Акт медицинского обследования первой партии трудпоселенцев, переданных Александро-Ваховской комендатуре. 23 мая 1933 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1933.05.23
Источник: 
Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1933-1938 гг. ЭКОР. Новосибирск. 1994 г. Стр. 80-81
Архив: 
ГАНО. Ф. 7-П. Оп. 1. Д. 628. Л. 76. Заверенная копия

Акт медицинского обследования первой партии трудпоселенцев, переданных Александро-Ваховской комендатуре43

Мы, нижеподписавшиеся, с одной стороны, медперсонал по обслуживанию 1-й партии трудпоселенцев, направленных в распоряжение Александро-Ваховской райкомендатуры в лице медработников врача Хацкелевича В.М. и лекпома Рябова Н.П. и, с другой стороны, представителя Александровского райздрава Шатихина М.Ф. 23 мая 1933 г. составили настоящий акт о следующем:

1) Партия уголовного элемента, трудпоселенцы в числе 5 917 человек, прибывшие 19 мая 1933 г. из Томской переселенческой комендатуры в Александро-Ваховскую комендатуру, была высажена на остров против деревни Назино; в физическом отношении состояла в подавляющем большинстве из ослабленных, истощенных, раздетых и полунагих. В первый же день по прибытии на остров была развернута большая палатка для укрытия от непогоды для имеющихся температурных больных, в которой медперсонал каравана вел амбулаторный прием. В последующие дни, т.е. 21 мая 1933 г., были развернуты еще четыре палатки для помещения слабосильных и раздетых. В настоящее время имеется одна палатка, отведенная для больных, нуждающихся в стационарном лечении, в которой помещается на следующий день 27 человек больных, из коих выявлено два человека подозрительных по заболеванию сыпным тифом, о чем поставлены в известность комендатура и райздрав. Всего во всех палатках на сегодняшний день имеется пять человек слабосильных, истощенных и раздетых.

2) Холодная с ветром и снегом погода, а также наличие значительного количества уголовного рецидива, раздевающего, избивающего друг друга и отнимающего пайки у более слабых, увеличивает с каждым днем процент простудных заболеваний, истощения и смертность, о чем говорят цифры: санаторной бригадой, организованной при временном медпункте, было выявлено 21 мая 1933 г. по всему острову 70 трупов, среди которых были обнаружены 5 трупов с вырезанными мягкими частями тела, из них с вынутыми и не найденными человеческой печенью и сердцем, легкими и у одного из которых была оторвана голова, члены и сорвана вся кожа от корня, что указывает помимо подозрений на людоедство еще и на психопатологию лиц, производящих подобные операции. Так, например, 21 мая 1933 г. к медпункту были доставлены самими уголовными три человека с человеческими печенями в руках и вымазанных кровью.

Физическое состояние этих трех лиц не обнаруживало большой степени истощения, но по внешним признакам можно было отметить некоторые признаки дегенерации. Все они были направлены к начальнику конвоя.

В настоящее время раздача пайка, состоящего из хлеба — 500 грамм, крупы 32 грамма, сахару 13 грамм, соли... грамм* происходит более организовано во избежание давки и отнятия пайков у слабых, а [рав]но все слабые, как указано выше, собраны в палатку и через организованную санбригаду получают в первую очередь паек, и тут же в пайке им дается горячая пища, а остальные разбиты на бригады и под командой ответственного за правильную раздачу продуктов бригадира получают паек в сухом виде.

3) Обнаруженные нами беременные женщины с согласия коменданта с острова перевезены в деревню, устроены в теплое помещение, находятся под охраной конвоя и наблюдаются медперсоналом.

4) Ввиду того, что пребывание на острове уголовного рецидива является кратковременным и, кроме того, бродяжничество их по всему острову, занимающему большую территорию, а также нежелание последнего принять противотифозную и оспенную прививку делают работу в этом отношении невозможной, означенные прививки провести не удалось и последние будут произведены на месте их поселения.

К сему медработники: Хацкелевич, лекпом Рябов, Шатихин.

43 Публикуемый документ - первое документальное свидетельство назинской трагедии, которому не дали «хода». Вероятно, блокировка негативной информации произошла на «нижних этажах» власти. Медиками было составлено еще несколько докладных записок о событиях на острове, в том числе о новых выявленных случаях людоедства (сообщение от 9 июня 1933 г. см.: ГАНО, ф.7-П, оп.1, д.628, л.84), однако в справках, представленных руководством Сиблага парткомиссии осенью 1933 г., эта информация не фигурировала. Более того, работники Сиблага выдвинули версию о том, что показатели смертности и людоедства преувеличивались медперсоналом «в политических целях». Не исключено, что с этим связан факт отдачи под суд «за контрреволюционную агитацию» летом 1933 г. местного врача Шатихина, помогавшего медперсоналу Сиблага. -Там же, л. 131.

Официальная информация о событиях близ д. Назино по служебным каналам поступила со значительным опозданием. Комендант каравана, направленного из Томска в Александро-Ваховскую комендатуру, Колубаев представил докладную записку о случившемся коменданту Томской пересыльной комендатуры Кузнецову. В этом документе, кроме сухо изложенных фактов, содержатся и эмоциональные характеристики: «...остров представлял собой что-то УЖАСНОЕ, ЖУТКОЕ (выделено самим Колубаевым,Ред.)». — Там же, л.64.

Начальник отдела трудпоселений Сиблага И.Долгих узнал о событиях на о. Назино только 3 июня, т.е. почти две недели спустя с начала трагедии. Информация о происшедшем на острове шла и по партийным каналам. Член бюро Александровского РК ВКП(б) Власов, командированный для участия в размещении трудпоселенцев, стал непосредственным очевидцем трагических событий. После того, как 29 мая бюро райкома заслушало доклад коменданта Александро-Ваховской комендатуры Цепкова, и инцидент получил «партийную огласку», Власов направил секретарю Нарымского окружкома ВКП (б) К. Левицу докладную записку с подробным описанием случившегося на острове. - Там же, л.69-71. Информация Власова поступила в крайком ВКП(б), откуда была направлена для сведения руководству ОГПУ и Сиблага. 14 июня 1933 г. полпред ОГПУ Н.Алексеев и начальник управления Сиблага Горшков на запрос крайкома ВКП(б) о событиях в Александро-Ваховской комендатуре дали следующий ответ: «Повторно затребованы объяснения от Александро-Ваховской комендатуры о допущенных случаях преступной небрежности при приеме партий деклассированных» — Там же, ф.З-П, оп.2, д.363, л.63об.

Примечательно, что И.Долгих, выехавший 7 июня 1933 г. с бригадой партийно-советских работников для обследования северных комендатур, находился все эти дни в спецпоселках южнее Колпашево (административный центр Нарымского округа). Только после запроса крайкома о событиях на острове И.Долгих получил указание ОГПУ немедленно выехать в Александро-Ваховскую комендатуру, куда и прибыл 20 июня 1933 г.

Документы свидетельствуют о том, что «вялая» реакция руководства Сиблага на назинскую трагедию сменилась на активную лишь после вмешательства партийных органов. Секретарь Нарымского окружкома ВКП(б) К.Левиц прямо свидетельствовал об этом: «Мы считаем, что приезд Долгих был вызван нажимом крайкома на Сиблаг в результате наших телеграмм и докладных записок крайкому» — Там же, ф.7-П, оп.1, д.628, л. 166.

*Цифра в тексте отсутствует.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.