№ 158. Письмо директора Броневого института А. С. Завьялова секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину о производстве корабельной и тяжелой танковой брони — 6 августа 1940 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1940.08.06
Метки: 
Источник: 
Оборонно-промышленный комплекс СССР накануне Великой Отечественной Войны (1938 — июнь 1941). М.: Книжный Клуб Книговек, Москва, 2015. Стр. 633-640.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 92. Д. 251. Л. 2-14. Подлинник.

№ 158. Письмо директора Броневого института А. С. Завьялова секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину о производстве корабельной и тяжелой танковой брони[1]

6 августа 1940 г.

Совершенно секретно.

Производство корабельной и тяжелой танковой брони у нас в Союзе пока резко отстает от потребностей в ней строительства Военно-морского флота и тяжелых танков. Вследствие этого мы вынуждены даже заказывать корабельную броню в Германии, несмотря на то, что качество немецкой брони и условия приемки ее нас не удовлетворяют.

Но у нас имеются громадные не использованные резервы для очень резкого увеличения выпуска брони, удешевления стоимости ее и снижения расхода импортных ферросплавов, мазута, растительных закалочных масел и других дорогих материалов.

Одновременно ряд основных, принятых у нас в стране положений из области бронепроизводства, в частности тактико-технические требования к корабельной броне, нуждаются в серьезных изменениях. У нас по некоторым вопросам броневого дела и бронирования пока доминирующую роль играют положения и взгляды, установившиеся на первых порах разворота бронепроизводства и строительства бронируемых кораблей, т. е. когда у работников броневой и судостроительной промышленности и НКВМФ были недостаточны необходимые опыт и знания.

Наши работы и опыт последних лет, а также практика немецкого бронепроизводства, в настоящее время неплохо известная нам, настойчиво диктуют о необходимости серьезных изменений в ряде принципиальных положений, в том числе и в тактико-технических требованиях к броне.

Необходимо отметить, что у нас в бронепроизводстве согласование отдельных вопросов между работниками НКСП, НКВМФ и НКО и даже в пределах одного наркомата проходит очень медленно, новое подчас принимается медленно и нерешительно, что безусловно, отрицательно отражается на работе.

I. О тактико-технических требованиях к корабельной броне

Мы предъявляем к цементованной броне требование, чтобы она, удовлетворяя заданной бронестойкости, в то же время не давала при ударе в нее снаряда значительных хрупких поражений: отколов с тыльной стороны более 2,75 калибра снаряда и трещин. Испытываем мы цементованную броню отстрелом по нормали. Случай попадания снаряда в броневую защиту корабля по нормали исключен вообще: снаряды будут ударять только под углами, величина которых изменяется в зависимости от дистанции и курсовых углов корабля.

Броневой институт (НИИ‑48) разрабатывает новую оборонную науку, названную нами “тактические свойства брони и броневых систем защиты”, дающей правильную возможность выбора типов брони и систем бронирования для всевозможных бронируемых военных объектов.

Одно из направлений этих работ показало, что в случае глубокой и резкой закалки цементованной брони, естественным спутником которой является повышенная склонность брони к хрупким  поражениям, бронестойкость брони, в особенности при ударе снаряда под углами, резко повышается по сравнению с мелкозакаленной, менее склонной к хрупким поражениям броней. Так, например, если броня закалена на 27‑35% своей толщины, как это делается у нас (цементованная броня закаливается односторонне, лишь на часть своей толщины), то бронестойкость при отстреле под углом 30° от нормали возрастет по сравнению с бронестойкостыо по нормали всего на 5‑8%. Та же броня, но закаленная на 40‑50% своей толщины (более глубоко закаливать опасно — броня будет чрезмерно хрупка), даст прирост бронестойкости, при отстреле под углом 30°, примерно на 15%. С увеличением угла отстрела разница в приросте бронестойкости будет все увеличиваться.

При различных отношениях калибра снаряда к толщине брони цифры прироста бронестойкости под углами будут меняться, но закон изменения бронестойкости останется тем же: глубокозакаленная броня даст больший прирост бронестойкости под углами в процентах к бронестойкости по нормали, чем менее глубоко и резко закаленная броня. Этот закон изменяется лишь при больших отношениях калибра снаряда к толщине брони (порядка 2,0‑2,2 и больше), когда глубокозакаленная броня начинает вести себя хуже, чем мелкозакаленная. Но в этих случаях для бронирования применяется броня уже не цементованная, а гомогенная.

Безусловно лучше, если при данной скорости удара снаряда в броню она даст отколы и трещины, но снаряд за броню не пройдет, чем при отсутствии отколов и трещин снаряд сделает “чистую” пробоину, равную его калибру, и пройдет в цитадель корабля.

Но на этот путь в тактико-технических требованиях к броне мы пока не встали, а наоборот, даже несколько отошли от него, ограничивши техническими условиями размер допустимых отколов с 3,0 калибра снаряда, как это было в 1939 г., до 2,75 калибра по действующим в настоящее время техусловиям. Вследствие этого броневые заводы продолжают закаливать броню сравнительно неглубоко, а наши испытания цементованной брони по техусловиям только по нормали не вскрывают действительной потери от этого в бронестойкости в тактических условиях, так как при отстреле по нормали глубокозакаленная броня преимущества в бронестойкости перед мелкозакаленной броней практически не имеет.

Довольно основательное ознакомление с немецким бронепроизводством и их тактико-техническими требованиями к броне показало, что немцы броню закаливают очень глубоко (до 50% толщины) и резко. Для возможности этого они совершенно сняли ограничения в величине хрупких поражений, но зато имеют прирост в 6ронестойкости брони под тактическими углами по сравнению с отстрелом по нормали весьма значительный. И если по нормали немецкая цементованная броня имеет бронестойкость ниже нашей в среднем процентов на 15‑20, то под тактическими углами отстрела бронестойкость их брони уже больше приблизится к нашей, правда, давая при этом значительно большие хрупкие поражения.

Если мы встанем на этот путь, то при наших более качественных металле и технологии мы добьемся значительно большей бронестойкости в тактических условиях работы броневой защиты.

На данное изменение в тактико-технических требованиях нам необходимо пойти. Этому должны предшествовать определенные организационно-технические мероприятия: пересмотр технических условий в этой части, организация испытаний плит под углами на полигоне на срубах без рубашки; мероприятия по переходу на глубокую закалку в термических цехах броневых заводов и т. п. Но необходимо учесть, что если моряки не изменят своих требований в части ограничений хрупких поражений брони, то из всего этого ничего не выйдет, так как основная причина, побуждающая броневые заводы давать броне неглубокую закалку, — это боязнь, что броня будет забракована при отстреле по наличию отколов и трещин, выходящих за рамки технических условий.

Моряки же соприкасающиеся с бронепроизводством, сейчас находятся на распутье: с одной стороны, заявляют, что немцы правильно делают, глубоко закаливая броню, и это надо перенять, этому надо учиться, а, с другой стороны, боятся сделать надлежащие выводы в отношении нашего бронепроизводства: всех пугает возможность снять или даже уменьшить ограничения в хрупких поражениях. Поэтому в данном вопросе мы пока ограничиваемся небольшой кулуарной дискуссией, а не действиями и соответствующими решениями.

Нам Необходимо смелее пересмотреть ряд принципиальных положений из области броневого дела и броневой защиты на основе всего накопленного у нас опыта. Необходимо также использовать и данные практики немецкого бронепроизводства, отметая из нее то, что привито ей капиталистическими условиями производства и монопольным положением Круппа.

II. О резервах броневых заводов по увеличению выпуска брони в металлургической части

Вся бортовая броня, броня барбетов, траверзов, башен, боевых рубок линейных кораблей является в основном цементованной. Следовательно, в ближайшее время цементованная броня в производстве наших броневых заводов будет иметь очень большой удельный вес. А цементованная броня является самой трудоемкой, длительной по процессу изготовления и дорогой броней. Процесс цементации плиты, в зависимости от толщины, требует 200‑450 пече-часов, т. е. до 70‑80% от всего печного времени, требуемого на получение брони. Поэтому в области бронепроизводства вот уже в течение около 50 лет делаются многочисленные попытки заменить цементованную броню другой или ускорить процесс цементации. Сюда относятся:

а) различные способы получения слойной[2] брони;

б) применявшийся в конце прошлого столетия способ Деменжа, который в настоящее время разрабатывается у нас по предложению т. Рудакова, и другие способы цементации брони при отливке;

в) получение гетерогенной брони в слитках: способ Рожкова, способ отливки в изложницу “Виккерса”, над усовершенствованием  которого работает бригада ОТБ НКВД на Мариупольском заводе им. Ильича, и целый ряд других способов.

Пока все эти способы не были доведены до возможности их реализации для широкого массового производства брони.

Броневой институт в течение последних лет также упорно работал в этом направлении, разрабатывая различные новые виды брони и технологические процессы.

Два направления дали очень хорошие результаты:

1. Разработана броня “БЦ” (без цементации, односторонне закаленная), снижающая затрату печного времени, необходимого для обработки брони, в среднем 70%, резко сокращающая технологический цикл изготовления брони, расход мазута и снижающая стоимость брони более чем на 1 тыс. руб. на тонну годной брони. Испытано уже более 30 плит “БЦ” самых различных толщин (от 125 до 425 мм) на полигоне. По бронестойкосги броня “БЦ” оказалась равноценной броне цементованной, но на части плит “БЦ” отколы с лицевой стороны (по которым вообще-то броня не бракуется) оказались больше, чем на броне цементованной. С тыльной стороны большие отколы оказались лишь на нескольких плитах, а на двух — трещины. И только поэтому данная броня не была принята на вооружение.

2. Вследствие того, что броня “БЦ” не принимается на вооружение, а также потому, что на малых толщинах брони (тоньше 150‑200 мм) она уступает броне цементованной по бронестойкости, нами разработан новый процесс “ускоренной цементации” сокращающий более чем в два раза время на цементацию. Плиты, изготовленные по этому процессу, прошли  государственные испытания и полностью выдержали их. В броне не обнаружено никаких дефектов и она рекомендована в вооружение. Несмотря на это, процесс ускоренной цементации не внедряется в производство. Причина этого — боязнь отдельных работников пойти на резкое изменение привычной технологии, так как это связано с некоторой перестройкой производства.

Необходимо срочно пересмотреть вопрос об этих двух замечательнейших достижениях исследовательской работы и нашей броневой промышленности вообще, так как они дают громадные мобилизационно-экономические преимущества и позволяют при тех же мощностях термических цехов броневых заводов увеличить в 1,5‑2 раза выпуск брони.

Наиболее целесообразно вопрос решить так: гетерогенную броню 200 мм и толще делать типа “БЦ”, а тоньше — по методу “ускоренной цементации”. В крайнем случае, если моряки не согласятся принять броню “БЦ”, всю броню делать по методу “ускоренной цементации”.

III. О возможностях по снижению расхода импортных ферросплавов и остродефицитных материалов

Броневая промышленность потребляет громадное количество импортных никеля и молибдена. Исключительно велик также расход остродефицитного растительного масла для закалки некоторых сортов, которого ей расходуется многие сотни и даже тысячи тонн в год.

Вследствие этого проведены большие работы по разработке марок стали, требующих меньшее количество импортных ферросплавов, и которые можно бы было закаливать в воде, а не в масле, а также по изысканию других путей снижения расхода ферросплавов.

Ряд работ дал весьма положительные результаты и совместно с броневыми заводами доведен до конца и внедрен в производство (марочник броневых сталей на  1940 г., использование отходов и др.), давших весьма большой экономический и производственный эффект[3].

Но самое радикальное средство, в успешность разработки которого многие даже мало верили, — разработанные институтом новые марки стали для корабельной и тяжелой танковой брони с резко сниженным содержанием никеля, броню из которых можно и нужно закаливать не в масле, а в воде, — реализуется крайне медленно и в весьма ограниченном объеме. И это несмотря на то, что:

а) все плиты, изготовленные из этих марок стали, блестяще выдержали полигонные испытания, со значительным превышением технических условий;

б) переход на эти марки стали даст дополнительной экономии никеля только по Ижорскому заводу около 700 т в год;

в) на гомогенную броню совершенно не будет больше расходоваться растительное масло, т. е. будет экономиться его много сотен тонн в год.

IV. О возможностях по освобождению правильных и гибочных прессов и прокатных станов

Одним из самых узких мест броневых заводов в настоящее время стали являться правильные и гибочные средства: прессы, вальцы. Гибочно-правильные работы весьма трудоемки.

Самым радикальным средством для высвобождения этих агрегатов является переход, где это возможно, с катаной брони на литую. В этом направлении удалось добиться по ряду объектов весьма положительных результатов, которые необходимо как можно шире и быстрее внедрять в производство.

1. Броневым институтом разработаны литые трубы защиты проводов для кораблей. Изготовление этих труб, особенно больших толщин, из катаной брони требует очень большой затраты времени на загиб и механическую обработку, и трубы к тому же получаются малопрочными, так как состоят из многочисленных плит, а не мополитные. Разработанная технология изготовления литых труб позволила нам изготовить трубы, успешно выдержавшие госиспытания.

2.У нас много идет брони на береговую оборону. С целью упрощения и удешевления производства Броневым институтом разработана литая броня “БЦ” и литая броня гомогенная для береговых укреплений. Броня такая теперь есть, технология изготовления ее тщательно разработана и проверена. Необходимо максимально широкое внедрение этих работ в производство. Эффект экономический и в части высвобождения дефицитных производственных мощностей весьма большой.

3. Проведенные в течении ряда лет большие работы по различному броневому литью позволили Броневому институту в июне 1939 г. предложить делать наиболее сложные узлы (в первую очередь, башни) тяжелых танков литыми. В соответствии с этим предложением Комитет обороны в декабре 1939 г. вынес постановление о проведении институтом и заводами соответствующих работ.

К настоящему времени эта задача, естественно, с некоторым утолщением брони, что, по заявлению конструкторов, не ухудшает тактических данных танков, весьма успешно решена институтом совместно с Мариупольским заводом им. Ильича в части башен и носа танка А‑34 и удовлетворительно решена в части башни КВ в совместной работе с Ижорским заводом.

Эти результаты необходимо срочно реализовать в производстве, так как башня танка — это самый сложный с точки зрения производства броневой узел в танке, требующий основную массу затраты гибочных средств при производстве танков. Переход на литые башни — это большая разгрузка дефицитных производственных мощностей, возможность резких увеличений выпуска и снижения стоимости.

Необходимо отметить, что этим не должно ограничиваться применение броневого литья в танкостроении. Применение его необходимо еще более расширить путем изготовления литыми других сложных узлов танков (кормы, носа и др.). Нам необходимо у нас в стране создавать производственные мощности для разворота изготовления литья. В Германии, например, построен в 1936 г. специальный громадный завод “Бохумер ферайн” в г. Бохуме для производства броневого литья любой сложности и любых габаритов. Завод состоит из мартеновского цеха — 6 печей по 40 т, большого литейного цеха, двух больших прекрасно оборудованных термических цехов и механического цеха, площадью около 25 тыс. кв. м. Хотя завод занят почти полностью производством дотов (различные башни), но в случае нужды он может легко поставлять и любые другие окончательно обработанные отливки. Данный завод, технология изготовления дотов и самые доты описаны в специальной докладной записке т. Завьялова и Лесникова.

Помимо этого завода броневое литье в Германии в больших масштабах делается еще на двух прекрасно оборудованных заводах — Круппа и “Шкода”. Заводы делают доты и в настоящее время; следовательно, немцы усиленно укрепляют свою границу с нами. Мы у себя в стране не имеем таких заводов, а нам литейные заводы, могущие полностью обработать литье термически и механически, крайне нужны. Эти заводы, конечно, могут делать не только броневые отливки, а и всякое другое литье.

Обязательное требование к таким заводам: они должны состоять из комплекса цехов, могущих давать литье в окончательно термически и механически обработанном виде, потому что:

а) термическая обработка литья должна сейчас же следовать за отливкой, иначе это будет связано с дефектами в изделиях;

б) для механической обработки литья требуется специальное станочное оборудование, позволяющее обрабатывать всевозможные сложные криволинейные контуры изделий. Изыскание каждый раз подобного оборудования на других заводах будет связано с большими задержками и непроизводительными расходами.

В настоящее же время  необходимо изыскать производственные мощности на существующих заводах для изготовления литыми тех броневых объектов, которые уже можно делать таковыми. Это нам высвободит много необходимых мощностей для корабельной и танковой брони, позволит резко увеличить выпуск броневых объектов и снизить их стоимость.

V. О возможностях по высвобождению станочного оборудования

В связи с увеличением программы по тяжелым танкам и некоторым отставаниям строительства на броневых заводах механических цехов механическая обработка брони стала одним из наиболее узких мест. Но в этом направлении у нас также есть большие возможности для расшивки этого узкого места.

1. Замена сваркой клепки и других видов механического соединения брони исключительно резко снижает объем механической обработки. Броневой институт провел очень большие работы по разработке сварных соединений брони танков КВ и гомогенной корабельной (палубы и т. п.). Широкие испытания этих сварных соединений показали их высокое качество и сопротивляемость пробитию снарядами.

Необходимо танки КВ полностью перевести на сварку, за исключением лишь некоторых узлов, которые сваривать нецелесообразно. Кораблестроителям необходимо внедрить сварку на все те узлы, на которые рекомендует НИИ‑48. А мы беремся оказать полную помощь в освоении всего этого в производстве, дать тщательный инструктаж и, если потребуется, техническое руководство на период освоения.

2. Организации, проектирующие корабли, ввели ряд исключительно сложных для механической обработки, но не всегда оправдываемых качеством, соединений брони на кораблях. Особенно сложным  в этом отношении является проект № 23. Когда мы убедились, что немцы таких соединений брони для нас не возьмутся делать, то нашли возможность ряд соединений сильно упростить, без видимой какой-либо потери на качестве этих соединений. Так почему же мы это сочли возможным сделать для немецкой промышленности, а не делаем для своей?

Необходимо обязать НКСП и НКВМФ совместно пересмотреть стыковые соединения брони в сторону упрощения их. Это мероприятие, не отражаясь на качестве кораблей, позволит сильно разгрузить механические цеха.

Необходимо учесть, что наши конструкторские бюро, проектируя корабли, сами учились этому делу в процессе проектирования. Поэтому в проектах немало моментов, бесцельно усложняющих строительство.

2. В Германии вся гомогенная корабельная броня загибается и механически обрабатывается не на броневом заводе, а на судостроительных заводах, и это, безусловно, правильно, так как представляется возможность многое обработать по месту, избежать многих дефектов и т. п.

У нас на судостроительных заводах есть станочное оборудование, не всегда загруженное.­Свидетельством этого является хотя бы то обстоятельство, что ленинградские заводы им. т. Жданова и им. т. Марти согласились производить механическую обработку гомогенной брони толщиной до 30 мм сами.

Необходимо срочно проверить возможности в этой части всех судостроительных заводов и загрузить их обработкой легкой корабельной брони, чтобы тяжелое оборудование механических цехов броневых заводов было бы более целесообразно загружено обработкой тяжелой же брони. Необходимо специально проверить возможности для широкой загрузки сталинградского завода № 264, очень слабо загруженного.

4. Необходимо просмотреть производственные площади судостроительных заводов и при наличии таковых свободными использовать их для установки бронеобрабатывающих станков. Станки же закупить с импорта, так как, пожалуй, будет более целесообразным на 10‑20 млн. руб. уменьшить объем заказа на броню, а на эти деньги купить станочное оборудование для обработки брони у себя.

VI. О потерях в бронепроизводстве

Потери в нашем бронепроизводстве громадные. Всех статей потерь перечислить не могу — слишком длинный будет список. Остановлюсь на двух видах потерь.

1. На контрольные плиты для полигонных испытаний брони мы расходуем до 10% брони. Цифра крайне высокая. Немцы на это расходуют всего около 3%. При работе трех броневых заводов на полную мощность мы в 1943 г. расстреляем брони и снарядов примерно на 100 млн. руб., а пробы на изломы и для механических испытаний и контрольные плиты поглотят 20% готовой брони.

2. Лишь в 1940 г. мы для испытания брони израсходуем около 4 тыс. крупнокалиберных снарядов. Ведь немцы и англичане в Ютландском бою выпустили снарядов меньше. Немцы на испытание контрольной плиты расходуют в 3 раза меньше снарядов, давая в плиту всего 1‑2 снаряда, а мы — до 5 снарядов.

Необходимо запретить заводам предъявлять маленькие партии плит, а морякам стрелять в плиту более чем 2‑3 снарядами, так как этого вполне достаточно для оценки качества брони. Эти мероприятия заодно помогут несколько расшить еще одно узкое место — артиллерийский полигон.

Необходимо также пересмотреть целесообразность столь большого расхода брони на контрольно-заводские испытания.

VII. Предложения

А. Указанные в настоящем письме мероприятия отнюдь не охватывают всех наших резервов для увеличения выпуска брони и подлежащих пересмотру положений из области броневого дела и бронирования.

Б. Предлагаемые мероприятия, при реализации их, вызовут серьезную ломку существующих технологических процессов, установившихся взглядов и положений, а в ряде случаев и организационно-техническую перестройку бронепроизводства.

Поэтому проведению в жизнь всех как изложенных здесь, так и многих из-за стремления не загромождать данного письма не указанных мероприятий, должна предшествовать серьезная, квалифицированная проработка их.

В этой проработке целесообразно широко использовать высококвалифицированный коллектив броневиков Броневого института (НИИ‑48), так как опыт работников, давших все виды и типы корабельной, танковой, авиационной и другой брони, принятых у нас в стране на вооружение, и технологию их производства, безусловно, целесообразно в таком деле использовать.

Считаю необходимым просить Вас для реализаций и выявления как указанных в письме, так и многих здесь не указанных мероприятий, поручить Комитету обороны создать небольшую, но с широкими полномочиями квалифицированную, могущую быть, безусловно, объективной комиссию из работников ЦК и Ленинградского горкома ВКП(б), Комитета обороны, НКСП и НКВМФ. В комиссию привлечь руководящих работников НИИ‑48 (гл. инженера т. Каневского, парторга ЦК ВКП(б) т. Усыскина и др.).

Данной комиссий поручить в жесткие сроки проработать поднятые вопросы и ряд других мероприятий, здесь не освещенных, и представить на утверждение в Комитет обороны при СНК СССР четкий перечень мероприятий, с краткой технико-экономической характеристикой их и тщательно проработанным графиком реализации этих мероприятий.

Директор Броневого института Завьялов.

Примечания:

[1] Копии направлены: в Комитет обороны при СНК СССР К. Е. Ворошилову, секретарю Ленинградского обкома ВКП(б) А. А. Жданову и наркому судостроительной промышленности И. И. Носенко.

[2] Слово вписано над строкой.

[3] Так в тексте.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 92. Д. 251. Л. 2-14. Подлинник.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.