Рапорт инспектора С.П.Носенко помощнику начальника управления Сиблага ОГПУ т. Долгих о результатах обследования условий труда и быта трудпоселенцев в лесной промышленности края. 22 ноября 1933 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1933.11.22
Источник: 
Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1933-1938 гг. ЭКОР. Новосибирск. 1994 г. Стр. 178-184
Архив: 
ГАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 177. Л. 110-112об. Подлинник

Рапорт инспектора С.П.Носенко помощнику начальника управления Сиблага ОГПУ т. Долгих о результатах обследования условий труда и быта трудпоселенцев в лесной промышленности края65

Рапорт

В исполнение предписания управления от 2.10 № 1750, при сем представляю 5 актов обследования устройства и использования труд поселенцев, переданных Сиблагом лесным организациям на работу по договору от 2.10.1931 г.* (* Акты не публикуются).

В дополнение данных по актам докладываю, что обследованы Пыжинский лесозаготовительный участок и Нарымское плотбище Каргасокского ЛПХ, Нарымская шпалорезка, Могочинский лесозавод, Усть-Чулымская лесоперевалочная база, частично Красноярский лесозавод и Красноярский лесозаготовительный пункт и Колпашевский ЛПХ.

Установлено, что почти всюду и особенно по Каргасокскому ЛПХ, договор ни в какой степени не выполняется. Лесные организации, несмотря на то, что в большинстве из них трудпоселенцы составляют единственную рабсилу, до сих пор не уяснили, что трудпоселенцы для них представляют [собой] кадровых рабочих и подход к ним должен быть как к таковым, т.е. как и к вольнонаемным кадровым рабочим (см. коллективный договор 1933 г.).

1. Трудпоселенцы размещены в холодных, недостроенных и неблагоустроенных бараках и домах (Сосновка, Караси — Каргасокский ЛПХ, Могочино, Усть-Чулым).

2. Размещены по 2-3 семьи в одном помещении человек по 8-18 при полезной площади помещения до 24 кв.[метров], почему в домах теснота, грязь, вонь, масса паразитов. Между жильцами вражда (Могочино, Усть-Чулым). Приход[ится] на 1 человека от 1,3 кв. м площ[ади] вместо 3 кв. м по договору.

3. Несмотря на такую скученность, на то, что дома и бараки на 20-25% не покрыты, что при домах нет ни сеней, ни надворных построек, что жилища не побелены, комнаты от кухонь не отгорожены, что нет вторых рам, а в первых стекла побиты и состоят из кусочков, либо заменены досками, тряпками, железками, что дома не оконопачены, а в домах щели, недостаточно света, имеется и ряд других недоделок — всякое строительство приостановлено с осени 1932 г., оставив неиспользованными сотни тысяч кредита (Каргасок — Сосновка, Караси, Могочино, Усть-Чулым, Красный Яр, Нарым).

4. Опять-таки, несмотря на указанную скученность и отсутствие нового строительства со стороны предприятий, индивидуальное частное строительство вопреки 4 договора совершенно не популяризируется, и лесоматериал для него бесплатно почти нигде не отпускается.

Лес трудпоселенцы от лесных организаций либо покупают за деньги (Могочино, Усть-Чулым, Красный Яр), либо из-за отсутствия средств, заменяют его хворостом, осиной, березой как при постройке сеней и надворных построек при казенных типовых домах и бараках, так равно и при собственном индивидуальном строительстве. Но так как из хвороста строить затруднительно, а покупка леса не для всех посильна, то индивидуальное строительство почти отсутствует, заменяя его в отдельных случаях землянками (Могочино), либо хибарами 2,5 х 2,5 х 2 м (Усть-Чулым).

5. Выходы на работу и выполненная работа учитываются небрежно и неполно, вследствие чего за целые месяцы отдельным трудпоселенцам зарплата не начислена, и так как лесные десятники меняются часто, то и установить факт работы и начислить зарплату ныне почти невозможно (Пыжинский и Алатаевский лесозаготовительный участок Каргасокского ЛПХ).

6. Отпущенные продукты на несколько человек — бригаду нередко записываются на одно лицо или же заносятся по несколько раз, почему некоторые трудпоселенцы, будучи вполне добросовестными рабочими, не получают ни зарплаты, ни авансов и в то же время считаются постоянными должниками (Пыжино, Алатаево).

7. Зарплата:

а) по Пыжинскому лесозаготовительному участку Каргасок не выдается со дня передачи трудпосел[енцев], т.е. с 1931 г., за исключением выдачи небольших авансов, и к 1.10.1933 г. накопилось задолженности по зарплате (даже при столь небрежном учете) до 73 000 руб., а по отдельным трудпосел[енцам] до 476-700 руб.,

б) по Алатаевскому уч[астку] зарплата не выдана с 1.03.1933 г., задолжавши 53 000 руб.,

в) Нарымский шпалозавод не платит 1,5 мес.,

г) Могочинский лесозавод [не платит] 1,5 мес., задолжавши 75 000 руб.,

д) Колпашевский ЛПХ [не платит] 2 мес., [задолжавши] до 85 000 руб.

8. К самой выдаче зарплаты трудпос[еленцам] со стороны директора Каргасокского ЛПХ т. Заборского отношение странное:

а) на одном из совещаний в Пыжинском уч[астке] при обращении к нему трудпос[еленцев] о выплате заработка т. Заборский ответил: “Трудпоселенец, а еще лезешь за зарплатой” (со слов бухгалтера уч[астка] т.* (*фамилия не указана) и поселкового коменданта т. Гайдукова),

б) 6.09.1933 г. т. Заборский издал приказ: “Разъяснить трудпоселенцам, что зарплату с ЛПХ за прошлое время они могут получить лишь через суд”.

По словам т. Заборского, этот приказ написан был якобы в связи с невозможностью правильно произвести начисление трудпоселенцам зарплаты за прошлое время, но о том в приказе ничего не говорится. На местах приказ поняли по-разному.

Пыжинский участок, что зарплату нельзя платить без суда за 1931 г. и за 1932 г., а Алатаевский участок понял, что вообще нельзя платить без суда за все время до 15.09.1933 г.

9. Очередные отпуска и % надбавка за продолжительность работы (согласно коллективного договора) по Каргасоку не даются и не начисляются. По другим местам, кроме Усть-Чулыма, эти преимущества также еще не представляются, но имеется заверение, что будут представлены к 31.12.1933 г.

10. Вследствие столь безобразного отношения Каргасокского ЛПХ к учету и расчету, трудпоселенцы там с работы и вообще бегут. На работу устраиваются там, где на данный момент лучше кормят, совершенно не обращая внимания на заработок, так как в нем рабочие потеряли всякий смысл.

А в результате главы семейств трудпоселенцев совершенно лишены возможности дать семье хоть какую-либо материальную помощь, и иждивенцы на выкуп своего пайка продают последние вещи, либо сидят полуголодные, примешивая в хлеб траву и др. суррогаты (Сосновка, свидетель Богатырев).

11. Как правило, трудпоселенцы расчетных книжек не имеют, очень часто не знают норм выработки и ставок и совсем не знают своего заработка и состояния счета.

12. Нормы выработок по Каргасоку даются без серьезной проработки, разноречивые, непонятные даже десятникам, почему учет выработки, естественно, ведется произвольно.

В Усть-Чулыме на погрузку нормы выработаны без участия Сиблага, во многом невыполнимые.

13. На выкате погонщиками лошадей работают подростки от 12 [до] 14 лет; работают наравне со взрослыми 10 и более часов. Зарплата подросткам в Могочино исчисляется на 6 рабочих часов с твердой поденной ставки, почему они нередко вырабатывают больше взрослых рабочих тут же на выкатке; в Усть-Чулыме же наоборот, дети получают от выработки, почему они за месяц получают по 23-30 руб.

14. Работающие дети-подростки в Усть-Чулыме с иждивенческого пайка снимаются и получают от выработки и потому нередко получают хлеба всего по 150-200 грамм, т.е. вдвое меньше, чем те, кои ничего не делают.

15. Как правило, все рабочие хлеб получают от нормы выработки, так как нередко нормы по различным причинам, и в том числе из-за плохого оборудования и погоды, не выполняются, то хлеб на день получают от 150-200 грамм.

16. Трудпоселенцы нередко назначаются на работу за 40-100 километров (Каргасок) и по целому году к семье не отпускаются.

17. В общежитиях на местах работы (Нарым, Пыжино, Могочино, Усть-Чулым) грязно, неуютно, масса клопов, тараканов; воды кипяченой, а местами и вообще [никакой] нет, водой люди пользуются с пожарных бочек и др. случайных хранилищ.

Из-за неуютности и холодности барака в Усть-Чулыме люди вечером проводят [время] в конторе.

18. Питание рабочих в Нарыме и Дергачах (Пыжино) поставлено плохо.

19. Заболевших на работе трудпоселенцев Каргасокский ЛПХ и Красноярский лесозаготовительный участок продовольствием снабжают только на три дня, после чего с довольствия снимают, ссылаясь на инструкцию ОРСа 1932 г. Лесозаводы же больных с довольствия не снимают.

В результате же того, что больных с довольствия снимают, и нет договоренности с комендатурой на немедленное зачисление больных на иждивенческий паек, по Сосновке — Каргасоку несколько смертных случаев от истощения.

20. На почве вообще неудовлетворительно поставленного питания, по сведениям медперсонала Сосновки—Каргасок и больницы Могочино, имеется много случаев смерти от истощения.

21. Сельскохозяйственными работами (посевами) леспромхозы и лесозаводы совершенно не руководят и даже не касаются. Эту работу проводят целиком комендатуры. Лесные же организации наоборот здоровых рабочих на полевые работы не дают, лошадей выделяют недостаточно, а полученные на это кредиты часто расходуют не по назначению (Каргасок, Усть-Чулым, Красный Яр).

Для создания оборотных средств под руководством комендатур трудпос[еленцы] организуются в неуставные артели с паями и создают собственный фонд.

22. Кредитов, специально назначенных по трудпоселению, израсходовано не по назначению (см. п[риказ] бухгалтерии Сиблага 13.08 № 62-2596):

Каргасокским ЛПХ

249 294 руб. 48 коп.

Красноярским лесозаводом

51 902 руб. 29 коп.

Томской перев[алочной] базой

513 975 руб. 89 коп.

Зырянским ЛПХ

18 837 руб. 68 коп.

и не использовано

167 558 руб. 27 коп.

Колпашевским ЛПХ

25 632 руб. 32 коп.

и не использовано

171 324 руб. 84 коп.

Кривошеинским ЛПХ

14 381 руб. 80 коп.

Тарским ЛПХ

93 613 руб. 92 коп.

Тегульдетским ЛПХ

80 810 руб. 89 коп.

и не использовано

159 052 руб. 76 коп.

Итого

1 048 449 руб. 27 коп.

и не использовано

497 735 руб. 87 коп.

Могочинский лесозавод спецкредиты обезличил и в общей сумме пустил в расход, почему установить состояние счета было нельзя.

23. Спецодеждой — рукавицами и сапогами — трудп[оселенцы] снабжены недостаточно (Могочино, Усть-Чулым).

24. Одеждой, обувью и др. промтоварами снабжение поставлено чрезмерно плохо, а если что и отпускается, то из-за несвоевременной выплаты зарплаты рабочие вынуждены все продавать и на работу выходят зачастую в лохмотьях, дождевиках, полубосые, а иногда и вовсе не выходят из-за отсутствия главным образом обуви (Каргасок, Нарым, Усть-Чулым, Могочино — где в день обследования не вышло на работу 35 з/к из-за отсутствия обуви).

Ремонта обуви фактически нет из-за отсутствия починочного материала (Нарым, Усть-Чулым).

В ларьках промтоваров нет, и вообще они полупустые (Усть-Чулым, Могочино, Нарым).

25. Женщинам всюду, как правило, брюки не отпускаются, несмотря на суровость климата (ветры, морозы); женщины работают зачастую в ботинках либо опорках, чулках, подвергаясь простуде.

26. Школы размещены во временных, случайных, совершенно для школ неприспособленных и непригодных зданиях (Могочино, Усть-Чулым).

Новое школьное строительство с 1932 г. приостановлено, несмотря на наличие кредитов (Могочино, Усть-Чулым, Сосновка и др. села Каргаска).

Дети школьного возраста из-за недостатка школьных помещений учебой охвачены не все (Могочино).

27. Клубы либо вовсе не существуют, либо размещены во временных бараках и избах, совершенно для того непригодных и неприспособленных, с низкими потолками, побитыми стеклами, ободранными стенами, без скамеек и какого-либо др. оборудования (Усть-Чулым, Нарым, Могочино).

Школам и клубам дров не дают в Усть-Чулыме, и дети из дому носят их поленьями, а в Могочино — обещают когда-то подвезти, и это несмотря на наличие как в Могочино, так и в Усть-Чулыме гор дровяного леса.

29. Медпунктов либо вовсе нет, либо находятся с чрезвычайно мизерным количеством медикаментов (Сосновка—Каргасок, Могочино, Усть-Чулым, Красный Яр).

Медпункты находятся (кроме Могочино) в типовых жилых домах, мало приспособленных, холодных (Усть-Чулым).

В районе свирепствовала малярия, для лечения коей, по словам лекпомов, нужен хинин, но его на год отпускают по 125-150 грамм на пункт, т.е. ничтожнейшее количество, и пункты являются беспомощными (Красный Яр, Усть-Чулым).

В Могочино в больнице лежат 4 больных сыпным тифом и 1 брюшным, что подтверждает плохое санитарное состояние района, отсутствие дезокамер, скученность, отсутствие достаточного количества смен белья и т.д.

30. Руководства трудпоселенцами как кадровыми рабочими со стороны лесных организаций нет никакого.

Вся работа по трудпоселенческим вопросам почему-то странно засекречена и ведется (Каргасок, Могочино) одним лицом “завом спецсектора”, либо вовсе она никем не ведется (Усть-Чулым). Договор работникам лесных организаций никому, кроме директора и зава спецсектора, неизвестен, и потому никто за выполнением его не следит. Завы же спецсектора в большинстве люди малоподготовленные и даже малограмотные (Каргасок), загружены др[угой] секретной работой и потому не только не руководят работой по трудпоселенцам, не только не справляются, но они даже не имеют достаточно сведений и их нельзя даже назвать статистиками.

Между прочим, договор не известен и некоторым ответственным работникам комендатур (Могочино, зав. культурно-воспитательной частью, помощник коменданта и др.).

Трудсоревнования и ударничества либо вовсе нет (Каргасок), либо поставлены формально на бумаге (Могочино).

32. Культурно-воспитательной работы никем, кроме комендатур, не ведется, так как лесные организации считают, что это дело профсоюзов, а профуполномоченные отказываются, ссылаясь на абсолютное отсутствие каких-либо указаний и даже ответов на запросы со стороны вышестоящих профорганов (Усть-Чулым, Могочино).

Наоборот, вместо культурно-воспитательной работы в Дергачах-Пыжино профуполномоченный, десятник и зав. базой за хищение картофеля с огорода 10.09 стреляли из ружей в рабочих, привязывали к столбу, били, а выведенного из барака в поле рабочего Иванова настолько избили, что тот умер 11.09. Дело передано прокурору лишь после требования о том комендатуры.

33. В заключение необходимо отметить, что крайне дезорганизующе действует на труд поселенцев то обстоятельство, что иждивенцы рабочих, переданных лесным организациям, получают норму муки по 5 килограмм в месяц, в то время, как [в] других организациях они получают по 8 килограмм.

34. Лесные организации настаивают на выведении — выселении из домов лесных организаций трудпоселенцев, не связанных с их производством (Усть-Чулым, Могочино).

35. Обследованы, как указано в начале рапорта, лишь часть организаций и то неполно, без заезда в дальние пункты работ, так как движение пароходов все время было под вопросом “последнего рейса”. Между тем, по сведениям работников комендатур Колпашево, чем дальше от основных населенных точек, т.е. от Оби, тем положение трудпоселенцев хуже. Комендант Колпашевской комендатуры особенно настаивал объехать район его, но мы не могли, так как на то потребовалось бы не менее 12-15 дней, т.е. срок 20.11.1933 г., когда уже пароходы не ходили.

Инспектор НОСЕНКО

65 Рапорт С.П.Носенко вошел в подборку документов, переданных в первых числах декабря 1933 г. администрацией Сиблага ОГПУ в комиссию при Западно-Сибирском крайисполкоме. Эти материалы должны были продемонстрировать, что большинство лесозаготовительных и лесоперерабатывающих организаций края не выполняют заключенный в октябре 1931 г. договор с Сиблагом о трудовом устройстве спецпереселенцев в лесной промышленности. Договор предусматривал «нормальные», с точки зрения администрации Сиблага, условия устройства трудпоселенцев: предоставление для каждой семьи отдельных квартир-жилищ с полезной площадью не менее 3 кв. м на человека, полное использование на работах всех взрослых и подростков от 14 лет, выдачу работавшим 2 раза в месяц зарплаты и т.п. О том, как эти договоренности выполнялись на практике, свидетельствует публикуемый в настоящем сборнике рапорт инспектора Сиблага С.П.Носенко.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.