Глава вторая - Роль импорта в борьбе за первую пятилетку

1. ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ ПЕРВОЙ ПЯТИЛЕТКИ И РОЛЬ ИМПОРТА

На всем протяжении своей истории советский импорт сыграл наиболее значительную роль в период первой пятилетки. Правда, еще до начала первой пятилетки импорт был уже подчинен задачам индустриализации и был существенным фактором ее проведения. Уже в 1925/26 г., после XIV съезда ВКП(б), структура импорта начала подвергаться решительному изменению в соответствии с намечаемыми планами грандиозного строительства тяжелой промышленности. В 1925/26 г., наряду с резким увеличением всего импорта, особенно сильно увеличился импорт машин и оборудования. Удельный вес оборудования поднялся в общем импорте с 16,6% в 1924/25 г. до 24% в 1925/26 г. Вырос и импорт металлов и других видов сырья для тяжелой индустрии. Перелом в структуре импорта, произошедший после XIV съезда ВКП(б), виден и из данных, характеризующих удельный вес средств производства в импорте. В 1924/25 г. их удельный вес составлял 68,5%, а в 1925/26 г. — т. е. за один год — увеличился до 82,6%.

Эти цифры показывают, какого резкого перелома в темпах осуществления индустриализации страны добилась партия на основе реализации решений XIV съезда, справедливо названного тов. Сталиным съездом индустриализации. Начиная с 1925/26 г. вся внешняя торговля сосредоточивается, главным образом, на одном — максимально содействовать строительству тяжелой промышленности, ускорять ее темпы.

Но особенно ярко она показала свои возможности в период первой пятилетки, когда развернулся поистине грандиозный, необозримый фронт нового промышленного строительства, потребовавшего громадного количества металлов и машин. Наша собственная промышленность, закончившая период своего восстановления, уже могла серьезно участвовать в новом промышленном строительстве. Она могла уже обеспечить колоссально возросшие потребности в строительных материалах — в лесоматериалах, цементе, кирпиче и т. д. Она могла также удовлетворить большую часть потребности в металлах и машинах. Но по двум последним объектам возможности нашей внутренней промышленности еще очень сильно отставали от потребностей строительства тяжелой индустрии. В частности выплавка чугуна в 1928 г., т. е. непосредственно перед первой пятилеткой, далеко еще не достигла предвоенного уровня. Выплавка стали едва превысила этот уровень, а производство проката, так же как и чугуна, находилось ниже уровня 1913 г. Несмотря на эту отсталость металлургии, советское машиностроение уже в 1928 г. больше чем в два раза превысило уровень производства 1913 г. Однако, и при таких темпах своего развития, советское машиностроение далеко было от того, чтобы полностью удовлетворить требования в деле оснащения оборудованием строящихся новых заводов и фабрик. Удельный вес машиностроения в продукции всей промышленности равнялся в 1928 г. только 10,3%, в то время как теперь, когда советское машиностроение способно удовлетворить все потребности Советского Союза в машинах, этот удельный вес близок к 25%.

Даже на втором году первой пятилетки (1930 г.) наше внутреннее машиностроение не имело еще возможности удовлетворять потребности народного хозяйства в очень многих машинах, причем машинах весьма важных и ответственных. Можно привести список машин, которые сейчас СССР производит в широких масштабах и которые вовсе не производились в 1930 г.

Названия наиболее важных машин и оборудования, не производившихся в СССР в 1930 г. и целиком ввозившихся из-за границы

[Список составлен по материалам, заимствованным из книг: 1) «Тяжелая промышленность СССР за 1931—1934 гг.». Изд. ОНТИ НКТП,— 1934 г., стр. 67—71 и 2) «Социалистическое строительство СССР». Ежегодник ЦУНХУ, 1935 г., стр. 37—65.]

1. Лебедка Оттиса (1934 г.)1(доменное оборудование)

2. Аппараты Мак-Ки (1934 г.) (доменное оборудование)

3. Пушки Брозиуса (1933 г.) » »

4. Грохота Гризма (1933 г.) » »

5. Горелки Фрейна (1933 г.) » »

6 Дезинтеграторы (1931 г.)

7. Мартеновское оборудование (1931 г.)

8. Горные комбайны (1933 г.)

9. Револьверные станки (1931 г.)

10. Станки автоматы и полуавтоматы (1933 г.)

11. Расточные станки (1931 г.)

12. Зуборезные станки (1933 г.)

13. Комбинированные станки типа Краузе (1931 г.)

14. Отрезные станки (1933 г.)

15. Турбогенераторы мощностью выше 24000 квт (1931 г.)

16. Гидрогенераторы мощностью выше 10000 квт (1932 г.)

17. Малые автоматические телефонные станции (1931 г.)

18. Транспортеры пластиничные (1931 г.)

19. Виндроуэры (1931 г.)

20. Папмашины (для бумажной промышленности) (1932 г.)

21. Сгустители (для бумажной промышленности) (1932 г.)

22. Бумагоделательные машины (1934 г.)

23. Баггеры (для торфяной промышленности) (1933 г.)

24. Торфососные краны (1933 г.)

25. Ватеры крутильные (для текстильной промышленности) (1931 г.)

26. Ткацкие автоматы новой конструкции (1931 г.)

27. Ткацкие станки Паркера (1931 г.)

28. Геклинг-машины (для льняной промышленности) (1932 г.)

29. Одно-прочесные аппараты (для шерстяной промышленности) (1931 г.)

30. Двух-прочесные аппараты (для шерстяной промышленности) (1932 г.)

31. Линотипы (1932 г.)

32. Плоско-печатные машины (1933 г.)

33. Газетные ротации (1933 г.)

34. Пишущие машинки (1931 г.)

35. Счетно-пишущие машины (1932 г.)

36. Звуковые киноаппараты (1931 г.)

37. Экскаваторы (1931 г.)

1Здесь и всюду в скобках — год начала производства данного оборудования в СССР.

Этот список показывает, как слабо было еще развито в начале первой пятилетки наше машиностроение. Очень и очень много необходимых машин надо было ввозить из-за границы. Особенно нетерпимым было отсутствие производства оборудования для доменного и мартеновского производства и высших типов станков.

Техническая отсталость наша бросалась в глаза на любом участке хозяйства. Предстояла грандиозная работа. Основные задачи первой пятилетки требовали для своего разрешения усиления роли внешней торговли как источника, позволяющего ускорить темпы строительства тяжелой промышленности. Для этого требовалось расширить внешнеторговые связи советской страны с капиталистическим миром, расширить экспорт и на этой основе увеличить импорт машин и металлов. При этом надо было расширять связи с капиталистическим миром не вообще, а так, как это твердо указал объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) в октябре 1927 г., т. е. необходимо было «исходить из максимально широких связей, поскольку эти связи (расширение внешней торговли, иностранного кредита, концессий, привлечение иностранных технических сил и т. д.) увеличивают хозяйственную мощь Союза, делают его более независимым от капиталистического мира, расширяют социалистическую базу дальнейшего индустриального развития Союза, — только в этих пределах можно говорить о максимально широких связях» [ВКП(б) в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, — часть II, изд. 1936 г., стр. 202.]. В период первой пятилетки советская страна добилась именно такого расширения связей с капиталистическим миром. Увеличение импорта было направлено на выполнение главных задач первой пятилетки.

«Основная задача пятилетки, — говорил тов. Сталин, — состояла в том, чтобы перевести нашу страну с ее отсталой, подчас средневековой техникой — на рельсы новой, современной техники» [И. Сталин — Итоги первой пятилетки.]. Импорт служил выполнению этой задачи тем, что при его помощи наше народное хозяйство получило из-за границы новейшее в техническом отношении оборудование, способствовавшее переводу нашей страны на рельсы новой техники. Ведь не надо забывать, что тогда, т. е. в начале первой пятилетки, мы не только не могли сами производить огромнейшее количество необходимейших машин, но подчас мы даже плохо знали об их существовании. Импорт помогал нам изучать и осваивать несомненно богатейший технический опыт высокоразвитых капиталистических стран и использовать капиталистическую технику на нашей советской социалистической стройке.

«Основная задача пятилетки, — говорил тов. Сталин далее, — состояла в том, чтобы превратить СССР из страны аграрной и немощной, зависимой от капризов капиталистических стран, — в страну индустриальную и могучую, вполне самостоятельную и независимую от капризов мирового капитализма». Внешняя торговля способствовала выполнению этой задачи потому, что партия и правительство так строили структуру импорта, чтобы ввозились в первую очередь машины и оборудование, которые содействовали скорейшему производству этих же машин внутри страны и тем самым освобождению страны от необходимости прибегать к импорту, т. е. превращению Советского Союза в технико-экономически независимое государство, не боящееся капризов капиталистического окружения.

«Основная задача пятилетки, — говорил далее тов. Сталин, — состояла в том, чтобы, превращая СССР в страну индустриальную, — вытеснить до конца капиталистические элементы, расширить фронт социалистических форм хозяйства и создать экономическую базу для уничтожения классов в СССР, для построения социалистического общества». Внешняя торговля приняла участие в выполнении этой задачи первой пятилетки, прежде всего, тем, что она неуклонным проведением в жизнь ленинско-сталинских принципов монополии внешней торговли исключила возможность какой-либо экономической смычки капиталистических элементов внутри страны с международным капиталом, смычки, которой так добивались право-троцкистские мерзавцы, предлагавшие смягчить монополию внешней торговли. Твердое же проведение монополии внешней торговли превратило последнюю в важный фактор ликвидации капиталистических элементов в нашей стране. Мы не говорим уже о том, что расширявшийся импорт, помогавший ускорению темпов социалистической индустрии страны, также содействовал выполнению той же задачи.

«Основная задача пятилетки,— говорил далее тов. Сталин,— состояла в том, чтобы создать в нашей стране такую индустрию, которая была бы способна перевооружить и реорганизовать не только промышленность в целом, но и транспорт, но и сельское хозяйство на базе социализма». Внешняя торговля, посредством целесообразно построенного импорта, приняла активное участие в выполнении и этой задачи. Целый ряд гигантов промышленности, построенных для обслуживания задач технической реконструкции сельского хозяйства, а также транспорта, были сооружены в самые короткие сроки и на базе новейшей техники, благодаря правильно организованному импорту машин, позволявшему наряду с использованием машин внутреннего производства создать в СССР техническую базу для перевооружения всего народного хозяйства. Сделано это было при минимальных затратах валюты.

«Основная задача пятилетки, — говорил далее тов. Сталин, — состояла в том, чтобы перевести мелкое и раздробленное сельское хозяйство на рельсы крупного коллективного хозяйства, обеспечить тем самым экономическую базу социализма в деревне и ликвидировать таким образом возможность восстановления капитализма в СССР». Внешняя торговля сыграла немаловажную роль и в этом отношении. Как известно, в тот момент, когда началась массовая коллективизация крестьянских хозяйств, когда середняк пошел в колхозы, советская промышленность еще не была в состоянии полностью удовлетворить нужды колхозов в сложных сельскохозяйственных машинах и, в частности, не могла их снабдить тракторами. Массового производства тракторов мы тогда еще не имели. Между тем социалистическая реконструкция сельского хозяйства требовала соответствующей технической базы. Внешняя торговля сыграла в этом отношении очень важную роль. С одной стороны, был организован в довольно широких масштабах импорт тракторов. В 1929 г. импорт тракторов по сравнению с предыдущим годом больше чем утраивается, а в 1930 г. он увеличивается по сравнению с тем же 1928 г. в 7, а в 1931 г. почти в 8 раз. С другой стороны, одновременно происходили подготовка к строительству и само строительство тракторных заводов, причем внешняя торговля поставляла для первого строящегося тракторного гиганта в Сталинграде металл и машины. Не имея опыта строительства и оборудования подобных заводов, не имея в достаточных количествах ни металлов, ни машин, нам пришлось почти полностью построить первый тракторный завод при помощи импорта. Но зато в 1932 г. мы получили возможность отказаться от ввоза тракторов, ибо мы имели уже в достаточном количестве тракторы собственного советского производства. Этим внешняя торговля не только оказала серьезную помощь в выполнении задачи социалистической реконструкции сельского хозяйства, но и в выполнении всех других вышеперечисленных задач первой пятилетки, и в особенности задачи достижения технико-экономической независимости СССР от капиталистических стран. Нужно при этом заметить, что если первый тракторный завод в Сталинграде был почти полностью ввезен из-за границы и советская промышленность в его строительстве могла принять лишь скромное участие, то следующий тракторный завод тех же масштабов в Харькове, строившийся спустя два года, потребовал гораздо меньше валютных затрат и был в значительной степени оборудован силами советских заводов.

«Наконец, — говорил тов. Сталин, — задача пятилетнего плана состояла в том, чтобы создать в стране все необходимые технические и экономические предпосылки для максимального поднятия обороноспособности страны, дающей организовать решительный отпор всем и всяким попыткам военной интервенции извне, всем и всяким попыткам военного нападения извне». Поскольку целесообразно построенный импорт ускорял темпы индустриализации страны, поскольку он содействовал скорейшему строительству тяжелой индустрии, постольку он сыграл свою роль в выполнении и этой весьма ответственной и первостепенной задачи первой пятилетки.

Такова в самых общих чертах роль внешней торговли в борьбе за первую пятилетку. Досрочное выполнение грандиозного пятилетнего плана было в известной степени обеспечено правильно организованным импортом. Советский импорт был партией и правительством целиком и полностью сосредоточен на основном звене первой пятилетки. «Основное же звено пятилетнего плана, — говорит тов. Сталин, — состояло в тяжелой промышленности с ее сердцевиной — машиностроением. Ибо только тяжелая промышленность способна реконструировать и поставить на ноги и промышленность в целом, и транспорт, и сельское хозяйство. С нее и надо было начать осуществление пятилетки» [И. Сталин — Итоги первой пятилетки.]. Советский импорт был поставлен на службу строительства тяжелой промышленности и эту службу он выполнил с честью, вопреки всем проискам троцкистско-бухаринских шпионов и вредителей.

2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИМПОРТА ПЕРВОЙ ПЯТИЛЕТКИ

Прежде чем перейти к тому, как импорт помогал строительству отдельных отраслей тяжелой промышленности, как он содействовал достижению технико-экономической независимости СССР на отдельных участках народного хозяйства, мы кратко остановимся на общей характеристике советского импорта в период первой пятилетки. Весь импорт за четыре года первой пятилетки (4-й квартал 1928 г. и 1929—1932 гг.) составил в ценностном выражении сумму в 17308 млн. руб. Подавляющая часть этого импорта состояла из средств производства, направленных в первую очередь на строительство тяжелой индустрии.

Структура советского импорта в период первой пятилетки (в % к итогу)

 

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

Производственный импорт

86,7

87,7

93,2

89,2

Потребительский импорт

13,3

12,3

6,8

10,8

 

Как мы видим из приведенной таблицы, подавляющая часть валюты на импорт была израсходована в период первой пятилетки на закупку средств производства. Из импорта твердой, железной, сталинской рукой были изгнаны не только всякие излишества, но и все то, что при известной мобилизации внутренних ресурсов могло быть произведено внутри страны.

Партии и правительству пришлось провести громадную работу в этом отношении. Особенно много заботы необходимо было проявить в деле планирования и осуществления потребительского импорта, имея в виду, что этот импорт приходилось регулировать в условиях переживаемых в начале первой пятилетки трудностей снабжения. В связи с этим, перед тем как дать подробную характеристику импорта средств производства, следует несколько слов уделить нашему потребительскому импорту того времени.

Удельный вес потребительского импорта в период первой пятилетки был сведен к минимуму, многие наши потребности приходилось урезывать, что, конечно, было тяжело делать в условиях наблюдавшегося тогда недостатка товаров широкого потребления, вызванного трудностями нашего роста. Но принятые темпы индустриализации диктовали нам необходимость твердой политики в отношении импорта.

Импорт товаров, непосредственно не обслуживающий строительство тяжелой промышленности, подвергался самой тщательной проверке и сокращению при составлении импортных планов. Именно эта твердая линия партии и обеспечила успех советской внешней торговли в борьбе за индустриализацию страны, в громадной степени повысила эффективность советского импорта.

Однако следует отметить, что жизненные потребности в импортных потребительских товарах удовлетворялись, несмотря на то, что весь потребительский импорт был по своим размерам и невелик. Такие товары, как живой скот (мясо), сельди, рис, ввозились в возрастающих количествах. Потребительский импорт в ценностном выражении сокращался, в связи с падением цен мирового рынка.

Потребительский импорт (в млн. руб.)

1929 г.

512,5

1931 г.

328,9

1930 г.

569,8

1932 г.

334,2

 

Но в физическом объеме потребительский импорт не только не сокращался, а наоборот, он даже увеличивался, ибо надо иметь в виду резкое снижение цен мирового рынка в связи с мировым экономическим кризисом. Если потребительский импорт выразить в постоянных ценах, скажем, в ценах 1929 г., то мы получим следующую динамику.

Потребительский импорт в ценах 1929 г. (в млн. руб.)

1929 г.

512,5

1931 г.

530,0

1930 г.

709,6

1932 г.

692,0

 

Эти цифры показывают, что физический объем потребительского импорта в период первой пятилетки не был урезан так, как это пытались изобразить враги. Он во все годы пятилетки был выше чем в 1929 г. Это подтверждается данными и по отдельным товарам.

Импорт потребительских товаров

 

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

Рис (тыс. тонн)

46,8

57,2

49,2

67,0

Чай (тыс. тонн)

28,6

24,2

20,7

16,0

Сельди (тыс. тонн)

52,6

74,8

38,0

60,2

Крупный рогатый скот (шт. в тыс.)

54,8

137,6

141,7

147,1

Мелкий рогатый скот (шт. в тыс.)

323,9

752,2

713,4

1045,0

 

Из перечисленных главных импортных продуктов питания некоторое сокращение было произведено лишь по чаю, причем это сокращение было связано с быстрым ростом внутреннего производства.

Враги народа говорили о мизерных, якобы, размерах потребительского импорта СССР вообще, причем сравнивали его с потребительским импортом царской России. Действительно, импорт царской России резко отличался по своей структуре и размеру от нашего импорта. Удельный вес потребительского импорта царской России составлял примерно ¼ всего импорта, а по абсолютным размерам он был в два-три раза выше потребительского импорта СССР в годы первой пятилетки. Однако, чем был этот так называемый потребительский импорт царской России, для кого он был предназначен? Мы не будем говорить об импорте таких продуктов, как кофе, фрукты, пряности, или об обуви, одежде, шелковых тканях и т. п. Все это товары необходимые. Конечно, эти товары, импортируемые царской Россией, потреблялись не рабочими и крестьянами, а главным образом буржуазией и помещиками. Но так называемый потребительский импорт России — страны нищенской и отсталой — складывался, главным образом, из предметов роскоши, из таких статей, которые при капитализме характерны только для потребления паразитических классов.

Так, например, царская Россия ввозила дорогих вин и шампанского на сумму в 53 — 57 млн. руб., иностранной водки и ликеров на 26 — 31 млн. руб. в год [В предвоенные годы (1909—1913 гг.).]. Ввозили для себя помещики и капиталисты заграничные натуральные и минеральные воды на 6,6—8,8 млн. руб.; дорогие сигары и сигареты на 3—3,5 млн. руб.; дорогой фарфор на 6,6—8,8 млн. руб.; парижские кружева и тюль на 28,5—32,9 млн. руб.; заграничные дамские шляпки на 6,6—7,9 млн. руб.; всякую мишуру, вроде позолоченных пуговиц, лент и т. п. на 8,8 млн. руб.; раскрашенные перья и плюмажи на 3 — 4 млн. руб.; драгоценные камни и жемчуга на 8,8 — 13,1 млн. руб.; заграничные меха на 53 — 57 млн. руб.; дорогие мундштуки, трубки, табакерки, гребни, елочные украшения на 28,5 млн. руб.; изделия из драгоценных металлов на 14,0 млн. руб.; заграничные духи, помаду и прочую косметику на 13,1 млн. руб. и т. д. Если сложить стоимость подобного импорта, то получается внушительная сумма, около 600 млн. руб.

Весь же потребительский импорт царской России составил в 1913 г. примерно 1445 млн. руб. Иначе говоря, почти половина потребительского импорта царской России никакого отношения не имела к потреблению его широкими массами населения. Вторая же половина потребительского импорта России только в небольшой части переходила в руки трудящихся, основная же масса таких товаров, как кофе, какао, лимоны, апельсины, фрукты, пряности, ткани, обувь и т. д., также потреблялась паразитическими классами.

Потребительский же импорт СССР целиком идет на удовлетворение нужд трудящихся. Здесь невозможны никакие сравнения со старой Россией. У нас отсутствует паразитическое потребление и естественно поэтому — сумма нашего потребительского импорта гораздо меньше импорта царской России. Мы экономили на всем, мы пережили большие трудности, но мы пятилетку выполнили, не затратив ни одной лишней копейки на то, что не решало задачу индустриализации страны. «Установить строжайший режим экономии, — говорил тов. Сталин, — и накоплять средства, необходимые для финансирования индустриализации нашей страны, — вот на какой путь надо было стать, чтобы добиться восстановления тяжелой индустрии и осуществления пятилетнего плана. Смелая задача? Трудный путь? Но наша партия потому и называется ленинской партией, что она не имеет права бояться трудностей» [И. Сталин — Итоги первой пятилетки.].

Теперь трудности остались позади и импорт наш теперь резко изменился. В связи с резко возросшими потребностями трудящихся и имеющимися теперь у нас возможностями, созданными тяжелой индустрией, мы можем ввозить из-за границы то, что нам приходилось урезывать в период первой пятилетки. Во второй пятилетке резко увеличен импорт кофе, какао, лимонов, апельсинов, пряностей, шерсти, кожи, причем импорт этих товаров, идущих на удовлетворение потребительских нужд, целиком и полностью идет на расширение потребления трудящихся.

Основной характерной чертой импорта в период выполнения первого пятилетнего плана было резкое повышение в нем удельного веса средств производства и в дальнейшем рост доли машин и оборудования пo сравнению с удельным весом средств потребления.

Не менее важно отметить и другую характерную черту — достижение советским импортом в период первой пятилетки максимальных размеров, не имеющих сравнений ни с одним периодом существования советской внешней торговли.

Импорт СССР в годы первой пятилетки

 

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

В млн. руб.

3857,0

4637,5

4839,9

3083,5

В % к 1929 г. = 100

100,0

120,2

125,5

79,9

 

Эти цифры выражают импорт в текущих ценах. В связи с резким падением цен в годы 1929 — 1932, т. е. за годы мирового капиталистического кризиса, эти данные не дают правильной картины роста советского импорта. Используя исчисленные автором индексы физического объема внешней торговли [С. Бакулин и Д. Мишустин — «Статистика внешней торговли СССР», 1935 г., стр. 199 — 222.], приведем данные советского импорта в неизменных довоенных ценах и сравним физический объем импорта первой пятилетки с размерами импорта в другие периоды социалистического строительства. Для сравнения с довоенным временем, приведем данные за большой ряд лет.

Импорт СССР в неизменных ценах 1913 года (в млн. руб.)

1913 г.

6022,5

1926 г.

2036,7

1918 г.

460,8

1927 г.

2345,0

1919 г.

14,0

1928 г.

2975,3

1920 г.

125,7

1929 г.

2911,8

1921 г.

922,9

1930 г.

3956,0

1922 г.

1181,7

1931 г.

5166,6

1923 г.

627,2

1932 г.

4285,4

1924 г.

1138,8

1933 г.

2252,6

1925 г.

2274,5

1934 г.

1586,4

 

Максимальных размеров советский импорт достиг в 1931 г., т. е. на третьем году первой пятилетки. Начав свой резкий подъем сейчас же после XIV съезда ВКП(б), советский импорт увеличился в годы первой пятилетки почти в два раза по сравнению с годами восстановительного периода. В 1932 г. началось резкое уменьшение импорта, связанное с тем, что он выполнил свою основную задачу — к концу первой пятилетки тяжелая промышленность при помощи импорта была в основном построена, острая потребность в широком импорте миновала.

Темп роста импорта в период первой пятилетки в неизменных ценах, т. е. в так называемом физическом объеме, был гораздо выше, чем темп роста его в ценностном выражении, исчисленном в текущих ценах (т. е. по данным таможенной статистики).

Физический объем импорта (1929 г. = 100)

1929 г.

100

1931 г.

177,4

1930 г.

135,9

1932 г.

147,2

 
Иначе говоря, физический объем вырос за 1930 г. почти на 36%, а в 1931 г. на 77% по сравнению с 1929 г., т. е. с первым годом пятилетки.

Насколько относительно был велик импорт в период первой пятилетки, видно из следующих подсчетов. За все годы после Октябрьской революции (1918 — 1937 включительно), т. е. за 20 лет, было всего ввезено из-за границы товаров на сумму 40 млрд. руб., из которых только за 4 года первой пятилетки было ввезено на сумму 16416 млн. руб., или свыше 40%. Среднегодовой импорт в период первой пятилетки равнялся 4105 млн. руб., в то время как за годы до начала первой пятилетки он не превышал 1691 млн. руб., а годы второй пятилетки — 1200 млн. руб. Если же принять во внимание тот факт, что в годы первой пятилетки происходил мировой экономический кризис и цены мирового рынка в этот период резко упали, то удельный вес импорта за четыре года первой пятилетки в общей сумме импорта за все годы революции увеличился еще больше. Так, весь импорт по неизменным ценам за 18 лет [Исчисления стоимости за 20 лет в неизменных ценах еще не произведены.], исчисленный по ценам 1913 года, составил по нашим подсчетам сумму в 35916 млн. руб., из них за 4 года первой пятилетки 16320 млн., или около 46%. Иначе говоря, почти половина товаров, ввезенных советской страной за все годы ее существования, была импортирована только за 4 года первой пятилетки.

Было очень трудно осуществить такой интенсивный рост импорта и достигнуть столь больших его абсолютных размеров. Нужно было соответственно увеличить экспорт, мобилизовав для этого довольно большие экспортные ресурсы; нужно было подготовить соответствующие кадры для осуществления резко возросшей внешней торговли. Трудности были связаны и с препятствиями, которые выдвигало перед нами враждебное капиталистическое окружение, пытавшееся сорвать наши планы внешней торговли. Трудности были и по линии валюты, ибо нередко экспорт не поспевал за импортом. Трудности встретились и в том, что приходилось очень часто осуществлять завоз оборудования и металлов в самые кратчайшие сроки, дабы не снижать темпы строительства решающих гигантов. Трудности создавали нам враги народа, осуществляя вредительство во внешней торговле. Но, несмотря на эти трудности, импорт был расширен до необходимых размеров и в нужное время.

3. СТРУКТУРА ИМПОРТА ПЕРВОЙ ПЯТИЛЕТКИ.

РОЛЬ ИМПОРТА МАШИН

В соответствии с задачами первой пятилетки основу советского импорта составляли машины, оборудование и металлы, предназначенные, главным образом, для строительства тяжелой промышленности. Их удельный вес в общем импорте поднялся в 1931/32 г. почти до 75%. Происходил и абсолютный и относительный рост импорта этих товаров.

Важнейшие импортные статьи в период первой пятилетки1 (в млн. руб.)

 

1909—1913 гг.

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

Черные металлы

36,8

147,7

310,0

545,6

341,4

Изделия из черн. металлов (прокат и т. п.)

76,2

128,3

270,2

398,6

188,3

Цветные металлы

133,1

260,8

236,4

215,8

128,2

Котлы, машины, аппараты

387,2

482,7

1097,6

1450,2

1207,6

Сельскохозяйственные машины и части

177,5

124,0

167,9

115,1

3,7

Электрические машины и части

65,3

148,7

213,6

234,2

285,4

Предметы точной механики

29,5

73,1

61,0

65,2

53,7

Тракторы

152,6

313,5

348,8

1,6

Автомобили, мотоциклы

52,1

70,5

119,1

164,3

36,8

Суда

16,2

46,0

66,1

50,8

35,5

 

11909 — 1913 гг. даются в целях сравнения.

Почти по всем видам машино-технических товаров бросается в глаза громадный рост импорта вплоть до 1932 г. Импорт черных металлов вырос в 1931 г. по сравнению с 1929 г. почти в 4 раза, изделий из черных металлов — в 3 раза, тракторов и автомобилей — больше чем в два раза и т. д. Если же учесть падение цен, произошедшее на мировом рынке за годы капиталистического кризиса, т. е. взять физический объем импорта, то последний показывает еще более высокие темпы роста.

Насколько был велик рост импорта машин и оборудования в годы первой пятилетки, видно, например, из следующих подсчетов. За все годы после Октябрьской революции (с 1918 по 1937 г. включительно), т. е. за 20 лет, было ввезено машин и оборудования на сумму около 13 млрд. руб. Из этой суммы на 4 года первой пятилетки падает 7288 млн. руб., или около 57%.

Иначе говоря, 3/5 всех машин, ввезенных Советским Союзом из-за границы за все годы после Октябрьской революции, поступили в нашу страну за четыре года первой пятилетки, и только 2/5 импортных машин были закуплены за остальные 16 лет.

Однако уже в период первой пятилетки заметно резкое снижение и нередко полное прекращение импорта некоторых машин и металлов. Во-первых, следует отметить общее сокращение импорта в последнем году первой пятилетки (1932 г.). Громадные вложения в тяжелую индустрию начинают давать свои результаты уже в годы первой пятилетки. Расширение импорта машин, для того чтобы поскорее освободиться от импорта машин — эта задача получает свое полное разрешение по некоторым машинам очень скоро. Уже в 1932 г. Советский Союз получает возможность, не уменьшая, а, наоборот, резко увеличивая фронт строительства и выпуск продукции тяжелой промышленности, резко сократить весь машинно-технический импорт в целом и почти все его отдельные наиболее важные группы. В 1931 г. стоимость машинно-технического импорта составляла, примерно, 3154 млн. руб., а в 1932 г., т. е. за один год, она сократилась до 2278 млн., с тем чтобы в 1934 г. уменьшиться до 569 млн. руб., или свестись к минимуму.

Эти цифры показывают, что стремительный и величайший по своему всемирно-историческому значению процесс достижения полной технико-экономической независимости СССР от капиталистических стран вступил в свой решающий этап уже в конце первой пятилетки. По некоторым видам машин этот этап наступил даже в 1931 г. Ярким примером служат сельскохозяйственные машины, импорт которых был резко снижен еще в 1931 г., а в 1932 г. он уже был вовсе прекращен. Колоссально выросшие потребности социалистического земледелия, потребовавшие гигантские массы сложных с.-х. машин, полностью удовлетворяются, начиная с 1932 г., продукцией нашего собственного социалистического сельскохозяйственного машиностроения. С 1932 г. были полностью сняты с импорта и тракторы, ввоз которых в 1931 г. обошелся нам в 348,8 млн. руб. валютой. В 1932 же году был сведен к минимуму и импорт автомобилей в связи с начавшимся массовым выпуском автомобилей с новых советских заводов, построенных при помощи импортного оборудования, но зато вскоре освободивших СССР от импорта автомашин, стоившего нам в годы первой пятилетки от 70 до 162 млн. руб. в год валютой.

Решительные победы черной металлургии, выплавившей в 1932 г. 9,1 млн. тонн чугуна и 5,9 млн. тонн стали, позволили резко сократить в конце первой пятилетки затраты и на импорт черных металлов, хотя в физическом объеме этот импорт оставался еще на довольно высоком уровне. В текущих ценах мы ввезли черных металлов, включая прокат, в 1931 г. на сумму в 944 млн. руб., а в 1932 г. на 530 млн. руб., т. е. почти в два раза меньше. По физическому объему в связи с резким падением цен сокращение составило, примерно, только 40%; однако это сокращение немалое, свидетельствующее о том, что и по металлургии, которая долгое время отставала и лимитировала темпы развития всей промышленности, которая ставила нас в некоторую зависимость от импорта, в 1932 г. мы сделали решительные шаги в направлении нашей технико-экономической независимости.

Однако, полное отражение побед социалистической индустриализации и вместе с тем технико-экономической независимости мы видим лишь в импорте второй пятилетки, которая успешно выполнена при незначительном ввозе из-за границы вообще и при особенно сильно сниженном ввозе машин и оборудования. Первая же пятилетка в целом характеризуется максимальным развертыванием импорта машин и металлов для строящихся гигантов. Сейчас мы строим наши новые гиганты промышленности целиком на базе внутреннего производства. Все строительные материалы, начиная с лесоматериалов и кончая металлическими балками, арматурой и т. д., а также все оборудование предприятий, начиная с энергетической установки, со станков и машин и кончая точнейшими приборами точной механики — все, что нужно, чтобы построить и пустить любой новый завод — мы имеем теперь внутри страны.

Помня указание тов. Сталина о том, что ключом социалистической индустриализации является машиностроение, мы валюту тратили, в первую очередь, на машины для тех предприятий, которые изготовляли машины или решали дело создания машиностроения. Иначе говоря, мы основные средства бросили на машиностроение, металлургию и энергетику. Из учтенной суммы расходов на иностранное оборудование важнейших предприятий всех отраслей промышленности в период первой пятилетки 3250 млн. руб., было израсходовано на предприятия машиностроения 1029 млн. руб., на металлургию (черную и цветную) 828 млн. руб. и на электрификацию 482 млн. руб. Итого на строительство трех основных отраслей тяжелой промышленности было затрачено 2339 млн. руб., или почти три четверти всей суммы, затраченной на весь импорт оборудования для всей промышленности. Заметна доля в расходах на импорт оборудования также топливной промышленности и химической индустрии. Для реконструкции нефтяной промышленности было ввезено иностранного оборудования почти на 438 млн. руб., а на строительство химических комбинатов — 188 млн. руб.

Оборудование ввозилось, главным образом, для тяжелой промышленности и в особенности для металлургии и машиностроения. В 1931 г. почти все оборудование, ввозимое из-за границы, было предназначено для тяжелой индустрии.

Об изменениях в структуре импорта оборудования в годы первой пятилетки по сравнению с предыдущим периодом можно судить по следующим данным:

Ввоз оборудования для отдельных отраслей промышленности1

 

1925/26 г.

1929/30 г.

1931 г.

млн. руб.

% к итогу

млн. руб.

% к итогу

млн. руб.

% к итогу

I. Для отраслейгруппы A

154,6

41,9

1119,9

81,5

1956,1

93,5

В том числе:

Металлической

31,1

8,4

548,7

39,2

1249,8

59,8

Электростроительст.

54,3

14,8

134,0

9,8

139,3

6,7

Химической

11,4

3,1

81,0

5,9

142,8

6,8

II. Для отраслей группы Б

199,7

54,1

222,0

16,1

99,4

4,8

В том числе:

 

 

 

 

 

 

Текстильной

122,4

33,2

55,2

4,6

14,0

0,7

III. Разное оборудование

14,9

4,0

33,3

2,4

36,3

1,7

Всего оборудования дляпромышленности

365,2

100,0

1375,2

100,0

2091,8

100,0

 

1 Таблица заимствована из книги И. С. Гинзбурга «Внешняя торговля СССР», Соцэкгиз, 1937 г., стр. 36.

Внутри главных отраслей тяжелой промышленности импортные затраты также сосредоточивались на решающих предприятиях, с тем, чтобы эти предприятия вновь построенные, оснащенные самой совершенной новейшей техникой, как можно скорее превращались бы в крепости технико-экономической независимости СССР, освобождали страну от необходимости ввоза оборудования из-за границы. При этом партия, правительство строго следили за тем, чтобы ввозилось только то, что мы действительно еще не могли производить сами, что повышало технический уровень нашей промышленности, т. е. мы ввозили, главным образом, самые сложные, самые новейшие машины. Только благодаря такой импортной политике мы наш сравнительно небольшой импорт превратили в мощный фактор индустриализации страны. Надо заметить, что даже в годы наивысшего развертывания советского импорта он был все же относительно невелик по сравнению с импортом царской России.

4. СОВЕТСКИЙ ИМПОРТ МАШИН И КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЕ СТРАНЫ

В связи с этим небезынтересно сравнить общие размеры нашего импорта с импортом других стран. Доля СССР в мировом импорте, резко поднявшаяся в период первой пятилетки, никогда не превышала 2,8%. Рост удельного веса СССР в мировом импорте в годы первой пятилетки объясняется не только ростом объема советского импорта, но и тем, что экономический кризис в капиталистических странах привел к катастрофическому падению мировой торговли. Только СССР в 1929 — 1932 гг. держал свою внешнюю торговлю на высоком уровне, не подчиняясь стихийным законам капиталистической экономики. Советский Союз в годы, когда мировая торговля падала, систематически увеличивал и импорт и экспорт. В связи с этим удельный вес советской внешней торговли в общей сумме мировой торговли резко поднялся, особенно по импорту.

Удельный вес импорта СССР в мировом импорте

1913 г.

1925 г.

1926 г.

1927 г.

1928 г.

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

1933 г.

1934 г.

3,6

1,3

1,1

1,2

1,4

1,3

1,9

2,8

2,6

1,5

1,0

 

В среднем за годы первой пятилетки удельный вес советского импорта в мировом импорте едва превышал 2%. Он был по своим размерам меньше импорта не только крупных империалистических держав, но даже меньше импорта таких стран, как Аргентина, Австралия, Чехословакия. Для сравнения укажем, что удельный вес США в мировом импорте с 1929 по 1932 г. колебался от 12,3% до 8,5%, Англии — от 17,9 до 15,3%, Франции — от 9,0% до 6,5%, Германии — от 9,1% до 7,8% и Италии — от 3,4% до 2,9%.

Советский импорт даже в годы наивысшего развертывания был ниже среднегодового импорта царской России в предвоенный период. Царская Россия импортировала гораздо больше, чем Советский Союз, но если посмотреть структуру ее импорта, то можно видеть, как много она тратила валюты непроизводительно. Она ввозила очень много таких предметов, которые могли бы быть произведены внутри страны в неограниченных количествах. Она ввозила уголь, соль, химические удобрения, запасы которых были в России неисчерпаемы. Она ввозила много роскоши для помещиков и буржуазии. Ее импорт был ярким показателем нищенского положения страны, ее отсталости, ее зависимости. Советский же импорт невелик по своим размерам, но он в период первой пятилетки сыграл виднейшую роль в историческом преобразовании СССР из страны отсталой в страну передовой мощной индустрии. Произошло это благодаря целесообразно построенной структуре импорта, благодаря правильному руководству Центрального Комитета ВКП(б), благодаря монополии внешней торговли.

Размер импорта СССР в конце второй пятилетки равнялся не больше одной пятой импорта царской России. Но мал золотник, да дорог, ибо советский импорт состоял и состоит только из таких товаров, которые действительно нужны для выполнения основных задач советского государства. Возможность так целесообразно построить структуру импорта является одним из величайших преимуществ советского строя. Какая острая борьба развертывается в империалистических странах вокруг импорта, какие «китайские стены» возводят они вокруг своих границ, чтобы ограничить импорт, сколько средств и методов изобретено для этого! Однако, несмотря на жесткое государственное регулирование, импорт в капиталистических странах осуществляется стихийно.

Советский импорт, строящийся на основе монополии внешней торговли по твердому импортному плану, являющемуся частью всего народнохозяйственного плана страны, осуществляется с громадным положительным эффектом. И если общие итоги импорта СССР невелики, то по некоторым решающим товарам СССР по размерам своих закупок нередко находился на первом месте. Взять, например, машины и оборудование. Ни одна страна на протяжении всей своей истории не ввозила столько оборудования, сколько ввез Советский Союз в годы первой пятилетки. Так организовать импорт, чтобы он превратился из фактора экономической зависимости, каким импорт для многих стран бывает, в фактор экономической независимости и самостоятельности, могла только социалистическая страна. Только СССР мог приостановить ввоз товаров, не решающих дело индустриализации страны, и так сильно двинуть вперед импорт машин и оборудования. Мы проделали сравнимые исчисления импорта машин и оборудования разных стран и пришли к результатам, которые можно выразить в следующей таблице:

Максимальный годовой импорт машин и оборудования1 разных стран за последние 10 лет

Страна

Год ввоза

Сумма ввоза в млн. руб.

СССР

1931

2467,3

Англия

1929

793,7

Германия

1929

587,4

США

1929

359,2

Франция

1930

1454,6

Польша

1930/31

486,2

Италия

1924

428,8

Канада

1929

1596,9

Япония

1929

627,7

Аргентина

1929

1164,6

Китай

1930

178,7

Брит. Индия

1929

596,1

 

1 По данным таможенной статистики соответствующих стран.

В этой таблице взяты все страны, импорт оборудования которых составляет более или менее значительную сумму. Что касается тех стран, которые сами производят оборудование, то размер их импорта, конечно, недостаточно показателен. Но страны, не имеющие собственного машиностроения и удовлетворяющие целиком и почти целиком свои потребности в машинах посредством импорта, даже не приближаются к уровню советского импорта машин. В годы же кризиса и, в частности, в 1931 г. размер советского импорта машин не имеет никаких сравнений. В 1931, 1932 и 1933 гг. СССР стоял на первом месте в мире как покупатель машин и оборудования. В 1931 г. СССР закупил около одной трети, а в 1932 г. — около половины мирового экспорта всех машин (не считая автомобилей). Эти цифры показывают, какой мощный поток машин устремился по каналам советской внешней торговли из-за границы в советскую тяжелую промышленность. Привезти в СССР половину всех экспортируемых всеми странами машин — это грандиозное дело. В некоторых странах машиностроительная промышленность в годы капиталистического кризиса держалась только благодаря советским заказам. Если принять во внимание, что СССР закупал только новейшее, самое лучшее оборудование, то станет ясно, насколько важна была роль импорта в строительстве тяжелой промышленности, роль внешней торговли, при помощи которой советское государство сумело так эффективно использовать накопления валюты.

Приведенная нами таблица импорта оборудования разных стран наталкивает на мысль о противопоставлении СССР, ввозившего оборудование, другим странам, которые также ввозят оборудование. Это противопоставление интересно во многих отношениях и, прежде всего, с точки зрения преимуществ Советского Союза как страны социалистической.

Из таблицы видно, что крупными импортерами машин, не считая стран, производящих машины, являются такие страны, как Аргентина, Британская Индия, Южно-Африканский Союз. Это или колонии, или зависимые страны. Что характерно для них в смысле импорта оборудования? Для них характерно то, что они застыли на той стадии своего развития, на которой они принуждены ввозить машины, и империалистические государства все делают для того, чтобы отсталые страны на этой стадии и остались. И Британская Индия и Аргентина не могут стать индустриальными странами, пока они не освободятся от гнета империалистических держав. Только СССР смог так быстро преодолеть свою отсталость. И преодолел он ее не на капиталистическом, а на социалистическом пути. В короткий исторический срок, быстрейшими темпами, без займов извне, без ограблений других стран, без военных контрибуций и аннексий провести индустриализацию могло только социалистическое государство. Только опираясь на преимущества социалистического строя и, в частности, на монополию внешней торговли, можно достигнуть того, чего достигла наша великая страна. Путь индустриализации СССР — путь социалистический.

5. ИМПОРТ МАШИН — ОРУДИЕ БОРЬБЫ

ЗА ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ СССР

Большой импорт машин, который СССР осуществлял в период первой пятилетки, не был выражением зависимости СССР от империалистических государств. Импорт машин, осуществляемый отсталыми капиталистическими странами, доминионами, колониями, безусловно является выражением зависимости этих стран, ибо этот импорт только дальше закабаляет зависимые страны, не помогает их индустриализации; эти страны остаются отсталыми и зависимыми, они продолжают и будут продолжать импортировать машины. Советский же импорт машин имеет социалистический характер, сказывающийся в том, что он в руках диктатуры пролетариата превратился в мощный фактор борьбы за технико-экономическую независимость, за социализм. В этом сказывается преимущество социализма перед капитализмом. Мы импортировали оборудование для того, чтобы наладить скорее собственное машинное производство. Другие страны, типа Индии, Южно-Африканского Союза или Аргентины, импортируют оборудование для того, чтобы империалистические государства могли лучше и скорее выкачивать из них сырье, для того, чтобы оставаться в прежнем положении зависимых стран и колоний, для того, чтобы и впредь импортировать оборудование, не производить его самим.

Никогда в истории ни одна страна не могла так широко и так самостоятельно, как СССР, использовать новейшую иностранную технику для целей борьбы за свою технико-экономическую независимость, за индустриализацию. Мы собрали статистический материал, характеризующий удельный вес машин и оборудования в общей сумме импорта более двух десятков стран.

Подавляющее большинство стран из общей суммы своих затрат на импорт — на ввоз машин и оборудования — тратит меньше 10%. Вот эти данные.

Удельный вес машин и оборудования в общей стоимости импорта в разных странах1 (в % к итогу)

 

1931 г.

1932 г.

1933 г.

1934 г.

Средний %за 1931—1934 гг.

СССР

50,0

52,8

41,3

24,0

41,8

Англия

2,6

2,8

1,8

2,1

2,1

Германия

1,9

1,5

1,7

1,8

1,8

Франция

7,8

6,3

5,7

5,9

6,4

Италия

5,8

5,5

5,0

5,8

5,5

Япония

6,6

6,6

5,6

6,3

6,3

Чехословакия

7,0

5,7

6,0

5,8

6,1

Голландия

9,6

8,8

9,6

10,4

9,6

Австрия

4,6

3,4

3,3

3,9

3,8

Швеция

8,7

8,6

8,3

10,1

8,9

Норвегия

25,32

11,3

11,6

15,0

15,8

Бельгия

9,7

8,7

8,2

8,4

8,7

Дания

7,0

4,2

5,6

6,4

5,8

Испания

15,7

10,9

13,6

16,6

14,2

Финляндия

10,2

9,5

9,4

11,2

10,1

Венгрия

7,0

5,4

7,2

6,3

6,5

Польша

12,5

11,3

11,0

10,1

11,2

Румыния

14,2

10,6

11,3

9,0

Канада

11,6

9,9

9,1

11,4

10,5

Аргентина

11,8

6,9

6,7

7,7

8,3

Китай

4,7

4,7

5,7

9,0

6,0

Индия

10,3

10,3

14,2

13,8

19,7

Южно-Африк. Союз

16,6

18,6

19,0

24,8

19,7

Турция

10,8

11,9

14,2

13,6

12,6

 

1Исчислено на основе данных, публикуемых Лигой наций.

2 Из них 17% — суда.

Наиболее высокий удельный вес оборудования и машин в импорте мы наблюдаем в отдельные годы по Норвегии и Южно-Африканскому Союзу. Анализ структуры импорта оборудования этих стран показывает следующее. В Норвегии громадная часть общей суммы стоимости импорта оборудования падает на пароходы и теплоходы, что является специфическим явлением для Норвегии, судоходство которой в сильной степени зависит от иностранного судостроения.

Обладая крупным флотом, но не имея собственной крупной судостроительной базы, Норвегия прибегает к покупке судов за границей. Что же касается Южно-Африканского Союза, то здесь в импорте оборудования преобладает оборудование для горной промышленности. Финансовый капитал крупных держав и, в первую очередь, Англии, приступил к широкой эксплуатации больших горных богатств Южной Африки (золото, серебро, цинк, медь и т. д.) и, естественно, завозит в связи с этим в Южную Африку довольно много соответствующего оборудования. Хозяйственно-политическое положение Южно-Африканского Союза от такого импорта не изменяется. Он продолжает оставаться зависимой от Англии страной, поставляющей империалистической метрополии сырье. Собственного машиностроения она не имеет, и пока Южно-Африканский Союз останется под пятой империалистической Англии, он его иметь не будет. Рост промышленности в отсталых и зависимых странах не означает развития в них индустриализации и экономической самостоятельности. Нельзя отрицать роста промышленности в Индии, но в Индии развивается, главным образом, легкая промышленность, развитие которой вовсе не означает индустриализацию.

Тов. Сталин подчеркивал это в своем докладе «О хозяйственном положении Советского Союза» в 1936 г. «Возьмите Индию, — говорил тов. Сталин. — Всем известно, что Индия есть колония. Есть ли в Индии промышленность? Безусловно есть. Развивается ли она? Да, развивается, но там развивается такая промышленность, которая не производит орудий и средств производства. Там орудия производства ввозятся из Англии. Поэтому (хотя, конечно, не только поэтому) там промышленность целиком подчинена английской индустрии. Это особый метод империализма — развивать в колониях промышленность таким образом, чтобы она находилась на привязи у метрополии, у империализма» [Ленин и Сталин — Сборник произведений к изучению истории ВКП(б), 1936 г., т. III, стр. 58.].

Зависимые страны не могут использовать технику передовых стран так, как ее использовал СССР, т. е. они не могут иметь собственной машиностроительной базы. Империализм уродует развитие отсталых стран, приспосабливая их промышленность в своих интересах.

Анализируя вышеприведенную таблицу, нужно отметить не только небольшой удельный вес машин и оборудования всех стран по сравнению с СССР, но и тот факт, что высокий удельный вес машин в импорте СССР имеет место при колоссальном росте и большом удельном весе внутреннего производства машин. В этом факте сказывается особенность советского импорта машин и огромнейшее преимущество социалистической страны, имеющей возможность строить свой импорт так же, как и все хозяйство, по плану, обеспечивающему победу в борьбе за индустриализацию и технико-экономическую независимость страны.

СССР резко увеличивал в период первой пятилетки импорт машин и оборудования в условиях еще более быстрого роста собственной продукции машиностроения.

Сравним динамику импорта и производства машин в СССР за ряд лет.

Производство и импорт машин СССР

Годы

Производство1

Импорт

В ценах1926/27 г.(в млн. руб.)

1913 = 100

1929 = 100

В текущих ценах в млн. руб.2валютой

1913 = 100

1929 = 100

1913 г.

627

100

200

100

1926 г.

1135

181

149

74,5

1927 г.

1294

206

153

76,5

1928 г.

1631

260

225

112,5

1929 г.

2283

330

100

254

127,0

100

1930 г.

3647

581

176

471

235,5

181,5

1931 г.

6077

969

294

563

281,5

221,6

1932 г.

7628

1216

369

376

188,0

148,0

1933 г.

8908

1421

433

144

72,0

56,7

1934 г.

9686

1545

468

57

28,5

22,4

1935 г.3

12659

2019

612

55

27,5

21,6

 

1 Цифры производства машин взяты за 1913 — 1933 гг. из ежегодника ЦУНХУ «Социалистическое строительство» 1935 г., стр. 15, а за 1934 — 1935 гг. из книги «Основные показатели народнохозяйственного плана на 1936 г.», изд. 1936 г., стр. 17.

2 По старому курсу рубля.

3По плану.

Из данных этой таблицы видно, что СССР в период первой пятилетки, когда он максимально расширил импорт машин, сам являлся крупным производителем машин, причем собственное машиностроение Советского Союза росло так бурно, что даже увеличенный больше чем в два раза импорт машин в 1931 г. был по своему объему в несколько раз меньше объема производства машин и играл вспомогательную роль в снабжении народного хозяйства машинами. Импорт использовался не для текущего снабжения машинами всех отраслей народного хозяйства, а почти исключительно для нового строительства тяжелой промышленности. Текущее же снабжение машинами обеспечивалось самим советским машиностроением, которое в 1931 г. почти в 10 раз превышало довоенный уровень и увеличивалось дальше быстрейшими, невиданными в истории темпами.

Импорт машин помог советскому машиностроению вскоре обеспечивать внутренним производством не только текущие потребности в машинах (потребности, которые невероятно быстро росли), но и удовлетворение нужд строительства и оборудования новых заводов. Уже в 1932 г. импорт машин сократился в несколько раз, а фронт нового строительства продолжал и продолжает из года в год увеличиваться. Расширение импорта, таким образом, сыграло роль фактора ускорения создания собственного машиностроения и в конечном итоге освобождения от импортной зависимости и обеспечения технико-экономической независимости страны.

К сожалению, приведенные в таблице данные производства и импорта машин несравнимы, так как производство дается в ценах 1926/27 г., а импорт в текущих ценах мирового рынка. Поэтому нельзя установить отношение импорта к производству или удельный вес импортных машин в общем потреблении машин в СССР. Но этот вопрос представляет настолько большой интерес, что едва ли можно удержаться от попытки произвести хотя бы самые грубые исчисления.

Каждому, кто представляет себе эту задачу, понятно, какие большие препятствия здесь встретятся. Но задачу можно упростить, удовлетворившись сперва хотя бы самыми приблизительными цифрами. В данной задаче интерес представляют два основных вопроса: первый — каков абсолютный уровень удельного веса импорта по отношению к производству? И второй — какова динамика этих отношений за ряд лет? На первый вопрос ответить не легко, ибо выразить и импорт и производство в одних и тех же сравнимых единицах с тем, чтобы получить цифровое отношение между ними — очень трудно. На второй вопрос можно получить ответ гораздо проще и легче, и вот каким образом.

В нашей таблице производство выражено в миллионах рублей в ценах 1926/27 г., т. е. в постоянных ценах. Импорт же выражен в текущих ценах мирового рынка. Но цены на машины, как известно, подвергались сравнительно небольшим колебаниям. Индекс цен на машины в Германии, например, колебался следующим образом:

Индекс цен на машины в Германии1(1928 г. = 100)

1928 г.

100

1929 г.

102,1

1930 г.

102,8

1931 г.

100,0

1932 г.

91,5

1 Исчислено по данным «Statistisches Jahrbuchfürdas Deutsche Reich» за 1935 г., стр. 260.

Эти колебания не очень большие и их можно в данном случае игнорировать, считая, что в общем цены импорта изменялись незначительно, а цены в статистике производства внутренней продукции неизменны вообще. Разделив первые суммы на вторые, мы получим удельный вес импорта по отношению к производству в процентах. Эти цифры не будут выражать правильно абсолютного значения удельного веса, ибо цены 1926/27 г. несомненно выше цен, в которых дан импорт. Но динамику удельного веса они выразят в общем правильно. Ошибки или отклонения в динамике будут заключаться только в том, что цены импорта колебались. Но эти ошибки невелики, поскольку колебания цен на машины, в чем мы убедились, не очень значительны. Итак, посмотрим динамику отношения между импортом и внутренним производством машин в СССР. Выраженный в процентах ряд этих отношений будет следующим:

1927 г.

11,9

1931 г.

9,3

1928 г.

13,8

1932 г.

4,9

1929 г.

11,3

1933 г.

1,6

1930 г.

12,9

1934 г.

0,6

Динамика отношений импорта и производства показывает, что удельный вес импорта из года в год уменьшался, причем резкое уменьшение роли импортного оборудования в СССР наступило еще в период первой пятилетки и как раз в тот год, когда импорт машин достиг наивысшего уровня. Это очень характерный факт, свидетельствующий о мощных силах, заложенных в социалистическом способе производства.

Ответив таким образом на второй вопрос нашей задачи, перейдем к первому вопросу, более трудному — об абсолютном значении удельного веса импорта по отношению к производству. Этот вопрос интересен, прежде всего, для определения роли импорта в потреблении машин, а также для сравнения с другими странами. Исчисленный нами в предыдущей таблице удельный вес импорта по отношению к производству, как мы уже указали, вне всякого сомнения преуменьшен. Но ведь можно примерно определить, как высоко это преуменьшение. По всем данным оно не так уже велико. Цены 1926/27 г. на оборудование выше цен 1913 г. не больше чем в 1,5 раза, ибо по данным ЦСУ индекс цен промтоваров в 1926/27 г. на базе 1913 г. равнялся 196. Иначе говоря, цены на промтовары в 1926/27 г. были примерно в 2 раза выше цен 1913 г. Что же касается цен на машины и оборудование, то они подверглись менее резким изменениям. Мы считаем, что они были в 1926/27 г. выше цен 1913 г. не больше чем в 1,5 раза. Что же касается цен на оборудование, то текущие цены за интересующий нас период были также выше цен 1913 г., хотя не в такой степени. Вот индекс цен на машины в Германии на базе 1913 г.

1913 г.

100

1930 г.

144,9

1927 г.

135,8

1931 г.

140,6

1928 г.

140,9

1932 г.

128,2

1929 г.

143,8

1933 г.

123,1

Следовательно, исчисленный нами удельный вес импорта по отношению к производству не так уже далек от реального удельного веса. Если даже предположить, что исчисленный нами удельный вес преуменьшен в 1,5 раза (что мало вероятно), то и в этом случае максимальный процент импорта машин по отношению к их производству был не выше 20% в 1928 г., в 1929 г. — 17%, в 1930 г. — 19%, в 1931 г. — 13%, в 1932 г. — 7,3% и в 1933 г. — 2,4% [В дореволюционной России, по исчислениям меньшевистского профессора Гриневецкого, импорт машин и металлоизделий по отношению к производству составлял в 1912 г. 44%. Следует подчеркнуть, что этот процент значительно переуменьшен. (Данные Гриневецкого заимствованы из книги «Внешняя торговля и народное хозяйство России», изд. 1923 г.)].

Как ни грубо исчислены эти цифры, все же они в общем соответствуют действительности и весьма показательны. Они говорят о том, что СССР приступил к широкому импорту машин и оборудования тогда, когда он уже имел довольно мощную собственную базу машиностроения и в этом кроется, несомненно, один из секретов столь большого эффекта, который дал нам наш импорт оборудования. Именно это обстоятельство позволило нам импортировать, главным образом и в первую очередь, наиболее ценное, наиболее лучшее, совершенное оборудование для строительства тяжелой промышленности, решающего дело создания новой технической базы в СССР, а не распылять валюту на ввоз оборудования вообще.

Эти же цифры с исключительной силой демонстрируют преимущества социалистического строя. В таких cтранах, как Индия, Аргентина, Южно-Африканский Союз и т. п., импортом покрываются почти целиком все потребности в машинах,— собственного производства машин эти страны почти не имеют и иметь не могут, ибо собственное машиностроение им не позволят построить империалистические державы. В связи с этим импорт машин перечисленных стран состоит, главным образом, из с.-х. машин, средств транспорта, машин для легкой промышленности и промышленности, перерабатывающей с.-х. сырье. В некоторые страны, имеющие горные богатства, завозится еще оборудование для горнодобывающей промышленности, причем в большинстве случаев предприятия, импортирующие оборудование, принадлежат финансовому капиталу империалистических государств.

Если бы не социалистическая революция в России, она до сих пор оставалась бы отсталой нищенской страной, сырьевым придатком крупных империалистических держав, несмотря на колоссальные возможности, на неисчислимые богатства ее недр. Эти возможности и богатства использовала диктатура пролетариата. Именно диктатура пролетариата обеспечила тот гигантский скачок советской страны от положения аграрной отсталой страны в положение мощного индустриального государства, который произошел в период первой пятилетки и который сделал теперь СССР непобедимой крепостью социализма.

Для совершения этого, не знающего примера в истории человечества, превращения страны с многомиллионным населением, занимающей одну шестую часть земного шара, были гениально использованы все преимущества, все источники и силы нового социалистического государства, в том числе и социалистические возможности внешней торговли.

Возвращаясь к нашей основной теме о роли импорта машин в выполнении первой пятилетки, необходимо на основании приведенных здесь материалов сказать, что эта роль была исключительно важной и ответственной. Импорт значительно ускорил выполнение задач первой пятилетки, причем эту важную роль импорт сыграл при довольно незначительном своем объеме, если сравнивать его стоимость со стоимостью импорта других стран. Секрет этого успеха кроется в гениально разработанной сталинской программе импорта первой пятилетки, в намеченной тов. Сталиным структуре импорта вообще и в структуре импорта машин и оборудования в особенности.

Секрет успеха нашей импортной политики в период первой пятилетки заключался в том, что мы ввозили не оборудование вообще, и не для того, чтобы оставаться и впредь страной, ввозящей оборудование. Мы ввозили оборудование, в первую очередь, для тяжелой промышленности, мы ввозили машины, производящие машины, и мы при помощи сравнительно небольшого импорта в кратчайший срок перенесли на свою советскую почву лучшие достижения капиталистической техники и теперь не только освоили эту технику, но двинули ее вперед по новым социалистическим рельсам.

Организованный нашей партией широкий импорт машин был чрезвычайно целеустремленным, глубоко продуманным. Достаточно сказать, что в 1931 — 1932 гг. мы почти одну четверть всех затрат на импорт машин и оборудования произвели только на один вид машин — на станки. Это значит, что мы стремились, и правильно это делали, ввозить из-за границы, в первую очередь, машины, производящие машины. Большой удельный вес станков во всем нашем импорте машин — чрезвычайно характерная черта импортного плана, раскрывающая причину того колоссального успеха, которого наша страна добилась в развитии собственного машиностроения, а, следовательно, и в борьбе за технико-экономическую независимость нашей страны [Главными импортерами станков, если не считать СССР, являются такие страны, которые сами их экспортируют.

За период первой пятилетки свыше 50% мирового экспорта станков пошло в СССР. Остальные станки в большей части были импортированы Францией, Англией, Германией и США; на долю же других стран приходится не больше 20% мирового экспорта станков, причем все эти страны не имеют почти никакой станкостроительной промышленности.]

6. РОЛЬ ИМПОРТА СЫРЬЯ В ГОДЫ ПЕРВОЙ ПЯТИЛЕТКИ

Для того, чтобы закончить общую характеристику роли импорта в выполнении первой пятилетки, необходимо кратко остановиться на других статьях советского импорта. О потребительском импорте мы уже говорили. Осталось сказать несколько слов о сырье. Прежде всего необходимо остановиться на импорте металлов. Этот импорт был тесно увязан с импортом машин. Бурно развивающееся машиностроение требовало много металла. За четыре года первой пятилетки продукция машиностроения увеличилась почти в 5 раз. Приостановить темпы развития машиностроения нельзя было никак, ибо в них была вся суть первой пятилетки. Ведь машиностроение — ключ к индустриализации и технико-экономической независимости страны. Металлургия же наша очень сильно отставала. Строилась она героически быстро, но строительство это было очень сложным и трудным. Очень трудным был и процесс освоения. До пуска же и освоения таких новых гигантов, как Магнитогорский, Кузнецкий и другие заводы, народное хозяйство буквально задыхалось от металлического голода. Металла требовало не только машиностроение, но и широко развернувшийся фронт нового строительства. В этих условиях импорт металлов был совершенно необходим. В соответствии с этими задачами импорт металлов в период первой пятилетки был сильно увеличен. Металлы были второй после машин важнейшей статьей советского импорта в период первой пятилетки. Ввозить нужно было не только металл не в деле, но и полуфабрикаты, т. е. листовое железо, проволоку, трубы, балки и т. д. Сильно пришлось увеличить импорт цветных металлов, причем по некоторым из них мы в то время не располагали внутри СССР разведанными запасами, например, олова.

Общую картину импорта металлов и прокатных изделий в период первой пятилетки дает следующая таблица.

Импорт металлов в (млн. руб.)1

 

1909—1913 гг.

1929 г.

1930г.

1931г.

1932г.

Черные металлы

36,8

147,7

310,0

545,6

341,4

Изделия из черных металлов (прокат)

76,2

128,3

270,2

398,6

188,3

Цветные металлы

133,1

260,6

236,5

215,9

128,3

Всего металлов

246,1

536,8

816,6

1160,0

657,9

Удельный вес металлов в общем импорте (в %)

4,9

13,9

17,6

24,0

21,4

 

1 1909—1913 гг. даются для сравнения.

На металлы наша страна в период первой пятилетки затратила, примерно, одну пятую всех валютных затрат на импорт. Абсолютное количество импортных металлов также было немаленьким. СССР в годы первой пятилетки был крупнейшим импортером металлов. Этот импорт сыграл немаловажную роль в строительстве новых предприятий тяжелой индустрии и в особенности машиностроения. Необходимость большого ввоза металлов, как мы уже подчеркнули, усиливалась разрывом темпов развития машиностроения и металлургии. Этот разрыв виден из следующих данных.

Темпы роста машиностроения и металлургии (1928 г. — 100)

 

1928г.

1929 г.

1930 г.

1931г.

1932 г.

Машиностроение

100

137

217

372

467

Чернаяметаллургия

100

120

144

149

181

Цветная металлургия

100

137

177

177

214

Разрыв, как мы видим, был большой. (Правда, он в этих данных несколько преувеличен, так как не учтен сбор лома, замена металла другими материаламии пр.). В значительной степени дефицит в металле, в особенности по качественным сталям и прокату, покрывался импортом, хотя с каждым годом удельный вес импорта уменьшался. Так, например, удельный вес импорта в общем потреблении качественного проката составлял в 1929/30 г. 14,7%, в 1931 г.—15,5%, а в 1933 г.—только 8,9%. Иностранные железные трубы составляли в общем потреблении труб в 1929/30 г. 10,7%, в 1931 г.—26,0 и в 1932 г.—11,1%. Но уже в начале второй пятилетки черная и цветная металлургия сделали крупный шаг вперед и импорт металлов был резко сокращен. Сейчас и импорт черных металлов играет совершенно незначительную роль.

Следующей после машин и металлов группой товаров, игравшей заметную роль в импорте, была группа сырья для легкой промышленности — кожа, шерсть, хлопок и другое текстильное волокно. Роль этой группы в импорте в течение первой пятилетки снижалась. Твердо придерживаясь основной задачи импортной политики — освободить максимум валютных ресурсов для ввоза машин и металлов, партия и правительство стремились всячески сокращать импорт сырья за счет форсированного развития внутреннего производства. Особенно успешно была разрешена задача по хлопку.

Главные статьи импорта сырья для легкой промышленности (в млн. руб.)

 

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

Кожсырье и кожа

174,8

92,0

61,3

32,0

Шерсть

300,2

184,7

141,0

105,1

Хлопок

513,6

245,2

177,7

78,2

Джут, сизаль

55,6

32,0

15,3

2,2

Удельный вес перечисленных товаров в общем импорте (в %)

27,0

12,6

8,2

7,1

 
И абсолютно и относительно импорт сырья для легкой промышленности был очень сильно сокращен, что дало возможность ассигновать гораздо больше средств на ввоз машин и оборудования.

Эта политика оказалась правильной. Выдержав некоторые затруднения в снабжении сырьем легкой промышленности, мы решили основные задачи первой пятилетки. Правые реставраторы во главе с злейшим врагом народа Бухариным, как известно, очень сильно настаивали на расширении импорта сырья для текстильной промышленности, злостно затемняя тот факт, что дело социализма, дело экономической независимости решал не ситец, а машины. Ведь после того, как мы создали машиностроительную базу, мы развиваем собственное производство текстильного сырья в громадных масштабах.

Следует заметить, что сокращение импорта сырья для легкой промышленности в период первой пятилетки не было столь резким, как это показывает наша таблица, в которой импорт выражен в ценностных единицах. По сырью цены в рассматриваемый период падали особенно сильно, так, например, цены на кожу упали в 1932 г. по сравнению с 1929 г. на 54%, на хлопок — на 67%, на джут — на 61%, на шерсть — на 63% и т. д. Иначе говоря, физический объем импорта сырья для легкой промышленности хотя и уменьшился, но в гораздо меньшей мере, чем его стоимость. Если взять импорт перечисленных товаров по весу, то получим следующую картину.

Импорт сырья для легкой промышленности в весовом выражении

(в тыс. тонн)

 

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

Кожа и кожсырье

39,6

23,3

20,7

17,0

Шерсть

39,2

32,7

30,7

25,7

Хлопок

115,0

57,9

53,7

24,3

Наиболее резко сократился импорт хлопка. Но по хлопку мы имели наибольшие успехи в производстве. Сбор хлопка в СССР за годы первой пятилетки увеличился с 8,2 млн. центнеров почти до 13 млн. центнеров в 1932 г. Что же касается шерсти, то ввоз ее сократился не очень значительно и во всяком случае в гораздо меньшей степени, чем это показывают данные в ценностном выражении.

Важной статьей импорта в период первой пятилетки была группа химических продуктов. В тот период мы только создавали собственную химическую промышленность и остро нуждались в самых разнообразных химикалиях. Приходилось ввозить даже удобрения, которые мы теперь вывозим в больших количествах. В состав группы импортируемых химикалий входили и фармацевтические продукты, и химикалии для легкой промышленности (краски, дубители). Но в основе своей импорт химических продуктов также был поставлен, в первую очередь, на обслуживание нужд тяжелой промышленности. Задача здесь также сводилась к быстрейшему освобождению от импортной зависимости. Эта задача была также успешно разрешена, как и по другим видам импорта. Импорт химических продуктов сокращался из года в год.

Импорт химических продуктов (в млн. руб.)

 

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

Всего

208,1

203,2

98,6

36,4

В том числе:

 

 

 

 

Краски и красители

30,0

16,8

5,4

4,8

Дубители

29,1

30,0

1,6

0,9

Суперфосфаты и чилийская селитра

40,7

35,0

0,0

0,0

Аммоний

15,8

21,9

19,3

0,0

Удельный вес химической группы в общем импорте (в %)

5,4

4,6

2,0

 

Резкий перелом в импорте химикалий произошел в 1931 г., когда были пущены в ход несколько новых химических комбинатов, постройка которых входила в план первой пятилетки. Иначе говоря, освобождения от импортной зависимости по химикалиям мы в основном добились еще в период первой пятилетки.

Наконец, следует отметить еще одну статью, характерную для импорта первой пятилетки, а именно каучук. Это сырье имеет тот специфический характер, что оно производится только в тропических странах и поэтому является для промышленных стран неизбежной статьей импорта. Однако и здесь мы преодолели импортную зависимость если не полностью, то в решающей степени. Опираясь на научные достижения советской химии, мы уже в период первой пятилетки приступили к промышленному освоению открытого у нас способа производства искусственного каучука. Однако, до того как мы наладили это производство, нам приходилось удовлетворять необыкновенно растущие потребности в каучуке при помощи импорта. Эти потребности особенно быстро увеличивались с развитием собственного автомобилестроения. Каучук превратился в крупную статью нашего импорта.

Импорт каучука

 

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

В тыс. тонн

12,8

16,4

28,2

30,5

В млн. руб.

50,2

60,0

60,8

33,7

Удельный вес каучука в общей сумме импорта

1,3

1,4

1,2

1,1

 
Количество ввозимого каучука за годы первой пятилетки почти удвоилось, хотя затраты на импорт каучука в связи с исключительным падением цен не увеличивались, а в 1932 г. даже резко уменьшились.

Импорт каучука сыграл большую положительную роль в деле автомобилизации СССР и, следовательно, в выполнении основных задач первой пятилетки.

7. ГЛАВНЫЕ ИТОГИ ИМПОРТА ПЕРВОЙ ПЯТИЛЕТКИ

Подводя итоги всему сказанному о роли импорта в выполнении первой пятилетки, нужно подчеркнуть, что эта роль была ответственной и важной. Задача импорта заключалась в том, чтобы на основе расширения импорта машин добиться скорейшего создания собственной тяжелой промышленности и, в первую очередь, собственного машиностроения.

Импорт был расширен до необходимых размеров и расширялся до определенного этапа, пока не была достигнута импортная независимость, после чего была получена возможность сокращения импорта. Это сокращение наступило в конце первой пятилетки. Оно возвестило о том, что поставленная перед импортом задача в основном выполнена, что собственная машиностроительная промышленность уже построена и взяла на свои плечи снабжение всего народного хозяйства собственными машинами, что технико-экономическая независимость уже достигнута.

Впереди следующий этап — дальнейшее грандиозное строительство второй пятилетки при незначительном импорте, при полной опоре на собственную социалистическую технику.

Свою задачу импорт выполнил при сравнительно небольших валютных затратах, если эти затраты сравнивать с грандиозным объемом строительства первой пятилетки. Ведь доля импортных товаров в общем потреблении страны не поднималась по нашим подсчетам, даже в годы наибольших размеров импорта, выше 3%. Поэтому следует предостеречь от переоценки доли заграничных машин и сырья в деле выполнения первой пятилетки. Социалистическое строительство первой пятилетки, как и во все периоды развития советского хозяйства, базировалось на внутренних ресурсах. Импорт играл дополнительную роль и если эта роль при данных обстоятельствах была велика и важна, то это только благодаря его социалистическому качеству, благодаря мудро продуманной, строго спланированной, тщательно проверенной структуре импорта, благодаря тому, что максимум валютных затрат был произведен на ввоз машин, оборудования и сырья для решающих участков борьбы за первую пятилетку.

Кратко, ясно, четко роль импорта в выполнении задач первой пятилетки охарактеризована тов. Сталиным в его исторической речи на выпуске академиков Красной армии в мае 1935 г. Подводя итоги всемирно-историческим победам социализма, тов. Сталин обрисовал положение нашей страны в начале первой пятилетки. «Наша страна, — сказал тов. Сталин, — переживала тогда период жесточайшего голода в области техники. Не хватало машин для индустрии. Не было машин для сельского хозяйства. Не было машин для транспорта. Не было той элементарной технической базы, без чего немыслимо индустриальное преобразование страны. Были только отдельные предпосылки для создания такой базы. Надо было создать первоклассную индустрию. Надо было направить эту индустрию на то, чтобы она была способна реорганизовать технически не только промышленность, но и сельское хозяйство, но и наш железнодорожный транспорт. А для этого надо было пойти на жертвы и навести во всем жесточайшую экономию, надо было экономить и на питании, и на школах, и на мануфактуре, чтобы накопить необходимые средства для создания индустрии. Другого пути для изживания голода в области техники не было. Так учил нас Ленин и мы шли в этом деле по стопам Ленина...» [Ленин и Сталин — Сборник произведений к изучению истории ВКП(б), т. III, Партиздат, 1936 г. стр. 638.]

В период первой пятилетки мы так и поступили. Мы мобилизовали для строительства тяжелой индустрии все наши силы и все наши средства. Соответственным образом мы построили и нашу внешнюю торговлю. Этот путь был труден. «Необходимо было поэтому вооружиться крепкими нервами, большевистской выдержкой и упорным терпением, чтобы преодолеть первые неудачи и неуклонно идти вперед к великой цели, не допуская колебаний и неуверенности в своих рядах»...

Тов. Сталин со всей силой подчеркнул правильность линии партии в отношении внешней торговли и большую роль импорта в выполнении первой пятилетки. «Конечно, мы могли бы, — сказал тов. Сталин, — 3 миллиарда рублей валюты, добытых путем жесточайшей экономии и истраченных на создание нашей индустрии, — мы могли бы их обратить на импорт сырья и усиление производства предметов широкого потребления. Это тоже своего рода «план». Но при таком «плане» мы не имели бы ни металлургии, ни машиностроения, ни тракторов и автомобилей, ни авиации и танков. Мы оказались бы безоружными перед внешним врагом. Мы подорвали бы основы социализма в нашей стране. Мы оказались бы в плену у буржуазии, внутренней и внешней» [Ленин и Сталин — Сборник произведений к изучению истории ВКП(б), т. III, Партиздат, 1936 г., стр. 639.].

Эти слова тов. Сталина с исчерпывающей полнотой характеризуют ту значительную и важную роль, которую сыграл импорт в выполнении первой пятилетки.

Эту свою роль он сыграл благодаря мудрому руководству тов. Сталина, повседневно занимавшегося вопросами импорта, следившего за его структурой, направлявшего его развитие.

Эту свою роль импорт сыграл вопреки всем проискам врагов народа, пытавшихся вредительством и шпионажем в области внешней торговли нарушить наши импортные планы. Накопленная с большим трудом, при самой строжайшей экономии, при урезке подчас очень важных наших потребностей, валюта была затрачена с необычайным эффектом для выполнения коренных задач социалистического строительства.

Эту свою роль импорт выполнил благодаря социалистической монополии внешней торговли, исключавшей нарушения импортного плана, возможность какой-либо экономической смычки международного капитала с капиталистическими элементами внутри страны.

Период первой пятилетки, отмеченный широким развитием экономических связей СССР с капиталистическим миром, привел к тому, что при помощи этих расширившихся связей наша страна стала страной независимой в технико-экономическом отношении.

Возросший в период первой пятилетки импорт не только не увеличил зависимость СССР от мирового рынка, как это предсказывал контрреволюционный троцкизм, а, наоборот, впервые в истории взаимоотношений между странами явился средством достижения технико-экономической самостоятельности и независимости. Такая необычайная роль импорта характерна лишь для социалистической страны, опирающейся на преимущества нового социалистического строя.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.