Глава третья - Импорт в годы второй пятилетки

1. ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ ВТОРОЙ ПЯТИЛЕТКИ И РОЛЬ ИМПОРТА

За период первой пятилетки в Советском Союзе произошли коренные изменения в экономике и в соотношении классов.

«Героической борьбой рабочего класса уже за годы первой пятилетки построен фундамент социалистической экономики, разгромлен последний капиталистический класс — кулачество, а основные массы крестьянства — колхозники стали прочной опорой советской власти в деревне. СССР окончательно укрепился на социалистическом пути» [Из резолюции XVII съезда ВКП(б) — «ВКП(б) в резолюциях», т. II, стр. 576.].

Великий сталинский план индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства одержал блестящую победу. «СССР за этот период преобразился в корне, сбросив с себя обличие отсталости и средневековья. Из страны аграрной он стал страной индустриальной. Из страны мелкого единоличного сельского хозяйства он стал страной коллективного крупного механизированного сельского хозяйства. Из страны темной, неграмотной и некультурной он стал — вернее становится — страной грамотной и культурной, покрытой громадной сетью высших, средних и низших школ, действующих на языках национальностей СССР. Созданы новые отрасли производства: станкостроение, автомобильная промышленность, тракторная промышленность, химическая промышленность, моторостроение, самолетостроение, комбайностроение, производство мощных турбин и генераторов, качественных сталей, ферросплавов, синтетического каучука, азота, искусственного волокна и т. д.» [Из доклада тов. Сталина на XVII съезде ВКП(б)— Ленин и Сталин— Сборник произведений к изучению истории ВКП(б), т. III, стр. 598 — 599.].

Неизмеримо возросла мощь Советского Союза. Удельный вес промышленности в общей продукции народного хозяйства поднялся с 48% (1928 г.) до 70% (1932 г.). СССР превратился в страну передовой индустрии, могущей производить у себя любую машину, любое промышленное изделие. Во вторую пятилетку он вступил как могучая, непобедимая в технико-экономическом отношении независимая страна.

В соответствии с этими великими итогами первой пятилетки коммунистической партией на XVII съезде были намечены основные политические и хозяйственные задачи на второе пятилетие, выполнение которых должно было привести страну:

а) к ликвидации капиталистических элементов и частной собственности на орудия и средства производства, к устранению многоукладности в экономике СССР и установлению безраздельного господства социалистического способа производства, с превращением всего трудящегося населения в активных и сознательных строителей социалистического общества;

б) к завершению технической реконструкции всего народного хозяйства СССР на базе, созданной в период первой пятилетки тяжелой промышленности, причем решающим условием завершения технической реконструкции народного хозяйства во второй пятилетке должно явиться освоение новой техники и новых производств;

в) к более быстрому подъему благосостояния рабочих и крестьян;

г) к мощному укреплению пролетарской диктатуры;

д) к дальнейшему усилению обороноспособности СССР.

В соответствии с достигнутыми успехами индустриализации, а также в соответствии с перечисленными новыми задачами, партия перестроила внешнюю торговлю в годы второй пятилетки. В особенности заметно изменилась роль импорта, его объем и структура. В отличие от периода первой пятилетки Советский Союз получил возможность выполнить грандиозные планы второй пятилетки при значительно сокращенном импорте вообще и в особенности при резком сокращении импорта машин, ибо, как говорится в резолюции XVII съезда ВКП(б), «СССР превращается во втором пятилетии в технико-экономически независимую страну и в самое передовое в техническом отношении государство в Европе» [Из резолюции XVII съезда ВКП(б) — «ВКП(б) в резолюциях», ч. II, стр. 589.]. Перед советской промышленностью XVII съезд ВКП(б) поставил задачу «осуществить такую реконструкцию машиностроения — этой ведущей отрасли народного хозяйства, которая обеспечила бы удовлетворение собственными силами всех потребностей народного хозяйства в современном технически передовом оборудовании, при широком развитии новых видов производства»[Из резолюции XVII съезда ВКП(б) — «ВКП(б) в резолюциях, ч. II, стр. 579.].

Выполнение этой грандиозной задачи должно было найти свое отражение, прежде всего, в резком сокращении импорта машин, а, следовательно, и сокращении всей суммы импорта. Достигнутая уже в начале первой пятилетки высокая ступень индустриального развития СССР позволила отказаться от импорта большинства видов машин и достигнуть полной технико-экономической независимости СССР.

Уже в начале второй пятилетки было ясно, что эта задача вполне реальна. СССР, затратив в течение первой пятилетки 50 млрд. руб. на капитальное строительство, завез импортного оборудования на сумму 8,7 млрд. руб.

План второй пятилетки наметил капитальное строительство в сумме 133 млрд. руб. Если бы сохранить во второй пятилетке тот же удельный вес импорта, как в первой пятилетке, нам нужно было бы завезти оборудования свыше чем на 17 млрд. руб. Мы же имели возможность осуществить план второй пятилетки без такого импорта.

Для выполнения плана второй пятилетки нам уже не был нужен импорт на 17 млрд. руб. Мы осуществили вторую пятилетку, затратив на весь импорт всего 6,5 млрд. руб.

Планы советской внешней торговли, учитывавшие возможность резкого сокращения импорта на основе полной технико-экономической независимости СССР, целиком и полностью оправдались.

Импорт в годы второй пятилетки значительно сократился, а структура его подверглась резким изменениям, отражающим победу социалистической индустриализации и успехи освоения новой техники.

Сокращение импорта происходило следующим образом.

Импорт СССР (в млн. руб.)

Среднегодовой импорт за период первой пятилетки

1929—1932 гг.

4105,0

Импорт за

1933 г.

1525,1

» »

1934 г.

1017,9

» »

1935 г.

1057,2

» »

1936 г.

1352,5

» »

1937 г.

1341,2

 

Среднегодовой импорт в годы второй пятилетки (1933 — 1937) примерно в 3 раза ниже среднегодового импорта в годы первой пятилетки. Еще более заметно снизились его относительные размеры по отношению к общему потреблению страны. Доля импортной продукции в общем потреблении СССР снизилась по нашим примерным подсчетам с 3,0 — 3,5% в годы первой пятилетки до 1,0 — 0,7% в 1935 — 1936 гг. Импорт многих и многих продуктов, в особенности целого ряда машин, был вовсе прекращен.

2. ВНЕШНЕТОРГОВЫЕ ПОЗИЦИИ СССР В УСЛОВИЯХ

ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ

СССР является единственной в мире страной, в которой импорт составляет совершенно незначительный процент к общей сумме потребления. Грандиозное строительство новых крупнейших в мире предприятий, бурный рост всех отраслей народного хозяйства, растущее невиданными темпами потребление широчайших трудящихся масс происходит за счет внутренних ресурсов, без широкого импорта, абсолютные и относительные размеры импорта очень незначительны. Когда СССР приступил к выполнению второй пятилетки, капиталистическая печать высказывала уверенность, что Советский Союз принужден будет в еще большей степени, чем до сих пор, прибегать к импорту. В связи с этим отдельные капиталистические группы надеялись, что им удастся и впредь поставлять нам машины и сырье на тех же условиях, на которые мы вынуждены были идти в годы первой пятилетки, когда мы не могли задерживать темпы развернувшегося строительства, а сами многих машин еще не производили. Расчеты капиталистического мира оказались неверными. Победы индустриализации и освоения новой техники в СССР были настолько велики, что от прежней импортной зависимости в годы второй пятилетки не осталось и следа.

Подводя итоги этому этапу в развитии внешней торговли СССР, тов. Молотов на VII съезде Советов в 1935 г. говорил:

«Скажу теперь несколько слов об итогах в области нашей внешней торговли. Мы имеем здесь серьезные достижения, которые значительно укрепили наши позиции в торговых отношениях с другими странами.

Наша внешняя торговля прошла определенный период своих трудностей. Вы знаете, что недавно еще мы были сильно отсталой страной в техническом отношении. В связи с этим в начале первой пятилетки нам пришлось ввозить много машин из-за границы, чтобы ускорить дело индустриализации технической перестройки сельского хозяйства в нашей стране. Но, заложив основу, мы успели за последние годы развернуть производство машин у себя, на своих заводах. И это позволило нам сильно сократить ввоз машин из-за границы. Это изменило и наш баланс внешней торговли. В результате два последние года нам дали уже солидное превышение доходов над расходами в нашей внешней торговле, чего раньше у нас не было. Накопившиеся от прошлого большие долги перед заграницей нам удалось за последние годы сократить в четыре раза, и теперь остатки нашей задолженности нельзя считать большими. Наряду с этим за последние четыре года добыча золота вместе с поступлениями от Торгсина увеличилась в 6 раз. Все это в корне изменило наше валютное положение и вообще положение на внешних рынках. Тем более, что Советский Союз все свои торговые обязательства и платежи всегда выполняет точно в срок. Всем за границей хорошо известно, что когда Советский Союз заключает торговые договоры, то он платит по ним не так, как принято теперь во многих буржуазных странах, платит не «символически», а как полагается, не обещаниями, а валютой. (Аплодисменты). Этот факт также имеет большое значение для лучшего обеспечения наших позиций во внешней торговле» [В. М. Молотов — Отчетный доклад о работе правительства VII съезду Советов СССР. Партиздат, 1935 г., стр. 23.].

Достигнутая высокая ступень технико-экономической независимости позволила, следовательно, начать энергичное использование всех преимуществ этой независимости для решительной перестройки внешней торговли. В первую очередь, мы на основе улучшения валютного положения страны (в связи с сокращением импорта, с 1933 г. СССР добился активного торгового баланса и стал резко сокращать свою внешнюю задолженность) отказались от невыгодных фирменных кредитов.

Раньше, в период первой пятилетки, когда СССР испытывал валютное напряжение в связи с пассивным торговым балансом, мы искали этих кредитов и принуждены были соглашаться на подчас высокие проценты за этот кредит. Теперь, когда Советский Союз превратился в мощную, индустриальную, передовую в технико-экономическом отношении страну, страну, могущую производить у себя все, или почти все, что ей нужно, — подобные кредиты отошли в прошлое. Мы отказались платить какие-либо проценты за фирменные кредиты и стали переходить к покупкам за наличный расчет. Кроме этого правительство СССР, действуя по указанию партии, резко сократив импорт, без какого-либо ущерба для народного хозяйства СССР, поставило вопросы дальнейшего возможного расширения нашего импорта в зависимости от предоставления нам капиталистическими странами долгосрочных финансовых кредитов и создания нормальных и выгодных условий для реализации нашего экспорта. «Мы, — указывал тов. Сталин в 1933 г. в беседе с американским журналистом Дюранти, — величайший в мире рынок и готовы заказывать и оплатить большое количество товаров. Но нам нужны благоприятные условия кредита и, более того, мы должны иметь уверенность в том, что сможем платить. Мы не можем импортировать без экспорта, потому что не хотим давать заказов, не имея уверенности, что сможем платить в срок» [См. «Правда» от 26 декабря 1933 г.].

Эта позиция Советского Союза в отношении внешней торговли ярко отражает выросшую мощь советского государства, опирающегося на свою передовую индустрию. Капиталистическому миру приходится считаться с этим фактом. В своей речи на VII съезде Советов в январе 1935 г. тов. Молотов говорил: «Теперь больше, чем когда бы то ни было, мы имеем возможность обеспечить нормальные условия для нашей внешней торговли» [В. М. Молотов — Отчетный доклад о работе правительства VII съезду Советов СССР. Партиздат, 1935 г., стр. 23.].

Это заявление главы советского правительства служило краеугольным камнем нашей политики внешней торговли в период второй пятилетки и продолжает оставаться основной директивой для внешней торговли и в настоящее время. Правительство СССР сократило импорт и соответственно экспорт с твердым намерением в дальнейшем расширять внешнюю торговлю лишь в случае, если СССР будут предоставлены лучшие условия, о которых говорил тов. Молотов. Развернувшееся новое строительство, бурный рост промышленности и сельского хозяйства в больших размерах увеличивали внутренний товарооборот страны, а импорт СССР резко уменьшился и продолжает оставаться весьма небольшим по сравнению с 1931—1932 гг.

Производство и импорт СССР (1932 г. = 100)

Годы

Продукция промышленности

Импорт

1932 г.

100

100

1933 г.

110

49

1934 г.

140

33

1935 г.

170

34

1936 г. (план)

209

35

 

Производство промышленной продукции увеличилось за 4 года второй пятилетки больше чем вдвое, при уменьшении импорта втрое.

Вторая пятилетка промышленности и транспорта была выполнена досрочно при незначительном импорте.

Твердое и неуклонное проведение в жизнь провозглашенных СССР новых условий внешней торговли, выраженных в заявлении о том, что расширение импорта СССР может последовать только при условии предоставления нам долгосрочных финансовых кредитов, заставило ряд стран пересмотреть занятую ими выжидательную позицию. Об этом свидетельствует достигнутое нами в 1936 г. соглашение с Англией о финансировании наших заказов на основе займа в 10 млн. ф. ст. Об этом же говорит и облигационный кредит, предоставленный нам в 1935 г. Чехословакией. Мы готовы расширить импорт и в условиях нашей технико-экономической независимости. Но мы будем это делать только при наличии долгосрочных займов, приемлемых условий реализации нашего экспорта и т. д. Мы добились такого положения, когда мы говорим — захотим купим, а захотим не купим.

Полученные нами финансовые кредиты в Чехословакии, Англии и Германии уже реализованы, и если в 1935, 1936 и 1937 гг. мы наблюдаем приостановку сокращения советского импорта и более того — его заметный рост (в 1935 г. — на 4%, а в 1936 г. — на 28,5%), то этот рост, в первую очередь, связан с принятием наших условий по части финансовых кредитов.

Некоторое повышение стоимости импорта в 1935 и 1936 гг. нельзя считать сколько-нибудь значительным. По сравнению с периодом первой пятилетки импорт и в 1937 г. оставался на характерном для всего периода второй пятилетки уровне, т. е. в 3 раза ниже уровня импорта в годы первой пятилетки. Что же касается его удельного веса в общем потреблении страны, то он, несмотря на некоторый абсолютный рост импорта, продолжает резко падать, ибо рост внутреннего производства, особенно в связи с успехами стахановского движения, принял бурный характер и превышает рост импорта во много раз.

3. ИЗМЕНЕНИЯ СТРУКТУРЫ ИМПОРТА ВО ВТОРОЙ ПЯТИЛЕТКЕ

Вторая пятилетка произвела наряду с количественными изменениями импорта заметные структурные сдвиги в нем. При общем сокращении импорта в несколько раз импорт отдельных товаров вовсе прекратился, по ряду других сократился во много раз, а по некоторым товарам значительно увеличился. Наиболее важным структурным изменением импорта за годы пятилетки является понижение удельного веса машин и оборудования.

Удельный вес машин и оборудования в импорте СССР (в % к итогу)

1-я пятилетка

2-я пятилетка

1929 г.

33,6

1933 г.

50,8

1930 г.

51,2

1934 г.

31,9

1931 г.

60,1

1935 г.

29,6

1932 г.

60,3

1936 г.

42,1

Средн. за 4 года

51,4

1937 г.

27,3

 

 

Средн. за 5 лет.

36,3

 
В 1937 г. удельный вес машин и оборудования упал до 27,3% против 60% в 1931 и 1932 гг.

Если ближе присмотреться к импорту машин и оборудования в годы второй пятилетки, то нетрудно заметить резкие изменения в ассортименте импортируемых машин.

Как правило, в годы второй пятилетки и особенно в 1935, 1936 и 1937 гг. СССР ввозил лишь технические новинки, наиболее сложные и совершеннейшие машины. Если учесть это обстоятельство, то станет ясно, что некоторый рост стоимости импорта машин в 1935 и 1936 гг. объясняется, в первую очередь, не увеличением количества машин, а повышением их качества и, следовательно, повышением стоимости каждой ввезенной машины. Было бы неправильным игнорировать достижения новейшей мировой техники. Империалистическая стадия капитализма не исключает быстрого технического прогресса на отдельных участках капиталистического хозяйства. Преимущества технико-экономической независимости СССР позволяют нам импортировать не машины вообще, а отбирать за границей лишь технические новинки для обогащения нашей собственной техники.

Но главное — надо иметь в виду то, что при своем росте импорт машин по сравнению с продукцией советского машиностроения представляет собой ничтожную величину — количество машин, производимых в СССР, в 1936—1937 гг. примерно в 100 раз больше количества импортированных.

В 1935, 1936 и 1937 гг. увеличился, главным образом, импорт станков, а также оборудования для пищевой и легкой индустрии. Коренная техническая реконструкция этих отраслей промышленности, призванных удовлетворять необычайно возросший платежеспособный спрос трудящихся СССР, происходит в годы второй пятилетки в широчайших масштабах. Импорт новейших машин ускоряет темпы этой реконструкции, хотя в основном реконструкция идет на базе собственного советского машиностроения. В годы первой пятилетки мы не могли ввезти много оборудования для легкой и пищевой промышленности, ибо мы все внимание и все средства сосредоточивали в тяжелой индустрии. Теперь, когда тяжелая промышленность построена, имеется возможность выделить известное количество валюты и на реконструкцию других отраслей промышленности.

Импорт машин и оборудования для легкой, полиграфической и бумажной промышленности (в тыс. руб.)

 

1934 г.

1935 г.

1936 г.

1937 г.

Машины для текстильной промышленности

1226

2054

15221

9623

Машины для кожевенной промышленности

591

258

756

408

Машины для полиграфической промышленности

941

1001

6463

2669

Машины для бумажной промышленности

1734

1730

13033

17370

 

Идущая вверх кривая валютных расходов на реконструкцию отраслей легкой индустрии ярко отражает заботу партии и правительства об удовлетворении растущих потребностей масс предметами широкого потребления. Импортные машины наряду с машинами внутреннего производства создают новую техническую базу тех отраслей промышленности, которые призваны были добиваться выполнения одной из основных задач второй пятилетки — резкого увеличения снабжения трудящихся.

Наряду с увеличением импорта технических новинок совершенно прекращен импорт тракторов, автомобилей, котлов, с.-х. машин и многих других машин.

Понижение удельного веса машин в импорте во второй пятилетке, естественно, сопровождается ростом удельного веса сырья и других продуктов.

Приведем данные о структуре советского импорта, публикуемые Главным таможенным управлением Наркомвнешторга по группировке, установленной Брюссельской конвенцией (международное соглашение о единой классификации номенклатуры таможенной статистики).

Удельный вес важнейших групп в импорте СССР в первой и второй пятилетках

(в % к итогу стоимости импорта)

 

1930 г.

1931 г.

1932 г.

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

1937 г.

Жизненные припасы

8,9

4,2

7,3

4,5

9,6

8,7

6,2

6,4

Живые животные

2,1

2,4

2,6

3,9

4,6

3,9

3,5

3,4

Сырье и полуфабрикаты

35,3

31,8

28,5

39,5

38,8

43,9

34,5

49,9

Изделия

53,7

61,6

61,6

52,1

47,0

43,5

55,8

40,3

 
Готовые изделия продолжают и во второй пятилетке занимать большое место в советском импорте, но все же удельный вес их значительно снизился. В 1937 г. впервые изделия заняли второе место после сырья и полуфабрикатов. Следует отметить также и следующий факт. В годы первой пятилетки в группе изделий почти все 100% составляли машины, оборудование и металлоизделия. Во второй пятилетке положение существенно меняется.
 

 

1930 г.

1931 г.

1932 г.

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

1937 г.

Удельный вес всех изделий

53,7

61,6

61,6

52,1

47,0

45,5

55,8

40,3

» » машин и оборудован.

44,0

50,1

52,8

41,3

24,4

22,7

39,6

27,3

» » прочих изделий

9,7

11,5

8,8

10,8

15,1

20,8

16,2

13,3

в т. ч. металлоизделий

5,2

10,0

7,5

9,5

7,5

6,9

2,5

1,0

в т. ч. остальных изделий

2,5

1,5

1,3

1,3

7,6

13,9

13,7

12,3

Структура импорта изделий существенно изменилась за годы второй пятилетки.

Наряду с большим сокращением относительной роли машин и оборудования, а также металлоизделий, во много раз увеличился удельный вес остальных промышленных изделий, среди которых первое место занимают всякого рода предметы, предназначенные для широкого потребления (как, например, шерстяные пряжа и ткани, медикаменты, кожи и т. д.).

Забота партии и правительства о лучшем снабжении трудящихся сказывается и в повышении удельного веса импорта жизненных припасов. При колоссальном росте внутренней продукции удельный вес жизненных припасов в импорте за годы второй пятилетки заметно увеличился.

Стоимость импорта жизненных припасов уменьшилась с 204,5 млн. руб. в 1931 г. до 88,2 млн. в 1936 г., главным образом, за счет снижения цен мирового рынка. Если же сравнить этот импорт в весовом выражении, то окажется, что в 1936 г. мы ввезли жизненных припасов на 2000 тонн больше, чем в 1931 г. Во второй пятилетке сильно увеличен ввоз таких продовольственных продуктов, как кофе, какао, фрукты, импорт которых в годы первой пятилетки был, естественно, ограничен.

Импорт товаров для личного потребления (в тоннах)

 

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

1937 г.

Кофе

58

382

515

324

343

Какао

905

1466

4671

7128

11150

Фрукты

3735

6073

13060

17665

40922

Рыба

25110

26457

22773

30255

14593

 

Эта же линия использования импорта для наилучшего удовлетворения потребностей широких масс трудящихся сказывается и в структуре ввоза сырья. Естественно, что, добившись полного удовлетворения потребности в хлопке за счет собственного производства, импорт хлопка СССР свел к минимуму. Однако, даже в этих условиях полной обеспеченности собственным хлопком мы ввозим известное количество хлопка из восточных стран. По дефицитному же сырью, как, например, по шерсти и шерстяной пряже, а также по кожевенному сырью при громадном росте внутреннего производства мы продолжаем импортировать это сырье в больших количествах с тем, чтобы обеспечить более быстрые темпы производства шерстяных тканей и обуви.

Импорт хлопка, шерсти и кожи (в тыс. тонн)

 

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

1937 г.

Шерсть

28,5

24,9

31,9

27,4

29,1

Хлопок

22,4

24,8

46,1

16,8

22,2

Кожи

6,2

15,3

21,7

21,7

17,5

В еще большей степени увеличилась относительная роль сырья для легкой промышленности в общем составе импорта. В 1933 г. затраты на шерсть, хлопок и кожи составили, примерно, 8% затрат на весь импорт СССР, а в 1936 г. — свыше 16%.

Такое повышение удельного веса импорта сырья для легкой промышленности стало возможным благодаря уменьшению ввоза машин, а также металлов, каучука и другого сырья для тяжелой промышленности. На металлы в период первой пятилетки затрачивалась почти четверть всех валютных расходов по импорту. В годы второй пятилетки резко сократился импорт черных металлов, цинка, свинца и совершенно прекращен импорт алюминия. В сравнительно больших количествах ввозятся лишь олово и никель. Однако, удельный вес металлов и проката при резком падении абсолютных цифр остается высоким, выше, чем в годы первой пятилетки.

Импорт металлов (в млн. руб.)

 

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

1937 г.

Черные металлы и металлич. изделия

275,9

580,4

943,9

530,0

332,9

189,2

169,1

138,0

120,9

Цветные металлы

260,6

236,5

215,9

128,3

95,0

95,5

116,1

155,2

274,7

Удельн. вес металлов в общей стоимости импорта (в % к итогу)

13,9

17,6

24,0

21,4

28,0

27,0

27,0

26,6

29,5

Высокий удельный вес металлов определяется, главным образом, тем, что импорт цветных металлов в годы второй пятилетки продолжает еще составлять крупные суммы.

Импорт каучука, несмотря на колоссальный рост потребностей, которые предъявляют к этому сырью автомобильная промышленность и автомобильный парк, систематически сокращается за счет быстрого роста внутреннего производства.

Итак, в годы второй пятилетки наиболее характерными статьями импорта, помимо машин, являлись металлы и сырье для легкой промышленности. Черные металлы, цветные металлы, хлопок, шерсть, кожи и каучук составляли в 1936 г. 43% всего импорта, или почти все 100% импорта сырья. На долю других видов сырья приходится лишь 1%.

Таковы основные сдвиги в структуре советского импорта в годы второй пятилетки. В кратких словах они сводятся к следующему:

1) Резкое абсолютное и относительное снижение ввоза машин.

2) Изменение структуры импорта машин, выражающееся в том, что во второй пятилетке ввозятся, главным образом, технические новинки, а также в увеличении ввоза машин, предназначенных для легкой и пищевой промышленности.

3) Относительный рост импорта сырья при снижающихся, как правило, абсолютных количествах. Удельный вес сырья и полуфабрикатов в 1937 г. в импорте СССР впервые в истории нашей внешней торговли стал выше удельного веса готовых изделий.

4) Абсолютное и относительное повышение импорта тех статей, которые призваны способствовать удовлетворению необыкновенно быстро растущих потребностей трудящихся (повышение ввоза машин для пищевой и легкой индустрии, повышение ввоза некоторых изделий ширпотреба, сильное увеличение импорта какао, кофе и фруктов).

Эти сдвиги ярко отражают победы социалистической индустриализации СССР, его технико-экономическую независимость, а также резкое улучшение валютного положения СССР.

Если присмотреться к составу импорта машин в 1936 и 1937 гг., то нетрудно заметить, что при общем увеличении импорта машин в 1936 г. в наибольшей степени возрос импорт станков. Так, например, при общем увеличении импорта машин в 1936 г. по сравнению с 1935 г. в 2 с лишним раза — импорт станков (всех) возрос за тот же период почти в 4 раза, причем импорт токарных станков увеличился почти в четыре раза, строгальных — в 3 раза, фрезерных — в 3 раза, шлифовальных — в 31/2 раза и прочих станков — в 4 раза, прессов по металлу в 10 раз и т. д. Зато, при таком, безусловно, крупном росте импорта станков, ввоз многих машин продолжал сокращаться или оставался на прежнем уровне. Сюда относятся двигатели внутреннего сгорания, вентиляторы, воздуходувки, средства железнодорожного транспорта, автомобили и многие другие машины. В результате удельный вес станков в импорте всех машин поднялся в 1936 г. до 40% и до 36% в 1937 г. против 24% в 1935 г. Эту тенденцию следует считать здоровой, соответствующей нашей линии использования импорта, в первую очередь и главным образом, для завершения технической реконструкции народного хозяйства СССР.

4. ПЕРЕСТРОЙКА ИМПОРТНОЙ РАБОТЫ

Характеристика советского импорта в годы второй пятилетки будет неполной, если не упомянуть о коренной перестройке экспортно-импортной работы, проведенной в 1935 и 1936 гг. Речь идет о переносе внешнеторговых операций из торгпредств за границей в Москву, в экспортные и импортные объединения. Эта реорганизация позволила более рационально поставить экспортно-импортную работу, значительно снизить валютные расходы на содержание торгового аппарата за границей и т. д.

До реорганизации основная масса сделок по экспорту и импорту оформлялась за границей в торгпредствах. Это создавало для нас много неудобств, с которыми приходилось, до поры до времени, считаться. Так, например, нужно было тратить валюту на содержание сравнительно большого торгового аппарата за границей, держать в ряде иностранных городов крупные склады и хранить в них запасы товаров, подчиняться при всякого рода спорах по сделкам решениям иностранных судов и иностранного арбитража и т. д. Но во второй пятилетке многое изменилось. Советский Союз превратился в мощную индустриальную державу, в страну с самой крепкой валютой, в самую платежеспособную страну в мире. Укрепилось положение экспортно-импортных объединений, завоевавших себе твердый контингент постоянных клиентов. В этих новых условиях было возможно и необходимо реорганизовать торговую практику внешней торговли, освободив ее от тех неудобств, которые она испытывала. Нужно было привести в соответствие эту торговую практику с возросшей мощью советского государства, с достигнутой технико-экономической независимостью СССР. Нужно было разрушить существовавшую много лет практику, при которой наши торговые организации посылали людей за границу и искали там покупателей для экспорта и продавцов для импорта. Партией была поставлена задача так построить работу, чтобы иностранные фирмы приезжали к нам и заключали сделки на экспорт и импорт у нас, в Москве, с нашими экспортными и импортными объединениями непосредственно.

Эта задача, назревшая уже в начале второй пятилетки и поставленная перед внешней торговлей тов. Сталиным, несмотря на скрытое сопротивление и вредительство врагов народа, окопавшихся в Наркомвнешторге, была в основном разрешена в 1936 г. Что касается импорта, то уже в первые 5 месяцев 1936 г. больше половины (59%) сделок было заключено в Москве.

Нужно подчеркнуть, что перенос операций в Москву не только не затруднил выполнение внешнеторговых планов, а, наоборот, помимо уменьшения расходов, создал предпосылки для повышения многих качественных показателей торговли. Имея не только практическое, но и большое политическое значение, перенос внешнеторговых операций в СССР является организационным выражением достигнутого нами укрепления внешнеторговых позиций Советского Союза.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.