затем им предлагается выйти из положения собственными силами. Это значит, что все, что причитается спецпереселенцам, комендант может присвоить. На этом люди и развращаются, это превращается в систему. А эта система чрезвычайно легкая и привлекательная. Сначала я как будто бы делаю для общего блага, а потом понятие суживается. Это дорожка очень скользкая, а для спецпереселенца это означает вымогательство. Если эта установка существует в СибЛаге, то можно обойтись хозяйственным заматыванием средств спецпереселенцев, то с этой установкой надо покончить. Это о севере.

Теперь о промышленных комендатурах. Первый, основной, вопрос — это надо покончить с тем, чтобы комендатуры являлись хозяйственными руководителями спецпереселенцев. Комендатура не имеет никакого дела по отношению к хозяйственной части жизни спецпереселенца, по крайней мере не должна иметь дело. Мне кажется, что комендатуры в промышленных районах обязаны следить за тем, чтобы не творилась контрреволюция, чтобы не допускать хулиганства, антисоветских выступлений и всего того, против чего борется советская власть.

А теперь — насчет хозяйственной деятельности. Это целиком должно быть возложено на те хозяйственные организации, кому переданы спецпереселенцы, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Извольте его отсортировать, прикрепить к работе на месте. Обезличка, или огуречный счет, как говорит т. Зуев, когда вы не с людьми имеете дело, а с мертвыми цифровыми знаками — никуда не годится. При ней люди с грыжей попадают на тяжелые работы, а здоровые люди на такую работу, которую может делать 14-летняя девочка и т.д. И затем второе: надо иметь в виду целый ряд правовых моментов, внести в них ясность. Например, насчет женитьбы, когда спецпере-селенка выходит замуж за постороннего человека или когда не спецпереселенец женится на спецпереселенке47. Ей запрещают выходить за него замуж, это никуда не годится. (т. Заковский: "А если не спецпереселенка женится на кулаке".) Я считаю, что могут быть отдельные случаи, но вообще вопрос о правовом положении надо уточнить и добиться того, чтобы комендатуры были в достаточной степени проинструктированы и понимали бы свои задачи. И главное — на это надо обратить внимание хозяйственным организациям. Тов. Горнштейн говорит, что не может добиться толку от мест. Это говорит о безрукости наших хозяйственных организаций. Надо гнать по местам таких членов правления. Бушуев, например, ходит и заявляет, что он хочет перейти на банковскую работу. Пусть он на каждом месте в отдельности урегулирует вопрос с зарплатой.

Насчет снабжения — тут наиболее печальная картина. Продовольственного снабжения не имеется, а со снабжением одеждой и обувью у т. Солдатенко и Горнштейна чрезвычайно печальная картина. Вы ничего из Центра не получили, а ведь тут никто ничего не даст.

И последний вопрос — это относительно Москвы. Ни в одном вопросе нет столько безобразий со стороны Центра и местных организаций, как в вопросе о спецпереселенцах. Существует величайший разрыв между постановлениями и исполнением этих постановлений, потому что центральные ведомства в этой части допускают затягивание выполнения постановлений директивных организаций и Совнаркома. Что мы можем сделать в денежной части на месте, если нам из Центра не дают? Ведь, мы не можем сами червонцы выпускать. А какое положение здесь?

Тов. Горнштейн не получил тот фонд, который был ему отпущен и до сих пор, а мы должны были на 1 сентября отстроить жилища для спецпереселенцев и т.д. Спрашивается, какие же темпы требуются от нас здесь, когда Москва не может перевести деньги целый месяц? С нас же требуется за месяц и без денег устроить столько людей.

Теперь товары и фонды снабжения. В целом ряде мест мы можем завезти только водой. Скоро кончится навигация, а ничего не отпущено. Где же контролирующие органы, где Наркомат РКИ? Ведь до сих пор ничего не дано, ведь это преступление. Вы ставите в такое положение краевые организации и местных работников, что они бессильны что-нибудь сделать. За что я буду ругать т. Горнштейна, Солдатенко и Перышкина, если они не дали мануфактуры потому, что не получили ее из Москвы, потому что этой мануфактуры у них нет? Я могу снять с них по одной паре штанов, но 10 тысяч штанов для спецпереселенцев я с них содрать не могу, потому что у них нет...

41 Постановление ЦИК СССР от 3 июля 1931 г. — См. с 15 настоящего издания.

43 Позиция краевого партийного руководства в вопросах расселения и рационального использования труда местных (сибирских) и выселенных из европейской части страны крестьянских хозяйств вплоть до середины 1931 г. активностью не отличалась. Ситуация существенно изменилась с того момента, когда спецпереселенцы Западной Сибири в районах Кузбасса и Нарыма стали объектом пристального внимания так называемой директивной инстанции (Политбюро ЦК ВКП(б)). Появление в крае правительственных комиссий, возложение Политбюро ЦК ВКП(б) на Р. И. Эйхе личной ответственности за размещение и хозяйственное использование труда спецпереселенцев и другие факторы значительно активизировали усилия партийного аппарата в данных вопросах. Так, в составе аппарата крайкома партии появился специальный сектор севера под руководством т. Беляевских. В функцию последнего входили сбор и анализ информации, поступавшей от СибЛага, от хозяйственных органов, использовавших труд спецпереселенцев, от райкомов и райисполкомов, на территориях которых размещались комендатуры.

Наиболее значительной из осенних акций явилось созванное по решению крайкома 13—14 октября 1931г. в Томске совещание секретарей райкомов ВКП(б) северных районов расселения спецпереселенцев (Колпашевский, Чаинский, Каргасокский, Кривошейнский, Зырянский, Ново-Кусковский, Сусловский, Александро-Ваховский районы) с участием представителей краевых и ведомственных организаций, работающих на севере. Данное совещание явилось промежуточным, подготовительным звеном в подготовке особого партийно-правительственного постановления о колонизации Нарымского края силами спецпереселенцев (конец декабря 1931 г.): определена хозяйственная специализация комендатур, намечены направления рационального использования труда спецпереселенцев хозорганами. Участники совещания констатировали наличие многих конфликтных ситуаций и неувязок во взаимоотношениях между руководством комендатур и партийно-советскими органами в местах размещения спецпереселенцев. В жестком директивном порядке райкомы партии северных территорий обязывались немедленно переключиться «на развертывание мероприятий по обслуживанию и вовлечению спецпереселенцев в производственно-трудовую деятельность». — ГАНО, ф. 3-П, оп. 2, д. 199; л. 128.

43 Согласно официальным данным, старожильческое население северных территорий края (Нарым) в начале 30-х гг. составляло около 120 тыс. чел. Численность спецпереселенцев, депортированных в эти районы в 1930—1931 гг., достигла максимума в сентябре 1931 г. — 215 тыс. чел. — ГАНО, ф. 47, оп. 5, д. 137, л. 5.

44 Вопрос о формах кооперирования спецпереселенцев относился к числу наиболее сложных, вокруг которых велись дебаты в Центре и на местах. Относительно быстро решился вопрос об организации так называемых неуставных сельскохозяйственных артелей, состоявших целиком из спецпереселенцев. Паевой взнос в этом случае складывался из общей стоимости обобществленного имущества членов артели и из паевого взноса каждого члена артели. Учет затраченного труда производился в трудоднях. Определенная часть доходов от реализации товарной продукции (до 15%) должна была передаваться в распоряжение комендатур.

Более сложным оказался вопрос об условиях членства спецпереселенцев в потребительской и промысловой кооперации (например, кустарных артелях), куда согласно правительственным постановлениям они могли приниматься наряду с местным населением, но на правах пассивных членов. Здесь сталкивались различные мнения: а) рассматривать спецпереселенцев как кулаков, а потому продолжать дискриминационную политику по отношению к ним; б) исходить из установки на “трудовое перевоспитание кулачества“, а, следовательно, предоставлять им права членов, учитывать паевой взнос, трудовой вклад в работу артелей и т.д. Судя по реплике Эйхе, Курамжин, председатель правления Сибохотсоюза, придерживался первого подхода.

45 Инструкцию ГУЛага о правах и обязанностях руководства комендатур см. на с. 68—76 настоящего сборника.

46 Требование Р. И. Эйхе относиться более тщательно к подбору и чистке работников комендатур СибЛага имело под собой серьезные основания и для последующего времени. Так, работавшая в северных комендатурах в феврале — марте 1932 г. смешанная комиссия из представителей краевых партийно-советских органов и СибЛага констатировала необходимость немедленной замены не менее половины поселковых комендантов.

Весьма сложным и решаемым типично бюрократическим путем оказался и процесс организации контроля над деятельностью аппарата комендатур для предотвращения преступлений по должности. Сложились параллельные структуры, одна из которых была представлена работниками ИСО, подчинявшимися отделам по спецпереселенцам управлений лагерей, другая — районными отделами ПП ОГПУ, которые имели также сеть своих уполномоченных в комендатурах, подчинявшимися начальникам райотделов ГПУ и поставлявшими информацию СПО краевого ГПУ. Это приводило к дополнительным склокам и конфликтам должностных лиц между собой.

47 Отношение к бракам спецпереселенцев с вольными гражданами было отражено в циркулярном письме ГУЛага (август 1931г.). — См. с. 60— 61 настоящего издания.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.