Глава пятая - Экспорт в годы второй пятилетки

1. СОКРАЩЕНИЕ ОБЪЕМА ЭКСПОРТА В ГОДЫ ВТОРОЙ ПЯТИЛЕТКИ

Характеризуя объем и структуру советского импорта в годы второй пятилетки, мы установили, что победа индустриализации и технической реконструкции народного хозяйства позволила нам резко сократить импорт. Поскольку же экспорт служит, главным образом, для оплаты импорта, то и его размеры в годы второй пятилетки также резко сократились.

Экспорт СССР в годы второй пятилетки по сравнению с экспортом первой пятилетки (в млн. руб.)

Среднегодовой экспорт в годы первой пятилетки

3644

Экспорт в 1933 г.

2167

» » 1934 г.

1832

» » 1935 г.

1609

» » 1936 г.

1359

» » 1937 г.

1728

Среднегодовой экспорт в годы второй пятилетки

1740

 
Однако, несмотря на общую тенденцию к сокращению, в динамике объема экспорта по сравнению с динамикой импорта во второй пятилетке наблюдаются некоторые отличия. Во-первых, экспорт сократился в меньшей степени, чем импорт, что и обусловило активный торговый баланс, сохранившийся в течение всех пяти лет второй пятилетки. Среднегодовой импорт во второй пятилетке по сравнению с первой пятилеткой сократился в 3,4 раза, а экспорт только в 2,1 раза. В связи с этим активное сальдо торгового баланса составило за 5 лет — 1933—1937 гг. — довольно крупную сумму.

Активное сальдо торгового баланса СССР (превышение экспорта над импортом)в млн. руб.

1933 г.

642,4

1934 г.

814,5

1935 г.

552,0

1936 г.

0,6

1937 г.

387,3

 
Активное сальдо торгового баланса за годы второй пятилетки дало нам валюты на сумму около 2,4 млрд. руб. Это сальдо и позволило нам покрыть так быстро ту валютную задолженность, которая накопилась по внешней торговле за годы первой пятилетки. Как известно, торговый баланс СССР в годы первой пятилетки, за исключением 1929 г., был пассивен. Пассивное сальдо за 4 года первой пятилетки, если вычесть сумму активного сальдо в 1929 г., составило 1700 млн. руб. Следовательно, сумма активного сальдо в годы второй пятилетки значительно перекрыла сумму пассивного сальдо, имевшего место в период первой пятилетки.

Вторая особенность динамики объема советского экспорта по сравнению с динамикой объема советского импорта заключается в том, что объем экспорта в отличие от импорта снижается систематически из года в год. Это снижение, и в довольно заметных размерах, продолжалось и в 1936 г., несмотря на то, что цены в 1936 г. на мировом рынке на товары советского экспорта заметно поднялись. Следовательно, физический объем экспорта сокращается в последнее время в еще большей степени, чем его стоимость. Что же касается импорта, то мы уже отметили, что его сокращение приостановилось еще в 1935 г., а в 1936 г. он вырос на довольно значительную сумму.

В этом отличии динамики экспорта от динамики импорта также сказывается укрепление валютного положения СССР, а также тот факт, что СССР не стремится к расширению своего экспорта во что бы то ни стало. Экспорт СССР продолжает сокращаться в условиях, когда продукция народного хозяйства СССР бурно растет, когда выделение товарных фондов для экспорта необычайно облегчилось. Если в годы первой пятилетки нам приходилось испытывать известное напряжение при выделении экспортных фондов по некоторым продуктам, то сейчас такого напряжения нет ни по одному продукту. Наоборот, у нас есть ряд таких продуктов, по которым при полном удовлетворении внутренних потребностей остаются большие излишки, и наши хозяйственные органы с большой охотой их отдают в экспортный фонд. Это относится к некоторым химическим товарам, некоторым видам хлебопродуктов и ряду других товаров.

СССР вывозит теперь ничтожную долю производимой им гигантской массы продукции. Если в годы первой пятилетки на экспорт шло до 31/2% продукции промышленности и сельского хозяйства, то в 1936 г. мы вывезли не больше 1%.

2. ИЗМЕНЕНИЯ СТРУКТУРЫ ЭКСПОРТА

Грандиозный размах технической реконструкции народного хозяйства СССР и необычайный рост его богатств и мощи нашли яркое отражение в изменениях структуры советского экспорта. Индустриальный характер экспорта СССР во второй пятилетке выступил еще более резко и отчетливо. Удельный вес промышленной продукции в экспортируемой массе товаров поднялся в 1936 г. до 80% против 68% в 1932 г., 71% в 1933 г. и 73,7% в 1934 г. В 1936 г. экспорт СССР имел такой же индустриальный характер, как продукция народного хозяйства, ибо удельный вес промышленной продукции в продукции народного хозяйства составил в 1936 г. также 80%.

Очень сильно возросла роль тяжелой промышленности как поставщика товаров для экспорта. Среди других основных отраслей тяжелой промышленности тяжелая индустрия заняла первое место. Статистический отдел Главного таможенного управления Наркомвнешторга по инициативе Научно-исследовательского института внешней торговли приступил с 1935 г. к подсчету и публикации данных экспорта по следующей группировке.

По этой группировке все товары разбиваются на 6 групп: 1) продукты тяжелой промышленности, 2) продукты легкой промышленности, 3) продукты лесной промышленности, 4) продукты пищевой промышленности, 5) сырые продукты сельского хозяйства, 6) прочие нераспределенные. Эта группировка способна дать весьма конкретное и правильное представление о составе советского экспорта. Вот результаты этой группировки.

Структура экспорта СССР в 1935—1937 гг. (в % к итогу)

 

1935 г.

1936 г.

1937 г.

Весь экспорт

100

100

100

Продукты тяжелой индустрии

27,2

29,7

24,7

» легкой »

16,2

16,5

13,4

» лесной »

25,3

26,5

25,3

» пищевой »

11,9

12,2

9,0

Сырые продукты сельского хоз-ва

18,3

14,5

27,0

Прочие

1,1

0,6

0,6

 

Главное таможенное управление до сих пор не сделало соответствующих подсчетов по данной группировке за прежние годы. Однако, пользуясь нашими собственными подсчетами, приведенными в главе об экспорте в период первой пятилетки, мы можем сказать, что во второй пятилетке удельный вес тяжелой промышленности значительно увеличился. В 1933 г. удельный вес тяжелой промышленности равнялся 24—25%. Иначе говоря, в начале второй пятилетки тяжелая промышленность поставляла, примерно, четверть товарной массы, идущей на экспорт. В 1936 г. тяжелая промышленность дала почти одну треть экспорта.

Очень сильно возросла и роль лесной промышленности. Она давала стране в 1933 г. 15,5% валютной выручки по экспорту, а в 1936 г. и в 1937 г. выше 26%, или больше одной четверти.

За счет повышения роли тяжелой и лесной индустрии резко снизился удельный вес остальных отраслей промышленности и сельского хозяйства. В этом сказывается стремление партии и правительства как можно лучше удовлетворить возросшие потребности трудящихся СССР продуктами ширпотреба и продовольствия. Экспорт предметов широкого потребления и продовольствия сократился в годы второй пятилетки особенно сильно.

Понижение удельного веса тяжелой промышленности в 1937 г., происшедшее за счет увеличения удельного веса сельского хозяйства, объясняется резким повышением в 1937 г. экспорта хлеба, урожай которого в связи с великими победами социализма в деревне был в 1937 г. исключительно высоким.

Во второй пятилетке из экспорта исчезло немало товаров. И, наоборот, в экспорте появились новые товары. Совершенно исчез или резко сократился, свелся к минимуму экспорт следующих товаров: масло растительное, масло коровье, яйца, рыба и икра, консервы, фрукты и др. В то же время в экспорте СССР появились такие новые товары, как чугун, проволока, рельсы, профильный металл, автомобили, тракторы, текстильные машины, паровозы, вагоны, электрооборудование, станки. Некоторые из них успели за годы второй пятилетки превратиться в крупные статьи советского экспорта, как, например, железо и железные изделия, химические удобрения, автомобили.

В конце первой пятилетки (1932 г.) на первом месте в экспорте СССР стояли следующие товары (в порядке стоимости экспорта каждого товара): 1) нефтепродукты, 2) лесоматериалы, 3) хлеба, 4) хлопчатобумажные ткани, 5) пушнина, 6) лен, 7) масло коровье, 8) химические продукты, 9) сахар, 10) уголь, 11) консервы, 12) кожи, 13) рыба и икра, 14) металлы, 15) руды металлические, 16) машины, 17) масло растительное.

В 1936 г. положение сильно изменилось. Главными товарами в 1936 г. были следующие (по порядку согласно стоимости экспорта каждого товара): 1) лесоматериалы, 2) пушнина, 3) нефтепродукты, 4) лен, 5) хлопчатобумажные ткани, 6) металлы, 7) химические продукты, 8) руда, 9) уголь, 10) хлеба, 11) масло коровье, 12) сахар, 13) машины.

Хлеба занимали в 1933 г. 3-е место, в 1936 г. — 10-е место; масло коровье перешло с 7-го места на 11-е, сахар — с 9-го на 12-е. Зато металлы выдвинулись с 14-го места на 6-е; машины — с 16-го на 13-е; руды металлические — с 15-го на 8-е и т. д.

Динамику экспорта главнейших товаров в годы второй пятилетки показывает следующая таблица.

Экспорт основных товаров (в млн. руб.)

Наименование товара

1932 г.

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

1937 г.

Хлеба

226

163

79

159

35

257,6

Масло коровье

69

53

44

43

42

31,8

Рыба и икра

27

23

18

12

2

14,9

Масло растительное

19

14

14

6

1

2,8

Консервы

36

26

15

7

17

14,9

Сахар

56

24

20

23

33

35,1

Пушнина

185

168

141

132

155

153,6

Кожа и изделия

30

35

25

15

9

13,3

Лен, пряжа и ткани

100

97

95

92

80,6

54,8

Хлопчатобумажн. ткани

227

137

108

75

61,4

71,8

Лесоматериалы

353

336

391

365

359,4

437,8

Нефтепродукты

470

331

261

187

155,5

150,0

Химич. продукты

58

65

76

47

47,7

52,6

Руды металлические

24

31

42

41

53

60,1

Уголь

54

45

44

42

43

30,9

Металлы, металлич. изделия и машины

48

50

57

63

69

98,3

 

При общем сокращении стоимости экспорта в 2 раза, выручка от экспорта металлов и машин не сократилась, а увеличилась во второй пятилетке по сравнению с первой пятилеткой. Твердое и солидное место в экспорте СССР занял также уголь. СССР ежегодно вывозит свыше 2 млн. тонн угля, причем это довольно большое количество составляло в 1935—1936 гг. лишь 1,5—2,0% от добычи.

Не менее важно отметить происшедшее во второй пятилетке увеличение экспорта всякого рода удобрений, причем, главным образом, наиболее ценных из них, являющихся продуктами высоко развитой химической промышленности. При увеличении за последние годы внутреннего потребления удобрений в 10 раз значительно вырос их экспорт, причем особенно сильно увеличился экспорт сульфат-аммония (в 1936 г. вывезено почти в 10 раз больше, чем в 1934 г.), а также концентратов апатитовой руды и суперфосфатов. Удобрения, которые СССР в начале первой пятилетки был принужден ввозить из-за границы, превратились в крупную и устойчивую статью советского экспорта. Советские удобрения идут в десятки стран, в том числе: в Англию, Германию, Францию, Бельгию, Швецию, Польшу, Италию и т. д.

Довольно значительные размеры принял во второй пятилетке экспорт асбеста и асбестовых изделий, марганцевой руды, цемента, магнезита и других промышленных продуктов. Лишь одна отрасль тяжелой индустрии резко уменьшила экспорт — это нефтяная промышленность. Экспорт нефтепродуктов и в абсолютных и в относительных количествах за годы второй пятилетки сократился в несколько раз. Нефтепродукты среди статей советского экспорта перешли в 1936 г. на 3-е место, в то время как в годы первой пятилетки они шли на первом месте. Объясняется это сокращение исключительным ростом внутренней потребности в нефтепродуктах. Развитие автомобилизации и тракторизации, а также воздушного транспорта, происходящее в годы второй пятилетки, приняло такие грандиозные масштабы, что при колоссальном росте нефтедобычи потребности страны могли быть удовлетворены лишь при сокращении экспорта нефтепродуктов. Однако, несмотря на большое уменьшение экспорта нефтепродуктов, СССР продолжает оставаться одним из крупнейших экспортеров на мировом нефтяном рынке.

3. СОВЕТСКИЙ ЭКСПОРТ МЕТАЛЛОВ И МАШИН

Сокращение экспорта нефтепродуктов не снизило роли тяжелой промышленности в экспорте, а наоборот, эта роль увеличилась за счет появления в экспорте новых продуктов тяжелой промышленности. Советский экспорт носит теперь ярко выраженный индустриальный характер. Особенно важно отметить абсолютный и относительный рост экспорта металлов и машин. В 1936 г. вывезены, правда, небольшие партии ферросплавов, главным образом, ферро-силиция и ферро-марганца. Значительно возрос в 1936 и 1937 гг. экспорт профильного железа. Страна, которая еще вчера переживала металлический голод, — сегодня может выделить на экспорт самую разнообразную номенклатуру черных металлов и металлоизделий.

Но еще более разителен успех вывоза советских машин и оборудования. Во второй пятилетке экспорт машин расширился и укрепился. Особенно возрос экспорт сельскохозяйственных машин, автомобилей и тракторов. В 1935 г. экспорт машин дал стране 31 млн. руб. валютой. Одних сельскохозяйственных машин было продано в разные страны 18 тыс. штук, а в 1936 г. почти в полтора раза больше. Советские сельскохозяйственные машины находят спрос не только в странах Востока, но и в европейских странах: в Латвии, Литве, Эстонии, Дании, Голландии, Греции.

Быстро развивается экспорт автомобилей — грузовиков и автобусов. Советские грузовики благодаря высокому качеству находят сбыт в Иране, Турции, а также и в западных странах — в Литве и Эстонии.

В 1936 и 1937 гг. заметные размеры получил экспорт тракторов. Номенклатура советского экспорта машин пополнилась рядом новых названий. Среди них отметим арифмометры, электроизмерительные приборы, шарикоподшипники, автогенное оборудование, паровозы, вагоны, ряд новых типов электромоторов и т. д. В 1934 и 1935 гг. экспортирована большая партия текстильного оборудования в Турцию. В 1936 г. продана первая партия оборудования для добычи торфа в Эстонию.

Высокий технический уровень советской машиностроительной индустрии открывает перед экспортом машин весьма широкие перспективы. Сегодня наш экспорт машин невелик, но он растет и машины имеют все основания превратиться в крупную статью советского экспорта. Уже в 1935 г. металлургия и машиностроение поставили на экспорт товаров на сумму в 63 млн. руб. валютой; в 1936 г. — на 69 млн. руб., а в 1937 г. почти на 100 млн. руб.

Следует отметить, что расширение советского экспорта металла и машин происходит в условиях ожесточенного сопротивления капиталистических конкурентов во всех странах.

Попытки капиталистической конкуренции дискредитировать наш экспорт металлов и машин проявлялись неоднократно, но все они не имели успеха. СССР имеет широкие возможности экспорта машин и металлоизделий как на Восток, так и на Запад. Известно, что такие индустриальные страны как Англия, США или Франция, экспортируя оборудование, в то же время являются импортерами таких видов металла, машин, инструментов и оборудования, которые уже являются предметами советского экспорта. Так, например, Англия импортирует в значительных количествах чугун, электролампы, моторы и т. д., а США — прокат, рельсы, чугун, инструменты, моторы и т. д. Высокое качество советских товаров дает основание думать, что при дальнейшем расширении так называемого технического экспорта эти рынки будут использованы. Ряд европейских стран уже проявляет большой интерес к возможности покупки в СССР значительного количества проката, рельсов, моторов и др.

Задачи экспортных организаций заключаются в том, чтобы добиться еще большего повышения качества экспортируемых машин и их лучшей внешней отделки.

4. ПРЕВРАЩЕНИЕ ИМПОРТА В ЭКСПОРТ

Изменения структуры экспорта, так же как и структуры импорта, как видно из всех приведенных здесь примеров, ярко отражают тот факт, что СССР является теперь страной высоко развитой индустрии, страной в технико-экономическом отношении независимой, страной, способной экспортировать машины и оборудование.

Характеризуя современную структуру советского экспорта, следует отметить весьма важное явление (превращение импорта в экспорт), имеющее огромное политическое значение. Действительно, если внимательно присмотреться к составу советского экспорта и импорта, то можно заметить, что за годы второй пятилетки, а по некоторым статьям еще раньше, многие товары превратились из импортных товаров в экспортные. Таких товаров у нас уже много. Здесь нет надобности приводить их все. Укажем лишь на наиболее характерные.

Превращение предметов импорта в предметы экспорта

Наименование товара

Импорт (в тыс. руб.)

Экспорт (в тыс. руб.)

1909—1913 гг.

1929 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

1937 г.

С.-х. машины

177390

254359

1743

2120

2907

3753

Автомобили и части

42556

54268

6066

8230

11908

24003

Тракторы

120953

105

153

328

1051

Текстильные машины

9697

45956

3517

8361

857

4347

Швейные машины

37730

4020

1576

1357

1213

1901

Электролампы

13534

556

915

806

558

439

Чугун

3841

665

5050

16017

24403

16260

Уголь

189982

2627

43292

42564

42799

30950

Асбест

1248

1025

14222

9732

9118

9143

Магнезит

989

1156

1883

323

475

Цемент

9075

162

3451

6399

5818

4865

Удобрения

31098

50037

22618

19241

23585

28997

Дубильный экстракт

29122

262

788

41

210

Бальзам-скипидар

2076

100

5632

5159

4071

2371

Кокс и брикеты

28378

8

722

1594

1453

829

Мыло

2312

30

1877

490

673

542

Соль

5501

2395

2492

2622

2836

Парафин

6298

451

6197

6097

5286

3258

Пушнина выделанная

26280

62669

63247

51996

47310

 

Все перечисленные здесь товары больше не являются предметами советского импорта. Наоборот, здесь перечислены только те товары, которые стали твердыми и устойчивыми статьями советского экспорта. Следует отметить, что удельный вес таких товаров в экспорте непрерывно растет. В 1934 г. экспорт 20 товаров, вошедших в таблицу, составил около 184 млн. руб., или 10% всего вывоза, в 1935 г. — 12%, в 1936 г. — 14%. Товары, которые были раньше импортными, сегодня являются наиболее устойчивыми и перспективными статьями экспорта. При общем сокращении всего экспорта сумма экспорта перечисленных 20 товаров увеличивается.

Составленная нами таблица показывает, прежде всего, на каком низком уровне развивалось народное хозяйство царской России. Ей приходилось почти целиком ввозить не только машины, но даже в значительной доле уголь, соль, удобрения, парафин и т. д. СССР уже в начале первой пятилетки от многих статей импорта освободился. Он уже тогда перестал ввозить в более или менее значительных количествах уголь, электролампы, бальзам и скипидар, кокс, соль, магнезит и много других товаров. Однако еще в 1929 г. СССР принужден был в значительной мере удовлетворять свои потребности посредством импорта по таким статьям, как сельскохозяйственные машины, тракторы, автомобили, текстильные машины, швейные машины, чугун, удобрения, дубильные экстракты и т. д., в то время как сейчас СССР все эти товары не только не импортирует, а, наоборот, экспортирует. Импорт превращается в экспорт не только по перечисленным 20 товарам, подобных товаров уже сотни.

Индустриализация и технико-экономическая независимость СССР, как видно из превращения импорта в экспорт, ярко отражается не только в сокращении импорта, но и в резких изменениях структуры экспорта. Превращение импорта в экспорт является тем важным штрихом, который окончательно дорисовывает величественную картину социалистической индустриализации СССР и его технико-экономической независимости от капиталистического мира.

5. ПЕРЕНОС В СССР ТОРГОВЫХ ОПЕРАЦИЙ ПО ЭКСПОРТУ

Условия осуществления советского экспорта в годы второй пятилетки по сравнению с первой пятилеткой необычайно улучшились. Они улучшились благодаря, прежде всего, укреплению валютного положения СССР. Облегчилась и мобилизация экспортных ресурсов. За годы после Октябрьской революции советские товары хорошо зарекомендовали себя на внешних рынках своим высоким качеством. Экспортные объединения сумели связаться и укрепить отношения с наиболее крупными покупателями среди иностранных фирм.

Но самое главное — выросла индустриальная мощь Советского Союза. Именно этот факт необычайно укрепил внешнеторговые позиции СССР. Во второй пятилетке сбылось то, о чем так страстно говорил покойный тов. Куйбышев, В. В., на XVII партконференции, когда обсуждались директивы по составлению второго пятилетнего плана. «Мы, — говорил тов. Куйбышев, — должны быть господами положения: хотим — продадим, хотим — нет. Мы должны создать такое положение, когда все, что нужно произвести для нашего Союза, мы можем произвести сами, и поэтому нам нет необходимости во что бы то ни стало ввозить те или другие продукты: хотим купить — купим, но можем — и не купить. Мы должны быть хозяевами положения в деле наших взаимоотношений с капиталистическим миром» [В. В. Куйбышев — Речь на XVII партконференции.]. Выполнение этого большевистского лозунга сказалось во многих областях экспорта.

Технико-экономическая независимость позволила значительно лучше, рациональнее организовать экспортную работу во второй пятилетке. Так же как и по импорту, в экспортной работе была проведена реорганизация, усилившая роль экспортного объединения и создавшая предпосылки для успешного перенесения экспортных операций из торгпредств за границей в Москву в экспортные объединения. Уже в первом квартале 1936 г. 57% сделок по экспорту было заключено в СССР. Резко снизились расходы по экспорту. Теперь не мы ищем покупателей для наших товаров, а покупатели ищут наши товары.

Эта реорганизация встречала сопротивление со стороны вредителей, пробравшихся в аппарат внешней торговли. Нашлись среди них даже такие, которые считали существовавшую до сих пор систему сосредоточения торговых операций за границей — в торгпредствах — наивысшим и вечным принципом советской внешней торговли. Эта установка поддерживалась вредной «теорией», проникшей даже в печать, о том, что монополия внешней торговли, якобы, «перевела внешнюю торговлю СССР на более высокую стадию развития, перенеся торговые операции на территорию тех стран, в которых СССР покупает и продает товары» [«Проблемы экономики», № 3 за 1931 стр. 80.]. Если следовать этому, несомненно, неверному утверждению, то перенос торговых операций из-за границы в СССР означает теперь не что иное, как отступление, как переход к более низкой стадии развития. Разве не ясно, что сосредоточение торговых операций в торгпредствах, сыгравшее ранее свою положительную роль, все же создавало для нас ряд неудобств и излишних расходов?

Переход к заключению сделок в СССР, который теперь в основном совершился, был подготовлен рядом подготовительных мероприятий и, в частности, предоставлением экспортным и импортным объединениям права самостоятельного заключения сделок. Экспортное объединение превратилось в центральную фигуру советского экспорта. Способствовало перенесению торговых операций в Советский Союз еще раньше усилившаяся практика продаж советских товаров на условиях «сиф» и «фоб» по образцам или по советскому стандарту вместо продаж товаров со склада за границей после осмотра товара покупателем. Естественно, что такие продажи могли получить широкое распространение благодаря улучшению качества экспортных товаров и незыблемости советского стандарта, который по многим товарам теперь стал широко известен за границей. Еще в 1936 г. ряд объединений, как, например, Союзпушнина, Разноэкспорт, Экспортлен, подавляющее большинство сделок заключили в Москве.

Эта реорганизация, являющаяся организационным выражением укрепления внешнеторговых позиций СССР, несмотря на бешеное сопротивление врагов народа, орудовавших в Наркомвнешторге, повысила качественные результаты экспортной работы и подняла ее на новую высшую ступень.

6. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО ЭКСПОРТА ПО СТРАНАМ

Новые облегченные условия реализации советского экспорта во второй пятилетке позволили расширить количество стран, куда направлялся экспорт СССР. Это важно с точки зрения независимости от какой-либо страны в реализации того или иного товара. Царская Россия, например, в 1909—1913 гг. половину своего экспорта отправляла лишь в две страны — в Англию и Германию, причем правильнее будет сказать, что половину экспорта России забирали себе Англия и Германия. К этим странам экспорт России был буквально привязан. В период с 1904 по 1908 гг. две страны покупали почти 60% русского экспорта. СССР резко изменил эту картину.

Уже в период первой пятилетки количество стран, куда СССР продавал свои товары в заметных количествах, почти удвоилось. Германия и Англия еще продолжали занимать большое место в экспорте СССР, но меньшее, чем до революции. Во второй пятилетке распределение экспорта по странам изменилось еще больше.

За период 1909—1913 гг. в Англию и Германию шло 49,5% экспорта, за период первой пятилетки — 45,9%, а за период второй пятилетки только 37,8%, причем в 1936 г. всего 35,0% [Следует отметить, что не менее резкие изменения произошли и в распределении по странам советского импорта. До революции (1909—1913 гг.) Россия ввозила из двух стран — Германии и Англии — почти 57% всех импортированных ею товаров. В период первой пятилетки (1929—1932 гг.) СССР ввез из этих двух стран только 39,6% импорта, а в 1937 г. всего 29,2%. До революции Россия ввозила из 10 стран, стоящих на первом месте по количеству импорта, 90% всех импортированных товаров, а из всех остальных стран только 10%. СССР соответственно в 1934 г. ввез из 10 стран только 65% импорта, а на прочие страны пришлось 35%. СССР по меньшей мере удвоил количество стран-контрагентов по своему импорту.].

Англия и Германия, как крупнейшие импортеры мира и как главные поставщики для нас машин и оборудования, и во второй пятилетке стоят на первом месте среди стран назначения советского экспорта, но удельный вес их заметно снизился за счет расширения общего круга стран, куда СССР направляет свой экспорт. Особенно резко снизилась роль Германии, которая в 1936 г. потеряла второе место в советском экспорте и перешла на третье место, уступив его США, а в 1937 г. перешла на 5-е место после Англии, США, Бельгии и Голландии.

Когда СССР в 1936 г. встретил трудности получения эффективной валюты за свой экспорт вследствие жестоких валютных ограничений, установленных в Германии, СССР смог резко сократить свой экспорт в Германию, перебросив продажи в другие страны. В этом факте особенно ярко сказалась независимость советского экспорта от какого-либо рынка.

Следует особо подчеркнуть резкое увеличение значения США как импортера советских товаров. До революции Россия не была в состоянии экспортировать свою продукцию в США, ибо ее экспортная продукция состояла, главным образом, из продовольствия и сырья сельскохозяйственного происхождения, а США в этих товарах не нуждались. Изменения структуры экспорта СССР, происшедшие в годы первой и второй пятилетки, позволили использовать США в качестве рынка для советского экспорта. США покупают у СССР, главным образом, промышленные продукты — уголь, марганцевую руду, пиломатериалы, обработанную пушнину и т. п. Доля США, не составлявшая в 1909—1913 гг. и 1%, увеличивалась из года в год и достигла в 1936 г. 10,7%.

Удельный вес стран в советском экспорте в сравнении с дореволюционным периодом (в % к итогу)

Страны

1909—1913

1929—1932

1933

1934

1935

1936

1933—1936

Весь экспорт

100

100

100

100

100

100

100

Англия

20,5

26,5

17,6

16,5

23,5

26,5

21,0

Германия

29,0

19,4

17,3

23,5

18,0

8,5

16,8

США

0,9

3,7

2,8

3,4

7,2

9,6

5,7

Франция

6,3

4,3

4,6

5,2

4,9

7,5

5,5

Италия

4,3

4,6

4,5

4,5

3,3

3,1

3,8

Япония

1,9

1,8

1,4

1,5

2,0

1,7

Иран

3,0

5,6

2,4

2,8

4,3

4,6

3,5

Польша

1,2

0,9

0,9

0,9

1,0

0,9

Турция

1,5

0,8

1,3

2,4

1,4

1,5

Швеция

0,6

1,2

1,3

1,2

1,5

1,3

Финляндия

3,4

0,6

1,1

1,1

1,0

0,9

1,0

Австрия1

4,2

0,5

0,2

0,1

0,3

0,1

0,2

Бельгия

4,1

2,5

5,5

4,1

5,6

6,4

5,4

Голландия

12,1

3,5

5,2

5,3

4,4

4,0

4,7

Греция

1,1

1,3

0,7

1,7

1,0

1,2

Испания

1,1

1,1

1,8

0,8

2,2

1,5

Латвия

5,0

0,5

0,2

0,2

0,2

0,3

Литва

0,4

0,5

0,3

0,5

1,0

0,5

Норвегия

0,5

0,8

0,7

0,7

0,7

0,7

Чехословакия

0,6

0,2

0,2

0,4

0,8

0,4

Швейцария

0,03

0,1

0,1

0,6

0,3

0,3

Эстония

0,8

0,4

0,2

0,2

0,5

0,3

Зап. Китай

1,9

2,2

1,1

1,6

2,6

1,8

Китай

1,7

1,2

1,5

0,5

0,1

0,0

0,7

Афганистан

1,2

1,4

0,7

0,9

1,2

1,1

Монголия

3,2

7,8

10,7

3,2

3,3

6,3

Проч. страны

6,8

16,2

11,1

10,8

8,7

11,9

 

1 Для 1909—1913 гг. — Австро-Венгрия.

Изменения структуры экспорта, пополнение его все новыми и новыми промышленными продуктами сделали возможным сильное расширение круга стран, потребляющих советские товары. В период первой пятилетки на долю прочих стран (т. е. не вошедших в нашу таблицу) приходилось 6,8% советского экспорта; во второй пятилетке этот процент удвоился. Без изменения структуры экспорта, без большого разнообразия видов и сортов экспортных товаров СССР такое расширение круга стран-покупателей было бы невозможно. И здесь отражаются глубочайшие сдвиги в структуре советского экспорта, происшедшие в результате индустриализации СССР.

Мерзкий агент японской и германской разведок Сокольников, как известно, призывал подчиниться империалистическому плану Дауэса, нагло заявлял, что, только становясь на путь развития сельскохозяйственного экспорта, мы можем получить платежные средства за границей. Он мечтал о превращении СССР в сельскохозяйственный придаток империалистической Германии. Уже тогда, т. е. в 1925 г., фашистское нутро Сокольникова проявилось в его атаках на партию, неуклонно проводившую политику индустриализации и технико-экономической независимости СССР. Вопреки агентам фашизма мы добились высокого развития промышленного экспорта.

Характерно, что, занимая в мировом экспорте скромное место (удельный вес СССР в мировом экспорте достигал в 1935 г. всего 1,7%, а в 1937 г. — 1,3%), СССР играет крупную роль на мировых рынках некоторых промышленных, а не сельскохозяйственных товаров. Так, например, большой удельный вес имеет СССР в мировом экспорте нефтепродуктов, марганцевой руды, выделанной пушнины, пиломатериалов и льна. Из этих товаров только лен является продуктом сельского хозяйства. Остальные товары — продукты промышленности. И на этом примере видно, как глубоко ошибались авторы плана Дауэса, которые рассчитывали 10—12 лет тому назад, что СССР будет сырьевым придатком капиталистических стран, что он будет для Германии и других подобных стран поставщиком дешевого сельскохозяйственного сырья и потребителем дорогих промышленных продуктов и что на этом базисе удастся превратить СССР в колонию европейского империализма. Вопреки планам империализма СССР выступает на мировом рынке как мощная индустриальная страна, страна технически передовая. Состав советского экспорта, его роль на мировом рынке, его распределение по странам мира, широкий круг стран-покупателей советских товаров — все это говорит о технико-экономической независимости СССР, о его огромной индустриальной мощи.

7. ЛУЧШЕЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОНЪЮНКТУРЫ СОВЕТСКИМИ ЭКСПОРТНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ КАК СЛЕДСТВИЕ ИЗМЕНЕНИЯ СТРУКТУРЫ ЭКСПОРТА

Во второй пятилетке, в условиях технико-экономической независимости повысились возможности для маневренной способности наших внешнеторговых организаций. На экспортные организации уже не давила тяжесть внешнеторговых долгов по импорту первой пятилетки, тяжесть валютного напряжения. Экспортные организации, если нужно, могли не спешить с реализацией товара. Изменилась и структура экспорта. Все это позволило улучшить использование конъюнктуры мирового рынка в целях повышения валютной эффективности советского экспорта.

Враги народа из право-троцкистского блока пытались и здесь осуществить свою вредительскую работу.

Выявившиеся конъюнктурные возможности далеко не использовались внешнеторговыми организациями. В Наркомвнешторге и в экспортных объединениях не были даже выработаны показатели степени использования конъюнктуры мирового рынка в целях повышения валютной эффективности. Однако преимущества монополии внешней торговли СССР настолько велики, что вредительство фашистских выродков и здесь не смогло приостановить поступательного движения вперед советской внешней торговли. Степень использования конъюнктуры в условиях технико-экономической независимости значительно увеличилась, хотя и не в той мере, в которой оно могло быть, если бы не вредительство проклятых право-троцкистских выродков.

Ввиду огромной важности этого вопроса, мы попытаемся показать повышение эффективности экспорта при помощи разработанных нами индексов мировых цен на товары советского экспорта. Кстати, индексы имеют интерес во многих других отношениях. Дело в том, что наблюдение за движением цен на мировых рынках представляет собой одну из главных основ конъюнктурной работы в наших внешнеторговых организациях. В связи с перенесением центра тяжести работы по экспорту и импорту из-за границы на территорию СССР — в объединения, работе по наблюдению за ценами надо уделить гораздо большее внимание и усилить методологическое руководство ею, как и всей конъюнктурной работой, значение которой в экспортных и импортных объединениях возрастает с каждым днем.

В свете этой задачи большое значение приобретают не только наблюдение за конкретными ценами отдельных товаров, но и сводные показатели по ценам, которые должны помогать нам видеть общие итоги нашей работы, помогать правильно намечать планы экспорта и импорта, а также служить материалом для оценки успехов внешнеторговых организаций в их борьбе за правильное использование конъюнктуры мирового рынка.

В качестве одного из таких показателей могут служить индексы мировых цен на товары советского экспорта и импорта.

Большинство индексов, исчисляемых в разных странах, не отражают цен внешней торговли, ибо они построены на ценах внутренней торговли. А всем известно, что движение цен внутренней торговли капиталистических стран существенно отличается от движения цен мирового рынка, особенно теперь, когда в результате мирового кризиса демпинг, различные валютные мероприятия, высокие пошлины привели к тому, что по громадному большинству товаров цены внутренней торговли стали совершенно несравнимыми с экспортными ценами.

Что же касается исчисляемых за границей индексов цен мирового рынка, то следует упомянуть о двух из них. Первый из этих индексов исчисляется Лигой наций и является вспомогательным средством для исчисления индекса физического объема мировой торговли. Он исчисляется раз в квартал на базе 1929 г. и публикуется в «Monthly bulletin».

Однако этот индекс мало отражает цены мирового рынка, ибо он построен не на непосредственно мировых ценах, а является средней из индексов экспортных и импортных цен 30 с лишним стран, причем по некоторым странам взяты индексы не внешней торговли, а внутренней торговли. Будучи предназначен для исчисления индекса физического объема мировой торговли, индекс мировых цен Лиги наций мало показателен с точки зрения движения цен и для конъюнктурного наблюдения за ценами мирового рынка не пригоден.

Второй индекс мировых цен начал исчисляться весной 1935 г. германским журналом «Wirtschaft und Statistik». Индекс исчисляется один раз в месяц на базе среднегодовых цен за 1925—1929 гг. Согласно методологическому описанию [«Wirtschaft und Statistik», № 6 за 1935 г.], индекс построен на ценах мировых биржевых центров, причем для исчисления индекса брались, по возможности, не цены внутренней торговли, включающие пошлины, налоги и т. д., а цены действительных внешнеторговых сделок. Конечно, нужно отнестись критически к тому материалу, который используется для исчисления индекса упомянутым фашистским журналом.

Приняв за предпосылку, что мы покупаем и продаем свои товары по тем же ценам, по которым покупаются и продаются товары на мировых рынках, можно было бы использовать упомянутые индексы для наблюдения за общим уровнем цен нашего экспорта и импорта. Однако это использование мало что даст нам, ибо состав товаров, включенных в исчисление этих индексов, сильно отличается от номенклатуры советской внешней торговли. Вопрос же о составе товаров играет большую роль, ибо движение цен на различные товары нередко очень сильно различается, причем особенно сильно отличается динамика цен на сырые продукты сельского хозяйства и на промышленные товары.

Поэтому, если наши конъюнктурные работники хотят видеть более или менее реальный уровень цен на товары советской внешней торговли, если они хотят проверить общие результаты использования нами конъюнктуры мирового рынка, если они хотят дать планирующим органам более надежный материал о ценах мирового рынка не вообще, а в связи с советской внешней торговлей, то они должны иметь в своем распоряжении собственные, специальные индексы мировых цен на товары советского экспорта и импорта.

В настоящей главе мы ознакомим читателей с попыткой автора этой книги исчислить индексы мировых цен на товары советского экспорта. Исчисление нашего индекса построено на ценах 22 товаров (или товарных групп), которые характерны для советского экспорта сейчас или были характерны несколько лет тому назад. Эти товары следующие: пшеница, рожь, ячмень, овес, кукуруза, мука, масло коровье, сахар, жмыхи, хлопок, лен, удобрения, пиломатериалы, бензин, керосин, кожи, хлопчатобумажные ткани, уголь, марганцевая руда, черные металлы, прокат и машины.

Этот список требует некоторого объяснения. Во-первых, в нем представлены далеко не все важнейшие товары советского экспорта. Здесь нет, например, такого характерного для советского экспорта товара, как пушнина. Отсутствие пушнины в нашем индексе объясняется отсутствием в капиталистических странах сколько-нибудь надежных материалов о ценах на этот товар, продающийся на аукционах. Не позволяет установить динамику цен на пушнину и чрезвычайное многообразие сортов этого товара. Почти не представлены в индексе и химикалии (кроме удобрений), роль которых в советском экспорте за последние годы значительно выросла. Это также объясняется отсутствием надежных источников и чрезвычайной дробностью номенклатуры этих товаров. Из вошедших в исчисление товаров есть такие, которые потеряли уже свое значение в нашем экспорте, как, например, яйца; однако в 1929 г. они дали нам 2,6% всей выручки по экспорту. Мы включили в индекс только такие товары, удельный вес которых составлял не меньше 1% ценности нашего экспорта.

Перечисленные 22 товара составляли в 1929 г. 62,6%, а в 1934 г. — 69,5% ценности всего советского экспорта. Следовательно, наш индекс, несмотря на отсутствие в нем ряда важных товаров, все же достаточно показателен в смысле охвата товарной массы экспорта.

Цены для индекса мы брали из наиболее распространенных источников, публикующих котировки мировых бирж, специализированных по каждому товару.

Наш индекс — взвешенный, пользующийся переменными весами. Весами служит удельный вес товаров в общей стоимости экспорта в рассматриваемом периоде (год, полугодие, квартал). Индекс исчисляется на базе среднегодовых цен 1929 г. (1929 г. = 100). Такое взвешивание обеспечивает пропорциальное влияние отдельных товаров на общий индекс, согласно роли каждого товара в нашем экспорте. Так, например, если растет удельный вес товаров, цены на которые повышаются, то возрастающая роль этих товаров повышает и индекс, что говорит о том, что мы хорошо используем конъюнктуру, увеличивая вывоз как раз тех товаров, которые повышаются в цене.

Итак, приведем наш индекс полностью, с перечислением индивидуальных индексов (индексов цен на отдельные товары), среднеарифметическая взвешенная из которых и представляет собой тотальный индекс мировых цен на товары советского экспорта (см. таблицу ниже).

Из перечисленных в таблице товаров, входящих в состав советского экспорта, наибольшее падение цен за годы мирового экономического кризиса испытали следующие товары.

(Цены во II квартале 1935 г.)

1929 г. = 100

Рожь

26,8

Яйца

27,1

Кукуруза

28,5

Сахар

31,3

Жмыхи

31,3

Масло

32,0

Пшеница

33,0

Керосин

33,2

Бензин

33,5

Овес

34,2

 

Индекс мировых цен на товары советского экспорта

1929 г. = 100

Наименование товаров

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

Пшеница

100

79,0

45,4

42,6

40,9

30,0

33,7

45,1

Рожь

100

57,3

41,8

42,6

32,6

30,5

23,2

33,6

Овес

100

54,5

47,5

44,5

34,0

29,4

35,8

37,8

Ячмень

100

62,2

59,6

56,0

34,0

42,2

37,7

40,9

Кукуруза

100

64,7

38,7

36,5

31,5

33,0

27,8

31,4

Мука

100

86,1

54,0

44,7

41,7

36,6

39,8

46,4

Масло

100

82,2

66,4

47,1

39,0

33,6

37,2

40,0

Яйца

100

86,7

69,0

50,7

46,3

41,3

37,9

36,0

Сахар

100

76,0

62,4

47,9

41,9

31,1

35,9

3*,3

Жмыхи

100

75,0

58,6

45,0

38,9

34,8

32,6

33,8

Лен

100

68,1

43,4

43,3

46,2

49,5

62,5

49,5

Хлопок

100

71,0

44,7

33,7

35,1

38,9

36,9

37,2

Кожи

100

92,6

74,2

46,7

51,7

44,6

47,7

53,3

Пиломатериалы

100

93,2

79,3

49,6

52,2

52,3

44,6

49,9

Удобрения

100

92,8

80,4

54,2

47,3

40,0

38,5

38,9

Бензин

100

89,3

51,2

43,6

37,9

31,4

33,6

37,0

Керосин

100

81,6

51,5

49,1

40,8

37,7

39,2

31,8

Уголь

100

91,5

80,6

61,9

58,9

58,1

56,5

63,5

Марганцевая руда

100

87,3

67,0

46,2

35,0

33,5

39,6

41,4

Хл.-бумажн. ткани

100

83,8

66,9

50,6

45,5

44,2

41,2

40,9

Черные металлы и прокат

100

89,1

68,1

50,2

53,7

54,6

54,6

55,4

Машины

100

91,6

93,0

88,2

84,5

80,7

79,0

73,3

Тотальный индекс

100

82,7

60,1

48,7

45,2

44,0

44,7

47,4

 

* Цифра не пропечатана в оригинале.

Наименьшее падение цен испытали следующие товары

(во II квартале 1935 г.):

1929 г. = 100

Машины

82,6

Лен

64,6

Уголь

56,0

Черн. металлы и прокат

54,5

Кожи

47,1

Пиломатериалы

43,6

Хл.-бум. ткани

40,8

 
Среди товаров, претерпевших наименьшее снижение цен, большинство — промышленные товары.

Интересно теперь посмотреть, как развивался наш экспорт по своему составу — экспортировали ли мы, в первую очередь, товары, цены на которые падали в наибольшей степени, или, наоборот, товары, цены на которые падали в меньшей степени. Возьмем удельный вес в нашем экспорте тех и других товаров за последние годы:

 

1929 г.

1930 г.

1931 г.

1932 г.

1933 г.

1934 г.

1935 г.

1936 г.

Удельный вес товаров, цены на которые падали в наибольшей

степени

27,7

36,6

38,9

33,4

27,3

23,5

17,4

13,4

То же — в наименьшей

степени

30,5

27,9

26,5

32,3

32,3

39,2

40,0

46,5

 
Решающие успехи СССР в борьбе за технико-экономическую независимость позволили нам во второй пятилетке гораздо лучше маневрировать в смысле экспорта, лучше использовать конъюнктуру, т. е. относительно меньше вывозить товары, упавшие в цене в наибольшей степени, и повысить относительно экспорт товаров, цены на которые упали в меньшей степени, т. е. повысить эффективность нашего экспорта, используя рыночную конъюнктуру. Основной предпосылкой для выполнения этой задачи является индустриализация нашей страны, позволившая увеличить экспорт таких товаров, как машины, металлы и изделия из них, уголь и т. п., цены на которые упали в меньшей степени, чем на остальные товары нашего экспорта. Из приведенных цифр видно, что в 1930—1931 гг. мы вывозили больше товаров, цены на которые падали в большей степени. В 1933—1936 гг. мы вывозили гораздо больше товаров, цены на которые падали меньше.

Мы привели в таблице тотальный индекс мировых цен на товары советского экспорта. Этот индекс взвешен по удельному весу каждого товара в соответствующем периоде. Наряду с этим индексом мы по тем же товарам исчисляем такой же индекс, но взвешенный по удельному весу 1929 г., т. е. индекс с постоянными весами. Сравним оба эти индекса.

Годы

Взвешенн. индекс с переменн. весами

Взвешенн. индекс с постоянн. весами 1929 г.

Разница

1929

100

100

 

1930

82,7

85,2

—2,5

1931

60,1

63,9

—3,8

1932

48,7

48,8

—0,1

1933

45,2

45,1

—0,1

1934

44,0

43,0

+1,0

1935

44,7

41,8

+2,9

1936

49,3

44,5

+4,3

 

Разница между обоими индексами говорит о том, что уровень цен, по которым был  реализован советский экспорт, за последнее время был выше, чем тот уровень цен, который был бы у нас, если бы состав экспорта не изменился за последние годы. Изменение структуры советского экспорта в смысле повышения в нем удельного веса промышленных товаров относительно повысило общий уровень цен наших продаж. В том же направлении действовало и увеличение наших маневренных возможностей. Особенно заметно это благоприятное явление, говорящее о новых победах советской внешней торговли, в 1935 и 1936 гг.

Вот наш индекс, рядом с индексами мировых цен:

Годы

Наш индекс

Индекс цен мировой торг. Лиги наций

Индекс мировых цен «Виртшафтунд Статистик»

1929

100

100

100

1930

82,7

87,1

77,6

1931

60,1

67,8

56,3

1932

48,7

52,9

44,3

1933

45,2

47,0

41,5

1934

44,0

44,0

39,4

1935

44,7

43,0

36,4

1936

49,3

44,5

39,0

 

В 1934 г. наш индекс имел одинаковый уровень с индексом Лиги наций и был гораздо выше, чем индекс «Виртшафт унд Статистик». Последний гораздо ниже нашего, потому что в нем большой вес имеют сырье и продовольствие, а промышленные товары представлены слабо. В 1935 г. и индекс Лиги наций и индекс «Виртшафт унд Статистик» показывают дальнейшее понижение цен. Наш же индекс показывает повышение. Это говорит о том, что советская страна более гибко маневрирует, что мы уже в состоянии более успешно использовать конъюнктуру мирового рынка и вывозить, в первую очередь, то, что наиболее выгодно, т. е. те товары, которые в данный момент показывают или меньшее падение цен или их повышение.

Приведенные нами примеры использования советской внешней торговлей конъюнктуры показывают, что это использование улучшилось. Однако это нельзя, конечно, приписать успехам работы внешнеторгового аппарата. Улучшение использования конъюнктуры предопределено, главным образом, изменением структуры экспорта и улучшением общих условий внешнеторговой работы в связи с достижением импортной независимости СССР и блестящего валютного положения страны. Работа же внешнеторгового аппарата в области повседневного правильного использования конъюнктуры еще очень слаба.

Теперь, когда количественно советская внешняя торговля сократилась, — во весь рост перед ней встали задачи улучшения качества экспорта и импорта, из которых главные: улучшение использования конъюнктуры мирового рынка, повышение валютной эффективности по экспорту и активное воздействие на состав импорта, с тем чтобы импорт служил в еще большей мере повышению технического уровня народного хозяйства СССР, чтобы валюта тратилась с максимальным эффектом с точки зрения технической реконструкции хозяйства. Необходимо и здесь активно бороться за ликвидацию последствий вредительства.

Глубоко ошибаются те, кто считает, что внешняя торговля уже сыграла свою роль и что она теперь является второстепенным участком нашего хозяйства, обреченным на постепенную ликвидацию. Такие рассуждения на руку врагам народа. «Представлять себе социалистическое хозяйство, — указывает тов. Сталин, — как абсолютно замкнутое и как абсолютно независимое от окружающих народных хозяйств, — значит утверждать глупость. Можно ли утверждать, что социалистическое хозяйство не будет иметь абсолютно никакого экспорта и импорта, не будет ввозить не имеющихся в стране предметов и вывозить в связи с этим своих продуктов? Нет, нельзя утверждать» [И. Сталин — «Еще раз о социал-демократическом уклоне в нашей партии». Ленин и Сталин — Сборник произведений к изучению истории ВКП(б), стр. 191.].

Внешняя торговля и впредь будет играть важную роль как в социалистическом строительстве, так и в деле осуществления мирной политики СССР.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.